Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 27.

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 27.

А тогда было начало июня 1942 года. Караван PQ-17 и силы его охранения продолжали двигаться к советским берегам незамеченными. Его трагическая судьба была еще впереди, и в ней определенную роль сыграл находящийся тогда в строю линкор «Тирпиц». Первое обнаружение конвоя и сил непосредственного охранения произошло днем 1 июля. Это был немецкий самолет. Через час конвой обнаружила подводная лодка. Началось планомерное слежение за PQ-17. В это время силы дальнего охранения под командованием адмирала Д.Тови взяли курс для прикрытия конвоя с юга. При беседе с адмиралом о создавшемся положении я почувствовал его беспокойство и тревогу. Боязнь британцами крупных кораблей, в том числе «Тирпица», и желание как можно скорее расправиться с ними приводило к нервным ситуациям.
Чтобы заманить линкор в ловушку и при помощи самолетов с авианосца расправиться с ним, берем курс на север, двигаясь за конвоем. Основные силы Джона Тови уходят из зон, контролируемых германскими самолетами.
Понятия, бытовавшие в британском флоте Метрополии и в его руководстве, сводились к одному: его превосходству над другими флотами. «Лучший флот в мире», — эти слова могли быть произнесены в любое мгновение. Но в моем понимании обстановка на флоте Метрополии была не совсем такой. Присутствовали определенная инертность в принятии решений и излишняя осторожность действий.
В Берлине в это время обсуждались проблемы борьбы с PQ-17. Гитлер настоятельно требовал полного уничтожения конвоя и считал это на тот момент главной задачей.
4 июля, днем, были переданы поздравления американским морякам по случаю Дня независимости США, а поздно вечером адмирал Д.Тови получил радиограмму из Адмиралтейства: «...Весьма срочно. Ввиду угрозы надводных кораблей противника конвою рассредоточиться». Я узнал об этой радиограмме от офицера связи. Хотя, как потом стало известно, германские крупные надводные корабли в то время стояли в Альтен-фиорде в северной Норвегии.



"Тирпиц", "Хиппер" и эсминцы в Альтен-фиорде

В книге адмирала А.Г.Головко «Вместе с флотом» этот момент описывается так: «...Британское адмиралтейство в 23 часа приказало командиру конвоя предоставить транспортным судам "право самостоятельного плавания" в советские порты одиночным порядком, без охранения, курсами по своему усмотрению. Иначе говоря, приказ следовало расшифровать словами "спасайся, кто может!". Что и было выполнено с удивительно странной поспешностью. Произошло это до прибытия к границам нашей операционной зоны, нас об этом не известили, и мы не могли предотвратить и приостановить выполнение пагубного приказа о рассредоточении транспортных судов».
Действительно, после полученной радиограммы наши корабли легли на обратный курс и впоследствии соединились с остальными силами охранения. С конвоем остались малые эскортные корабли. Начались разгром конвоя и гибель транспортов. Об этой трагедии для русских, англичан и американцев повествуют книги В.С.Пикуля «Реквием каравану PQ-17», Д.Ирвинга «Разгром конвоя PQ-17» и воспоминания многих моряков нашего флота.
В результате интенсивных атак германских подводных лодок и самолетов из 34 транспортных судов погибли 23. Пошла ко дну большая часть военных грузов, погибло много отважных моряков.
Северный флот до конца июля продолжал поиски и спасение транспортов конвоя PQ-17. Действия его надводных кораблей и подводных лодок достаточно хорошо освещены в нашей литературе. Мне только хочется вспомнить подводников. Мой знакомый по Тихоокеанскому флоту командир бригады подводных лодок Н.И.Виноградов много сделал в борьбе с фашистскими кораблями. Отважные действия командиров подводных лодок Н.А.Лунина, В.Н.Котельникова, В.Г.Старикова и других известны всем.



Командир бригады подводных лодок Северного флота контр-адмирал Николай Игнатьевич Виноградов.

Существенную роль в борьбе с германскими морскими силами сыграла атака подводной лодкой Н.А.Лунина линкора «Тирпиц». Интересно, что когда я был на британском корабле, ко мне подошел один из офицеров и сообщил, что русские по радио сообщили об удачной атаке «Тирпица» их подводной лодкой. «Однако, — говорил он, — у нас таких данных нет, и линкор целый и невредимый возвратился в порт». Я ответил на русский манер: «Поживем, увидим». Во всяком случае, атака Лунина была важной в борьбе с основными силами флота фашистов, находящегося в Норвегии. Трагична гибель известного подводника — Магомеда Имадутдиновича Гаджиева, сражавшегося до конца с вражеским самолетом. За героизм и отвагу ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.



Командир К-21 капитан 3 ранга Н.А.Лунин. Полярный, лето 1942г. М.И.Гаджиев: «Нет нигде и не может быть такого равенства перед лицом смерти, как среди экипажа подводной лодки, на которой либо все погибают, либо все побеждают».

Активные действия североморцев отвлекали и парализовали часть сил противника и не давали ему возможности успешно бороться с конвоями союзных сил. Северный флот наряду с этим должен был нарушать коммуникации немцев, интенсивно перевозивших северными морями железную руду и никель для нужд военной промышленности. При этом диапазон и протяженность действий флота простирались на восток до побережья Новой Земли, где фашисты старались нарушить наши арктические перевозки.
История поражения конвоя PQ-17 напомнила мне наш Таллинский переход кораблей в Кронштадт. И в том и в другом случаях корабли основного охранения покидали тихоходные и плохо вооруженные корабли с грузами и людьми: британский флот — из-за боязни крупных надводных кораблей немцев (в частности линкора «Тирпиц»), а у нас — из-за большей скорости движения военных кораблей по сравнению с тихоходными и старыми транспортными кораблями, уходящими из Таллина. Жертв было много и у нас, и у англичан. Но было мужество и братство моряков в борьбе с врагом и при спасении погибающих людей. В британском флоте, как и у нас, были примеры отважных поступков командиров кораблей, личного состава и других людей, участвующих в борьбе с фашизмом.
Неудачи с караваном PQ-17 привели к тому, что англичане отказались проводить конвои в полярный день. Конвой PQ-18 ушел из Англии лишь в сентябре 1942 года. В это время у нас в стране шли ожесточенные сражения под Сталинградом. Адмирал Д.Тови очень интересовался этими событиями и неоднократно старался узнать у меня информацию о Сталинградской битве.



Остались у меня в памяти еще четыре конвоя. Это PQ-12, PQ-13, PQ-15 и PQ-16.
Конвой PQ-12 был непосредственно связан с выходом на его перехват линкора «Тирпиц» и других кораблей. Это было в марте 1942 года. Американские самолеты с авианосца «Викториес» обнаружили «Тирпиц» и несколько раз атаковали его, но торпеды не попали в цель. К сожалению, главные силы, руководимые адмиралом Д.Тови в этой операции, из-за радиомолчания не смогли принять участие в борьбе с германским линкором.
Конвой PQ-13 вышел из Исландии в конце марта. Линкор «Кинг Джордж V» с командующим флотом Д.Тови организовывал его охрану. Были атаки подводных лодок, эсминцев и самолетов. Погибли несколько транспортов, был поврежден торпедой, но продолжал вести бой с немецкими кораблями британский крейсер «Тринидад».
Отношения с командующим флотом Метрополии Джоном Тови у меня были хорошими. Он внимательно и с чувством уважения к русским выслушивал мои сообщения. Интересно, что когда в январе 1943 года, находясь на линкоре, я неожиданно получил сигнал из Лондона: «Вернуться на Родину», адмирал Д.Тови, узнав об этом, несколько растерялся. Положение на сухопутных фронтах в то время было не очень благоприятным, немецко-фашистские войска еще обладали инициативой. И очевидно, в этом сообщении прозвучала какая-то нотка недоброжелательности Советского Союза к Англии. Он спрашивал меня, почему отзывают. Но я и сам не знал в чем дело. Потом оказалось, что британский наблюдатель на нашем Черноморском флоте грубо нарушил статус, установленный для наблюдателя. Он пытался завербовать информаторов по секретным вопросам. Для того, чтобы отозвать его обратно, в дипломатических целях из Великобритании нужно было отозвать меня. Главой британской миссии в Москве был контр-адмирал Джон Майлс. Он пришел к Н.Г.Кузнецову и спросил: «Почему вы отзываете коммодора Египко?» Николай Герасимович объяснил, что «ваш офицер-наблюдатель занимается шпионскими делами, и мы требуем, чтобы вы отозвали его с нашего флота». Поэтому и англичанами был поставлен вопрос о моем возвращении на родину.



Британский крейсер «Тринидад»

Несколько слов о разведке. Сразу же скажу, что никаких контактов и общения у меня с нашей разведкой не было. Я был назначен в аппарат военно-морского атташе при посольстве СССР в Лондоне, и моей основной целью было наблюдать за военными действиями британского флота. Правда, мои отчеты о службе в Испании и в Англии направлялись в разведывательное управление при Генштабе в Москве. Я старался все интересное для флота нашей страны изучать и пересылать в Москву. Не знаю, была ли от этого какая-нибудь польза.
Через полгода на британский флот был назначен новый наблюдатель, капитан 3 ранга Н.М.Соболев, о котором я уже упоминал. В память о плавании с адмиралом Д.Тови у меня осталась фотография с его дарственной надписью.
В апреле 1942 года из Советского Союза шел обратный конвой QP-11, в состав которого входил крейсер «Эдинбург», на его борту находилось 7 тонн советского золота в уплату за производимые союзные поставки. На нем было много раненых англичан и американцев, возвращавшихся домой. Крейсер атаковала подводная лодка, а затем и немецкие эсминцы. Была возможность его спасти и сохранить золотой долг, но по приказанию англичан крейсер был торпедирован своими кораблями и затонул в 300 милях от Кольского залива на глубине 260 метров. В 1980-х годах он был обнаружен британскими поисковиками, основная часть золота была поднята английской фирмой и поделена между СССР и Великобританией в пропорции 3:1.



Золото крейсера "Эдинбург". В.Вишневский

Следующий конвой в Советский Союз, PQ-15, в котором я участвовал, был отправлен в начале мая 1942 года. Флот Д.Тови обеспечивал его защиту. Конвой подвергся нападению немцев, главным образом самолетов, и потерял несколько транспортов.
Один трагический случай хорошо запомнился мне. Я находился на линкоре «Кинг Джордж V». Погода была туманной и пасмурной. Случилось так, что линкор, шедший полным ходом, из-за плохой видимости и нарушения правил применения опознавательных сигналов ровно посередине разрезал свой собственный эсминец «Пенджаби». Взрыв глубинных бомб на тонущем корабле слегка повредил линкор «Вашингтон», находящийся невдалеке.
Были и другие конвои и походы. 30 мая 1942 года при защите конвоя PQ-16 погиб первый за время войны в Военно-Морском Флоте дважды Герой Советского Союза Борис Феоктистович Сафонов. Отважный летчик и замечательный мастер своего дела. Героически защищался наш советский транспорт «Старый большевик» с большим грузом взрывчатки на борту. Его команда отбила множество авиационных атак немцев. Он боролся с пожаром и был доставлен благополучно в порт назначения. Англичане бросали и топили поврежденные суда, а русские боролись и отважно спасали и суда, и грузы.



Пожар на теплоходе «Старый большевик» в Баренцевом море. - Огненные походы: Мурманское морское пароходство в годы Великой Отечественной войны: — Мурманск: Кн. изд-во, 2005.

Британские и американские корабли охранения всегда оказывались в выигрышной ситуации и хорошо отражали атаки вражеских эсминцев. Однако потери в конвоях составляли 15-20 %. Это было результатом активных действий германских подводных лодок и авиации. Хотя, как отмечает Ф.Руге в книге «Война на море 1939-1945», их самолеты в то время еще не были оснащены радиолокационными станциями для обнаружения кораблей.
Когда корабли подходили к Норвегии, мне вспоминалась курсантская практика. В 1928 году был дальний поход на легендарной «Авроре». Мы побывали в столице Норвегии Осло (ранее Христиания). Командиром крейсера был А.Ф.Леер. К нам на корабль прибыла посол Советского Союза А.М.Коллонтай. Очень-хорошо помню ее, одетую в темный костюм с белой блузкой и с маленьким красным бантиком на шее.
Нас построили на палубе, состоялся приветственный салют в честь посла СССР. Александра Михайловна, окруженная представителями нашего посольства, в основном, женщинами, сказала, обращаясь к нам: «...Поздравляю вас, товарищи моряки, с прибытием в иностранные воды». Мы воодушевленно прокричали три раза «Ура!». Командир дал команду разойтись, и все разбежались по своим местам. Я был у камбуза. Смотрю — гости идут к пекарне, откуда доносился приятный запах свежеиспеченного хлеба. А.М.Коллонтай с восхищением произнесла: «Замечательный запах русского хлеба». Все женское окружение тоже было в восторге. Оказалось, что в Норвегии вообще не выпекают черный хлеб. Командир отдал приказ, и к вечеру в советское посольство были доставлены два мешка душистого русского хлеба.

Продолжение следует


Главное за неделю