Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Демократическое рондо крылатых ракет. И.Жаров. Монолог дождя. К.Лукьяненко.

Демократическое рондо крылатых ракет. И.Жаров. Монолог дождя. К.Лукьяненко.

Демократическое рондо крылатых ракет. И.Жаров.

Составители западных конспектов мирового развития торжественно заявили о том, что эпоха факта закончилась и наступила эпоха договора. Это когда ты просыпаешься, но тебе говорят, что ты ещё спишь, потому что мы так договорились. Вот 8 сентября в Москве народ, не просыпаясь, пойдет исполнять свой демократический долг. Он будет отдавать голос. Народ не знает самого главного: он отдает свой голос ежедневно, по нескольку раз на день, голосуя рублем. И это самый демократический способ выражения своего мнения, отношения к действительности, это ответ на многие вопросы, которые ежедневно задает жизнь. Но почему-то авторы политических конспектов ни разу за всё то время, когда политический продукт под брендом «демократия» стал интенсивно продаваться, не упомянули о самом демократическом, а главное, постоянном волеизъявлении большинства населения. Вместо этого предлагается некая демократическая процедура, которая происходит один раз в несколько лет только для того, чтобы в итоге избиратель мог обзавестись временным лидером, который, если быть честным, заранее даже понятия не имеет, куда вести свою паству.

Самое печальное для нас с вами заключается в том, что мы живем в совершенно искусственном мире, в котором абсолютно безграмотные люди могут с помощью соцсетей пафосно влиять на сознание своей случайной аудитории, умея только ёрничать, высмеивать всё вокруг себя, отвергая самые основные принципы демократии, которая, хотя интуитивно понятна, но никогда не скажет, как относиться к мнению другого человека, если оно не совпадает с твоим собственным. В демократии на невероятную высоту поднят голос – человек отдал свой голос и… Но за этим «и….» ничего не следует. Например, египтяне отдали свои голоса за Братьев-мусульман, у которых политическая практика в европейском понимании этого слова почти никакая, а хозяйственной практики управления страной вообще нет. В итоге, за всё приходится платить, а цена у демократии всегда одна и та же – человеческие жизни.

Удручает однообразие рецептов. «Оранжевые прописи» не удались в Турции. Не успела утихнуть Турция, заголосила про «оранжевое солнце демократии» Бразилия. К счастью, и в той и в другой стране людям хватило здравого смысла продолжить жизнь как ни в чем не бывало, счастливо запутавшись в своих представлениях о том, чего же они больше всего хотят. В Бразилии массовые протесты плавно перетекли в пикеты в защиту ЛГБТ-сообщества. А в Турции позавчера народный гнев обратился против врагов… Сирии.

Печалит еще и то, что демократический продукт продается не совсем добровольно. На всякий случай, его могут сопровождать пара сотен самолетов и в два раза больше крылатых ракет. Это тоже голосование, и те, кто переживет волеизъявление такого рода, сразу заживет в демократическом раю. Во главе рая окажется ставленник, случайно сделавший карьеру в США. Первое, что он сделает, – подпишет счета, с одной стороны, увеличивающие долг его страны, а, с другой, позволяющие списать определенные суммы, значившиеся за спонсорами новоиспеченной демократии.

Квартальный месяц приближается, и пора писать отчеты, обоснования, массовые списания. Бомбардировки и ракетные удары существенно упрощают эту бухгалтерскую процедуру, поэтому демократическое волеизъявление западной коалиции вполне может использовать не бюллетени, а высокоточное оружие. В чем же сегодня провинился режим Асада в глазах демократической общественности? Последняя версия, изложенная британским премьером в парламенте страны, звучит так: неважно, какая из сторон в Сирии использовала химическое оружие, ответственность за это всё равно должно нести правительство страны. Мера этой ответственности будет определяться интенсивностью превентивной бомбежки. Вчера в программе CNN, в которой была сделана попытка устроить международную дискуссию по поводу того, что делать с провинившейся Сирией, какой-то представитель министерства обороны США хвастался креативностью своего ведомства, которое так компактно спланировало зоны боевых действий в Сирии, что любой самолет может отбомбиться, слетать заправиться и вновь выполнить свою задачу в зоне боев. Первая реакция здорового, нерасщепленного человеческого сознания заканчивается вопросом: а нормальные ли люди участвуют в телевизионной программе одной из крупнейших американских медийных компаний?

Теперь можно перейти к центральной теме моих заметок и попытаться ответить на вопрос, что такое демократия в современном понимании. Получается так, что одна развращенная своим богатством и долгами нация, на которую с неба падает почти 10 триллионов долларов ежегодно, имеет какие-то свои представления о демократическом устройстве мира. Оказывается, что у приличной страны демократий должно быть, как платьев в гардеробе у девицы на выданье: на каждый случай. Вот, например, появились общественные организации, критикующие действия президента, и к ним тут же пришли налоговые органы и сказали: или вы прекращаете наезды на президента, или у вас появятся налоговые проблемы. Наезды прекратились. Для американского президента — это вполне демократическая процедура.

Есть «мозговые тресты», «кризисные центры», основная задача которых сводится к тому, чтобы из различных маргиналов воспитать внешне добропорядочные партии, чтобы через них «втюхивать» якобы демократию, а на самом деле всеми силами отстаивать «интересы Запада», под которыми каждый понимает что-то своё, бесконечно близкое, как пейзаж за окном. Помимо «партийного воспитания» таких движений, как Братья-мусульмане, в ход идут и более изощренные средства. Кто сейчас помнит «Тонкинскую резолюцию» 1964 г., с которой началось прямое военное вмешательство США во вьетнамские события? Недавно прошло сообщение, что какие-то наши ветераны встречались с американскими ветеранами в американском музее вьетнамской войны. Вообще-то не я судья людям в ветеранском возрасте, но думать-то надо, где встречаться. Если уж так хочется встречаться, то кто мешал встретиться в музее той войны в Ханое? Тогда президент Джонсон тоже говорил об интересах Америки, о том, что Вьетнам нужно наказать, и если из тех речей убрать приметы тогдашнего времени, то ни один человек не отличит заявления того американского президента от нынешнего.

Кто воспитал и вывел в свет талибов и кто с ними сегодня борется? Кто породил «Алькаеду» и кто на борьбу с ней сегодня списывает огромные деньги? Кто творил демократов из Братьев-мусульман и кто уже вчера засадил их в тюрьму «Тора»?

А кто сегодня не знает великих слов «свобода, равенство, братство», которые, если следовать современной мифологии, породила Великая французская революция? Это та, в которой Марианна в предвосхищении современной моды «топлесс», зовет французов на баррикады. Другими словами, «Фемен» и «белая ленточка» в одном флаконе. Но, честно, скажите, многие ли знают, что такое «марсельские браки», которые тоже являются порождением всё той же революции и той же демократии. А «марсельские браки» — это когда мужчину привязывали к женщине и топили в море. Излишне говорить, что и мужчины, и женщины, которых попарно топили в море, считались врагами и свободы,и равенства, и братства. Об этом французы не любят вспоминать. Зато сегодня хорошо известен «марсельский поцелуй», когда в январе этого года два депутата-социалиста, обвязавшись национальным флагом, поцеловали друг друга в губы в знак солидарности с геями всей Франции. История сделала маленький кружок и, поиздевавшись, вернулась на место.

Но вернемся к делам нашим в Москве. Теперь уже через неделю москвичи понесут свои голоса «за Собянина», «за Навального», «за….. (сами поставьте фамилию)». У меня вопрос: неужели вы, несущие свои голоса, действительно думаете, что такая процедура является истинным решением московских проблем? Неужели вы думаете, что демократия — это когда вы заранее знаете, что ваш голос уже украден и хотите в хорошей компании совершить прогулку по московским улицам, соревнуясь друг с другом в остроумии? Неужели почти 15 миллионов москвичей отдадут себя в руки не профессионала, а человека, который кое-как пытается проявить себя на политическом поприще? Я не имею в виду конкретного кандидата. Я имею в виду ситуацию, когда избирателя пытаются лишить здравого смысла. Посмотрите на Египет. Там протестное голосование привело к появлению президента из Братьев-мусульман. Процедура была наидемократичнейшая, консультантов со всего света у Братьев-мусульман было столько, что десяти Навальным столько не снилось. А в результате почти мгновенное увядание экономики, обилие политических и финансовых ошибок, попытка прибрать к своим рукам побольше власти. Ну, хорошо в Египте самые богатые — военные, и им не все равно, сколько они будут зарабатывать в свободное от службы время. В итоге неудачник-президент сидит в тюрьме, а народ расплачивается за свою любовь к демократии всё новыми и новыми жертвами. А всё потому, что поверил, будто демократия — это всё, а профессионализм ничто.

Я понимаю, что реклама орет «Возьми от жизни всё!», бывшие политики женского пола хвастаются обилием мужчин в их жизни, национальные телеканалы с утра до ночи утверждают, что смерть человека — это решение всех проблем, и выбрасывают на аудиторию за год более двух миллионов убийств крупным планом. Я понимаю, что ребенок с двухлетнего возраста смотрит переводные мультики, где нет ничего русского, а для детишек постарше предлагают посмотреть фильм «Могила светлячков». Но поймите и меня: демократия — это пустой звук, и она хороша там, где всё уже есть и только её не хватает. Не верьте, что вы еще спите. Вы уже давно проснулись, только они ещё этого не успели понять.

Слава России!

Иван Жаров

30 августа 2013 г.

Монолог дождя. К.Лукьяненко.

Дождь. Как возвращение. Домой.
Шероховатость крыши, напоенная шорохом капель.
Дождь – удивительно мой,
Он – как создатель
Музыки, настроения, блеска уснувших листьев,
Он не хочет быть ни умнее себя, ни речистей.
Он – дождь,

Он пройдет, и солнце поселится
В капле-дождинке, оставит частицу себя,
И будет — недолго — биться, как сердце,
Каждого из нас неизменно любя.

И я не вижу никакой грани
Между мной и дождем,
Прошедшим, рассыпанным на мириады мгновений,
В каждом из которых – сбывшееся старание
И отголоски завтрашних песнопений.

Я играю дождь, как короля Лира –
Я всё отдал и выпал водой,
Они стоят у самых врат мира,
Но пришли пока ещё не за мной.

10 августа 2013 г.



Constantin Loukianenko


Главное за неделю