Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

«Нахимовец» № 2 (7) 2013 г. Часть 3.

«Нахимовец» № 2 (7) 2013 г. Часть 3.

ПРОЗА

Дом у самого моря




Максим Тепляков

В Стокгольме на тихой озелененной улице Тегнера стоит самый обыкновенный дом. Он не отличается от окружающих его строений. Вместе с тем дом этот не совсем обычен. Он обладает сказочной притягательной силой для всех детей мира. Ведь именно здесь, в одном из крупнейших издательств Швеции «Рабен и Шегрен», увидели свет «Пеппи Длинный Чулок», «Эмиль из Ленненберги», «Мы — на острове Сальткрока» и многие другие замечательные произведения знаменитой детской писательницы Астрид Линдгрен. Сейчас Линдгрен одна из самых знаменитых женщин Швеции, ее книги переведены на 20 языков и никогда не залеживаются на книжных прилавках и полках библиотек ни одной страны мира.

Я хочу рассказать вам об одной замечательной повести Астрид Линдгрен, которая не очень популярна в Росси, но является одной из самых добрых и милых книг, написанных для детей. Повесть «Мы — на острове Сальткрока» была написана в 1964 году летом в Фурсунде «на самом краю моря», где обычно проводила летнее время Астрид Линдгрен, среди безлюдных шхер, которые она так чудесно описывает в книге. Она любит природу, считая, что это «единственное прибежище человека, когда ему трудно живется». На вопрос о том, каковы ее вкусы, писательница обычно отвечала: «Я люблю одиночество и люблю книги. Я люблю свою работу. Мне нравится театр и кино. Я люблю путешествовать и люблю после путешествий возвращаться домой... И еще: я люблю людей».



Писательница много путешествовала, она побывала во всех скандинавских странах, в Германии, Австрии, Англии, Франции, Италии, Испании, Голландии, Швейцарии, Югославии и США. Линдгрен всегда мечтала побывать в Советском Союзе, и ее мечта сбылась, когда она в 1965 году приезжала в Москву. Там впервые дети из России узнали главную героиню повести «Мы — на острове Сальткрока» малышку Червен, потому что Линдгрен присутствовала на фестивале детских кинокартин, где в том числе демонстрировался фильм, снятый по ее сценарию «Малышка Червен, Боцман и Муссе». Маленьких и больших москвичей, а потом и ленинградцев увлек этот жизнерадостный фильм и озорная малышка Червен в исполнении девочки-шведки Марии Йохансен. И повесть «Мы — на острове Сальткрока» стала известной в России. Надеюсь, что эту книгу прочитаете и вы, ребята. И если даже некоторые из вас смотрели фильм, вы все равно узнаете много нового. Потому что фильм гораздо уже по своему содержанию и охватывает лишь несколько эпизодов, которые составляют примерно последнюю треть книги. Вы прочтете эту повесть, и Ваш мир войдет еще один уголок света, бедный шведский островок Сальткрока, расположенный на «самом краю моря», среди одиноких скалистых шхер...
Скудно живется на этом острове. Кукла в колясочке кажется Червен роскошной игрушкой, и купить такую игрушку может только мама ее подружки Стины — буфетчица из Стокгольма. Зато как красив фьорд и шхеры вокруг острова! Как привольно там детям! Какие они самостоятельные и веселые! Малышке Червен ничего не стоит перебраться на лодке с одного острова на другой даже без весел, особенно в сопровождении ее пса Боцмана. Только бы не ударил гром, которого девочка так боится. А ее сестры Тедди и Фредди вместе с городскими мальчиками Юханом и Никласом бесстрашно плавают на лодке по фьорду, пока их окутывает густая пелена тумана, отпугивающая даже взрослых.
Линдгрен любит детей, и это ощущается в ее книге. Дети, особенно Червен, любимцы жителей Сальткрока, они принимают близко к сердцу их горести и радости. «Наша Червен» — так называют они маленькую светловолосую девочку в брючках, которая никогда не расстается с огромной собакой. Детство детей должно быть светлым и радостным, дети должны встречать любовь и понимание взрослых, верить в счастье и справедливость. Такова основная мысль этой повести, делающая ее оптимистичной, несмотря на некоторые печальные обстоятельства.



Экранизации книг Астрид Линдгрен

Веселые события и радостный настрой героев не мешают правдивости описания темных сторон жизни. Линдгрен серьезно разговаривает с детьми, она не ограждает их от жизни, не скрывает, что в мире есть нищета, смерть, горе и болезни. Семилетний Пелли тяжело переживает смерть кролика Йокке, а Червен — несчастье ее собаки. На острове разыгрываются и другие драматические события. Дети впервые сталкиваются с миром корысти, стяжательства и злобы, который так неожиданно для них есть и на Сальткроке. Дружно вступаются дети за семью Мелькерсонов, когда ей угрожает беда. Агент обещал писателю возобновить аренду дачи на Сальткроке, но выясняется, что хозяйка дачи, вдова столяра, хочет продать свою собственность. У писателя, едва сводившего концы с концами, нет денег, и дом собирается купить богач Карлсберг. Мечты семьи Мелькерсонов о постоянном лете на Сальткроке рушатся, но Мелькер неожиданно получает премию и может купить усадьбу. Линдгрен верит в торжество справедливости, и поэтому серьезный социальный конфликт разрешается в пользу Мелькерсонов.
Три мира изобразила Линдгрен в своей повести: мир детей, мир подростков и мир взрослых. Казалось бы, эти миры нигде не смыкаются. Малыши заняты своими заботами. Пелле мечтает о «зверюшке», Червен со Стиной
«расколдовывают» лягушку, превращая в прекрасного принца, Тедди, Фредди, Юхан и Никлас организуют тайный клуб. Мелькер пишет книгу, Мэрта и Ниссе торгуют в лавке. Но все эти миры объединяет доброта, любовь к младшим, глубокое понимание друг друга. И самое прекрасное, когда все они собираются вместе. Это хорошо выразил Пелле, говоря, что счастье жизни — это когда «все вместе».
Вам, ребята, несомненно, понравится легкий и непринужденный юмор Линдгрен, окрашивающий всю книгу. Юмор звучит зачастую и в авторской речи Линдгрен. Без конца шутят ее герои — Ниссе, Кристер и особенно Червен и семья Мелькерсонов; там все подшучивают и подтрунивают друг над другом. Порою повесть «Мы — на острове Сальткрока» напомнит вам сценарий кинокомедии, особенно бесконечные падения Мелькера и детей в воду. Тогда вспомните, что часть книги была экранизована.
Сейчас вы, надеюсь, прочитаете и узнаете новую для вас повесть Линдгрен, как читаете и знаете другие ее произведения.



«На острове Сальткрока» / Vi på Saltkråkan (1964, Швеция, реж: Олле Хеллбом)

КИНО

Ты должен делать выбор каждый день!




Кирилл Костю





Проводником основной мысли картины является великий тренер Анатолий Тарасов в исполнении непревзойденного Олега Меньшикова. Убедительно созданный образ Тарасова, деспота и хорошем смысле этого слова, бескомпромиссно «ломающего» своих хоккеистов, чтобы впоследствии привить им психологию победителя и научить жизни под девизом «жить и играть, и делать выбор каждый день». Вот она, система воспитания героев с большой буквы, которых так не хватает отечественному кинематографу, переполненному менеджерами среднего звена, бандитами и до неприличия богатыми людьми. Лебедев заставляет всех вспомнит давно забытую истину: чтобы быть героем, надо быть сильным духом, быть человеком, обладать слабостями, которые присуши каждому нормальному человеку, но уметь с ними бороться.
Фильм смонтирован настолько энергично и захватывающе, что зрителю ничего не остается, как примкнуть к числу болельщиков и искренне переживать за героев. Стирается даже тот факт, что сценаристом нарушена хронология жизни Валерия Харламова— трагическая авария, приковавшая великого хоккеиста к инвалидному креслу, случилась после матча СССР — Канада.



Фильм повествует о друзьях, врагах и любви. «Хоккеист должен видеть своих, чужих и блондинку в третьем ряду» — одна из ключевых фраз фильма, сказанная непревзойденным Анатолием Тарасовым — отражает те качества, которые должны быть у каждого хоккеиста: быть внимательным к врагам, поддерживать своих п влюбляться, потому что у каждого настоящего мужчины, который добивается успеха в жизни, за спиной стоит верная и надежная любимая женщина. Фильм повествует о том, как тяжело удержать близких в ежедневной борьбе с жизнью и в погоне за успехом. Трогательно показаны отношения Валерия Харламова с семьей, мама хоккеиста очень переживает за сына, возникают ссоры, но, как по-настоящему любящие люди, они всегда мирятся. У Харламова дружная и хорошая семья, веселым эпизодом в «Легенде № 17» является встреча мамы Харламова и Тарасова — потрясающий момент, заставляющий улыбнуться всех.
Хорошее кино о хороших людях, вдохновляющее на поступки, воспитывающее чувства патриотизма и гордости за свою страну, чувство единства: спортивные победы объединяют людей всех возрасти и социальных групп.
Мне, как зрителю, важно, что есть еще российские фильмы, после просмотра которых, уходя из зрительного зала, думаешь: «Моя судьба в моих руках, и только я решаю, кем я буду завтра!» Каждый выбирает то. что выбирает, не стоит бояться однажды взять на себя ответственность за свою жизнь и изменить ее.



Фильм «Легенда № 17» провозглашает закрытие эпохи приспособленцев и начинает отсчет времени для героев, а героем может стать каждый, нужно только сделать выбор. Дорогие читатели, отсчет начат... выбор за вами! Я свой выбор сделал!

ПУТЕШЕСТВИЕ

Царское село — город муз






ВЫСТАВКА

От Гверчино до Караваджо




Никита Данилов

13 июля 2013 года в Гербовом зале Зимнего дворца открылась выставка «От Гверчино до Караваджо. Сэр Денис Маон и итальянское искусство XVII века», организованная Государственным Эрмитажем и музеями Италии при поддержке RomArtificio. Эта экспозиция — дань памяти и уважения искусствоведу и собирателю, крупнейшему знатоку творчества Гверчино, Караваджо и искусства XVII столетия сэру Денису Маону.

Сэр Денис Маон (1910-2011) принадлежит к числу историков искусства, которые сочетали свою научную деятельность с коллекционированием. В его собрании находились картины Караваджо, Гверчино, Гвидо Рени, Луки Джордано, Джузеппе Мария Креспи и других выдающихся итальянских живописцев XVII-XVIII веков, а также замечательные графические листы. Концепция эрмитажной выставки отражает замысел Дениса Маона — объединить в одной выставке картины своего собрания с теми, которые он особенно любил и изучал. В экспозицию вошли около 30 работ Гверчино, Караваджо и их современников из итальянских собраний, дополненные полотнами из богатой коллекции итальянской живописи XVII века Эрмитажа. С увлечения Гверчино начался путь Дениса Маона к истории итальянской живописи, завершился он открытиями, связанными с искусством Караваджо.



Мальчик с корзиной фруктов Караваджо (Микеланджело Мерит да Караваджо) 1593-1594

Микеланджело Меризи, прозванный Караваджо (1571-1610), проявил интерес к живописи с ранних лет. С 1584 года и, по всей видимости, до 1588 года он учился в мастерской миланского художника Симоне Петерцано. После этого о Караваджо нет никаких сведений вплоть до его приезда в Рим (около 1592 г.). В первые годы римской жизни Караваджо удивительно быстро эволюционировал. Так, этим временем могут датироваться полуфигурные изображения юношей с разными аксессуарами и в разных ситуациях (например, «Мальчик с корзиной фруктов», «Больной Вакх» — оба: Рим, Галерея Боргезе; два варианта «Юноши, укушенного ящерицей» — Лондон, Национальная галерея; Флоренция, Фонд Роберто Лонги). Наиболее совершенным среди подобных произведений можно считать «Лютниста» из Эрмитажа, где гармоничное единение человека с окружающей его средой выражено в живописном отношении особенно тонко. Очевидно, чуть позднее Караваджо создал несколько композиций, уже объединявших две-три фигуры в одной сцене. Яркими примерами здесь могут служить два варианта «Гадалки» (Рим, Капитолийские музеи; Париж, Лувр) и две реплики «Шулеров» (Художественный музей Кимбелла в Форт-Уорт, штат Техас, США, и бывшее собрание Дениса Маона), созданные около 1597 г. Караваджо сумел найти в жанровой живописи новые сюжеты и представить их на высоком художественном и повествовательном уровне. Караваджо не был в достаточной степени понят своими современниками, которые подражали его контрастной системе света и тени, использовали его сюжеты, но не достигали одухотворенной силы произведений мастера. Можно сказать, что только открытие Караваджо в начале XX века позволило в полной мере оценить его значение в общей картине развития европейской живописи.



Юноша с лютней Караваджо (Микеланджело Меризи да Караваджо) 1595-1596

Джованни Франческо Барбьери, прозванный Гверчино (1591-1666), принадлежал к следующему поколению итальянских художников. Он родился в Ченто, учился у местных живописцев. Благодаря несомненному природному таланту, Гверчино сформировался очень рано. Картина «Мадонна с воробьем» (1615-1616) из собрания Маона (ныне — Болонья, Национальная Пинакотека) может дать представление о первых работах мастера. Гверчино создал ряд замечательных картин, едва достигнув тридцати лет. Они объединены общей манерой, которая явилась развитием тенденций, заложенных в «Мадонне с воробьем». На этих полотнах изображены сцены, взятые крупным планом. Герои обычно представлены по пояс, а не в полный рост. Художник активно использует светотеневые контрасты, подчеркивая пластику тел. В то же время свет не выхватывает отдельные фрагменты, как это было у большинства караваджистов, а лепит форму. Особую выразительность придает его героям энергичная жестикуляция. В 1621-1623 годах Гверчино работал в Риме, где, кажется, впечатление на молодого мастера произвел не Караваджо, а представители болонской школы — Доменикино и Гвидо Рени. Маон рассматривает пребывание Гверчино в Риме как начало «переходного» периода в его творчестве, который продолжался примерно до 1632 года. В Эрмитаже хранится монументальное произведение Гверчино «переходного» периода — «Вознесение Марии», исполненное вскоре после возвращения из Вечного города. В июле 1623 года Гверчино вернулся в Ченто, а в 1642 году, после кончины Гвидо Рени, перенес свою мастерскую в Болонью.

Классицистские черты в творчестве Гверчино получают дальнейшее развитие. Почти полностью из его произведений исчезают многофигурные композиции, при этом возрастает роль пейзажа, который занимает все больше места. В немногих многофигурных картинах Гверчино стремится к уравновешенной симметричной композиции, которая иногда кажется искусственной. На смену энергичным героям раннего периода приходят статичные, словно остановленные в движении персонажи. Более яркими и локальными становятся краски, исчезают контрасты света и тени, характерные для ранних произведений. Неизвестно в точности, что в большей степени повлияло на изменение художественного языка позднего Гверчино — влияние Гвидо Рени, вкусы его болонских (и эмилианских) заказчиков, или же это было обусловлено внутренними причинами развития его собственного творчества. Тем не менее, творчество Гверчино действительно остается ярким примером резкого изменения художественной манеры большого мастера и поэтому заслуживает более внимательного анализа.



Мадонна с младенцем (Мадонна с воробьем) Гверчино (Джованни Франческо Барбъери). Около 1615-1616

ЮМОР





Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю