Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

«Хихоньки-хахоньки от ВМФ для моряков. Что видел сам или знаю со слов друзей или очевидцев». Ю.Петров. 2004-2009 гг. Часть 37.

«Хихоньки-хахоньки от ВМФ для моряков. Что видел сам или знаю со слов друзей или очевидцев». Ю.Петров. 2004-2009 гг. Часть 37.

Интендантская бухгалтерия.

Заведующего кают-компанией офицеры корабля выбирают из своей среды. Корабельный интендант, мичман сверхсрочник, каждый месяц предъявлял офицерам счёт за перерасход продуктов. Особенно за сахар, масло, сыр, печенье и консервы. В те времена, к обычному котловому довольствию, для офицеров был положен дополнительный паёк, куда входило всё выше перечисленное. Консервы полагались на дополнительный паёк, рыбные и овощные. Рыбные были, как правило, треска в масле или тресковая печень, а овощные - перец фаршированный. Народ задумался, вроде не так шикарно питаемся и ещё остаёмся должны интенданту. Сбрасывались и оплачивали перерасход продуктов. Но однажды, за вечерним чаем, решили переизбрать зав кают-компанией, и поручить ему разобраться с питанием офицеров. Избрали меня. Пришлось вникнуть в интендантскую бухгалтерию и завести собственный учёт. Продукты для кают компании вестовой стал получать у интенданта по подписанному мной требованию, кроме котлового довольствия. Через месяц исчезла задолженность по маслу, сыру и сахару, а через два месяца приходилось нагружать офицеров, уходящих на берег к семьям, банками консервов и печеньем, поскольку запасы этих продуктов уже не помещались шкафу моей каюты.



Трёп в кают-компании.

Флотские учения начинаются обычно с объявления тревоги по флоту. Все, кому положено по сценарию, выходят в море, а остальным объявляется готовность №2. Сход на берег прекращается и народ сидит под «наркозом», в ожидании, когда штаб флота придумает развлечение для данного соединения или корабля. В один из таких периодов, после вечернего чая в кают-компании, был непринужденный трёп. Каким-то образом он перешёл на величину денежного довольствия офицеров. Замполит тут же постарался внушить всем, что относительно высокая зарплата офицеров это благодеяние партии и правительства.
В то время выходило много макулатуры в виде журналов «Коммунист», «Коммунист Вооружённых Сил», «Блокнот агитатора». Если на эти издания не подписался, то нужный тебе журнал не получишь. Народ подписывался, благо стоили они копейки, но в основной своей массе их не читал. Справедливости ради надо отметить, что изредка там попадались толковые материалы.
Как только была затронута тема зарплаты, один из офицеров вышел из кают-компании и тут же вернулся с «Блокнотом агитатора». Дело было в том, что в последнем номере блокнота, давались рекомендации, как отстаивать свои права в оплате труда при нештатных ситуациях вольнонаёмным флота.



Офицер выждал удобный момент и вклинился в разговор с суждением, что в принципе наше денежное содержание не отличается от оклада дворника или «мобутовки» (так называли появившуюся на флоте военизированную охрану, где работали в основном женщины). Всё дело в том, что нам доплачивают, и не совсем правильно, за ущемление наших прав и свобод. В базе мы тот же ВОХР, в море мы дворники, только обязанностей и ответственности у нас больше, и инструменты несколько сложнее метлы и лопаты. Когда комдив и замполит потребовали доказательств, он достал «Блокнот агитатора» и спросил у комдива, когда у него начинается и заканчивается рабочий день. Ответа, конечно, не последовало, но все и так знали, что все офицеры и комдив, приходят к 7.00. и, если могут, то уходят к семьям после 19.00. (Если не идут учения, если корабль не в дежурстве, если твоя очередь). Тогда офицер стал излагать своё видение ситуации с оплатой труда офицеров. За то, что у нас ненормированный рабочий день, за то, что мы сидим в готовности, часто неделями, надо платить, за работу в ночное время надо платить, работа в праздничные и выходные дни должна оплачиваться. Выход в море, это как командировка, тоже должен оплачиваться. Рабочим арсеналов за работу со взрывчаткой положена надбавка к окладу. А у нас на дивизионе столько этого добра, что можно половину города смести. В этом «Блокноте агитатора» согласованные с профсоюзами и правительством коэффициенты повышения оплаты для рабочего, которого государство нанимает для выполнения работ для флота. Эти работы мы могли бы и сами выполнить, но с ущербом для основной деятельности. Давайте посчитаем, будет ли зарплата командира дивизиона выше зарплаты дворника, если к окладу дворника применить установленные официальные надбавки которые по факту есть у командира дивизиона? К этому надо добавить, что если начальник оказался дураком или сволочью, дворник в любой день может послать его очень далеко и уволиться с работы. Никто из нас, здесь находящихся, такой возможности и права не имеет. Это тоже стоит денег. Стараниями замполита тема была заретуширована и разговор переведен в другое русло.

Новогодний подарок от ОД.

Захожу в кают-компанию одного из тральщиков, а на столе окорок копченный, сало, несколько сортов колбасы, рыба вяленая, рыба копчёная и даже омары. Ошалеть можно от такого обилия и разнообразия. Что я первоначально и сделал, а затем поинтересовался что за праздник и откуда такое богатство.



Дело было перед Новым годом. Корабль возвращался в базу, когда от ОД поступило приказание подойти к борту рыбацкой плавбазы и что-то передать капитану, поскольку иным способом до него не могли достучаться. Командир тральщика выполнил указание ОД, для чего ему пришлось швартоваться к плавбазе. Погода была неважная, базу водило ветром и течением, и швартовка прошла не блестяще. При отходе тральщика от плавбазы, её начало наваливать кормовой частью на корму тральщика. Результатом этого стало скольжение вдоль борта плавбазы стойки для тральных решеток, которая стала срезать вывешенные за иллюминаторы кошёлки и авоськи с праздничными припасами и аккуратно складывать их на палубе тральщика. Командир тральщика, обнаружив такой грабёж, сообщил на плавбазу, что сейчас пойдёт на швартовку, для возвращения похищенного, но капитан плавбазы сказал: «ради бога, ешьте, не надо больше швартовок.»


Главное за неделю