Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 24.

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 24.



Посол Майский И.М., генерал-лейтенант Голиков Ф.И. и контр-адмирал Харламов Н.М., Лондон 1941 г.

Советская военная миссия в Англии размещалась в Лондоне. Большой старинный трехэтажный дом находился неподалеку от посольства Советского Союза, возглавляемого И.М.Майским. Замечательный эрудированный человек и дипломат, умевший разумно, по государственному, решать главные вопросы общения и дела, связанные с открытием второго фронта и снабжением Советского Союза по северному пути. Его жена, Агния Александровна, была очень милой и обаятельной женщиной. Неоднократно во время моего пребывания в Лондоне Майские с большим радушием принимали меня у себя. Иван Михайлович и Агния Александровна хорошо знали английский язык, долгое время вращались в самых различных кругах английского общества, обладали даром дипломатической работы, благородством и доброжелательностью в общении. Их всегда окружали люди искусства, выдающиеся деятели культуры Англии и нашей страны.
По штатному расписанию вместо офицера-наблюдателя на кораблях флота Метрополии я имел должность в аппарате военно-морского атташе в Лондоне.
В июле 1941 года в соответствии с договоренностью советского правительства с Англией было заключено «Соглашение о совместных действиях правительства Союза ССР и Правительства Его Величества в Соединенном Королевстве в войне против Германии». При его подписании присутствовал И.В.Сталин, заместитель наркома обороны маршал Советского Союза Б.М.Шапошников, нарком Военно-Морского Флота адмирал Н.Г.Кузнецов и другие лица советской и английской сторон. В тексте соглашения говорилось о взаимной помощи и поддержке в войне против гитлеровской Германии, планировалось обеспечение коммуникаций между Советским Союзом и Англией.
Несколько позже, 1 октября 1941 года, в Москве состоялась конференция представителей СССР, Великобритании и США по вопросу о военных поставках Советскому Союзу. Союзники обязались поставлять ежемесячно 400 самолетов, 500 танков, зенитные и противотанковые орудия, алюминий, олово, свинец и другие виды вооружения и продукции. Московский протокол определил и стоимость поставок по ленд-лизу (видимо, в источнике "очепятка" ) из США, Великобритании и Канады.
Главой советской военной миссии в Лондоне был назначен генерал Ф.И.Голиков, его заместителем — контр-адмирал Н.М.Харламов.



По прибытии в Лондон я явился в миссию и доложил о готовности приступить к выполнению своих обязанностей контр-адмиралу Н.М.Харламову, который наряду с постом заместителя начальника миссии являлся и военно-морским атташе.
Здесь, в британском флоте Метрополии, я находился с октября 1941 по февраль 1943 года, то есть почти полтора года. После походов на кораблях я приезжал в Лондон и писал отчеты о проделанной работе. Как-то раз я прибыл к Н.М.Харламову. Он спросил меня: «Вы читали мой доклад о главной морской базе Скапа-Флоу, я там был два дня?» Я еще не был знаком с докладом, но ответил, что прочитал его с интересом. Потом я бывал в Скапа-Флоу месяцами. Знал о том, что проникшей туда германской подводной лодкой был потоплен британский линейный корабль «Ройял Оук». Залив по размерам был огромным и имел много выходов через различные проливы. После постигшей беды (при потоплении линкора погибли 834 человека) англичане учли возможность прохода подводных лодок при полной воде на 3-4 метра при приливах выше уровня отлива) через несудоходные проливы. Были установлены специальные индикаторные минные петли, а в отдельных проходах затоплены железобетонные глыбы. Я присутствовал при работе и проверке этих минных петель. В проливах были установлены группы мин и следящие за лодками системы. У дежурного офицера на табло виден был белый огонек, обозначающий передвигающуюся подводную лодку. В нужный момент можно было нажать кнопку, и лодка автоматически уничтожалась.



Британский линейный корабль «Ройял Оук», потопленный германской подводной лодкой в Скапа-Флоу

Я все время помнил разговор с наркомом Военно-Морского Флота Н.Г.Кузнецовым и его пожелания относительно моего знакомства со всеми новинками британского флота Метрополии. Он говорил о необходимости освоения нашим флотом более совершенной радиолокации, гидроакустики, неконтактных магнитных мин и защиты от них. Но когда через полгода я сообщил о следящей за подводными лодками системе в Скапа-Флоу, Н.М.Харламов ответил, что пока это нам не нужно.
Мое пребывание на различных кораблях флота (в том числе и на только вступающих в строй), общение со специалистами дали мне некоторую информацию об отдельных технических и организационных вопросах. Я детально изучил многие радиолокационные станции на британских надводных кораблях, знал их основные характеристики, устройство и нумерацию. По форме антенны я узнавал тип и номер той станции, которую видел на очередном корабле. В знакомстве с радиолокационной техникой мне помогали канадские офицеры, служившие в британском флоте. Когда я хотел изложить собранные мною данные по радиолокации, Н.М.Харламов сообщил, что они не представляют сейчас для нас интерес, и рекомендовал посмотреть «Морской сборник» за прошлый год. Я был несколько удивлен, но ознакомился с материалом. Оказалось, что в сборнике была приведена обзорная статья нашего специалиста по радиолокации на коммерческих судах США.
Прошло полгода, и ко мне обратился помощник военно-морского атташе по авиации К.С.Стукалов (впоследствии генерал) и попросил: «Николай Павлович, Москва запрашивает о радиолокационных станциях на английских противолодочных самолетах, помоги». Я, бывая на авианосцах, интересовался этим вопросом, был на самолетах и обращал внимание на их станции обнаружения кораблей. В то время Константина Сергеевича постигло большое горе. При переезде его семьи в Англию одно из судов конвоя подорвалось на британской мине у берегов Исландии. Погибла двенадцатилетняя дочь Стукалова. Я очень сочувствовал ему и постарался сделать все, что мог по информации относительно самолетных радиолокационных станций. Дал их тактико-технические элементы, характеристики и описание антенн на самолетах. На авианосцах, которых очень боялись немецкие крупные корабли и сам Гитлер, я наблюдал посадку самолетов. Она производилась против ветра. Тросы аэрофинишера, за один из которых зацеплялся гак в хвостовой части фюзеляжа самолета, тормозили его на посадочной палубе. Было много и других вопросов.



Британский истребитель «Спитфайр» касается крылом полетной палубы авианосца «Раведжер» во время посадки

Интересовался я и подводными лодками. Летом 1942 года я побывал на британских подводных лодках, знакомился с тактикой их использования. Оказалось, что на севере они использовались малоэффективно и применялись, в основном, для проведения различных разведывательных операций, высадки и приема групп разведчиков у берегов Норвегии. Лодки не использовались для постановки минных заграждений. Участие подводных лодок в охране движущихся в Советский Союз конвоев было минимальным (две-три единицы). Командование британских подводных сил, как правило, перестраховывалось. Такая тактика использования подводных лодок обеспечивала им безопасность.

Походы

Я посещал многие базы флота Метрополии. Был, как уже говорил, в главной военно-морской базе Скапа-Флоу и Инвернесе, а также в базах Розайт на восточном побережье Шотландии, в Гриноке — на западном Холле. В Исландии корабли часто стояли на рейде в Рейкьявике, были рейсы в США и в Канаду. Во время посещения Вашингтона я решил прийти в советское посольство. Нашел здание, вошел, представился как офицер-наблюдатель советского флота, плавающий на британских кораблях. Меня хорошо приняли и просили заходить.



Однажды в Исландии я был с визитом на американском крейсере «Уичита». На нем находился командир оперативного соединения США контр-адмирал Гиффен. Я представился ему как наблюдатель за военными делами от флота Советского Союза. Были и другие встречи с различными руководителями американо-английских действий в Атлантике и на Северном пути.
В то время особое внимание я уделял гидроакустическим системам, установленным на английских кораблях, принимал активное участие в организации сдачи флоту новых кораблей. Был на линейных кораблях типа «Кинг Джордж V», эскадренных миноносцах и подводных лодках. Участвовал в испытаниях на полигонах по обнаружению кораблей посредством гидроакустики. На одном из миноносцев наблюдал работу гидроакустики, или так называемого «асдика». Видел, как «асдик» на перфоленте вычерчивал силуэт подводной лодки, находящейся под кораблем. Мгновенно подавалась команда о развороте корабля для учебного бомбометания и уничтожения «противника».
Помню, как, будучи в Испании, мы старались раздобыть с рыболовных судов активный гидроакустический глубиномер, или «сантадор». Без него никогда нам было бы не пройти Гибралтар. Гидроакустическая система, которой, к сожалению, еще не было у советских кораблей, уже применялась в британском флоте для обнаружения немецких подводных лодок.
Присутствовал я при залповых стрельбах на линейных кораблях. Были неудачи и срывы в испытаниях, затем они ликвидировались после ремонта и устранения неполадок. Изучал тактику обнаружения подводных лодок, вопросы, связанные с их атаками и уничтожением.



Британский линейный крейсер «Ринаун». Фотография 1939 года

Накануне Нового года я находился на линейном крейсере «Ринаун». Условия обслуживания и сервиса на этом корабле отличались от принятых. В качестве работников сервиса использовались, в основном, негры, в кают-компании — женский обслуживающий персонал.
Я как представитель Советской России был почетным гостем и однажды принял участие в замешивании пасхи. Меня пригласили на эту церемонию, и я с удовольствием согласился. На память мне подарили фотографию, которая напоминает об этой традиции британских моряков.



Вспоминается еще один случай. Мой интерес к новинкам британской техники был замечен. Были у нас, русских, так называемые «опекуны», или офицеры связи, обеспечивающие перевод разговоров, наши перемещения и встречи.
И у меня был такой — лейтенант связи Лейкок, очень милый молодой человек, который старался ограничить мои общения в этом плане. Мы находились на линкоре «Кинг Джордж V», пополняли запасы в военно-морской базе Розайт, где, как мне было известно, находились пороховые заводы и склады. Я не раз присутствовал на стрельбах в ночное время и наблюдал, что используемый беспламенный порох делал выстрелы невидимыми, то есть точка стрельбы не вскрывалась, и это обеспечивало скрытность корабля. Я изъявил желание познакомиться с базой и ее арсеналами. Кроме Лейкока меня сопровождали капитан 3 ранга и гражданский служащий. Маршрут следования был заранее запланирован. Когда мы осмотрели арсенал для 14-дюймовых снарядов и направились к выходу, кто-то случайно открыл одну из боковых дверей, я увидел на столах длинную ровную «вермишель» белого цвета с желтоватым оттенком. Не останавливаясь, я выразил желание посетить это помещение и вошел первым. Мои сопровождающие почувствовали некоторое замешательство, но последовали за мной. Подойдя к столу, говорю: «Очевидно, у союзников нет возражений, если я возьму на. память несколько образцов». Не дожидаясь ответа, беру несколько «макаронин» и кладу в боковой карман.



На линейном крейсере «Ринаун»: встреча нового, 1942 года

Продолжение следует


Главное за неделю