Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Неизвестный адмирал. Часть 40.

Неизвестный адмирал. Часть 40.



Бой фалангистов и народной милиции в районе мадридских казарм Куартель де ла Монтанья (en:Siege of Cuartel de la Montaña). 30 июля 1936 года.

В первые месяцы войны Республика не имела, практически, регулярной армии и могла противопоставить фашистским войскам только спешно организованную, плохо вооруженную, необученную народную милицию.
Благодаря героизму народных масс, руководимых коммунистической партией Испании, первые атаки фашистов были отражены, а мятежи в городах, поднятые фашистами, были подавлены.
Германия и Италия помогали Франко перебрасывать воздухом из Испанского Марокко в Испанию регулярные войска, а также танки, оружие, боеприпасы, другое снаряжение, начав тем самым военную интервенцию.
Немецкие фашисты направляли в Испанию свою военную продукцию: бомбардировщики (юнкерсы), истребители (мессершмитты) – самолеты новейших конструкций со своими экипажами и инструкторами, с техническим персоналом, используя Испанскую войну в качестве полигона для своей авиации (Германия готовилась в войне против СССР).
Итальянский фашистский фюрер Муссолини, следуя по стопам Гитлера, направил в Испанию для поддержки Франко целый экспедиционный корпус итальянских пехотных войск.



В одном из первых сражений корпус был разбит в пух и прах интернациональными бригадами, военным советником которых был русский генерал Павел Иванович Батов. В марте 1937 года под Гвадалахарой. Матэ Залка и П.И Батов в Испании. 1937 г.

В августе 1936 года в Лондоне было принято соглашение 27-ми европейских государств о запрещении ввоза в Испанию оружия и военной техники всех видов. Тогда же был создан международный орган для наблюдения за выполнением соглашения.
В портах и на железнодорожных станциях ряда государств были введены что-то вроде инспекторов с правом осмотра трюмов кораблей и вагонов, идущих в Испанию.
Этот орган был назван Комитетом по невмешательству в испанские дела. Он находился в Лондоне.
Поскольку некоторые государства не выполняли соглашение (Германия, Италия, Португалия и другие), а члены Комитета, в частности, Англия, Франция, а вскоре и США проявляли попустительство таким государствам – международное общество прозвало Комитет по невмешательству в Комитет по невмешательству во вмешательство.
Англия, Франция и США, ссылаясь на Комитет по невмешательству, отказали, к примеру, в продаже Испании ряда видов оружия. Франция, в которой правили в те годы «социалисты», не пропустила через свою южную границу железнодорожные эшелоны с оружием, купленным республиканской Испанией в других странах.
Национально-революционная война в Испании показала пример солидарности демократических сил мира.
Рабочие, крестьяне, прогрессивная интеллигенция, в большом количестве стран – в 54-х странах проводили митинги, демонстрации, требуя отказа от политики невмешательства в дела Испанского народа.
Антифашисты-добровольцы большими и малыми группами, а всего около 40 тысяч прибыли в Испанию со всех континентов.



Эмблема Интербригад. Знамя 13-й интербригады имени Домбровского.

Первоначально формировались батальоны по национальному признаку: Французский батальон Парижской коммуны; Итальянский – Гарибальди; Немецкий - Тельмана; Американский – Линкольна; Польский – Домбровского и т.д. Вскоре национальный принцип стал трудно выполнимым. Был, например, батальон Чапаева. В него входили бойцы 25-ти национальностей. Перешли на формирование интернациональных бригад по две тысячи человек в каждой. Испанские коммунисты формировались в полки. Такие формирования сражались самоотверженно. Однако не все другие партии занимались таким делом. Например, анархисты, троцкисты и им подобные, формировали колонны, которые развертывались на участках фронта, избранных без согласования с военным руководством. Были партии, враждовавшие между собой до того, что открывали ружейную и пулеметную стрельбу друг против друга на улицах и площадях городов, в тылу страны.
Отметил такие случаи потому, что однажды, находясь в Барселоне и проходя площадь, услышал стрельбу, но не известно откуда. Народ, однако, быстро укрылся в домах. Конечно, и я пошел за ним. Стрельба не только не прекращалась, наоборот усиливалась. Это было во второй половине дня до темноты. Только лишь в 23 часа все мы, выждав прекращение стрельбы, смогли выбраться из подвала укрывавшей нас аптеки.
Были и такие партии, которые самовольно отступали в тыл, оставляя фронт открытым для фашистов.
В нашей стране была создана Комиссия по отправке в Испанию оружия, боеприпасов, самолетов, танков, горючего, медикаментов и многого другого, необходимого для войны. В Комиссию входили крупные военные начальники видов Вооруженных Сил, представители Комитета Госбезопасности, группа вспомогательного состава. Включили в группу и меня.



Н.Г.Кузнецов (слева) в Париже по пути в Испанию. Капитан 1 ранга Н.Г. Кузнецов — военно-морской атташе и главный военно-морской советник, руководитель советских моряков-добровольцев в Испании. 1937 г.
Комиссия держала связь с П.И.Берзиным – главным военным советским советником в Испанской армии и с Н.Г.Кузнецовым – военно-морским атташе в Испании и главным военным советником в Испанском Военно-морском флоте. Их информировали о выходе в Испанию советских морских транспортов с военными грузами, с личным составом (армейским и флотским) железнодорожным путем. Поскольку Кузнецов сообщил о появлении у входа в Испанскую базу подводных лодок Германии и Италии, ему дано было указание направлять эскадренные миноносцы в такую-то точку в море с указанными координатами для конвоирования (охраны) судов в Картахену (главная база Испанского военного флота), предварительно обмениваться опознавательными сигналами (паролем).
В декабре 1936 года в Феодосии (небольшой город в Крыму) прибыл испанский транспорт «Альдекоа» водоизмещением 10 тысяч тонн. Здесь в темные часы производилась загрузка трюмов транспорта военными грузами: самолетами, танками, горючими материалами, взрывчатыми веществами, боеприпасами.



В то же самое время Комитет по невмешательству в испанские дела создал контроль по выполнению его решений, посадив в ряде стран инспекторов с правом проверки грузов в трюмах морских судов и железнодорожных вагонов.
Кстати сказать, в 1938 году, возвращаясь из Испании в Москву железнодорожным транспортом (нас было трое), мы пересекали южную границу Франции. Проезжали небольшой французский городок Перпиньян, проводник вагона показал нам через окно до пяти или шести (уже не помню) железнодорожных эшелона с военными грузами, купленных Испанией в европейских странах. «Они стоят здесь, - сказал проводник, - давно. Они задержаны французским правительством «социалистов (!)».
Этим и была вызвана необходимость скрывать от любопытных глаз погрузку военных грузов на «Альдекоа» в Феодосии, заниматься погрузкой в темные (ночные) часы.
В конце декабря 1936 года погрузка «Альдекоа» военными грузами была закончена. Но предстояла другая погрузка. Была потребность закрыть военный груз в трюмах транспорта чем-то «гражданским». Ведь предстояло проходить проливом Босфор, мимо турецкого порта Стамбул, в котором находился инспектор Комитета по невмешательству в испанские дела. Другого выхода из Черного моря в Средиземное нет.
Решили накрыть военный груз несколькими слоями гражданской одежды, белья, муки, продуктов питания. Так и сделали.



Севастополь, загрузка транспорта. Л.К.Бекренев стоит в кепке.

В конце декабря «Альдекоа» был переведен в Севастополь. Здесь были установлены два 45-ти миллиметровых орудия, по одному на борт. Установка пушек была взята из опыта Первой мировой войны 1914-1918 годов.
Николай Герасимович Кузнецов продолжал доносить из Картахены о периодическом появлении вблизи базы немецких и итальянских подводных лодок. Одна из них прошла под водой в базу и торпедировала в носовую часть линейный корабль. Он рекомендовал воспользоваться опытом той далекой войны, показавшим неплохие результаты.
А суть такова. В те далекие годы подводные лодки знали, что коммерческие (торговые), грузовые суда, не имеют артиллерийского оружия. Они подходили к ним под водой на короткую дистанцию, чтобы торпедировать наверняка. И топили транспортные суда. Иногда подлодки всплывали совсем близко и требовали от коммерческого транспорта идти с ними в их базы в качестве военного трофея. При сопротивлении, как говорится, расстрел на месте. Такие действия осуществляли в ту войну немцы и англичане.
В годы Первой мировой войны появились «суда-ловушки», снабженные артиллерийским оружием, закамуфлированным под обычными лодками (шлюпками на борту). При необходимости «лодки» мгновенно раскрывались и пушки становились готовыми открыть огонь по супостату. В нашем случае «Альдекоа» также становился судном-ловушкой. Для поддержания готовности орудий к открытию огня по противнику на транспорт прибыли шесть краснофлотцев-артиллеристов, добровольцев.



Маскировка орудий в шлюпке на теплоходе. Л.К.Бекренев стоит справа.

Я обратился к Командующему Черноморским флотом с просьбой направить и меня в Испанию. Он переговорил по телефону с Урицким – начальником Главного Разведывательного управления Генерального штаба. И тот дал согласие. Я пошел на «Альдекоа» в роли военного коменданта.
В первых числах января 1937 года все работы, инструктаж капитана корабля и его помощников об особенностях перехода в Картахену, о встрече в море с испанскими эсминцами, об опознавательных сигналах и по ряду других вопросов были завершены. Для проверки готовности к отплытию на «Альдекоа» прибыли члены Комиссии.
Капитан корабля и его помощники благодарили Советское правительство, Вооруженные Силы, членов Комиссии за все сделанное для Испании. Благодарили также за экскурсии по Крыму и за беседы с ними о Советском Союзе и его народах. В итоге капитан сказал: «Аора эстамос кон охас обиертос пор сус панс» - «Теперь у нас глаза открыты на Советский Союз».



Государственная комиссия по проверке готовности испанского транспорта «Аделькоа» к выходу в Картахену с оружием на борту. Л.К.Бекренев стоит слева в темной кепке с биноклем.

Босфор прошли ночью без контроля. Так же прошли Мраморное море и Дарданеллы.
Далее, чтобы скрыть наш маршрут от возможного наблюдения за нами, выйдя из Дарданеллы, пошли не на запад, а на юг, делая тем самым вид, что идем в Суэцкий канал. В темное время суток, без включенных ходовых огней, повернули на запад и пошли вдоль африканского побережья к месту, назначенному для встречи с испанскими эскадренными миноносцами. Такое место было назначено на траверзе мыса Бон в двадцати милях от берега в шесть часов утра по местному времени. Точно так и было все сделано, и нами и эсминцами. Обменялись опознавательными сигналами и приветствиями. Эсминцы заняли свои места для конвоя (охраны) «Альдекоа» на пути к месту назначения – в Картахену: флагман впереди транспорта, эсминцы (их было три) по одному с правого и левого бортов.
Транспорт доставил весь груз в целости и сохранности. В Картахене встречали нас: представитель Военно-морского министерства Испании, Н.Г.Кузнецов с помощниками, командир базы. Для разгрузки транспорта все было приготовлено, тут же и приступили к разгрузке, затягивать эту работу было опасно. Немецкие бомбардировщики частенько навещали базу.

Продолжение следует.


Главное за неделю