Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Сирийские песни о главном. Осенний сонет. К.Лукьяненко.

Сирийские песни о главном. Осенний сонет. К.Лукьяненко.

Сирийские песни о главном

Жизнь припасла для человека две напасти — халява и безнаказанность. Есть ещё и третья — порождаемое ими невежество. Об этом вспоминается тогда, когда читаешь отклики американцев на статью Путина в газете «Нью-Йорк Таймс». Сначала несколько слов о том, как статья российского президента попала в американскую газету. В США имеется весьма внушительное агентство «Кетчум», занятое рекламой и общественными связями. Среди направлений его деятельности есть и такое, как создание положительного имиджа России у американцев. Среди крупнейших клиентов «Кетчума» — российский «Газпром», и российское правительство. Американцы считают, что агентство получает деньги российского правительства, но наша власть говорит, что бюджетных денег на свой имидж не тратит, а все деньги поступают в «Кетчуму» из частных рук. Как бы там ни было, агентство «Кетчум» сумело так попросить газету «Нью-Йорк Таймс» разместить путинскую статью в колонке «Мнения», что газета не смогла отказаться. Собственно, к этому работа агентства и сводится — одних просить так, чтобы не отказали, а другим, например радио «Голос Америки», отказывать так, чтобы не приставали.
Злые языки говорят, что Путину удалось то, что все последние годы не удавалось американскому президенту. Его статья сумела объединить американский конгресс. Сенатор Роберт Менендес, например, который любит читать газеты на десерт, говорит, что чуть не расстался со своим обедом — такую сильную рвотную реакцию вызвала у него статья Путина. «Мне, типа, неприятно, когда кто-то, сделавший карьеру в КГБ, говорит нам, что в наших интересах и что нет. Сразу начинаешь сомневаться в серьезности российского предложения». Сенатор Маккейн, который еще живет старыми представлениями о России и мире, стал грозиться, что напишет статью в «Правду», тем не менее, по поводу российского предложения о передаче химического оружия Сирии под международный контроль сказал, что сам он в это не верит, но мешать дипломатическому процессу не собирается. Ряд законодателей высказались в том смысле,что сами решат, бомбить Сирию или не бомбить, зато в США уважаются права человека и есть свобода слова.
Теперь рассмотрим, о чем вообще идет речь. Существует некий мегапроект, в соответствии с которым все арабские страны необходимо объединить в единое целое со своей валютой и двумя «смотрящими» — Саудовской Аравией и Катаром. Это реально может позволить Западу, если не преодолеть кризис, в который они себя загнали, то, по крайней мере, отложить его решение, как минимум, на десять лет. Это на бумаге. Реальная реализация проекта началась с учетом иракского опыта. Недаром многие американские высокопоставленные военные в последние годы стали докторами разных гуманитарных наук. В почете оказалась история, и ничего, что среди исторических тем попадались и такие, как контрпартизанская война. Были и вполне серьезные темы о том, как создавать подконтрольную демократическую инфраструктуру. Американский контингент в Ираке даже получал по электронной почте «научные» мультики о том, как отличать законопослушных (читай — американопослушных) иракцев от вооруженной оппозиции… по форме усов. Появились гранты, которые вручались тем, кто красиво писал об арабском будущем на американский манер. Дописались до «арабской весны». Ее реальные результаты заставили призадуматься и вновь обратиться к иракскому опыту. По сути, иракский опыт для американцев является совершенно отрицательным. Мира в стране нет, рвутся бомбы и на днях взрыв унес еще 20 человек. Политика правительства не совсем проамериканская, про население вообще можно не говорить. Экономических преимуществ американское вторжение не принесло. В самой Америке есть усталость от Ирака. Зато оживилось внутрирегиональное сотрудничество, которое только крепнет.
По темпам создания «арабского халифата» США сильно отстают от «дорожной карты». Более того, происходят события, которые вообще заставляют сомневаться в жизненности этого проекта. Во всех странах «арабской весны» до обретения социального покоя еще далеко, и даже на территории миролюбивого Туниса происходят военные стычки, с помощью которых определенные силы хотят заявить о себе. Среди «смотрящих» раскол только ширится. Саудовская Аравия считает, что исламский радикализм ей на пользу не пойдет, и в Египте, например, поддержала военных против Братьев-мусульман. Катар, наоборот, уверен, что все его победы лежат на пути исламизма, и поддерживает политические силы, эксплуатирующие Ислам.
Более чем реальные события, положение дел в регионе формирует информационная картинка, которая далека от реальности, но очень точно отражает то, какие силы и за что борются в регионе. Естественно, сегодня почти вся борьба происходит внутри и вокруг Сирии. Нужно сказать, что при всей древности культуры, Сирия — молодая страна. Она возникла в 20-е годы прошлого века на развалинах турецкой империи при очень больших усилиях французских дипломатических и специальных служб. Французское влияние сохранилось надолго, и даже сегодня для Франции естественно рассматривать Сирию в зоне своих интересов. Сирия формировалась как один из региональных лидеров со своей политической игрой. И именно в этой сфере ее интересы пересеклись с интересами Саудовской Аравии и Катара. Нет ничего удивительного в том, что эти две страны почти полностью финансируют внутреннюю оппозицию в Сирии, поддерживают политически и в военной сфере. В эти дни Саудовская Аравия должна, как компенсацию за несостоявшуюся бомбежку Сирии, поставить боевикам самое современное американское противотанковое вооружение.
Значительная часть ближневосточной информационной картинки формируется Израилем. Именно его трактовка доминирует в изображении местных исламских движений. В воскресенье в Израиль прибыл госсекретарь США. Принимали его, чтобы всем арабам было приятно, в городе Иерусалиме. Премьер Нетаньяху много шутил, и оба деятеля были в благодушном настроении. Керри первым делом заверил израильского премьера в том, что женевские переговоры с Лавровым закончились не договором, а выработкой некой основы для действий Совета безопасности ООН. Израильский премьер решил рывком преодолеть неловкую ситуацию и произнес: «Я всегда говорил, что всякая эффективная дипломатия должна опираться на реальную силу», после чего Керри было уже легко произносить слова о миролюбии Америки и о том, что в международных делах США никогда не довольствуются пустыми словами, иначе бы их плохо понимали такие страны, как Иран и Северная Корея. Нетаньяху продолжил старую песню про страны-изгои. Керри назвал Нетаньяху президентом, тот поправил американского гостя, всем было весело и хорошо. США отчитались перед работодателем за то, как движется работа по проекту, ничего неожиданного произнесено не было, и великое счастье было им всем.
Помимо сирийской темы была затронута тема отношений между Израилем и Палестиной. Оба участника встречи выразили абсолютную уверенность в успехе мирных переговоров с палестинцами, а Керри даже добавил, что США со своими союзниками в регионе будет делать всё возможное, чтобы «наше путешествие к миру достигло пункта назначения».
Позицию Израиля в сирийском вопросе понять легко, но однозначно оценить невозможно. Израиль понимает, что должен выживать во враждебном окружении, но сказать, что он старается понизить уровень этой враждебности, нельзя. С одной стороны, его нельзя причислить к союзникам светского правительства Асада. Но, становясь его противником, он неизбежно оказывается в одной шеренге с людьми, проповедующими не только исламизм как политику, но и откровенный антисемитизм. Пока Израиль это устраивает по нескольким причинам. Во-первых, противники Асада далеки от настоящей власти, поэтому их воззрения на политическое устройство Сирии никого всерьез не интересует. Во-вторых, когда сидишь на заборе и смотришь, как одни арабы красиво убивают других арабов, то какая разница, кто на какой стороне? Ну и что, если в стане противников Асада организация «аль-Нусра», которая заставила о себе говорить, проведя несколько террористических актов в Дамаске. Теперь о ней знает даже президент России, а лидеры «Алькаеды» наперебой пытаются распространить над ней свою власть? Главное, организация «Хесболла», которая как-то объявила, что ее конечная цель — провести парад победы в Иерусалиме, находится по другую сторону израильской линии обороны.
С Братьями-мусульманами отношения сложнее. Против них ведется весьма энергичная информационная война. В частности, их враждебная по отношению к Израилю позиция объясняется результатом работы с ними немецких спецслужб в 30-е и 40-е годы прошлого века. Другими словами, Братья-мусульмане — духовные наследники Гитлера, отсюда и весь их антисемитизм. То, что с Братьями-мусульманами любят работать разные спецслужбы, это не секрет. Почему бы не работать с теми, в чьих рядах числится не один миллион членов. Если даже в реальности это не соответствует действительности, то проблему «пилить» бюджеты облегчает многократно. Но какой Гитлер, если в Египте Братья-мусульмане выдвинули президентом человека, у которого был американский нулевой допуск? Опять же, какая фашистская идеология, если последние 8-10 лет братьями плотно занимаются политтехнологи из Брюсселя, причем, не всегда понятно, кто им платит зарплату — ЕС или НАТО.
Борьба Запада с Асадом — это не борьба демократической Европы с диктатором, это, скорее, борьба за то, чтобы расчистить пространство для дальнейшего строительства государства Израиль. Наконец-то проявились действия, о которых так пафосно сообщал Американо-израильский совет по общественным связям. Ему, действительно, удалось поработать с американскими законодателями. Так, неожиданно объявилась группа из сенаторов Ричарда Блюменталя, Джин Шахин, Джона Корнина и Келли Айотт, которая обратилась к американскому министерству финансов с просьбой ввести санкции против российских банков, якобы, на деньги которых Асад ведет войну, а, кроме того, хранит в них свои личные средства. Заявление не стоит отдельного комментария, потому что наши банки его уже опровергли, но несколько замечаний сделать стоит. Сенаторы – два демократа и два республиканца – хотят, чтобы российские банки были отлучены от американской банковской системы. Дело в том, что по американским порядкам, все долларовые операции проводятся только через банки, уполномоченные американским правительством на это. Но хорошо то, что американский минфин уже ответил, что антисирийских санкций и так хватает. Но тем, чьи деньги лежат в американской банковской системе призадуматься пора, как пора и решить, стоит ли дальше держать деньги в этой системе, угрожающей «заморозками» активов и т.п. Напоминаю, что операция в Ливии проводилась на деньги Каддафи, «замороженные» в США и Швейцарии.
Сражаясь с Асадом, Запад одновременно сражается и с Ираном, который с появлением нового президента несколько изменил свою риторику в отношении Запада. При этом поддержка сирийцам осталась на прежнем уровне. Тем не менее, сегодня Иран не признает прямого военного вмешательства в сирийские дела на стороне Асада. Его официальные лица признаются лишь в «передаче иранского опыта». Но фильм одного иранского документалиста, недавно погибшего в Сирии от рук оппозиции, сейчас гуляет по Западу с разными комментариями. Кстати, в последние дни в отношении деятелей сирийской оппозиции западные СМИ стали применять новый термин. Теперь они называются активистами.
В целом, проект по свержению Асада очень недешевая вещь, и, по оценкам некоторых аналитиков, расходы на него за два года превысили 100 миллиардов долларов. Списать их можно, только бесконечно говоря о необходимости военного давления и ракетно-бомбового удара. Для списания денег еще, конечно, очень важно не казаться полными идиотами. Поэтому поползли слухи, что Сергея Лаврова могут отправить в отставку. Правда, «Асад должен уйти!» тоже звучит уже больше двух лет.

19 сентября 2013 г.



Осенний сонет

Не печалься. Осень на дворе.
Ей и так дождей своих хватает.
И в её причудливой игре
Даже охра — нежно-золотая.

Не кручинься. Осени лучи
Побледнели, словно удалились.
Для переживанья нет причин:
День ухода — это тоже милость.

По небу дорога пролегла -
Птичьим стаям вновь куда-то надо,
Не жалей ушедшего тепла.
Ожиданье — добрая награда.

Осенью все помыслы чисты.
Меньше мух и больше высоты.



18 сентября 2013 г.

Constantin Loukianenko


Главное за неделю