Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Золотая балтийская осень. И.Е.Всеволожский. М., 1964. Часть 25.

Золотая балтийская осень. И.Е.Всеволожский. М., 1964. Часть 25.

Девушка послушно уходит. Тогда Хаас спрашивает:
— Вам говорил председатель, что я был «лесным братом»?
— Говорил.
— Поверили, разумеется?
— Нет. Не поверил.
— А почему?
— Потому что вы не могли им стать, капитан.
— Я жил в оккупации.



Нацистская оккупация Эстонии. Концлагерь Клоога. В Эстонии ежегодно будут чтить память нацистских оккупантов. Актуальная история.

— Многие жили.
— И меня после войны посадили...
— Это было ошибкой. Больше того — преступлением.
— Вы уверены?
— Да.
— Ну, тогда помолчим, капитан.
Буян повизгивает у двери. Он хочет домой. Туман подполз под самые окна. Два пожилых человека, отдавших жизнь морю, молчат. О чем думает Яанус Хаас? Это не дано знать Крамскому. О чем думает Крамской? Это не дано знать Яанусу Хаасу.
Гость поднимается.
Хозяин спрашивает:
—— Уже уходите, капитан?
Пора.



—— Работаете?
— Пишу.
—— Счастливец...
— Вернее, диктую.
—— Глаза сдают?
— Сдали.
— Мне вас жаль, капитан. Мои видят отлично. Может быть, одолжить?
Яанус Хаас нынче шутит! Хороший признак, значит, проходит хандра.
— Когда зайдете, капитан Юрий?
— Могу завтра. Но вы пойдете на лов...
— Если не будет тумана...
—— Яанус, а я вам завидую.
— Мне?
— Вашей стойкости. Скажу по правде, я иногда — отчаиваюсь.
— Что вы, капитан? Вы не одиноки. Вы диктуете ваши книги. У вас есть жена, два сына... это самое главное, капитан!
Никогда еще Желчный Старик не был так разговорчив. Крамской от души пожал его жилистую руку...



Сказочные сценарии в нашей жизни и судьбе. Стойкий оловянный солдатик.

7

Пограничники живут в стороне от Кивиранда, в густом сосновом лесу. Палисадник, цветы на круглой клумбе, старая дача со стеклянной верандой, Тщательно приглажен песок. Колючая проволока. Морская граница...
Начальник заставы Николай Николаевич Аистов начинал службу после окончания училища на Курильских островах. Там испытал всякое: и стычку с вооруженной до зубов командой шхуны, потерпевшей крушение, и тайфун, когда волна высотой в семиэтажный дом накрыла подножие сопки вместе с поселком и пограничной заставой. Служба на Балтике кажется раем. Хотя и она нелегка. Пока, правда, на его участке было только одно нарушение границы: громила, ограбивший ювелирный магазин в городе, стремился сбежать, чтобы получить политическое убежище за морем. (То-то бы радио на Западе подняло крик: «Он выбрал свободу вместо советской тюрьмы!») Да и то это было на днях. А раньше корреспонденты, навещавшие заставу, недоверчиво удивлялись:
— Так-таки ничего и не было? А вы, товарищ капитан, не скрываете?



7-я Погранзастава

— Есть нужда мне скрывать, когда не было! Живем, учимся, много читаем, занимаемся спортом, самодеятельностью, смотрим кино, слушаем радио и, конечно, самое главное, — бережем свою границу.
Корреспонденты, записав кое-что для порядка, уезжали ни с чем. Аистов советовал им проехать на заставу имени лейтенанта Козлова — тот погиб, защищая границу от диверсантов; корреспонденты отвечали уныло:
— О заставе Козлова уже писали много раз!
— Ничем не могу помочь, — вежливо их напутствовал Аистов.
Он сел на темно-рыжего Аполлона, молодого коня. Служит еще на заставе меланхоличная Дива, она возит воду для бани и для повара Кишкина. Иногда на Диве ездят на почту.
Лошадей пограничники сохраняют лишь в силу традиции. Для поездок в отряд, в управление существуют современные виды транспорта.
Аистов поскакал на стрельбище, скрытое в лесу; дощечки на деревьях оповещают: «Не ходи! Здесь стреляют!»
Потрескивают сухие выстрелы. Аистов знает: его хлопцы стреляют отлично. Пожалуй, выйдут на первое место в отряде.

8



Тренировка вожатым собаки на Н-ской заставе, Таджикская ССР, 1 ноября 1966 года, фото Лев Поликашин.

На спортивной площадке сержант Лимарев занимается с молодым псом Громом. Гром взбирается на отвесную лестницу и спускается с нее вниз. С деловым видом, слегка наклонив голову, ходит по буму. Подпрыгнув и вцепившись сильными лапами в высокий барьер, подтягивает свое крепкое тело, перебрасывает его, мягко встает на лапы и выжидающе смотрит на своего воспитателя, ожидая оценки.
Потом на площадке появляется помощник Лимарева, весельчак Храпченко, одетый в ватник с длинными рукавами. Он изображает нарушителя границы. И хотя Гром не раз видел Храпченко на заставе, сейчас он понимает, что Храпченко, надев ватник, уже не Храпченко, а нарушитель, и пес злобно рвет на нем ватник, пытаясь добраться до тела.
На днях Гром видел, как на заставу привели настоящего нарушителя, а за ним, прихрамывая, шел старый пес Мудрый. Мудрый, несомненно, рассказал Грому о ножевой ране в лапу. И Гром понял, что хорошего от нарушителей ждать не приходится.
Сейчас Мудрый лежит на солнышке с забинтованной лапой. Если бы Гром заглянул в карие глаза старого пса, он увидел бы в них грусть. Но Гром трудится, и ему некогда отвлекаться. Он состоит на штатной должности и не даром ест хлеб. А ветерана заставы собираются списать в расход. К счастью, Мудрый не знает об этом, но, видимо, что-то чувствует и потому так грустен сегодня.

9



Северная королева - её величество брусника.

Чудесен лес осенью! Ярко светлеет на солнце полянка. Две женщины собирают бруснику. Аистов здоровается с ними. Он знает и женщин, и девушку в зеленом платочке. Он обязан знать всех и сразу замечать, если в пограничную зону проникнет чужой. Правда, летом в Кивиранде множество дачников, они привозят с собой беспокойство и беспорядок. Купаться им хочется только там, где не разрешается, гулять, где запрещено. Вступают в пререкания. Жалуются в отряд. На что? На то, что Аистов и его пограничники выполняют свой долг? Чудаки! Ведь среди них может затесаться и тот, которому не место возле границы!
В Кивиранд приезжают художники — с мольбертами и палитрами. Один из них, Валин — Николай Николаевич Аистов с ним подружился, — работал как одержимый. Он писал лес и море у Кивиранда, портреты рыбаков, рыбачек и пограничников. В амбаре у старого Лукка у него была мастерская, где он хранил десятки эскизов. На заставе Валин устроил выставку, и там нашлись ценители искусства. Уезжая, художник подарил Николаю Николаевичу портреты отличников — их вывесили на веранде. Кому не захочется, чтобы его портрет написал известный художник? Теперь и художники, и дачники разъезжаются. Один капитан первого ранга Крамской останется до поздней осени. Пограничники радуются, когда он приходит к ним на заставу. С ним есть о чем поговорить! Пропагандист — лучше не надо!



В.И.Переяславец. «Пограничник с собакой».

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю