Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Неизвестный адмирал. Часть 55.

Неизвестный адмирал. Часть 55.

Сергей Воронин в одном из боев был дважды ранен, потерял глаз, вышел из боя с перебитой ногой, которая стала в итоге короче другой, но он и ныне не расстается с трудовой деятельностью. Работает в обществе слепых.
Сергей Григоращенко был и ранен и контужен, утратил значительный процент слуха. До сих пор стоит у станка, являясь квалифицированным мастером на одном из Одесских предприятий.
Олег Шерстюков в отряде был самым молодым, пришел из школы юнгов. И вот юнга стал пенсионером, отработав долгие годы в горячих цехах металлургии. А душа по-прежнему молодая. Связан со школьниками. Помогает им понять жизнь и место в обществе. Повез им с Севера подарки: военно-морской флаг и сине-белые матросские воротники.
Алексей Антонов до прихода в отряд был коком (поваром) на подводной лодке. Сделав из своего автомата победный салют в 1945 году, обратился к своей мирной профессии. Обучает своему любимому кулинарному делу молодые кадры в одном из ленинградских профучилищ.
А его друг по отряду – Павел Барышев, общий любимец в отряде, весельчак, острослов, с которым они и сейчас примериваются ростом (оба маленького роста), многие послевоенные годы «шоферил», работал механиком, а ныне заведует гаражом.



1954 год, встреча в Ленинграде: Барышев, Бабиков, Радышевцев, Леонов, Колосов.

Павел Богданов в одном из боев был тяжело ранен. Его вытащили из воды вместе с майором Добротиным. Медики и воля бойца помогли разведчику вернуться в строй. В последний год войны он многие месяцы в тяжелых условиях Заполярья действовал разведчиком-радистом в тылу вражеских войск. Ныне он работает преподавателем физкультуры в одной из волгоградских средних школ.
И так можно было бы сказать о каждом бывшем бойце 181-ого Особого отряда, включая его признанного следопыта Степана Мотовилина, Андрея Залевского, Виктора Братухина, прибывших на встречу из Хабаровска, и Валерия Коротких, отработавшего до пенсии в дальневосточном угольном забое, и первого командира отряда Н.А. Инзарцева, и первого комиссара – В.М. Дубровского, и замполита на заключительном этапе войны И.И. Гузненкова и многих других товарищей.
Есть среди бывших бойцов отряда и такие, которые после войны окончили высшие учебные заведения. Например, Павел Колосов, единственный из отряда, кто продолжает морскую службу, имеет звание полковник-инженер.



Колосов Павел Гордеевич. - Я Помню. Герои Великой Отечественной войны. Участники ВОВ. Книга памяти.

Константин Тарасов после войны, став семейным, пошел учиться в техникум. Работал в Леспромхозе. Затем, окончив институт, был директором лесокомбината, а ныне возглавляет один из проектных институтов.
Макар Бабиков - смекалистый, шустрый в бою командир отрядного взвода, удостоенный за боевые подвиги звания Героя Советского Союза. После войны был избран секретарем Печерского обкома комсомола. Окончив Высшую партийную школу, работал секретарем Печерского Горкома КПСС, в аппарате ЦК КПСС, а ныне занимает ответственную должность в аппарате Совета Министров Российской Федерации. Из под его пера вышли две книги: «Морские разведчики» и «На восточном берегу», плюс ряд статей в журналах и газетах, в которых он с душевной теплотой вспоминает о боевых соратниках, об их подвигах, показывает сложность условий, в которых отряд выполнял в годы войны трудные и почетные задачи.
Собравшись в Североморске, участники встречи вдоволь наговорились между собой о послевоенных трудовых и житейских делах. Но не только такую цель они ставили перед собой, направляясь в Заполярье. Хотя и она весьма благородна и содержит черты воинского товарищества и флотской дружбы.



Направляясь в Заполярье они намеревались посетить те отдельные места, где в военное время проходили их юные годы, наполненные жестокими схватками с фашистскими оккупантами. Рассказать какой-то части личного состава современного Краснознаменного Северного флота о боевом прошлом отряда, поклониться праху боевых друзей и всех защитников Заполярья, не увидевших торжества великой Победы, ради которой они отдавали свои жизни. Все пожелания были удовлетворены полностью.
Военный совет флота в лице Командующего Г.М.Егорова, начальника политуправления флота Ю.И.Падорина проявил к ветеранам большое внимание и создал прекрасные условия для их пребывания на Севере.
В день прибытия ветераны были приняты Командующим флотом. При входе в зал приема были встречены дружными приветствиями и аплодисментами офицеров штаба флота. Надо ли говорить о той взволнованности, которой были охвачены сердца ветеранов от столь теплой встречи.
Командующий флотом рассказал о современном состоянии флота.
Ветераны выразили ему сердечную благодарность за теплый прием, рассказали присутствующим о боевых походах отряда.
Были представлены бойцы отряда, его герои Советского Союза. Каждому ветерану были вручены значки «Ветеран» в честь 40-летия Северного флота и книгу «Славен героями Северный флот».



Батарея на мысе Крестовом, контролировавшая вход в залив Петсамо, захвачена разведчиками Героя Советского Союза Виктора Леонова. 1944 г.

24 июля ветераны были приглашены на торжественное собрание, посвященное празднованию Дня военно-морского флота и 25-летию города Североморска. В годы войны на этом месте стоял небольшой поселок Ваенга, хорошо знакомый бойцам отряда. Он был занят преимущественно морскими летчиками, которые многократно перебрасывали разведчиков в тыл врага для выполнения боевых заданий, поддерживали их огнем, доставляли разведчикам боеприпасы, медикаменты, продукты. Теперь ветераны увидели красивый, благоустроенный город, раскинувшийся на прибрежных сопках, с его зеленым парком, большим стадионом, памятником североморцам – матроса с автоматом в руках, взор которого обращен к морю, широкими улицами, многоэтажными зданиями.
Все это напоминало о зоркости, стойкости и мужестве североморцев, проявленных в годы войны. Об этом же напоминала звучащая у памятника музыка песни «Прощайте скалистые горы», впервые прозвучавшая в годы войны.
Утром в день ВМФ ветераны возложили венок к этому памятнику и скорбной минутой молчания почтили память героев-защитников Заполярья. Участвовали в морском параде.
Выдался на редкость солнечный, безветренный день. На рейде в праздничном убранстве выстроились корабли, оснащенные новой боевой техникой и мощным современным оружием.
На палубе кораблей, в строю, одетые в парадную форму стояли их экипажи. Командование флота совместно с гостями обходят на головном катере строй кораблей. Командующий здоровается с экипажем каждого корабля и поздравляет с праздником.
В ответ по рейду разносится протяжное троекратное «Ура!». Катер с ветеранами следует в кильватер головному катеру. Они всматриваются в строгие контуры могучих красавцев-кораблей, в радостные и мужественные лица стоящих в строю офицеров и матросов.
Да, слышится говор ветеранов, в наши годы такого не было. Самая смелая мечта не могла даже представить о таком флоте, каким является ныне Краснознаменный Северный флот.



Дважды Герой Советского Союза Виктор Николаевич Леонов...

Виталий Бекренев. И вот почти еще через 30 лет этот флот и город Североморск превратились в нищенское, заброшенное, расхищенное, неоплачиваемое, не уважаемое «чудо».

Душа ветеранов радовалась гордостью за страну, за народ, поднявший под руководством ленинской партии до небывалых высот ее экономическое и оборонное могущество.
После парада был митинг на приморской площади. Здесь бывшие североморцы – герои В.Н.Леонов, С.М.Агафонов, М.А.Бабиков, М.А.Никандров передали молодому поколению Военно-морской флаг, как эстафету боевых традиций с напутственными словами: крепить оборону северных морских рубежей, а если придется, защищать Родину с оружием в руках, не жалеть ни крови, ни самой жизни!
Ветеранам была предоставлена возможность посетить некоторые корабли и части флота, выйти в море в Мотовский залив, на побережье которого в годы войны они многократно скрытно высаживались. Увиденное всколыхнуло в памяти прошлое. Разведчики наперебой показывали и рассказывали: «Вот здесь высаживались на берег, а вот там прыгали с катеров в ледяную воду, чтобы пробраться в тыл немецких егерей; вон стоит скала, за которой укрывались от артиллерийского и минометного огня противника; а вот и сопка, на которой десятки «Героев Нарвика» (так называли себя немецкие егеря горного корпуса), были уничтожены в результате нашего внезапного налета на их опорный пункт; а вот здесь, снизив тон, вспоминали ветераны, мы камнями укрывали тела наших боевых товарищей, погибших в бою с ненавистным врагом.



Захват вражеской батареи на мысе Крестовом 181-ым особым разведывательным отрядом штаба Северного флота под командованием старшего лейтенанта В. Н. Леонова. Октябрь 1944 г. Художник Саморезов Виктор Константинович.

Поход корабля к острову Могильный напомнил им об эпизоде, когда группа разведчиков, высадившись на остров, вызвала огромный переполох среди «Героев Нарвика». Они два часа артиллерией и минометами били по своим, приняв в темноте небольшую группу разведчиков за крупный советский десант. Разведчики, обнаруженные противником, уже давно покинули остров, а обстрел его немцами еще долго продолжался. Такой же эпизод имел место и под Титовкой. Разведчики, внезапно ворвавшиеся на территорию немецкой автобазы и разгромившие десятки автомашин, склады с горючим и запчастями, уложив немало гитлеровцев, отошли в сопки. А обстрел немцами своей автобазы продолжался после этого около часа.
Немцы боялись советских морских десантов, высаживаемых в тыл и на фланге их войск. А такие десанты носили и тактический и оперативный характер. Командир 19-го горного корпуса Дитль не раз обращался к своему начальству с просьбой о подмоге войсками и огневыми средствами для борьбы с советскими десантами. Поэтому они и мелкие разведывательно-диверсионные группы, скрытно, в темноте проникавшие в их тыл, не раз принимали за крупные морские десанты.



После осмотра боевых мест ветераны высадились на полуостров Рыбачий. Они поднялись к обелиску, воздвигнутому в память защитников полуострова, не позволивших за все военные годы ступить фашистскому сапогу на эту священную, русскую землю. Возложили к обелиску венок, почтили память погибших минутой молчания. Прочитав на обелиске фамилии, разведчики встретили много знакомых, близких и дорогих имен.
Товарищи посетили Мурманск, где также были немало и радостно взволнованы тем, что на месте пепелищ и развалин, во что был превращен город бесчисленными бомбежками фашистских пиратов, каким его видели разведчики тридцать лет тому назад, когда направлялись на Дальний Восток, ныне стоит огромный областной центр с большими кварталами, высокими зданиями, с проспектами, зелеными скверами, со многими промышленными предприятиями, с многочисленными учебными заведениями, театрами, границы которого далеко вышли за границу довоенного Мурманска.
Вблизи города на высоком каменном мысе стоит могучая фигура советского война – защитника Заполярья, воздвигнутая в память тех, кто шагнул в бессмертие, мужеством, кровью и жизнью не пропустил врага к Мурманску, выбросил фашистскую нечисть с родной, советской, заполярной земли. Ветераны, подойдя к памятнику, поклонились стойкости и мужеству советского воина.
Неужели, сказал один из ветеранов, человечество не поймет и допустит опасную политику тех западных дельцов и их прихвостней, которые продолжают бряцать оружием, наращивают свой военный потенциал и готовятся вновь разрушить цветущие города, восставшие из руин второй мировой войны, вновь погубить десятки, сотни, миллионы ни в чем не повинных людей, ради того, чтобы набить свои карманы огромными прибылями и держать трудовой народ на положении своих рабов?! Здравый разум противится понять это! Этого не должно повториться.



Мемориал и история Долины Славы.

Бывшие разведчики посетили Долину Славы на реке Западная Лица, где враг, рвавшийся к Мурманску, был остановлен стойкостью и мужеством советского война. До сих пор сохранились следы былых сражений. Посетили и мыс Крестовый – в глубине Печенгского залива. Они не могли не посетить это место – венец боевой славы отряда (когда были уничтожены две батареи: береговая 150 мм и зенитная – 88 мм, находившиеся на мысе). Хотя и после Крестового они совершили немало славных, боевых дел.
- Как это не грохнулся никто из нас с нашим грузом, - вспоминает Макар Андреевич Бабиков, - ума не приложу! Наделали бы шума (за спиной у каждого был груз 20-40 кг с оружием, боеприпасами, медикаментами, продовольствием и т.д.)Ведь скалы преодолевали и вообще двигались, чтобы не быть обнаруженными, в темное время суток. Курить и разговаривать запрещалось.

Продолжение следует.


Главное за неделю