Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 19.

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 19.

Советско-финская война



Корабли Балтийского флота в походах зимой 1939/1940 годов

И на этот раз учеба в академии оказалась недолгой. Началась Советско-финская война. Балтийский флот принимал активное участие в военных действиях на море и заливах. Нужно было отодвинуть границу от Ленинграда, которая находилась всего в 32 километрах, и создать условия для выхода наших кораблей в Балтийское море. Не был защищен и единственный незамерзающий порт в Мурманске. Подводные лодки базировались на Балтике в портах Эстонии и Латвии, в то время еще буржуазных странах, где по договоренности правительств размещались наши войска, авиация и флот. Флагманский командный пункт и штаб флота находились в Кронштадте. Действиями подводных лодок руководил капитан 1 ранга В.А.Алафузов, который был до этого советником в Испании. Три бригады подводных лодок находились в Таллине, Палдиски и Либаве. 1-й бригадой командовал капитан 1 ранга К.М.Кузнецов, 2-ю возглавлял капитан 1 ранга Д.М.Косьмин и 3-ю — капитан 2 ранга Н.И.Виноградов. 2-я бригада базировалась в Таллине.



Корабли Балтийского флота в походах зимой 1939/1940 годов

Моя учеба в академии была прервана назначением меня 27 декабря 1939 года командиром 2-й бригады вместо Д.М.Косьмина. Я прибыл с семьей в Таллин. Разместились мы в выделенных помещениях в Минной гавани и в гостинице, и я приступил к выполнению обязанностей командира бригады. Зима в тот год была очень суровой, морозы достигали -40° С. Лед понемногу сковывал морские просторы. Приходилось пробиваться с ледоколом через льды. 30 декабря была осуществлена последняя поддержка сухопутных войск нашими надводными кораблями. Финны поставили минные заграждения в районе мыса Юминда, у выхода из Палдиски и в других районах и старались сохранить себе путь в Ботнический залив для связи с другими снабжающими их капиталистическими странами.

Примечания научного редактора

Капитан 2 ранга Н.П.Египко командовал 2-й бригадой подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота с декабря 1939 по май 1940 года.

Наши подводники находились в трудных боевых условиях. Но пригодился опыт подледных плаваний и наших тихоокеанских переходов. Здесь было труднее: неровное дно, маленькие глубины, верхняя кромка льда, обилие финских мин. От подводников и командиров требовалось мужество, выдержка, умение и отвага.
Ботнический залив, где наши лодки никогда не плавали, изобиловал неизученными и опасными зонами. «Банки» и целые подводные острова, каменные гряды, встающие среди глубоких обрывов, редкие места на карте с указанием глубин — вот те опасности и неожиданности, которые грозили подводникам. С началом военных действий в заливе исчезли плавучие маяки, буи и знаки, потухли все навигационные огни. Ко всему этому добавились усиленная минная опасность, сторожевые корабли и начавшееся обледенение залива. Зарубежные специалисты единогласно считали, что Ботнический залив недоступен никаким кораблям Советов и что блокада финских вод, объявленная советским правительством, не даст ожидаемых результатов.



Подводная лодка Щ-311

Жизнь показала, что и в этих условиях наши корабли и, главное, подводные лодки выполняли боевые походы, топили вражеские корабли и нарушали транспортные перевозки. Подводники показали свои мужество, находчивость и героизм.
В морозную декабрьскую ночь 1939 года подводная лодка Щ-311 вышла из гавани и взяла курс на Ботнический залив. Экипаж корабля под командованием Ф.Г.Вершинина состоял из молодых ребят комсомольского возраста. Они еще не участвовали в боевых действиях. Первое боевое крещение было для них необычным. Подводная лодка в зимних условиях, впервые из всех подводных лодок на ощупь, вслепую, как угорь, прошла сквозь шхерные щели, некоторые были шириной не более 80—100 метров, и вышла в глубокий тыл врага.



Потопление подводной лодкой Щ-311 транспорта противника в период Советско-Финляндской войны 1939-40 годов. Б.И.Позняков.

На подходах к порту Васа был обнаружен идущий к финским берегам транспорт. Подводная лодка открыла артиллерийский огонь и потопила его. Были и другие победы: артиллерийскими снарядами и торпедами были уничтожены еще два финских корабля — «Вильпас» и «Фенрис».

Примечания научного редактора

Как выяснилось впоследствии, атакованный первым у порта Васа германский транспорт «Зигфрид», несмотря на артогонь Щ-311, все же ушел от преследования. Финский транспорт «Вильпас», атакованный Щ-311 29 декабря 1939 года в том же районе, был потоплен. 5 января 1 940 года та же участь постигла и шведский транспорт «Фенрис».

Действия наших подводных лодок сильно затруднялись неблагоприятными погодными условиями. Стояли сорокаградусные морозы, были штормы и снежные вьюги. Лодки обрастали толстым слоем льда, обмерзала оптика перископов, выходили из строя орудия. Однако все эти трудности не влияли на успешные действия подводных сил. Помогал уже имеющийся опыт службы и плавания на подводных кораблях, энергия и инициатива экипажей.
Подводники были знакомы с действиями германских подводных лодок во время их борьбы с английским флотом. Лодки ползли через Дуврский пролив «на брюхе» с чуть привсплытой кормой. Часть пути проходили на поверхности во время прилива, когда вода поднималась на 4 метра и выше, то есть не ползли, а шли над тройными минными и двойными сетевыми заграждениями. Имитировали потопление лодки. Для этого торпедные аппараты заполнялись обломками мебели, вещами, ветошью. Приготавливалось специальное продувание некоторого количества топлива и аварийное продувание цистерн с открытыми клапанами вентиляции. Таким образом на поверхности появлялись предметы — признаки потопления корабля.



"С-1" после возвращения похода в январе 1940 г.

Подводная лодка С-1 под командованием А.В.Трипольского так же, как и Щ-311, испытала много трудностей. Выход из Ботнического залива пришлось производить в подледном положении. Подводная лодка оказалась в плену льдов и была атакована двумя самолетами. Состоялся артиллерийский бой: один самолет был поврежден, другой скрылся.

Примечания научного редактора

С-1 совершила два боевых похода общей продолжительностью 43 суток. 10 декабря 1939 года она потопила артиллерией транспорт «Больхайм» (3324т).



Подводная лодка С-1, 1940 год

У другой подводной лодки Щ-324, под командованием А.М.Коняева, были свои трудности. Благополучно миновав минные заграждения в подводном положении, лодка ночью всплыла в сплошном льду толщиною в 10-30 сантиметров. На ограждении рубки оказались огромные глыбы льда, поэтому командир подводной лодки не сразу смог открыть люк.



Анатолий Михайлович Коняев. ПЛ Щ-324. - Подводная лодка подо льдом ... Профессор Я.Я.Гаккель, кандидат военно-морских наук С.Е.Горлатов. - "Природа", №2, 1965 г.

Большое мужество проявляли и экипажи подводных лодок, командирами которых были Н.С.Агашин, В.А.Полещук и другие. За героизм и умелые действия, проявленные в тяжелых боевых и ледовых условиях, командирам Ф.Г.Вершинину, А.В.Трипольскому и А.М.Коняеву были присвоены звания Героев Советского Союза. Подводные лодки Щ-311, С-1 и Щ-324 были удостоены орденов Красного Знамени, а все члены экипажа награждены орденами и медалями.
Большую роль в поддержании мужества экипажей кораблей сыграли наши писатели В.В.Вишневский, В.И.Лебедев-Кумач и Л.С.Соболев. Они были нашими постоянными гостями, встречались с матросами и офицерами на кораблях. Их яркие выступления, искренние пожелания, глубокая вера и убежденность в необходимости решаемых флотом боевых задач помогли нашему общему делу.
У меня сохранилась фотография, где запечатлена моя встреча с писателями. Это было на плавбазе «Полярная Звезда» в начале 1940 года. В кают-компании сфотографировались вместе со мной наши гости. Рядом со мной сидят полковой комиссар Всеволод Вишневский и бригадный комиссар Василий Лебедев-Кумач, стоят полковые комиссары А.Т.Караваев и П.И.Федосеев, комиссар подлодки С-1 В.В.Посекалин. Вторым слева стоит капитан 3 ранга Леонид Соболев. Смотря на эту фотографию, я вспоминаю мое пребывание в Таллине, в тогда еще буржуазной Эстонии. На плавбазе «Полярная Звезда» размещался штаб 2-й бригады подводных лодок. Здесь жил личный состав бригады. Мой сын, которому было семь лет, вспоминает встречи с краснофлотцами в кают-компании и фильмы, которые там демонстрировались.



На плавбазе «Полярная звезда», Таллин, 1940 год. Сидят, слева направо: бригадный комиссар В.И.Лебедев-Кумач, полковой комиссар В.В.Вишневский, капитан 2 ранга Н.П.Египко; стоят, слева направо: полковой комиссар П.И.Федосеев, капитан 3 ранга Л.С.Соболев, батальонный комиссар В.В.Посекалин, полковой комиссар А.Т.Караваев

Помню я и еще один случай, произошедший при моей службе командиром 2-й бригады подводных лодок.
Случилось так, что командир одной из подводных лодок моей бригады В.А.Червинский был снят с должности за якобы «бездеятельность» при выполнении боевых заданий. Я знал этого человека очень хорошо и не верил в объективность предъявленных ему обвинений. Вместе со специалистами по штурманской и другим частям мы проверили документацию и установили, что В.А.Червинский действовал правильно, в соответствии с боевым уставом и положениями. На заседании Военного совета флота, на котором присутствовали представители Главного штаба из Москвы, я выступил в защиту В.А.Червинского. Меня поддержал бригадный комиссар В.Корякин. В результате народный комиссар восстановил В.А.Червинского в должности, а виновные понесли наказание.



Червинский Владимир Александрович

Продолжение следует


Главное за неделю