Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Неизвестный адмирал. Часть 20.

Неизвестный адмирал. Часть 20.



В минно-торпедном классе. Л.К.Бекренев стоит второй справа. 1928 год.



Футбольная команда ВВМУ им. М.В.Фрунзе. Четвертый слева Л.К.Бекренев. 1929 год.

Тетрадь № 5.

Глава XI. На специальных курсах.


В мае 1927 года закончилось обучение моего курса на общеобразовательных курсах. Морскую практику проходили на учебном судне «Красный Ленинград».



1 октября 1927 года 160 юношей, включая 38 курсантов, переведенных с общих курсов, начали обучение на первом специальном курсе. Среди новобранцев 18 человек были краснофлотцы и красноармейцы, окончившие общеобразовательные школы по месту прохождения действительной военной службы. Другие 104 человека – прибывшие из разных городов после окончания полной средней школы, успешно сдавшие вступительные экзамены на первый специальный курс.
Набор 1927 года оказался удачнее, хотя и здесь не обошлось без отчисления из училища. Из 38 бывших общекурсников были отчислены 27 человек: 2 – по недисциплинированности и 25 – по неуспеваемости. На этом и закончилась трагедия общеобразовательного курса набора 1924 года. Таким образом, из 135 юношей, принятых в 1924 году на первый общеобразовательный курс, училище окончили в феврале 1931 года только лишь 11 человек!!! Из 122-х новобранцев 1927 года: 14 человек было отчислено по неуспеваемости. Выпустилось в феврале 1931 года 119 человек.
Сразу на курсе сложилась благоприятная общественная атмосфера, которая на протяжении всех трех лет и 5 месяцев обучения на специальном курсе держалась на товариществе и взаимодействии. Не было ни группировок, ни ссор, ни неприязни. И большая заслуга в этом деле – партийной ячейки, образовавшейся из новобранцев краснофлотцев и солдат, и созданной в начале учебного года комсомольской организации. Они твердо держали в поле своей деятельности состояние на курсе дисциплины, успеваемости, организацию досуга слушателей. В основе своей эти же стороны жизни находили место в стенгазете.
Партячейка и комсомольская организация действовали куда деловитее и требовательнее, чем это было при обучении на общих курсах. В последующие годы партячейка увеличила свою численность.
На курсе значительно повысился уровень культурно-массовой работы: практиковались коллективные выходы в театры, музеи, сформировалась художественная самодеятельность, спортивная работа.



Адмирал Иван Иванович Байков.

Не могу не вспомнить таких курсовых «актеров» как Ваню Байкова, выступавшего с большим успехом с юмористическими рассказами М.Зощенко и с пародиями на известного в те годы в Ленинграде комика-сатирика Василия Васильевича Гущинского. Бурной овацией провожали зрители наше трио: Петю Демина, Костю Мельникова, Мишу Дорохова после их синхронного, четкого, артистичного исполнения появившихся в годы НЭПа танцев чарльстон, румба, американская чечетка, а также матросского танца «Яблочко» их собственной композиции. С затаенным дыханием слушатели, находившиеся в огромном Зале Революции (В.Бекренев: При царе зал Морского кадетского корпуса был самым большим танцевальным залом в городе), слушали арии из опер и оперетт, русские и цыганские романсы, русские народные песни и появившиеся тогда песни «Красная Звездочка», «Кирпичики», исполнявшиеся нашим курсовым певцом (драматический тенор) Костей Половцевым. Он же, кстати сказать, и прекрасный художник портретист и пейзажист. Двое с курса: Дорохов (кларнет) и Бекренев (труба) входили в состав училищного самодеятельного духового оркестра, выступавшего не только на вечерах танцев и сопровождавшего военные шествия, но и с концертными программами.



Оркестр училища. 1927-28 г. Л.К.Бекренев стоит в переднем ряду в центре.

В 1928 году самодеятельный оркестр распался. Большинство его музыкантов были выпущены из училища. Был открыт штат духового оркестра из профессиональных музыкантов. А мы на своем курсе создали оркестр «смешанных» инструментов: рояль – Гоша Иванов, скрипка – Костя Слатинский, кларнет – Миша Дорохов, труба – Бекренев, банджо (струнный щипковый инструмент) – Костя Мельников, гитара – Витя Яковлев, флексатон – Ваня Байков, свирель – Леня Скородумов, ударники – Юля Семенович и Магомет Гаджиев. Участвовали в вечерах художественной самодеятельности.



Училищный оркестр. Л.К.Бекренев (крайний слева) дирижирует оркестром. 1928-1929 учебный год.

Вспоминая о постановке в училище культмассовой работы, нельзя не сказать о концертах, устраиваемых в Зале Революции для личного состава училища с участием профессиональных сил ленинградских театров и эстрады. Всех участников, конечно, не помню, но мы слушали, можно сказать, «звезд» Мариинского (затем имени С.М.Кирова, ныне вновь Мариинский) театра оперы и балета: Батурина, Мигая, Пичковского, восхищались искусством, тогда еще молодой, но уже «звезды» балета этого же театра, Марины Семеновой. Слушали актеров оперетты: Ростовцева. Феона (старшего), Ярона, Щиголеву, Орлова, Орлову, Ксендзовского, весьма популярных тогда в Ленинграде.
Запомнились Ирма Яунзем – песни нескольких народов на их родных языках, Нина Викторовна Дулькевич – русские и цыганские романсы, Смирнов-Сокольский – автор и исполнитель политических фельетонов, выступавший одетым в неизменную темно-синию бархатную толстовку с большим на шее белым шелковым бантом. Смотрели и слушали «острого» комика-сатирика Гущенского, других актеров эстрады.
В роли конферансье чаще всего был любимец ленинградской публики Михаил Наумович Гаркави, мастер конферанса. Несмотря на мощные габариты своей фигуры, он обладал удивительной легкостью в движениях.
Концерты в училище, особенно с участием профессионалов, приобщали нас, провинциальных парней, к большой русской и мировой музыкальной, вокальной, хореографической культуре.



«Живая газета» в рабочем клубе. Конец 1920-х. А.Г.Платунова.

Концерты редко проходили без участия нового, только что появившегося в те годы жанра искусства – «Рабочей газеты» или, как еще называли «Живой газеты». Человек 8-10 молодых актеров, скорее всего из рабочих клубов, одетых в синие блузы, типа толстовок, почему их и называли «синеблузниками», посредством коллективно-композиционного исполнения выступали с фельетонами, монологами, декламацией, песнями, как говорится, «на тему дня», откликаясь остро, критически, с юмором на текущие социальные и политические события, происходившие во внутренней и международной жизни.
В том же Зале Революции проводились спортивные вечера, на которых слушатели и курсанты-спортсмены демонстрировали свои достижения в спортивной гимнастике и боксе. В составе сборной команды по спортивной гимнастике были два наших однокурсника: Илья Беляев и Леша Ямпольский – прекрасные гимнасты. Команда, участвуя в соревнованиях на первенство ленинградского военного округа и военных учебных заведений ленинградского гарнизона, ни разу не оставалась без призового места и неоднократно была победителем.

Постоянный командный и педагогический состав.

В превалирующем большинстве это были офицеры царского флота. Наш флот еще не имел в те годы своих педагогических кадров, да и командные кадры стали появляться лишь с 1922 года.



Адмирал Н.А.Бологов. Москва. Начало 50-х гг. ХХ века. Фото из архива Алексея БИРЮКОВА.

В 1924-1926 г.г. начальником училища и комиссаром был Николай Александрович Бологов – офицер старого флота. В годы Гражданской войны командовал кораблями Красного флота, тогда же был принят в ряды партии большевиков. В 1926 году был назначен военно-морским атташе при посольстве СССР в Японии. Вернувшись, работал в центральных органах РККФ. Имел звание контр-адмирал.
В том же 1926 году училище принял Юрий Федорович Ралль, до этого командовавший линейным кораблем «Марат» Балтийского флота. Тоже офицер старого флота, участник Гражданской войны на стороне красного флота. Юрий Федорович был известен как высокообразованный военный моряк, уважаемый командир. Беспартийный. В КПСС вступил в 1941 году с началом Великой Отечественной Войны. Комиссаром училища был назначен известный флотский политработник Яков Васильевич Волков. Оба они – и Ралль и Волков – внесли существенный вклад в совершенствование учебного процесса. Выработали единый учебно-воспитательный план, целевые установки по каждой учебной дисциплине, сформулировали задачи по многим курсам.
Комиссия Центра, проверявшая деятельность училища в 1929 году, дала высокую оценку состоянию обучения и дисциплины в училище.
В октябре 1930 года Ралль и Волков получили новые назначения по службе со значительным повышением в должности. Ралль – начальником боевой подготовки Военно-морских сил, а Волков – членом Военного совета Тихоокеанского флота.



Юрий Федорович Ралль.


Главное за неделю