Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Сны теней, или сон в зимнюю ночь. Предновогодняя метель. К.Лукьяненко.

Сны теней, или сон в зимнюю ночь. Предновогодняя метель. К.Лукьяненко.

Сны теней, или сон в зимнюю ночь

Есть президенты, которые, если верить рекламе, как кофе «Жардин» – сохраняют вкус и аромат той плантации, на которой выросли. На большой пресс-конференции президента Путина корреспондент «Лос-Анджелес таймс» задал вопрос о том, что происходит с «делом Магнитского» и какова судьба тех пресловутых 230 миллионов долларов, которые, по версии некоторых экспертов, несколько представителей наших силовых структур умыкнули у государства из средств, выплаченных фирмами, входившими в фонд «Эрмитаж», в качестве налогов. Наш президент сумел так четко и убедительно не ответить, что меня это впечатлило безмерно и мне уже вторую ночь снится один и тот же сон с продолжением. Чтобы избавиться от этого предновогоднего наваждения, я решил пересказать этот сон вам. Поэтому все совпадения фамилий, событий, мест, возникших в моем сне — это не больше, чем фантазм природы, непознанное свойство мозговой деятельности в состоянии сна и, как следствие, не может быть использовано против меня, вас, или моих персонажей ни в каком государстве, потому что все, что я вам напишу, за пределами сна существовать не может. И действительно, ну, что общего между историческим королем Лиром и несчастным стариком Лиром из одноименной трагедии Шекспира, несмотря на то, что они оба короли? Стоит ли искать что-либо общее между уродливой куклой в исполнении актера Шакурова и реальным генсеком Леонидом Брежневым? Но это все продукты творческой деятельности, а я вам пытаюсь рассказать свой предновогодний сон, нечаянно совпавший с несостоявшимся концом света, пресс-конференцией президента, назойливой рекламой кофе, резким похолоданием, отсутствием писем от близкого мне человека и еще с чем-то, в чем я и себе признаться не сумею, даже если очень захочу.
Сначала мне снился руководитель фонда «Эрмитаж» Браудер, у которого, если верить сну, русская жена, американский дедушка, основавший компартию США и ссорившийся даже с самим товарищем Сталиным, и папа — опять же американский математик. Снились мне также представители каких-то служб, которые недавно отмечали свой профессиональный праздник, но не в тот день, о котором вы подумали, а совсем в другой, потому что и службы другие, и страна теплее нашей, и ордена им дают за то, за что я бы набил им морду. Посудите сами, один из фигурантов моих прежних снов, почивший в Бозе десять лет назад, получил высшую награду от своего президента за то, что помогал первому и сразу последнему президенту СССР изменять своей собственной стране, не осознавая содеянного. Такое, действительно, может только присниться.
Так вот, один из этих представителей вытащил из небытия нашего Браудера-младшего и, с согласия всех присутствовавших, отправил его стажироваться в Лондон, где, если верить сну, мой персонаж провел целых два года, углубленно изучая все недостатки финансово-биржевой системы России. Успешно сдав зачеты своим кураторам, он получил «на карман» 15 миллионов казенных «зеленых» и был отправлен в Россию со вполне определенными целями, главная из которых — в обход действующего российского законодательства приобретать акции российских госкорпораций, и затем, в качестве акционера-миноритария, при первой же возможности пытаться вставлять палки в колеса этим самым корпорациям. Плодом его деятельности было то, что через несколько лет его 15 миллионов всеми правдами и неправдами (последних, если верить сну, было значительно больше) превратились в восемь с лишним миллиардов все тех же «вечнозеленых», на которых почему-то редко замечают масонский знак в виде глаза, вписанного в пирамиду, который, опять же во сне, придумал наш соотечественник Николай Рерих, когда скакал на коне по монгольской пустыне в надежде совершить первую «цветную» революцию на деньги министерства сельского хозяйства США, которое отправило его в эти суровые места «изучать пылевые бури и методы борьбы с ними». Но это так — сон во сне, создающий общее настроение.
Нужно отдать должное Браудеру и его сотрудникам, которым в кратчайшие сроки удалось создать эффективную систему, использовавшую все лазейки и дыры в нашем законодательстве и на грани, а иногда и за гранью фола, с одной стороны хорошо зарабатывать (некоторые сотрудники получали по 200 долларов в час), а, с другой, хорошо уходить, например, от налогов, причем, на совершенно легальных основаниях. Одно из таких оснований, а именно наем на работу псевдобухгалтеров и псевдоюристов из числа российских инвалидов (которые, кстати, каждый месяц получали все им обещанное), впоследствии позволило обвинять Сергея Магнитского в уклонении от уплаты налогов (насколько это было во сне или наяву — судить вам), хотя предоставление налоговых льгот компаниям, трудоустраивающим инвалидов наше законодательство недвусмысленно предусматривает.
Слишком успешная деятельность и не сходящая с лица господина Браудера усмешка привела к тому, что это очень рассердило одного нашего высокопоставленного чиновника (тут я вместо фигуры речи позволю себе фигуру умолчания). Кстати сказать, совсем наяву деятельность этого чиновника ни разу у меня не вызвала вопросов или нареканий, и иногда во сне я даже вижу его в президентском кресле, и очень бы обрадовался, если бы сон был в руку, но пока это лишь сон. Так вот, этот чиновник намекнул, силовые структуры намек поняли, и Браудер остался без визы в Россию, хотя всеми силами хотел ее вернуть, для чего даже сел на одном халявном ужине рядом с нашим тогдашним президентом. Президент разобраться пообещал, но визы до сих пор бедному Браудеру так и не выдали.
Что касается самого «Эрмитажа», то там вскоре было организовано маски-шоу с выемкой всех документов и печатей тех компаний, которые входили в фонд. И тут впервые в моем сне появляется интрига. Отдельные представители силовых структур приняли намек моего любимого чиновника (люблю за эффективность!) как карт-бланш, и решили раздербанить фонд себе на пользу. А впечатлило, даже загипнотизировало их то, что компании, входившие в фонд, выплатили шесть с лишним миллиардов рублей (или 230 миллионов долларов) в ближайшую налоговую инспекцию. Так мне во сне рассказывал какой-то странный персонаж в погонах с невероятно дорогим перстнем на пальце. Дальше мой сон обретает совершенно детективные черты и куда там Вайнерам и Агатам Кристи. Воспользовавшись учредительными документами и печатями компаний, отдельные представители силовых структур переводят фирмы в собственность своих подконтрольных назначенцев с указанием новых владельцев, назначением новых главных лиц и указанием новых юридических адресов. Среди этих счастливцев, в одночасье ставших владельцами компаний, были даже фигуранты и подследственные, проходившие по другим делам, а, стало быть, полностью зависевшие от наших силовых персонажей.
Тут интрига только нарастает. Поскольку силовик силовика видит издалека, наши силовики, приняв обличье фигурантов по уголовным делам, которые в одночасье стали владельцами компаний (ну, чисто сон), написали письмо в ближайшую налоговую инспекцию, в котором говорилось, что компании не выполнили часть своей задекларированной деятельности, что привело к переплате налогов в указанном выше размере, который никак не смог произнести наш президент на пресс-конференции, а журналист, задавший ему этот вопрос, даже засомневался, правильно ли он склоняет это весьма внушительное числительное. В тот же день (!!!) впервые в истории налоговой инспекции России просьба, изложенная в письме, была удовлетворена, и так и не ставшие новыми детскими домами, больницами, школами 230 миллионов долларов утекли на указанные в письме счета, а оттуда расползлись в соответствии со «списком Магнитского». Началась какая-то фантасмагория: силовики в невысоких званиях фрахтовали себе личные самолеты для встречи нового года, дарили неслабые «тачки» своим ночным утешительницам, налоговики и налоговички приобретали элитную недвижимость в дальнем зарубежье и отдыхали на еще более дальних пляжах, ближайшие и не очень родственники этих лиц оттягивались по полной в лучших казино, дарили мамам квартиры в историческом центре столицы и делали еще такое, что может привидеться только в кошмарном сне с продолжением, что, собственно, со мной и произошло. Если только я правильно запомнил эту сонную галиматью, налоговички, отправившие денежки гулять по белу свету, быстро скрылись за спасительными стенами «Рособоронсервиса» или еще глубже в длинных коридорах нашего военного ведомства, а разгулявшиеся силовики были кто повышен в звании, кто продвинут по службе, а кто получил даже почетную грамоту. Вот такой сон в руку.
На этом можно было бы и закончить пересказ сна, но в него вмешалась одна молодая девушка, почти пигалица с красиво накрашенными ноготками и кокетливо расстегнутой верхней пуговкой блузочки. Если у Булгакова Аннушка хотя бы разлила масло, то наша душка с торчащей навстречу приключениям грудкой не сделала вообще никакой оплошности. Она просто слишком увлеклась на работе своим маникюром и отправила уведомление о возврате денег не по новым адресам компаний, где этого письма с нетерпением ждали новые хозяева, а на старый адрес, т.е. в фонд «Эрмитаж».
В «Эрмитаже» письма обычно забирал на вахте Сергей Магнитский. На свое несчастье, он первым узнал, что выплаченные компаниями налоги возвращены, но, проверив счета, убедился, что все, что можно было вывести из России, они давно вывели, а на заблокированных счетах с остатками никаких новых сумм не появилось и появиться не могло. Последовал звонок шефу в Америку, и Браудер, быстро сообразив, что из возникшей ситуации можно кое-что извлечь, предложил Магнитскому написать письмо следователям, которые вели дело фонда «Эрмитаж», и выяснить, что же все-таки происходит. Даже во сне трудно представить реакцию обрадованных следователей, но она была настолько бурной, что Магнитский тут же был арестован по подозрению в совершении налоговых преступлений (вспомните инвалидов).
И тут началось:
Следователи: Сергей, признайтесь в совершении налоговых преступлений — много вам не дадут.
Магнитский: Это вы — преступники, вы украли шесть с лишним миллиардов у государства, а теперь гнобите меня.
Результат вы знаете: Магнитского не стало, дело о 230 миллионах никто не ведет ни во сне, ни наяву. Правда, в Лондоне непонятной смертью умер человек по фамилии Перепеличный. Но это уже не во сне. Говорят, что прежде, чем странно умереть, он незадолго до смерти прихваченный швейцарской «спецурой», раскрыл всю схему увода этих налоговых платежей из России в пользу отдельных физических лиц. Говорят, за это ему позволили покинуть Швейцарию и поселиться в Лондоне. Но это все говорят ненадежные источники, которым я верю даже меньше, чем своим снам.
Вот, что иногда случается во сне, когда на работе молодые девушки увлеченно красят ногти.
Великий древнегреческий поэт Пиндар однажды сказал: «Где заканчивается человеческое и начинается иное? Ведь мы даже не тени, мы — сны теней…»

22.12.2012.



Constantin Loukianenko

Предновогодняя метель

Метель – как сфинкс: загадочна и вечна,
Её характер взбалмошен и юн.
А ты всё ждешь, надеешься, конечно,
Но нет метели там, в твоем краю.

А без метели наш январь всё дальше,
Всё призрачнее чудо января,
Но что-то есть от милости монаршей,
Когда цветет декабрьская заря.

Сегодня чуда не случится с нами,
Звезда не засияет в темноте,
Но день в году последний тихо замер,
Чтоб между нами не мела метель.

31.12.2009.



Constantin Loukianenko


Главное за неделю