Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

«Хихоньки-хахоньки от ВМФ для моряков. Что видел сам или знаю со слов друзей или очевидцев». Ю.Петров. 2004-2009 гг. Часть 39.

«Хихоньки-хахоньки от ВМФ для моряков. Что видел сам или знаю со слов друзей или очевидцев». Ю.Петров. 2004-2009 гг. Часть 39.

Кто был прав?

Проводка за тралами подводной лодки в подводном положении, не самая сложная задача. Сложность возникла из-за внезапного решения свыше выполнить это упражнение. Сложность состояла в отсутствии на тральщиках гранат. Не входили они в перечень снабжения, однако без них не обойтись , поскольку сигналы о своих действиях тральщики должны подавать взрывами гранат. Этот тезис комдив Олег Сицкий изложил дивизионному минёру и добавил: «снимаемся через час, можешь из шкуры выпрыгивать, но гранаты должны быть». Минёр снял шапку и пошёл по друзьям противолодочникам с шапкой и протянутой рукой. Друзья приятели набросали в шапку гранат ровно столько , сколько нужно было по плановой таблице, и ни одной в запас, на всякий случай.
Вышли в море, взяли лодку и ведём. Ведём лодку из точки «А» в точку «Д», а в нужных местах минёр лично бросает гранаты по команде штурмана. Дело движется к завершению, пора показать лодке, что она может следовать по своему плану. Штурман даёт команду, и минёр с ростр начинает бросать гранаты. Бросает далеко от борта и наблюдающий за этим процессом Сицкий говорит: «ты так нас осколками гранаты продырявишь». Гранаты взрываются примерно через секунду после погружения в воду. «Смотри, как надо бросать!» берёт у минёра гранату и по команде штурмана бросает её в полутора метрах от борта. Тральщик слегка тряхнуло, и пошли дальше. Выбрали тралы и потопали в базу. Примерно через полчаса зачихал и остановился правый главный двигатель. Механик доложил, что в правую днищевую топливную цистерну поступает забортная вода. Через эту цистерну проходил кингстон на охлаждение дизеля, и взрывная волна, попав в кингстон, образовала трещину по сварке в обшивке. Дизель продули, переключили на другую цистерну, а на ехидную улыбку минёра, комдив проворчал «старьё наши корабли, скоро от выстрелов собственных пушек будут разваливаться!» В какой-то мере он был прав.



Приятель выручил.

Большой противолодочный корабль выполнил учебную минную постановку, а чёрную работу по выборке мин и доставке их на базу хранения, начальство поручило выполнить тральщику.
Тральщик выбрал мины и доставил их к причалу базы оружия. А у причала столпотворение из кораблей, как в магазине, где выбросили дефицит. У всех срочные погрузки или разгрузки, к причалу не подступиться, автокран, начальство с большими звёздами на причал не пускает. Приткнулся тральщик третьим корпусом и ждёт, пока обстановка нормализуется. Часов двенадцать простояли, а конца работам не видно.
Минёр дивизиона отоспался, вышел на палубу и заметил, что рядом стоит 150-тонный плавучий кран. А на этом кране когда-то капитанил его приятель. Решил сходить и проверить. Приятель оказался на месте, и по-прежнему капитанил. Сели потрепались, чайку заварили, за жизнь начался разговор. Минёр посетовал, что в такую несуразность попали и конца и края ей не видно, а домой хочется. Тут приятель и говорит, так эту проблему мы мигом разрешим. Иди и ставь своих парней на строповку, я шкентелем для лёгких грузов переброшу мины через корпуса на причал.
Работа пошла, а тут комдив отоспался и вышел на шкафут, посмотреть, что вокруг делается. Видит, что 150-тонный кран снимает с борта мины и переносит их через корпуса судов на причал. Почесал затылок и изрёк: «довольно много повидал, но что бы мины 150-тонным краном разгружали, первый раз вижу».


Главное за неделю