Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Аида Корсакова-Ильина. ПОНИМАЕШЬ, НАМ НЕ ПОЗДНО ДОБРУЮ ОСТАВИТЬ ПАМЯТЬ ... Атланта – Санкт-Петербург, 2012. Часть 10.

Аида Корсакова-Ильина. ПОНИМАЕШЬ, НАМ НЕ ПОЗДНО ДОБРУЮ ОСТАВИТЬ ПАМЯТЬ ... Атланта – Санкт-Петербург, 2012. Часть 10.

Как тепло встречали ленинградцы-блокадники артистов любимого театра!
Громом аплодисментов приветствовали первые слушатели героической премьеры «Раскинулось море широко» – легендарного командира подводной лодки С-7, капитана 1 ранга, Героя Советского Союза Лисина Сергея Прокофьевича.



Капитан 1 ранга, Герой Советского Союза – С.П. Лисин.

Сколько воспоминаний, эмоций пережили участники вечера, встретившись вновь через сорок лет!

Нет, музы не молчали никогда!
И нет мудрей и радостней союза
У ленинградцев в грозные года
С великой Мельпоменой – вечной музой!



Ведущие вечера: Народный артист СССР Г.Орлов, А.Ильина.

С Юнгами ВМФ работали много, у нас был разработан целый цикл мероприятий по профориентации и патриотической работе.



Юнги ВМФ в фойе театрального зала. Аида Корсакова-Ильина.

Сергей Сергеевич Шахов со своим большим активом был неутомим. Как правило, все мероприятия проводились в большом зале или во всех залах дворца одновременно. Размах по-юнговски! Пятилетка была для них своим домом, они работали не покладая рук. Удивительное желание помогать людям, а им было чем поделиться. Среди них были Герои не только войны, но и Герои труда, профессора, председатели колхозов, инженеры, квалифицированные рабочие, творческие работники, да и сам Сергей Сергеевич Шахов – прототип комиссара Школы юнг на Соловках в фильме «Юнга Северного флота».
В их честь решили провести вечер-встречу. Ребята писали приветствия ветеранам, чудом сохранилось приветствие к Валентину Пикулю.



Морская хватка Валентина Пикуля в мирной жизни памятна нам со дня его первой книги. Мне повезло, я видела рукопись книги «Пером и шпагой», лежащей стопками на большом столе в рижской квартире автора. Позднее бывала на его творческих встречах в Доме Офицеров в Риге, где работала с его супругой – Антониной Ильиничной Пикуль – зав. библиотекой. К сожалению, В.Пикуль приехать на встречу не смог, прислал телеграмму.



Зачитываю текст телеграммы: Всех ЮНГ поздравляю 40-летием Великой Победы, в которую мы внесли бесценный вклад, душой всегда с Вами – юнга Валентин Пикуль.

С Народным артистом СССР Борисом Штоколовым нам повезло. Он пришел на встречу с друзьями юности своей.
Коротко рассказывая его боевую биографию на крейсере «Киров», вспомнив тихий вечер, после очередной атаки, сидя у обреза – места для курения – юнга Боря тихонечко запел русскую народную песню, один из его товарищей под впечатлением его голоса сказал – задолго до маршала Г. К.Жукова: «Ты будешь Народным артистом!» Это был его боевой друг, приехавший на эту встречу из Москвы – Владимир Смирнов, скромненько сидевший в зале, ожидая приглашения на сцену.
Приглашаю на сцену Борю, который совершенно не знает о встречи со своим другом. Маргарита Георгиевна из кулис сигнализируют – Штоколов исчез. Немая сцена – куда, с кем, надолго или навсегда.... Извинившись за ситуацию, беру таймаут, приглашая на сцену любимого педагога Юнг по физкультуре, фамилию запамятовала, для проведения физической разминки. На сцену вбежала энергичная, маленькая женщина, по ее команде весь зал пришел в синхронное движение со смехом и шутками, мгновенно очутились на плацу своей школы, в те грозовые годы.
Тем временем телевидение вернули нашего Борю. Узнав, что Штоколов будет на этой встрече, редакция телевидения ничего не нашла лучше, как воспользоваться случаем и провести с ним интервью прямо во время нашего мероприятия, в нашем же фойе, поставив нас в такую ситуацию. Тоже мне союзнички-коллеги!
Возвращаясь на сцену, веду Борю за руку, боясь его потерять, благодарю педагога за разминку. На ходу ввожу юнгу-Борю в ситуацию, на которой мы вынуждены были прерваться – реакции со стороны Бори никакой. Приглашаю Володю Смирнова, убедительно расписывая их теплый вечер у обреза..., а Боря не вводится в нашу ситуацию, он под впечатлением интервью, ему не до встречи с боевым другом и всеми юнгами, с которыми не виделся сорок лет. Понадобилось время и наводящие вопросы для того, чтобы Боря включился в сюжет – не как Народный артист, а как Боря-юнга. С трудом выныривая из всех неожиданностей, убедив аккомпаниатора играть не концертный вариант, усадив его на место, взываю к памяти Бори: «Какую же песню Боря, после очередного боя, пел в тот тихий, незабываемый вечер?» Глядя в пол, Народный артист Штоколов пытается вспомнить или прочитать что-то под ногами. Подталкиваю слегка в плечо, шепчу название песни, он, молча, мотает головой. Весь зал выкрикивает русские песни и романсы, помогает ему вспомнить. На помощь приходит Володя Смирнов – прикрепляя почетный знак «Юнга Флота» – та же реакция: Боря молчит, продолжая что-то искать на сцене.



Мы вспоминаем – что же юнга Боря пел у «обреза»?

Вдруг встряхивает своей величественной головой, решительно наступая на меня: «Сегодня я исполню свой любимый романс – «Я встретил Вас». Отступая, соглашаюсь на все.

«...Как после вековой разлуки
Гляжу на Вас как бы во сне,
И вот слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне.
Тут ни одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь…»

Вот о чем думал Народный артист Штоколов: через Тютчева он передал все свои чувства, которые переполняли его сердце в ту минуту. Причем здесь я вместе с моим сценарием?

Долго не отпускали со сцены его боевые товарищи. Вечер закончили общей песней Соловьева-Седого «Вечер на рейде».
Наша дружба с Борисом Штоколовым продолжалась долгие годы, много работали по подготовке празднования «300-летия Флота».





Погибшим и живым юнгам Воспитанникам кронштадтского Учебного отряда посвящаю. Старшина 2 статьи запаса Николай Уланов.

Не помню, кто сказал – талант верность своему делу.
К счастью, талантливые люди сами тянулись к нам, а мы старались создавать им условия, выискивая любую запятую, чтобы сохранять ставки, часы работы, платные отпуска, профессиональные кадры.
Наша Софья Михайловна – инструктор старших классов – энергична, умна, талантлива, с врожденным чувством юмора. Попросту красивой – ее назвать нельзя, внешность ее настолько интересна, что стоит с нее писать, изображающий мир со всей полный жизни и темперамента. Все восторги в ее адрес – ее никогда не трогали, она ими переобременена и сегодня.

Звезда Ассоль – звезда всех юных
и беспечных,
Звезда Сольвейг – звезда всех женщин.

У нас с ней было полное взаимопонимание. Мы понимали без слов, на расстоянии, как это нас выручало.
До нас она работала в художественном отделе, где каждый проживал свою жизнь в одиночестве, завидуя всем и каждому по поводу и без оного, чем провоцировал всякие ненужности большого коллектива дворца. Я была против её пустого времяпрепровождения там. Чувствуя ее «горячий нос» к творчеству, мечтала перетянуть ее к нам. Она тоже имела это тайное желание. Переманивать кадры было неэтично. К тому же, она имела успех в Народном театре у замечательного педагога – режиссера Пушкинского театра Ильи Сауловича Ольшвангера. В общем, как-то сложилось, что мы ее заполучили.



Софья Михайловна Золотова!

И забурлила наша долгая, шумная подчас бестолковая, в результате полезная и серьезная жизнь.
После рождения сына, ушла во Дворец Просвещения, к Анатолию Маковееву и Галине Ивановне. Много лет успешно работает в клубе «Кочубей». Дай Бог ей сил, а идей у нее достаточно.

Ты знаешь все. И дружбе нет конца
Теснее наши связаны сердца!


Главное за неделю