Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Бюджет, труба, асфальт и банки. К.Лукьяненко.

Бюджет, труба, асфальт и банки. К.Лукьяненко.

В заголовке я нечаянно написал формулу нашей коррупции. Надоело в ежедневных новостях слышать все новые и новые фамилии коррупционеров, крупных мошенников и прочих «героев» нашего времени, сумевших кое-что извлечь из коррупционных схем. Захотелось просто понять, как живет и процветает коррупция в государстве, которое борется с ней, не щадя живота своего.
Я не собираюсь отвечать на вопрос, почему одна и та же колода тасуется и тасуется из года в год, и одни и те же люди перебегают с одного теплого места на другое, несмотря и невзирая на полное отсутствие профессиональных знаний и имея только доведенное до совершенства умение вознаграждать себя любыми способами и в любых условиях. Причем, чем государственнее компания, тем выше оклад возглавляющего ее чиновника. По некоторым сведениям на первом месте по зарплате стоит некто Чубайс, получающий в год 209 миллионов рублей. Почему-то именно так наше родное государство оценивает интеллектуальный вклад этого чиновника в наше развитие, видимо, памятуя об афере с ваучерами, разрушительной эквилибристике с РАО ЕЭС и особом понимании нанотехнологии, из которой вырастает совсем не нано-зарплата. Я понимаю, что это не коррупция. Это мотив для настоящих коррупционеров, чтобы ни в чем не уступать. А что, они рыжие, что ли?



Мне показалось, что освященная государством коррупционная схема (в отличие от «властной вертикали» своего рода «властная горизонталь») может существовать до тех пор, пока будет подпитываться деньгами извне. Остается лишь посмотреть, какими источниками она пользуется. Конечно, первым и основным источником коррупционных денег является бюджет. К нему липкие ручонки тянутся потому, что он до поры до времени обезличен. Он — ничей! Один американский журналист полвека назад брал интервью у американского же мафиози и спросил: «Почему грабят банки?» — В ответ он услышал: «Потому что там деньги». Таково, вероятно, свойство денег — притягивать к себе всех подряд. А бюджетные деньги вдвойне приятней, потому что они до поры до времени как бы ничьи.
У бюджетной коррупции есть один по-человечески понятный элемент. Руководитель получает в свое распоряжение бюджетные деньги, за которые несет личную ответственность. Как вы думаете, кому он их доверит для реализации определенного проекта — людям, на которых он не имеет никакого влияния, кроме должностного, или тем, с кем его связывают дополнительные узы, семейные, дружественные или еще какие-то? Конечно, дополнительные узы будут иметь значение. Вторым моментом является то, что среди нынешнего чиновничества очень мало профессионалов. Профессионалы в свое время уступили место менеджерам, которые считали своей основной задачей организацию финансовых потоков. Отсутствие всяких специальных знаний, кроме базового набора бухгалтерских терминов, породило множество начальства, оказывающего разрушительное влияние на все, к чему оно прикасалось. Появился даже своего рода неписанный кодекс, согласно которому действовали тысячи таких чиновников. Придя в новое подразделение, они изгоняли, прежде всего, профессионалов, могущих оказать им сопротивление, затем «прореживанию» подвергался исполнительский персонал, появлялись различные схемы аутсорсинга, и вскоре в подразделении не оставалось никого, кроме команды нового начальника, состоящей обязательно из главбуха (чаще женского рода) и еще парочки смазливых фигур, выполнявших любые распоряжения начальника. Излишне говорить, что все они сразу получали повышенные зарплаты, а сам начальник умудрялся оплачивать из бюджетных средств и вновь приобретенную недвижимость, и автомобили, и даже очень дорогостоящие игрушки для своих детей. Это такой собирательный портрет нового начальника, мода на которого пока не прошла. Судьба организации никогда не интересует такого менеджера, потому что судьба — это не бухгалтерский термин. Примером может служить «Сколковская таможенная компания», все 10 сотрудников которой имели зарплаты от 300 и больше тысяч в месяц, но за два года своего существования осуществили всего две реальные операции.
В принципе, бюджетная подпитка коррупционных схем легко перекрывается. Для власти достаточно пересмотреть требования к государственным менеджерам и не брать в расчет ничего, кроме конечного результата. Сколько потребуется лет, чтобы устранить последствия мудрого руководства господина Чубайса в российской энергетике или чтобы вооруженные силы забыли о своем бывшем министре и о его женском «батальоне смерти»? Сельскому хозяйству нужно не менее десятилетия, чтобы вновь появились специалисты, способные получать большие урожаи, развивать животноводство и не возить самолетами канадских коров из Новороссийска на Алтай.
Величина бюджетной коррупции прямо пропорциональна отсутствию профессионализма.
Вторым по величине после бюджета источником коррупционных денег является «труба», т.е., все то, что качается по трубам, и, прежде всего, нефть и газ. Этот источник возник еще при СССР и за последние годы только крепнет. Сегодня можно говорить о том, что в «трубе» сначала обезличивается, а потом присваивается до 20% всего, что качается. Посчитать, сколько это дает денег для коррупционной схемы очень легко — задачка для пятого класса. Страшнее другое. Этот источник порождает класс собственников недвижимости, промышленной инфраструктуры, банков, и не исключено, что их совокупное влияние таково, что способно влиять на текущую политику — от принятия экономических решений до формирования социальной политики. По сравнение с этой инфраструктурной коррупцией проказы сердюковского женского окружения — это детский лепет, невинные альковные забавы.
Этот вид коррупции весьма живуч и практически недоказуем в современном правовом поле. Уничтожить эту коррупцию, пожалуй, невозможно, но сократить раза в три государству вполне по силам.
Самой коррупционноемкой отраслью являются все виды строительства. Например, построенная на средства государства Богучанская ГЭС формально теперь принадлежит оффшорной компании. Это крайний случай коррупции. Строительство привлекает коррупционеров всех стран по множеству причин. Сложности определения себестоимости, качества и других параметров строящихся объектов, сложная разрешительная система, возможность для банков скрыть хищения, благодаря наличию ипотечных и других кредитных схем, связанных со строительством — все это привлекает людей с коррупционными устремлениями. Самый страшный враг коррупции в этой области — это отказ от смешанных форм собственности.
Банковская коррупция неприятна тем, что часто принимает вполне законные формы. Специалист легко придумает финансовые инструменты, позволяющие отчуждать и переводить в другие руки огромные суммы, но сами схемы не противоречат действующему законодательству. Важную роль играет инсайдерская информация, т.е. та информация, которой владеет чиновничество. Особенно она необходима тогда, когда происходит мошенничество с долговыми обязательствами, и наша страна не является исключением.
Я так подробно остановился на источниках коррупции лишь для того, чтобы у вас сложилось правильное представление о том, борется ли наше государство с этим позорным явлением или только делает вид, что ведет беспощадную борьбу. Дело в том, что не перекрыв каналы денежной подпитки коррупционных схем, уничтожить их нельзя, и на этом фоне даже грудь третьего размера почетной московской сиделицы мадам Васильевой — это лишь крохотный прыщик на теле нашего российского слона с громким именем Коррупция.

15 февраля 2013 г.



Constantin Loukianenko


Главное за неделю