Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов. Часть 6.

Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов. Часть 6.

Интервью с бывшим командиром 69-й бригады подводных лодок Северного флота капитаном 1-го ранга в отставке Агафоновым Виталием Наумовичем. Москва, 2001 год.



Агафонов В.Н.

Почему в зону конфликта были отправлены дизельные подводные лодки?

В зону конфликта были отправлены дизельные подводные лодки, как наиболее подготовленные к этому походу. Было принято решение командующим Северным флотом,- другие подводные лодки не посылать. Почему?
Потому, что атомные подводные лодки только-только вступали в строй. Было много неполадок с техникой, причем в 1961 году подводная лодка К-19 потерпела аварию. Другие подводные лодки вступавшие в строй, в том числе торпедные ПЛ, тоже имели много неисправностей.
Тогда, с осени 1961 года ПЛ 211 бригады из 4 эскадры, четыре подводные лодки, начали подготовку по существу. Других подводных лодок, насколько мне известно, к этому походу не готовилось.

И Вас назначили командовать подводными лодками, которые шли в сторону Кубы?

У меня было очень сложное положение. Со мною именно... Командиром 69-й бригады был назначен капитан 1 ранга Евсеев Иван Александрович. Это бывший начальник штаба четвертой эскадры подводных лодок. И он в 1962 году получил звание контр-адмирала, целевым назначением назначен командиром похода по теме "Кама", как она тогда называлась. "Кама" - это одна из подтем операции "Анадырь", которая готовилась к тем событиям, которые нас ожидали в 1962 году.

Что вы знали о событиях, которые там происходят?

К сожалению, кроме каких-то догадок, мы ничего официального об этом не знали. Нигде в печати, телевидении, ни в кино ничего не говорилось об осложнении обстановки вокруг Кубы, между США и СССР. Более того, даже когда нас посылали в этот поход, - четыре подводные лодки 69 бригады ПЛ СФ - Б-4, Б- 36, Б-59, Б-130 (командирами были капитан 2 ранга Кетов Рюрик Александрович, капитан 2 ранга Дубивко Алексей Федосеевич, капитан 2 ранга Савицкий Валентин Григорьевич, капитан 2 ранга Шумков Николай Александрович), - нам было сказано, что этим подводным лодкам предстоит выполнить задание Советского Правительства скрытно пройти через океан, в одну из дружественных стран для дальнейшего базирования в этой стране.



Агафонов Виталий Наумович, Архипов Василий Александрович, Шумков Николай Александрович на Конференции по Карибскому кризису, 1997 год.

Причем ни пункта базирования, ни маршрута - ничего нам известно не было. Все документы секретно разрабатывались в Москве в Главном штабе ВМФ и, видимо, в Генеральном штабе.
Нам документы вручили непосредственно перед походом. Мне был вручен большой пакет, стопка, опечатанная печатью Главного штаба ВМФ в Москве - "командиру 69 бригады" - и там для каждой подводной лодки был заготовлен пакет отдельно, тоже с грифом "совершенно секретно". Причем эти пакеты были выданы за несколько часов до выхода и их разрешалось вскрыть только в море.

Было ли на борту ядерное оружие, каковы были директивы по его применению?

Да было. На каждой подводной лодке было погружено по одной торпеде с ядерным боеприпасом. Особых директив по этому вопросу не давалось. Но существовали на флоте документы, и нам было ясно, кто может отдать приказ на его применение. Этот приказ отдать могла только Москва, Министр обороны.

У кого-нибудь из командиров был опыт применения ядерного оружия?

Опыт применения ядерного оружия был только у одного командира, он имел опыт стрельбы. В 1961 году у острова Новая Земля, на полигоне, проходили испытания ядерного оружия большой мощности, участвовали подводные лодки, надводные корабли, самолеты.
Подводная лодка Б-130, командир капитан 2 ранга Шумков Николай Александрович, произвела два выстрела, причем оба очень удачно, и лодка не пострадала в пламени взрыва, и командир тогда был награжден орденом Ленина.
Остальные подводные лодки опыта применения ядерного оружия не имели, но на каждой подводной лодке, согласно курсу подготовки, отрабатывались задачи по применению ядерного оружия. Очень хорошую тренировку получали и командиры, и весь экипаж ПЛ по изучению ядерного оружия, метода обращения с ним. Проводились многочисленные тренировки по погрузке и выгрузке торпед с ядерным боезарядом.



Лодки 69-й "кубинской" бригады Б-4 и Б-130 у пирса в Полярном. Лето 1962 года. Рядом К-21, как УТС-5.

А был ли страх или колебания по поводу применения ядерного оружия?

Мы, командиры подводных лодок и личный состав воспитывались в том духе, что должны применить то оружие, которое имели, для защиты Родины. Я это понимал так, и думаю что так понимали другие командиры лодок и личный состав. Никакой боязни или сомнения у нас, конечно, не было. И сам опыт стрельбы командиром Б-130 двумя торпедами показал, что командиры и личный состав готовы к использованию ядерного оружия. Конечно, в этом походе мы были готовы, если бы поступил такой приказ. К большому счастью, мировой пожар не разгорелся и Карибский конфликт решили политики. Разум возобладал над этой стихией, которая грозила гибелью всего мира.

После того, как Вы вывели лодку на центр Екатерининской бухты не было ли теперь страха от осознания того, что на борту находится ядерное оружие?

Нет. Я хочу сказать, что вообще мы были воспитаны на опыте Великой Отечественной войны, общались с героями той войны, и говорить о каком-нибудь страхе... Мы шли в тот поход стремительно, стремились достичь цели - прийти на помощь Кубе.

Как "чувствовали" себя северные лодки в тропических водах?



Этот вопрос относится к конструктивным особенностям наших лодок. 641 проект - это была самая современная дизельная подводная лодка того времени. Но она была построена для северных широт и умеренного климата. Для плавания в южных, тропических широтах эта лодка не была предназначена по многим причинам... Во-первых, температура даже на глубине 200 метров приближалась к 30 градусам (не говоря уже о поверхностных температурах), а на лодках не было системы кондиционирования. Вы знаете, что такое кондиционирование сейчас, - оно обеспечивает полный комфорт.
Во-вторых, это были аккумуляторные подводные лодки. Нужно было регулярно подзаряжать аккумуляторы. Аккумуляторная батарея не имела искусственной вентиляции, которая позволяла охлаждать электролит до определенной температуры. А это вело к бурному выделению водорода, батарея вскипала. 3 процента накопления в отсеке водорода - это уже взрывоопасно.

На сколько хватало аккумуляторных батарей?

Мне трудно вспомнить. Для каждой батареи существовали определенные циклы. Я не могу сказать точную цифру. Допустим, столько-то циклов батарея заряжалась, после чего выходила из строя. Подводная лодка Б-130 вышла с недостаточно свежей батареей. Это тоже командиру доставило дополнительные трудности.
К тому же дистилляционных установок не было. Нам приходилось ограничивать личный состав в пресной воде. Говорить о том, чтобы умыться или побриться,- это исключено. Личному составу выдавался стакан чая утром и вечером . В обед и ужин - по стакану компота.
Личный состав гигиену соблюдал так. Выдавался на протирку спирт для того, чтобы дезинфицировать кожу. Кожа покрывалась потницей. Мы были все время потные, теряли много в весе - до 50 процентов. Происходило обезвоживание организма.
Нам на поход выдали одежду - синие рубашки и синие трусы. Через плечо полотенце, типа бумажного. Мы обливались потом, и пот с нас стекал синий, потому что эта рубаха вся растворялась на нашем теле. Это приводило к гнойной потнице. Личный состав в таком ужасном состоянии истекал грязью. А дышать, сами понимаете, чем приходилось. При температуре 50-60 градусов, особенно в дизельных отсеках, которые и так полны паров дизельного топлива и масла, добавлялись температурные условия.



Дизельный отсек подводной лодки.

Личный состав падал в обмороки по несколько раз, особенно в дизельных отсеках. Были люди, которым за весь 90-суточный поход не удалось сделать глоток свежего воздуха.
В общем и целом, это были лодки для действий в умеренных и северных широтах.

Какой режим связи был установлен с большой землей. И не мешал ли он скрытности?

Да, не только мешал, а очень и очень мешал - тот режим, который был для нас установлен. Для каждой подводной лодки был назначен график подвсплытия - это нормальный (суточный). Кроме того, так называемый, собирательный сеанс связи. Все подводные лодки одновременно должны были всплыть для приема сигналов, в одно и то же время, в установленный час.
Время было назначено - 00.00 московского времени. Но это время в западной Атлантике соответствовало 16 часам, то есть самому светлому времени суток. Как можно было лодке всплыть при таком режиме? Кстати, Командующий Северным флотом Адмирал Касатонов несколько раз обращался в Москву, чтобы этот режим отменить. Режим сохранился до конца похода.

Некоторые подводные лодки были вынуждены всплыть. На каком расстоянии находились американцы?

По-разному складывалась обстановка. Лодка, на которой был я, Б-4. Я стоял в эту ночь на мостике, как раз шла зарядка аккумуляторных батарей, и шли тропические проливные дожди. Нам удалось зарядить батарею полностью.
Где-то на рассвете появился сильный сигнал. Видимо, они в этот ливень не летали. И от этого сигнала мы уклонились. По нам посыпались взрывные устройства, была у них система "Джули". Они бросали несколько глубинных, малых бомб. Подводную лодку захватывал в кольцо самолет, бросал серию буев с этой системой. Система была на принципе отражения эха. Но нам удалось выдержать несколько бомбежек, три или четыре. Очень бомбежки чувствительные. Гасли лампочки в отсеках. Взрывы были довольно чувствительные о корпус, однако не позволили самолету при помощи этих буев обнаружить нашу подводную лодку. По сигналу радиолокатора обнаружили, потому что она была в надводном положении. Но мы быстро ушли и подводная лодка в течение трех суток маневрировала, уклоняясь от самолетов. Они прекратили бомбежку. Появилась группа противолодочных кораблей, давали сигналы своими гидроакустическими станциями. То приближались, то удалялись (два раза). Мы маневрировали по глубине и ходом и под слой скачка, то есть всеми доступными для нас способами. Корабли нас не обнаружили. В течение трех суток мы смогли оторваться и от самолета, и от поиска группы противолодочных кораблей. Ушли, удрали, короче говоря.



Капитан 2 ранга В.Н.Агафонов у перископа.

Продолжение следует.


Главное за неделю