Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Аида Корсакова-Ильина. ПОНИМАЕШЬ, НАМ НЕ ПОЗДНО ДОБРУЮ ОСТАВИТЬ ПАМЯТЬ ... Атланта – Санкт-Петербург, 2012. Часть 8.

Аида Корсакова-Ильина. ПОНИМАЕШЬ, НАМ НЕ ПОЗДНО ДОБРУЮ ОСТАВИТЬ ПАМЯТЬ ... Атланта – Санкт-Петербург, 2012. Часть 8.

Почему нет сценария, о каком прогоне шла речь, почему я об этом ничего не знала? А знать должна, потому что мероприятие готовилось на базе твоего дворца и в ответе за него ты. Я доверилась очень профессиональным людям, но одно дело работа музея, другое – публицистика на большой зал. Я благодарна инициатору прогона за те три дня, которые помогли нам не сорвать эту встречу.
У нас было только три дня. Штаб «седьмой» был расположен в фойе лекционного зала, сценарий писала там же, наши инструктора работали по двенадцать часов.
Художник Сергей Лазарев, уловив замысел по оформлению сцены, работал над эскизами.
Машинист сцены Александр Хохлов каким-то чудом достал 48 новых стульев для исполнителей седьмой симфонии. Привезли из музея музыкальные инструменты, которые вместе с красной гвоздикой бережно возлагались в процессе всего вечера на место каждого исполнителя, не дожившего до этого дня. Это была кульминация, в этом мы не ошиблись!



Первые исполнители Седьмой симфонии.

Руководством утвержден сценарий, залитован в Горлите. Схватив его, помчалась в театр «Комиссаржевской» к Народному артисту Ивану Краско. С его феноменальной памятью ему предстояло вытянуть весь вечер, поскольку одного текста было на несколько страниц, да и само действо охватывало сцену, зал и ложи – и все это без единой репетиции, конечно, пришлось подключиться и мне.
Торжественный вечер «Созвучно подвигу», посвященный Седьмой симфонии, состоялся, в такой боевой обстановке 18 сентябре 1982 года. Вечер открыл Народный артист, композитор Андрей Петров. И невозможное возможно!



Композитор, Народный артист СССР Андрей Петров, Народный артист, подводник Иван Краско и я.

Творческие работники осажденного города со всеми ленинградцами сражались своим оружием. В холодной комнате на Большой Пушкарской пишет Героическую седьмую симфонию Д.Шостакович. С первых дней войны Д.Д.Шостакович – боец местной противопожарной обороны. Его пост № 5 в помещении консерватории. Он ездит и на оборонные работы. В конце июня Дмитрий Дмитриевич вступает в ряды ополчения. 16 сентября Шостакович выступает по радио: «Я говорю с Вами из Ленинграда в то время, как у самых ворот идут жестокие бои, только что я закончил две части своего нового произведения, если это сочинение мне удастся написать хорошо.., можно будет назвать его «Седьмой симфонией». Я сообщаю об этом для того, чтобы радиослушатели, те которые меня сейчас слушают, знали, что жизнь нашего города идет нормально. Все мы сейчас несём свою боевую вахту. Я думаю о величии нашего города, о его лучших идеалах человечества, о гуманизме, о красоте и нашей прекрасной природе. Советские музыканты, помните: нашему искусству грозит великая опасность, и чем лучше наше искусство, тем больше у нас будет уверенность, что его никогда, и никто не разрушит».
30 сентября композитор был эвакуирован в Куйбышев.
27 декабря 1941 года Дмитрий Дмитриевич поставил на партитуре точку и на титульном листе написал: «Посвящается городу Ленинграду».
27 декабря – последнее выступление симфонического оркестра радиокомитета из студии для Швеции. Гибли хорошие музыканты. Опухший от голода художественный руководитель Ленинградского радио Яков Бабушкин диктовал машинистке: «Первая скрипка умирает, барабан умер, валторна при смерти».
27 музыкантов умерли зимой 1941-1942 годов, остальные истощены до предела. Наступила трагическая пауза. Но музыка не смолкала. Осталась боевая единица – квартет под управлением концертмейстера оркестра Семена Аркадьевича Аркина. Снова звучит в Ленинграде музыка Глинки, Чайковского, Бородина, Глазунова.
23 февраля 1942 года квартет прекратил свою работу, больше не было сил ходить, носить инструменты. К.И.Элиасберга, единственного симфонического дирижера и его жену – концертмейстера Н.Д. Бронникову в феврале на санках отвезли в стационар.



Идея об исполнении Седьмой симфонии в Ленинграде возникла у заместителя председателя радиокомитета Ходоренко Виктора Антоновича.
Весной 1942 года через линию фронта блокадного города специальным самолетом – командир военный летчик Василий Семенович Литвинов – была доставлена партитура Седьмой симфонии из Куйбышева.

« …И назвавши себя - "Седьмая",
На неслыханный мчалась пир,
Притворившись нотной тетрадкой,
Знаменитая Ленинградка
Возвращалась в родной эфир».

Анна Ахматова.

Симфония была впервые исполнена в городе Куйбышева симфоническим оркестром Московской консерватории в составе профессорско-преподавательского коллектива студентов и аспирантов. Этим же составом симфония была исполнена в городе Саратове, в начале 1942 года.
Седьмая симфония рассчитана для удвоенного оркестра – не менее чем в сто человек.
Весной 1942 года руководители радиокомитета и управление культуры, при поддержке партийного руководства города, решили возродить симфонический оркестр, несколько раз по радио было передано объявление, с просьбой всем музыкантам города зарегистрироваться в радиокомитете.
Позднее на помощь основному составу – по решению руководства города – пришли военные прямо с фронта, из оркестров, пославшие лучших своих музыкантов под начало Карла Ильича Элиасберга.
К.И.Элиасберг провел первую репетицию оркестра в составе 48 человек, которая продолжалась всего 40 минут. Музыканты не могли долго сидеть, держать инструменты. Каждая репетиция становилась подвигом.
«Творить – значит убивать смерть», – сказал Роман Роллан.
Седьмая симфония, рожденная в Ленинграде, почти полностью написанная в нем, закаленная огнем и голодом, как ее исполнители и слушатели. 9 августа 1942 года звучала во имя жизни, во имя Победы.
«Ленинградское исполнение было свое, ленинградское, то, что сливало музыкальную бурю с боевой бурей, носящейся над городом», – писал Николай ТИХОНОВ.
Прошло 40 лет, и мы имели возможность в нашем зале приветствовать исполнителей героической симфонии Шостаковича, чьи имена навечно вписаны в летопись блокадного города.



В.К.Петрова – английский рожок. Г.Ф.Фесечко – вторая скрипка, и.о. директора консерватории в годы войны.

Михаил Ефимович СМОЛЯК – тромбон, он же вместе с Григорием Федоровичем ФЕСЕЧКО участвует в переписке симфонии 80 партий.
Павел Константинович ОРЕХОВ – валторна, ныне профессор консерватории.
Григорий Захарович ЕРЕМКИН – фагот, ныне профессор консерватории.
Виктор Михайлович ОРЛОВСКИЙ – тромбон, солист, до последнего времени работал в ансамбле Игоря МОИСЕЕВА, приехал из Киева.
Жавдат КАРАМАТУЛЛОВИЧ АЙДАРОВ – ударные инструменты, человек легендарной биографии, Буденовский трубач, преподает в Казанской консерватории.
Николай Александрович НОСОВ – труба, он играл в джазе Л.УТЕСОВА. На премьере седьмой он был солистом.
Михаил Парфенович ПАРФЕНОВ – валторна, старшина оркестра Ленинградского фронта, работает педагогом.
Семен Борисович ГОРЕЛИК – валторнист работает педагогом.
Сергей Константинович КОРЕЛЬСКИХ – флейта-пикколо.
Александр Федорович ПОКЛАДА – трубач, прилетел из Одессы.
Борис Александрович ПЕТРОВ – валторна, ребята искали его 14 лет, на днях выяснилось – живет в Киришах.
Самуил Аронович ИДЕЛЬСОН – тромбон, пришел из оркестра Ленинградского фронта.
Константин Михайлович КУЛИКОВ – ударник, пришел из оркестра МВД. Он со своими товарищами по ударной группе развивал в симфонии тему прусского барабана, которая для всего мира ассоциируется с вражеским нашествием.
Нил Николаевич БЕЛЯЕВ – обеспечивал в эфир звучание Седьмой на все европейские страны.
Михаил Александрович МАТВЕЕВ – композитор, ученик Д.Д.Шостаковича, руководитель музыкального издательства.
Ксения Марьяновна МАТУС – гобоистка, студента консерватории.
Галина Федоровна ЕРШОВА – флейта, пришла с завода, исполнив Седьмую симфонию, вскоре ушла на фронт.
Григорий Федорович ФЕСЕЧКО – вторая скрипка, в годы войны исполнял обязанности директора консерватории.
Вера Константиновна ПЕТРОВА – английский рожок.
Седьмая симфония в день премьеры 1942 года транслировалась на коротких волнах на Европу. Эту передачу, как и многие другие, обеспечивал в эфир звукорежиссер радиокомитета БЕЛЯЕВ Нил Николаевич. Музыкальным редактором оркестра была Фанни Наумовна ГОУХБЕРГ.

18 сентября 1982 года работали центральное и ленинградское телевидение, со светом и звуком все было замечательно. Снят фильм «Музы не молчали», который прошел по центральному телевидению не один раз. В титрах стояло: над фильмом работали Аида Ильина, Иван Краско.
И это неправильно и совсем несправедливо, потому что труд был очень многих, особенно музея и его активистов – благодаря им жива память каждого, первого исполнителя Седьмой симфонии и всех творческих работников блокадного города. Музей работает более пятидесяти лет, народная тропа к нему не зарастает, жив труд Евгения Линда и всех первых следопытов. Низкий им всем поклон. Успехов их приемникам.



Первое исполнение Седьмой симфонии Д.Д.Шостаковича в блокадном Ленинграде 09.08.1942 года. Дирижёр К.И.Элиасберг.

Вечер, посвященный сорокалетию работы Театра музыкальной комедии в блокадном городе, готовили сами. Через героическую комедию «Раскинулось море широко» мы рассказали об авторах и героях этого спектакля, о жизни и работе артистов театра, его зрителях.





В первые месяцы войны ленинградские театры были эвакуированы, а театру оперетты – легкому музыкальному, веселому искусству довелось пройти с ленинградцами все 900 дней блокады. Пережив с ними все ужасы, которые выпали на их город, Театр-боец достойно выполнил беспрецедентную миссию в истории мирового искусства.919 спектаклей этого театра в годы войны посмотрели один миллион 300 тысяч зрителей.16 премьер и возобновление классических спектаклей коллектива и постановку новых спектаклей на актуальные темы .
На следующее утро – объявление войны – весь коллектив театра дал клятву сделать всё для разгрома врага: создавали спектакли, после репетиций уходили в мобилизационные пункты, работали в госпиталях, учились стрелять, тушили зажигательные бомбы, разбирали завалы, выносили пострадавших от бомбежек.
Давали по два спектакля в день, воздушные тревоги прерывали действие. К несчастью обнаружилось, здание музыкальной комедии на улице Ракова не имело своего бомбоубежища, приходилось прерывать спектакль и отправлять зрителей в убежище по соседству в Филармонию. А пятого ноября от упавшей фугасной бомбы здание сильно пострадало.



Театр музыкальной комедии на улице Ракова, 1941 год.


Главное за неделю