Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

Михайловский (Инженерный) замок. Фрагменты истории. М.Агронский. Часть 3.

Михайловский (Инженерный) замок. Фрагменты истории. М.Агронский. Часть 3.

Убийство в Михайловском замке.

Заговорщики.


В этом экскурсе в прошлое не могу не упомянуть о трагических событиях, которые происходили в этом царском доме, и последующей судьбе замка.



Страница Натана Эйдельмана

Все упомянутые выше источники информации не обошли вниманием и подробности заговора и убийства Павла I. За прошедшие более чем 200 лет изучены и опубликованы подробности этого преступления. Н.Я.Эйдельман в главе «Одиннадцатое марта» буквально по минутам расписывает ход событий. «Понедельник шестой недели великого поста. Царь встает между четырьмя и пятью утра, с пяти до девяти работает….» Не менее подробно и у других авторов со ссылкой на свидетельства свидетелей и участников убийства. У меня нет намерения изложить все эти подробности. Кратко все это выложено и в сети. Остановлюсь только на двух моментах. Сколько было стражи в эти часы и минуты, и кто конкретно убил императора.
Что удивительно: многочисленность стражи и участие в её ежедневном разводе самого императора не помешало заговорщикам выполнить задуманное. Читаем у Шильдера: «В караул в Михайловский замок, на большую гауптвахту вступили семеновцы, при которых находились капитан Воронков, поручик Полторацкий и подпоручик Ивашкин. Затем внутренний караул в овальной комнате. Примыкавшей к парадной лестнице, занимали преображенцы, с которыми находился поручик Марин. Сверх того, близ покоев императора еще другой внутренний караул от конного полка, под командой корнета Андреевского». Автор называет элитные полки, расквартированные в столице, которым было доверено охранять императора и его семью.
Как проходило дежурство в одном из упомянутых караулов, упоминает тот же историк Шильдер: «Ночь была холодная и дождливая. В главном карауле все дремали. Вдруг прибегает лакей с криком:
— Спасайте! Поручик Полторацкий обнажил шпагу и, обращаясь к солдатам, воскликнул:
— Ребята, за царя!.. Все бросились вслед за Полторацким, перебежали двор и поднялись по парадной лестнице. Но вдруг на верхней площадке появились граф Пален и генерал Беннингсен. Раздалась команда:
— Караул, стой! Затем они услышали слова:



Государь скончался апоплексическим ударом; у нас теперь новый император Александр Павлович!»
Саму драму, происходившую в спальне императора, маститый историк по неизвестной причине не описывает.
Зато подробности этой ночи в попытке восстановить ход событий особенно усердствовали писатели с мало знакомыми фамилиями в постсоветское время. Хотя на этой ниве усердно потрудился еще в СССР Н.Я.Эйдельман, книга которого «Грань веков» была опубликована в 1982 г.
Уже упоминалось, что в последнее время вышло несколько изданий книги «Михайловский замок» коллективных авторов, в которой опровергается версия апоплексического удара. Первый вариант этой книги есть в нашей домашней библиотеке. Последующие, видимо, малотиражные издания, разошлись очень быстро и малодоступны. Поэтому предлагаю прочесть отрывок одной из глав этой книги, автор которой Семенов В.А придерживается следующей версии гибели царя:
«Вечером 11 марта 1801 года заговорщики, которых было около 60 человек, собрались у одного из участников заговора генерала П.А.Талызина – командира Преображенского полка. Квартира Талызина располагалась в здании казарм 1-го батальона этого полка, находившихся рядом с Зимним дворцом. Там заговорщики разбились на две группы и двинулись к замку. Одна – меньшая, в которой было порядка 20 человек, во главе с П.А.Паленом и Н.А.Зубовым, вышла на Невский проспект и направились к главным Воскресенским воротам замка. Она проникла во дворец, но непосредственного участия в убийстве не принимала. Позднее некоторые современники даже обвинят Палена в двоедушии. В решающий момент его не было в спальне Павла, а как только события свершились, он немедленно объявился в комнатах нового самодержца и взял инициативу в свои руки. Мемуаристами было высказано предположение, что Пален подстраховался на случай провала заговора. Если бы свержение не удалось и Павел смог сбежать, то Пален выступил бы в роли спасителя царя. Скорее же всего эта группа играла роль резерва и не должна была выпустить императора из замка.



Петр Пален

Другая группа – большая, насчитывавшая около 40 человек, во главе с П.А.Зубовым и генералом Беннингсеном, вышла на улицу Миллионную, затем на Марсово поле и, минуя Третий Летний сад, подошла к подъемному мостику, перекинутому через Церковный канал Михайловского замка. Пройдя по этому мосту, заговорщики попали на территорию замка к Рождественским воротам.
Уже здесь начинаются вопросы. Известно, что вокруг замка были расставлены многочисленные часовые, подъемные мосты на ночь были подняты. И тем не менее группы заговорщиков, насчитывавшие несколько десятков человек, беспрепятственно проникают на территорию замка. Как это случилось? Версии различны. По одной из них, заговорщики переправились по льду замерзших каналов. Но тогда не понятно, почему часовые не подняли тревогу? По другой, также малоправдоподобной, часовой, стоявший у моста, был подкуплен. Этой версии придерживался и А.С.Пушкин, много знавший о событиях 1801 года. В оде «Вольность» в 1817 году он писал: «Молчит неверный часовой, / Опущен молча мост подъемный». Но… Во-первых, столь многочисленную группу, приближающуюся к замку, не могли не заметить часовые других постов, и тем не менее тревога не была поднята. Во-вторых, в таком случае нужно допустить, что хотя бы часть рядовых знала о готовящемся перевороте. Однако ни в одном из мемуарных источников об этом нет упоминаний. Убедительной выглядит версия одного из исследователей – Николая Овсянникова, высказанная в начале XX века. Он передает известный разговор Павла и Палена о том, что «хотят повторить 1762 год», цитируя мемуары А.Ф. Ланжерона, и заканчивает его своими словами: «Затем Пален доложил, что он нуждается в чрезвычайных полномочиях для предупреждения возможных случайностей, и получил их. Без такого документа он не мог бы в ночь на 11 марта 1801 года проникнуть во дворец»…. В проезде Рождественских ворот есть дверь, ведущая на винтовую лестницу, сохранившуюся и поныне.



Эта лестница вела непосредственно к личным комнатам императора, находившимся на втором этаже. Заговорщики вошли в дверь и начали подниматься по винтовой лестнице…. Известно, что в замок вошло около 40 человек, а до спальни добралось лишь примерно десять из них. (В собственноручных мемуарах Беннингсен пишет: «Из всей толпы сначала окружавшей нас, осталось теперь всего человека четыре. Подобным же образом пишет племянник Беннингсена майор Э. фон Ведель, который передает рассказ своего дяди: «Остались только Беннингсен, Зубов и четыре офицера»). Общим местом в мемуарах стало утверждение о том, что большая часть заговорщиков отстала, заблудившись в темных, запутанных проходах замка. Действительно, планировка замка на редкость сложна. Но здесь как раз тот самый случай, когда заблудиться негде. Поднявшись по 74 ступеням вверх, мы оказываемся в бельэтаже непосредственно перед комнатами императора…. Сколько же их было на самом деле?... А.Ф.Ланжерон, передавая рассказ генерала о перевороте 11 марта, приводит его слова: «Нас осталось всего 12 человек».
Бесспорными участниками событий в замке, фамилии которых упоминаются большинством мемуаристов, могут быть названы два брата Зубовых, Платон и Николай, генерал Л.Л.Беннингсен, офицеры Я.Ф.Скарятин, А.В.Аргамаков, И.М.Татарников, В.М.Яшвиль. Кроме того, несколько, а порой и лишь один из мемуаристов упоминают офицеров Е.С.Горданова, В.А.Мансурова, Д.Н.Бологовского, И.Г.Вяземского и камердинера-француза князя Платона Зубова, имя которого остается неизвестным.
Поднявшись в бельэтаж, заговорщики оказались перед запертой дверью, ведущей в небольшую комнату, где на посту постоянно находились два камер-гусара. (Из словаря Даля. Камера, т.е. комната, покой. Гусар – не только легкоконный воин, но и служитель у вельмож). В числе заговорщиков был плац-адъютант Михайловского замка капитан А.В.Аргамаков, в обязанности которого входило докладывать императору о чрезвычайных происшествиях в городе, невзирая на время. Аргамаков постучал в дверь и сказал, что в городе начался пожар и ему нужно срочно доложить о случившемся государю. Обманутые камер-гусары, зная голос Аргамакова, открыли дверь, и тогда заговорщики, минуя это помещение, ворвались в библиотеку. Библиотека, представлявшая собой прямоугольный в плане зал, непосредственно сообщалась с опочивальней императора; справа от входа были двери, ведущие в спальню. Обратившись к плану замка, легко заметить, что библиотеку от спальни отделяла капитальная стена, рядом с которой была возведена тонкая дополнительная перегородка, благодаря чему образовался тамбур между библиотекой и спальней. В этом простенке находилась дверь, ведущая на узкую лестницу, по которой можно было спуститься в апартаменты императора, располагавшиеся на первом этаже… Здесь вновь возникает вопрос, ответить на который непросто. Сколько человек охраняло спальню Павла?... Гораздо большего внимания заслуживает рассказ о стычке с камер-гусарами, о которой упоминают большинство мемуаристов… Спальня сообщалась с Овальным будуаром, дверь из которого вела в покои императрицы Марии Федоровны.



Княжна Анна Петровна Лопухина. Боровиковский В.Л.

Хорошо известно, что в последние годы отношения Павла со своей супругой сильно обострились, особенно после появления официальной фаворитки – Анны Лопухиной-Гагариной… Как писали некоторые современники, неудовольствие Павла своей супругой дошли до такой степени, что он не только прекратил с ней все отношения, но и приказал закрыть дверь, ведущую из овального будуара в комнаты Марии Федоровны… Это сыграло роковую роль в мартовскую ночь: Павел тем самым отрезал себе путь к спасению… (Далее вопросы: пытался ли Павел вообще бежать или прятаться, как некоторые утверждали). Более правдоподобно выглядит свидетельство единственного участника событий, происходивших в спальне, оставившего собственноручные воспоминания, генерала Беннингсена, который довольно буднично описывает этот эпизод: «Мы застали императора стоящим возле кровати, перед ширмами».
Последовавшая затем сцена еще менее ясна, чем все остальные события этой ночи. По словам Н.А.Саблукова, «отличавшийся обыкновенно большой нервозностью, Павел на этот раз, однако, не казался особенно взволнованным и, сохраняя полное достоинство, спросил, что им всем нужно? Можно предположить, что император повел себя не только достойно, но и довольно решительно. Согласно версии Э.фон Веделя, государь «без умолку громким криком звал на помощь», по утверждению М.А.Фонвизина, у Павла вырвалось «несколько угроз», а один из современников идет еще дальше и пишет, что император после словесной перепалки даже ударил Платона Зубова.
Достоинство, с которым держал себя Павел, сначала обескуражило заговорщиков, а потом послужило последней каплей, переполнившей чашу ненависти, копившейся в течение длительного времени. Кроме того, нельзя не отметить, что, согласно утверждениям абсолютного большинства современников, офицеры, находившиеся в спальне, были пьяны. Мемуаристы расходятся в деталях, но почти все утверждают, что первый поднял руку на своего сюзерена граф Николай Зубов. Он ударил императора в висок массивной золотой табакеркой, зажатой в руке. Павел повалился на пол и, как пишет один из мемуаристов, «все бросились доколачивать его». После короткой жестокой борьбы Павел был задушен офицерским шарфом»…



Ночная рубашка Павла I и гвардейский шарф (аналогичный орудию убийства).

На этом я прерываю цитировать главу, написанную В.А.Семеновым, из книги «Михайловский замок», вышедшей в 1999 году тиражом в 5000 экз. В этом кратком отчете после просмотра выставки я не собирался вдаваться в дебри истории замка. Однако отмечая малодоступность этой информации и появившийся всплеск интереса к правде об истории собственного отечества, выше лишь коснулся самой трагичной страницы жизни Павла I . Если это кого-то заинтересовало, рекомендую прочесть более доступную по тиражу и более подробную книгу Н.Я.Эйдельмана «Грань веков», которая, скорее всего, есть в любой библиотеке. (Москва. «Мысль». 1982, тираж 100 000).

Некоторые сведения о дальнейшей судьбе Михайловского замка.

В книге «Михайловский замок» две последующие главы, написанные В.Е.Французовым, позволяют начать рассказ о последующих днях и годах использования помещений замка.
«Потеряв своего хозяина, осиротевший замок опустел, и лишь изредка тишину его роскошных залов нарушали неторопливые шаги смотрителя и служителей дворца. (Семья убитого императора вернулась в Зимний дворец). Вскоре после похорон Павла началось разорение его «любимого детища; отсюда начали вывозить уникальные художественные коллекции и предметы обстановки. Само здание замка было определено для размещения в нем государственных (и иных) учреждений и квартир служащих, в основном, Придворной конторы… Летом 1817 года (великий князь) Николай Павлович становится генерал-инспектором по инженерной части и шефом лейб-гвардии Саперного батальона… Одним из первых шагов нового генерал-инспектора стало учреждение в 1819 году Главного Инженерного училища…». Для его размещения он обратился к своему венценосному брату и получил разрешение на передачу Михайловского замка в ведение Инженерного департамента. После официального открытия училища, которое состоялось 11 марта 1820 года, начались работы по приспособлению его апартаментов для нужд этого ведомства и размещения училища.



23 февраля 1823 года генерал-инспектор по инженерной части в своем приказе сообщал, что «Его Императорское Величество соизволил приказать: Михайловский замок…. Именовать впредь Инженерным замком».
Спустя 20 лет этот грандиозный дворец требовалось не только приспосабливать для новых целей, но и ремонтировать полы, окна, двери, печи и многое другое. Для покрытия затрат на ремонт многие ценные вещи и конструкции было разрешено продавать. Николай Павлович принимал личное участие в формировании училища, подборе преподавателей и воспитателей. Им лично были введены в курс преподавания тактика и воинские уставы. Став императором, Николай I по-прежнему уделял пристальное внимание подготовке в училище квалифицированных инженерных кадров. Позднее в стенах замка была создана и Инженерная академия, которая вместе с училищем в 1869 году отмечала свой 50-летний юбилей.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю