Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Неизвестный адмирал. Часть 35.

Неизвестный адмирал. Часть 35.

Более полного представления о городе мы просто не успели сделать. Возможно и потому, что бродили не по тем улицам и площадям, где сосредоточены его исторические достопримечательности. А последние, наверняка, были и есть. Роттердам – древний город. Его возраст насчитывает 9-10 столетий.
Дальнейший путь предстоял на Панамский канал.
Выйдя из Роттердама, прошли проливы Па-де-Кале и Ла-Манш. Вышли в Атлантический океан, который встретил нас совсем не дружелюбно. От северных берегов американского континента на юго-восток тянулась нескончаемая цепь мощных циклонов. Небо закрылось низкой, свинцовой, многослойной облачностью, несомой сильным ветром. Океан штормил, поднимая высокие волны, ледокол зарывался в них, его крен доходит, как я уже говорил, до 40 градусов, он переваливался с борта на борт, принимал на палубу большие массы воды, творившие по палубным надстройкам мощные гидравлические удары. У ледокола и при спокойном море скорость не превышает 13 узлов (это 24 км в час). А при таком шторме и при таком поведении ледокола мы вынуждены были уменьшить скорость до 13-14 километров в час.
Встречных кораблей не попадалось, мы их не видели. Единственными спутниками, редкими, были перелетные птицы, подолгу, часами сидели на реях корабельных мачт, отдыхали.
К семнадцатым суткам после Роттердама мы подошли почти к двадцатой параллели северной широты. Здесь шторм заметно снизил свой бунт. Видимость повысилась.



Не могу не рассказать о мастерстве штурмана Николая Александровича Сакеллари. В самом деле. После 16-ти суточного плавания в бушевавшей Атлантике, когда из-за нависшей над нами сплошной, непроглядной, многослойной облачности не представлялась возможность видеть Солнце, звезды, а из-за весьма ограниченной видимости не видна была линия горизонта, когда со свистом проносился над кораблем сильный ветер, который вместе с волнами сносил корабль с курса, когда, словом, не было в зоне видимости ни единого ориентира, чтобы определить место (координаты) ледокола в океане, он, Сакеллари привел корабль точно к намеченной точке у берега Американского континента.
Было это около полуночи. Темнота. Николай Александрович, выйдя из штурманской рубки на ходовой мостик, сказал помощнику капитана: «Через 12-15 минут на горизонте справа 20-25 градусов должен появиться маяк «Сомбреро». Данное сообщение мгновенно стало известно всему экипажу. Мы со Смирновым, с деятелями науки, с частью командного состава поднялись на ходовой мостик. Нам палубу вышел почти весь экипаж. Возникли, сказал бы, торжественно-волнительные минуты. Взоры всех обращены в направлении 20-25 градусов правого борта с впивающимися глазами, а некоторые биноклями в кромешную темноту. Каждому хотелось первому обнаружить признак Земли.
И вот… по океану разнесся громкий крик: «Вот он! Вот он! Вижу, вот он!». И этот крик слился в общее громкое: «Ура!».
Точно в объявленное Сакеллари время и по указанному направлению приветливыми проблесками огня мигал нам, а вернее сказать, мастеру-штурману, как бы поздравляя с благополучным прибытием после трудного плавания.
Да, провести корабль в точно заданную точку в условиях, когда океан бушует, нет видимости, нет ориентиров, при многодневном плавании, когда корабль находится под воздействием океанских течений, ветра, волны и других факторов, влияющих не его путь, провести только по расчетам или, как моряки говорят, по счислению, надо быть по истине мастером высочайшей квалификации. Именно таким и был уважаемый Николай Александрович Сакеллари – ученый, практик.
Со штурманом Куськовым мы наблюдали за его работой, за его расчетами. Он ежедневно, по несколько часов интересовался величиной расхода за час, за полсуток, за сутки каменного угля, т.е. топлива, воды, масел, весовых выброшенных за борт ненужных испорченных вещей, пищевых отходов. Требовал неоднократных, регулярных замеров силы и направления ветра, интересовался у штурвальных (рулевых), как часто и на какую величину (градусов) волна сбивает корабль с заданного курса (это называет «рыскание» корабля), у механиков интересовался об изменении оборотов гребных валов (винтов), оказывающих влияние на скорость корабля.
Все собираемые данные указанного содержания подвергались расчетам на предмет определения их влияния на ход корабля. К примеру, вес сожженного угля, выброшенного за борт ненужного, пищевых отходов поднимает корабль, уменьшает его осадку и одновременно с этим увеличивает площадь (парусность) борта корабля, который под влиянием силы ветра подвергается дрейфу (сносу) с избранного пути.
С учетом произведенного расчета (счисления) вводится поправка в курс корабля.



Работа штатных штурманов с Сакеллари была для них великолепной практической школой.
Не могу не сказать о «конфузе», в частности, Владимира Александровича Березкина – метеоролога и океанолога. Слово «конфуз» взято, конечно, в шутку.
Мы говорили ему: «Как же так, все ваши и ваших коллег научные труды указывают, что в весенний период, в марте месяце в Атлантике «работают» северо-западные пассаты (ветры). Мы поверили вам и рассчитывали на попутный ветер в Атлантике (в корму). А на деле оказалось, что на всей нашей атлантической дороге «работал» встречный ветер «мордатык»?! «Нет, - отвечал он, - наука не ошиблась. Мы просто начали переход Атлантики в переходный метеорологический период, в первую декаду марта».
Приблизившись к берегу, вдоль бортов стали встречать водоросли – признак того, что находимся в Саргассовом море – в море без берегов, в его южной части. Изменили курс на город Колон, где начинается восточная часть Панамского канала. Волнение моря упало до трех баллов. Небо освобождалось от облачности. Сияло Солнце. Мимо ледокола и через ледокол перелетали стаи летучих рыб. Появились акулы.
В тропических широтах столкнулись с непривычным для нас явлением, с высокой температурой воздуха и с высоким процентом относительной влажности воздуха в атмосфере. В каютах стало как в паровой бане. Спать ложились на верхней палубе. За короткие дни пребывания в тропической зоне некоторые предметы – металлические замки чемоданов, портфелей, перочинные ножи, пуговицы, а также мои карманные часы (лежали в кармане тужурки), их крышка, покрылись сплошной ржавчиной. Панамский канал проложен несколько севернее седьмого градуса северной широты.

Тетрадь № 7.

В городе Колон.


Колон – небольшой портовый город, названный в память о Колумбе. Здесь предстояло нам пробыть несколько дней. Надлежало пополнить запасы топлива и продуктов, исправить повреждения, причиненные кораблю атлантическим штормом, проверить состояние механизмом, всесторонне подготовится к переходу через Тихий океан в Чукотское море.



Город Колон – это восточные ворота Панамского канала, проходящего по территории государства Панама, разделяя его на две части – северную и южную.
Первое же знакомство с Колоном дало нам массу свидетельств, на той части панамской территории, по которой проложен канал, американцы осуществляют широкомасштабную расовую дискриминацию. Куда бы ни зашли: на почту, телеграф, банк, учреждение, в магазин, в автобус, словом, всюду в глаза бросаются крупные надписи: «Гольден» и «Сильвер». Первая из них ( в переводе) – «Золотой», указывающая, что здесь обслуживаются только «белые» люди, вторая надпись (в переводе) – «Серебряный», означающая, что здесь обслуживаются люди черной расы (негры, метисы).
Американцы приняли нас доброжелательно. Не так как во второй половине 1920-х годов, когда совершали разбойные налеты на советские государственные представительства.
Объяснить это можно, видимо, тем, что недавно, только в конце 1933 года (а мы зашли в Колон в марте 1934 года) США установили с Советским Союзом дипломатические отношения. А может быть еще и потому, что начальником нашей экспедиции был военный моряк в ранге вице-адмирала.
Когда Петр Иванович Смирнов – начальник экспедиции совершал визит командованию Панамского канала, положенный по военным морским законам, он был встречен полным церемониалом: оркестром, исполнившим государственный гимн СССР, прохождением почетного караула. В офицерском клубе был устроен прием в честь Смирнова.
Доброжелательность американцев также была проявлена представлением нам возможности (под словом «нам» имею ввиду начальника экспедиции и себя, как его адъютанта, Смирнов при всех выходах, сходах с корабля брал меня с собой). Во-первых: так принято на флоте. Во-вторых, оправляя меня в экспедицию на ледоколе «Красин», Начальник Разведупра Ян Карлович Берзин сказал мне: «Мы имеем очень мало сведений о Панамском канале, постарайся при возможности разузнать его техническое оборудование, организацию проводки кораблей, занимаемое время, сильные и слабые стороны канала». посетить базу подводных лодок, побывать на только что прибывшем после модернизации линейном корабле «Миссури», проходившим испытания, «прокатили» нас на самолете-амфибии, кстати, русского конструктора Сикорского, над Панамским каналом от Колона, до города Панама на Тихоокеанском берегу, показали нам с высоты позиции средств противовоздушной обороны и артиллерийские подвижные, на железнодорожных платформах, установки 12 и 14-ти дюймовых орудий, размещенных вдоль канала. Вместе с нами летал в Панаму политический обозреватель газеты «Правда» Изаков, свободно владевший английским языком.



Американский корабль подходит к одному из шлюзов Панамского канала. Фото: Tomas Munita (AP)

Нас поводили по городу Панама, показали его достопримечательности. Красивый город, но небольшой, много зелени, цветов. Показали военную базу, сопровождал нас адъютант командующего зоной Панамского канала.
Мы с Борисом Изаковым чуть было не купили индейскую 10-ти летнюю девочку. Проходя по парку увидели сидячего индейца, продававшего мартышку за 5 долларов и свою внучку за 20 долларов. Я спросил Бориса: «Может купим девчушку, красивая, чернявая, улыбающаяся. Возьмем с собой, обучим, воспитаем, человеком станет, а не вещью!?». Он подумал и ответил: «У меня такая же возникла мысль. Но… осуществить ее нельзя. Американская черная пресса, сказал он, завтра же закричит на весь мир: «Советы скупают американских детей и увозят к себе в рабство!». Борис был прав, он репортером был с большим стажем, остросюжетным. Работая в Германии, он не «понравился» местным властям. Гитлер, придя к власти, пожизненно выгнал Бориса из Германии (из этого выходит, что сам Гитлер метил на пожизненное правление Германии). После экскурсии по городу нас хорошо и вкусно угостили в ресторане.
На обратном пути в Колон наш самолет был накрыт мощным столбом тропического ливня – дождем. Барабанил по фюзеляжу и крыльям так, что говор был невозможен, проходил только крик. Самолет испытал сильную бортовую тряску. Дождевая вода затопила иллюминаторы, видимости никакой. И так… в течении трех минут. Приближаясь к Атлантическому океану, увидели, правда, на почтительно расстоянии, другой такой же мощный столб тропического ливня.
Перед выходом из Колона начальник экспедиции дал на борту ледокола ответный банкет командованию зоны канала с женами.
Вечер прошел весьма успешно с малым проявлением официальностей. Такой настрой, надо полагать, придали наши закуски и напитки, которые в те годы славились, можно сказать, во всем мире. Это русская водка и черная икра. Был подан на стол и чисто «красинский» напиток, понравившийся особенно дамам. В сладкое венгерское вино «Токай» добавили немного разбавленного спирта и назвали смесь (конечно, только для себя «Текай»).
На ледоколе не было водки, был спирт в бочках. Не для питья, конечно, а для медицинских целей, если потребуется «челюскинцам». Не было и расфасованной икры. Последняя была тоже в бочках.
Гости были весьма довольны банкетом, особенно второй его половиной (т.е. после выпитого «Токая»), с интересным американским и русским юмором.



Наш «Красин». Михаил Розенфельд. Смена. №269, Май 1935.

Рано утром, на четвертый день пребывания в Колоне, «Красин» вышел из гавани для продолжения следования в Чукотское море. Предстояло пройти Панамским каналом в Тихий океан.
Командование зоны канала пришло проводить нас. Они благодарили нас за удовольствие, полученное вчера на «Красине», желали счастливого плавания, мы поблагодарили за прием, за экскурсии и ускоренное содействие в подготовке «Красина» к дальнейшему плаванию.

Глава XVII. Панамский канал

Панамский канал начал строиться еще в 1870-1880 гг. французской акционерной кампанией.
Канал строился через Панамский перешеек, наиболее узкая часть которого составляет 48 километров. Однако вся эта затея вылилась, как теперь принято говорить, в «Скандал века» - в грандиозную аферу. Колоссальные денежные средства, полученные от продажи акций, были растранжирены. На продолжение строительства денег не было. Фирма обанкротилась, что привело к потере финансов десятками тысяч мелких держателей акций.
С тех пор слово «Панама» стало нарицательным, приобрело значение крупной аферы, скандальной авантюры, связанной с растратой, злоупотреблениями, с подкупом высоких должностных, государственных лиц.
В девяностых годах прошлого века другая французская компания взялась за строительство канала. Но тут вступили в действие американские притязания и англо-французские противоречия.
В сговоре с Англией США получили право на строительство канала. Французская кампания была вынуждена отступить, продать США концессию на строительство канала.
В восьмидесятые годы XIX–го столетия Панама входила в Соединенные штаты Колумбии, которые в то время были преобразованы в Центральную республику Колумбия.
В 1903 году американцы направили к Панаме военные корабли и организовали в Колумбии государственный переворот. Путем насильственных акций Панама была выведена из состава Колумбии, провозглашена «независимой» республикой и оказалась под американским каблуком.
Навязав «независимой» Панаме кабальный договор, США получили в бессрочное пользование зону Панамского канала, приступили к строительству, закончив работы в 1914 году.
Сооружение канала и строительство в его зоне военных баз и гарнизонов еще более укрепило позицию США в Центральной Америке, расширило горизонты американской экспансии в Латиноамериканских странах и в странах Азии. Они получили укороченный путь для переброски военных кораблей из Атлантики в Тихий океан и обратно. Если до канала путь, например, от Нью-Йорка до Сан-Франциско составлял 26 тысяч километров, приходилось огибать Южно-американский континент, то через канал длина этого пути стала меньше 10 тысяч километров. Расстояние от Нью-Йорка до Японии, до Азиатского континента, до Австралии стали короче, чем от Лондона и немецких портов в Северном море. Все это сыграло немалую роль в соперничестве империалистических держав на море и в борьбе за колонии.
Канал представляет собой систему искусственных водоемов – озер, рек, созданных путем запруживания окружающих рек. Глубины искусственных водоемов не одинаковы.



Для прохода каналом корабли заводятся в судоходные сооружения, называемые шлюзами. Делают это для опускания или подъема корабля с одного уровня воды на другой уровень. На канале действовали три пары шлюзов. Длина канала чуть больше восьмидесяти километров, глубина – двенадцать с половиной метров, ширина 150 метров. Канал соединяет Тихий океан у города Бальбоа с Атлантическим океаном у города Кристобаль. По территории вдоль берега Панамского канала проходят железная дорога и шоссе. По каналу проходят корабли водоизмещением до 40 тысяч тонн. Население в зоне Панамского канала в те годы было порядка 25-30 тысяч человек. Проводка кораблей уже в те годы солидно обеспечивалась техническими средствами, включая аварийные средства, находившиеся в постоянной готовности.
Шли каналом около 7 часов. Перед нами был Тихий, он же Великий океан.
Надо заметить, что этот океан совсем не тихий. Так назвал его Колумб Христофор (1451-1506 гг.), мореплаватель. Родился в Генуе. В 1492-1493 г.г. руководил испанской экспедицией для поиска кратчайшего пути в Индию. На трех парусных кораблях пересек Атлантический океан и достиг 12 октября 1492 года острова Сан-Сальвадор. Эта дата считается официальной датой открытия Америки.
Плавание Колумба проходило при весьма спокойной погоде, без сильных штормов, ветров, волн. Поэтому он и назвал его «Тихим океаном». В действительности же этот океан Великий. Имеют место сильные штормы, при которых часто тонут корабли, на островах заливает строения.

Продолжение следует.


Главное за неделю