Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

«Хихоньки-хахоньки от ВМФ для моряков. Что видел сам или знаю со слов друзей или очевидцев». Ю.Петров. 2004-2009 гг. Часть 17.

«Хихоньки-хахоньки от ВМФ для моряков. Что видел сам или знаю со слов друзей или очевидцев». Ю.Петров. 2004-2009 гг. Часть 17.

Кавказская кровь.

Когда Саноян, он же Сано, был назначен командиром на ТКА 1120, катер и команда катера достались ему не в лучшем состоянии. Сано был хорошим командиром. И довольно скоро привёл в чувство команду, а затем и катер в надлежащее состояние. Однако на первых порах пришлось из некоторых индивидов выбивать скопившуюся за период махновщины дурь. Вполне естественно, показатели по дисциплинарным взысканиям были выше, чем в других экипажах.
Начальник политотдела собрал командиров катеров для разбора дисциплинарной практики. В своём выступлении с анализом воспитательной работы приводит примеры нарушений воинской дисциплины и через раз поминает ТКА 1120. Сано сидит, слушает и наливается злостью. Начпо использует данные трёхмесячной давности. Сейчас ситуация совсем не та. Катер уже на хорошем счету. А начпо ещё раз и ещё раз прокатывается по состоянию дисциплины в экипаже 1120. Кавказская кровь закипает от такой несправедливости и Сано после очередного упоминания ТКА 1120, вскакивает с места и кричит «МОЛЧАТЬ ДВАДЦАТКА».
Начпо в шоке. Зал тоже. Проходит примерно минута, начпо успокаивает Санояна, соображает, что, видимо, допустил глупость, и заканчивает разбор без упоминания 1120.



Там за добро — добро, и кровь — за кровь, и ненависть безмерна, как любовь!

И сбежались тут соседи-короли.

В числе молодых офицеров был ещё один офицер армянской национальности. Точно фамилию его не помню, но кличка у него была «Торос». Случилось так, что Торос влюбился в даму, что жила в городе Североморске. У стен дворца не пасла она гусей, но те, кто видели эту даму, одобряли выбор Тороса.
Я женюсь! Я женюсь! Торос сказал, но тут сбежались армяне Североморска на свой курултай, и Торос был вызван резидентом армянской флотской диаспоры на собеседование.
Как потом за рюмкой шила изложил Торос, перед ним выложили подробное досье на его «любовь» и категорически потребовали не пачкать армянскую кровь. В то время, при всесилии руководящей и направляющей, пропаганде интернациолизма, мы не очень верили откровениям Тороса. Не верилось, что может существовать подпольное армянское общество. Думали, там другая причина. Однако факт был на лицо. С досады Торос принял довольно много на грудь, раздобыл где-то велосипед и принялся на велосипеде гонять по контрольному причалу Североморска. Гонки эти закончились его счастливым падением с причала в воду. Счастливым по той причине, что в месте, где он упал, во время отлива обнажались камни, а высота до этих камней была шесть - семь метров. Торос же успел упасть во время прилива, когда там была вода. Ах, какой тут был скандал, но уже по поводу пьянки, а не свадьбы.



Североморск, в нижней части причал № 1. 1972 г.


Главное за неделю