Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Американский спецназ как инструмент внешней политики. О парусах. Октябрьское время. К.Лукьяненко.

Американский спецназ как инструмент внешней политики. О парусах. Октябрьское время. К.Лукьяненко.

Американский спецназ как инструмент внешней политики

Великая страна под названием Соединенные Штаты Америки переживает весьма интересное событие: она оставила своё правительство без денег. В принципе, это ничем не чревато для страны, которая давно уже живет в другой реальности. То, что сейчас происходит, имеет две стороны. Первая, медийная, сводится к тому, что схлестнулись два видения того, какой быть Америке, Вторая, рассчитана на узкий круг посвященных, которые спешно договариваются о новых правилах игры.
В нескольких словах, драматургия медийной части весьма проста. Республиканская партия, в противовес президенту, утверждает, что каждый американец — кузнец своего американского счастья, и он, как настоящий американец, не должен нуждаться в социальных подачках государства. Долг государства при этом — не мешать настоящему американцу это счастье творить. Демократы, предводимые Обамой, говорят, что богатые должны немного делиться с бедными, и придумали медицинское страхование, доступное для большего количества жителей страны. Собственно, отсутствие бюджета — это результат противостояния богатых и бедных, несмотря на то, что первых всего один процент населения, а вторые все равно проиграют потому, что таковы принципы демократии. Не важно количество само по себе, важно его качество.
Но я о другом. Пятьдесят два года назад президент Джон Кеннеди впервые надел на голову крутого американского парня зеленый берет. С тех самых пор ведут отсчет своей истории знаменитые «зеленые береты». О них стоит говорить не только потому, что за эти годы количество спецподразделений и их численность возросла многократно, но еще и потому, что они все чаще становятся инструментом американской внешней политики. На сегодняшний день США используют ЦРУ и еще 15 организаций, имеющих право проводить спецоперации за рубежом. Их совокупная численность приближается к 70 тысячам человек, на содержание которых бюджет выделяет примерно 10 миллиардов долларов. В марте этого года министр обороны Хейгел пригрозил двадцатипроцентным сокращением бюджета, выделяемого на спецоперации. Правда, в основном, сокращение расходов коснется командно-штабных должностей. Тем не менее, такое заявление не должно было напугать этих специалистов узкого профиля. Помимо постоянно растущих бюджетных средств, они обладают еще и «черной кассой» в размере почти 60 миллиардов долларов. В основном — это прибыль от торговли оружием, наркотиками, кровью, вероятно, человеческими органами, но все эти суммы бледнеют перед прибылью, которую спецслужбы могут получить на виртуальном финансовом и товарном рынках, поскольку спецтехника делает практически любую информацию открытой.
При президенте Буше-старшем сотрудники спецслужб находились в длительных командировках в 60 странах. Сегодня журналисты насчитали уже 75 стран, где американские крутые парни, которых с недавних пор стали называть «операторами», ищут себе работу по защите американских интересов. Здесь уже пора добавить, что спецоперации бывают двух типов — с использованием регулярного спецназа, как, например, в Афганистане, и тайные операции, которые иногда проводятся без ведома местных властей, например, убийство Бин Ладена в Пакистане или совершенные несколько дней назад вылазки в Ливии и Сомали. Есть еще более закрытые операции, для которых как раз и готовят операторов различного профиля.
Во времена Буша-старшего общественное сознание формировали с помощью таинственного лингвистического изобретения, известного как «дуга нестабильности». Это такая линия на карте, вдоль которой постоянно происходят события, угрожающие национальной безопасности США. Совершенно случайно эта «дуга» совпадает с основными мировыми запасами полезных ископаемых, имеющих стратегическое значение. Собственно, вдоль этой дуги и были сосредоточены американские специальные силы. Почти 700 отрядов, а еще бригады, батальоны, полки, подразделения огневой, воздушной, медицинской и прочей поддержки.
Нынешний президент любит более загадочные сочетания. Блеснув в монологах о Сирии «красной линией», сейчас президент все больше говорит о «легком касании». Поясню, что это такое.
До сих пор американцы вмешивались в события, используя большие контингенты войск и тяжелое вооружение. Примером этого служит Афганистан. Сегодня в Афганистане порядка 65 тысяч американцев. Сами понимаете, найти такое количество ребят из захолустных мест, чтобы можно было втихомолку развозить гробы и прятать инвалидов, не вызывая общественного интереса и не привлекая внимания СМИ, очень трудно. Я уже писал, что даже если американцы уйдут, девять баз на афганской земле все равно останутся. Только в целях ротации войск девять тысяч человек до 1 января 2014 года отправятся в Афганистан, включая две бригады спецназа. На сегодняшний день основные потери США несет не во время военных операций, а в неожиданных ситуациях, например, при совместном патрулировании, когда кто-нибудь из афганцев с криком «Аллах акбар!» вдруг полоснет очередью по коллегам из патруля. Последние опросы показали, что в Афганистане к американцам с симпатией относится только каждый десятый. Нужно сказать, что это официальная статистика. Пятнадцати процентов территории Афганистана, где власть прочно принадлежит талибану, эта статистика вообще не касается.
Спецназу сегодня внушают, что он противостоит плохим парням, которые занимаются торговлей наркотиками, делают из своих детей живые бомбы, нарушают права человека и мечтают срыть Америку с лица земли. Однако перед ними не просто безликий враг, а враг в четырех ипостасях. Это талибан, с которым можно слегка заигрывать, Алькаеда, которую нужно уничтожать, отряды Хаккани, которые, в частности, поддерживаются спецслужбами Пакистана, потому что их рассматривают как средство давления на индийский бизнес в Афганистане, и, наконец, “одинокие волки”, которые просто ненавидят американцев и при любом удобном моменте готовы нанести им удар.
Ходят слухи, что помимо сил специального назначения в Афганистане почти столько же сотрудников частных компаний, которые готовы выполнять спецоперации на условиях подряда. Несмотря на то, что их число растет, в самих США дискуссия о том, на каких условиях государство должно делиться своими исконными функциями с частным бизнесом, еще далека от завершения. Кроме того, большинство этих компаний или уже нарушают или вот-вот нарушат многие положения международного права, в частности, запрещающего все виды наемничества. Разговоры на эту тему сводятся не к тому, может или не может государство делиться своими функциями, а к тому, на каких условиях оно должно это делать и как этот частный бизнес вывести из-под действия международных законов. Вторая тема дискуссии — пути законодательного закрепления за США права на проведение военных операций в любом уголке земного шара, если только там появляется террористическая угроза или угроза национальным интересам США. Не далее как 8 октября президент Обама в своем выступлении по поводу рейдов американского спецназа в Ливии и Сомали, в частности, заявил следующее: “Операции, которые были проведены в Ливии и Сомали явили собой примеры исключительной выучки, самоотверженности и таланта наших мужчин и женщин, служащих в вооруженных силах… Они исключительно хорошо справляются со своей работой, с великой точностью и с великим риском для себя”. Перед этим он с пафосом сказал: “Мы будем везде, где появятся реальные заговоры и реальные [террористические] сети”. При этом Обама, — чтобы мир, наверное, стал сговорчивей, — добавил, что есть большая разница между целевым преследованием американцами террористов, стремящихся нанести непосредственный вред США, и развязыванием американцами очередной войны. Обаме еще любимая бабушка говаривала, что люди из двух зол, конечно, выбирают меньшее.
Несколько слов о самих операциях. В Ливии была задача арестовать человека по имени Анас Аль-Либи, который считается вторым человеком в Алькаеде. В его аресте участвовали операторы из группы “Дельта”, сотрудники ФБР и ЦРУ. Арест происходил в центре Триполи на людной улице. Аль-Либи переправили на БДК “Сан-Антонио”, который должен его доставить в Нью-Йорк для суда. Не хочу обижать исламского террориста, но уж очень много у него друзей было в британской МИ-6. На его счету неудачный теракт против Мубарака, проплаченный англичанами неудачный теракт против Каддафи, и сегодня, если он для кого и представляет интерес, то это западные спецслужбы, о работе которых он должен немало знать.
Второй рейд, которым так гордится американский президент, в Сомали проводили “морские котики”. Операция была направлена на арест одного из руководителей недавно прогремевшей организации “Аль-Шабаб” (“Молодежь”), которая захватила и несколько дней удерживала торговый центр в Найроби. Это тоже непростая организация. Она дружит со спецурой из Египта, который ее использует на полную катушку в Сомали для оказания давления на местные власти. Деньги она получает, в основном, из трех источников: на подрядной основе из Египта, на постоянной основе из Саудовской Аравии, а еще “крышует” “за долю малую” (20%) сомалийских пиратов. И вот одного из этих ребят по имени Абдикадир Мохамед Абдикадир, больше известного под кличкой “Икрима”, хотели арестовать “морские котики”. Но сомалийская пустыня оказалась не их стихией, и сколько они там ни прыгали в ластах по барханам, отловить “Икриму” им не удалось — ушел сквозь песок. Но это не помешало Обаме восхититься ребятами, принадлежащими к элите американской морской пехоты.
Помимо финансового и политического прикрытия, “операторы” всех профилей пользуются невероятной поддержкой военных и прочих СМИ. Дело доходит даже до публикации в соцсетях фальшивых дневников отдельных “операторов” с рассказами о чудовищных преступлениях местных террористов и благородстве американцев, которые несут с собой демократию и хорошую, богатую жизнь. Обама еще любит сетовать, что Америке на местах противостоит безработная и безграмотная молодежь, которую США хотят уберечь от радикализации. В Афганистане только со стороны правительственных войск гибнет в среднем 100 человек в неделю. Американцы о своих потерях не говорят, но вчера одна провинциальная американская газета заикнулась о том, что в связи с перерывом в работе правительства родственники не могут получить пособия на погибших военнослужащих. Но в открытых сводках американцы остаются живее всех живых.
Я уже писал о специальной учебной базе США в Иордании, которая “штампует” операторов для сирийских повстанцев. Еще недавно их было 400. Но это не значит, что нет аналогичных центров в Турции. В Йемене американцы сегодня напрямую участвуют в междоусобице на стороне правительства. В Камбодже они помогают Кхмерской армии, которая борется с правительством. Если в Йемене еще можно говорить о наличии террористических групп, которые страшны для американской безопасности, то в Камбодже тема терроризма пока ничем не подкрепляется, и американцы просто делают деньги на торговле оружием, обучении операторов и тому подобном.
Но одно дело, когда читаешь про действия американского спецназа где-нибудь в Сомали или Ливии. Другое — когда знаешь, что США уже подписали соглашения с Таджикистаном, Киргизией, Узбекистаном, Казахстаном и Туркменистаном о вводе в эти страны своих спецподразделений при наличии террористической угрозы. Есть свидетельства об особых отношениях между США и Азербайджаном, Грузией и Молдавией. Пять лет назад ЦРУ подготовила в Грузии 100 операторов по полной программе и 400 операторов по сокращенной программе, потому что уже надвигалась война с Осетией и Абхазией.
В 2010 году американский спецназ воевал на территории Таджикистана. В боестолкновении погиб один таджикский военнослужащий, было уничтожено 20 боевиков, пытавшихся проникнуть в страну из Афганистана. Сколько таких боестолкновений было с тех пор еще, не известно. В Киргизии еще при Бакиеве американцы помогали ему готовить личную гвардию на основе отрядов “Скорпион” и “Пантера”. Но только Бакиев переименовал “пантер” во “львов”, как его через два месяца свергли. Такую же гвардию завел у себя в Таджикистане Рахмон. Американцы участвуют в подготовке спецподразделений в Казахстане и Туркмении. В ответ центральноазиатские республики не только разрешили транзит грузов НАТО в Афганистан, но и вывод войск и грузов через свою территорию в 2014 году.
Американцы, желающие и уйти из Афганистана, и остаться там, и свалить на плечи других защиту американских интересов в стране, создали на деньги бельгийского МИДа международную организацию под названием “Стамбульский процесс”. Россия в нем тоже участвует и даже председательствует в двух комиссиях, в частности, в комиссии по борьбе с наркотрафиком. Эта организация, кажется, никак не относится к теме моих заметок, если бы не одно “но”. Дело в том, что, хотя деятельность этой организации пока ограничена проблемами Афганистана, ее, в частности, можно рассматривать как одну из американских попыток утвердить в международном законодательстве свое право на нанесение точечных превентивных ударов в любом конце земного шара.
Такова на сегодняшний день далеко не полная картина того, как США готовятся к новым типам войн. Я специально не коснулся ни структуры спецподразделений, ни того, кому они непосредственно подчиняются — всё это сегодня находится в динамике, далекой от окончательного варианта. Достаточно лишь повторить, что сегодня в США уже 16 организаций получили карт-бланш от президента на ведение спецопераций за пределами США. Это значит, что близится эра, когда от понятия национальный суверенитет ничего не останется. Останется гражданское общество, которое призвано этот суверенитет уничтожить вместе с государством.

9 октября 2013 г.



О парусах

Неяркий день — как взмах крыла
Большой нахохлившейся птицы,
А жизнь, наверное, была
И не захочет повториться.
И я смотрю ей с грустью вслед,
И улыбаюсь чуть заметно –
Того уже в помине нет,
Что я любил так беззаветно.

Я, не скопивший ни рубля,
Всё повторить готов с начала.
И вдруг — как парус корабля,
Не нужен больше у причала.
Но вместо всякого добра
Пусть жизнь ещё подарит прихоть:
Я жду, чтоб кливер мой забрал,
И поворот закончу лихо.

7 октября 2013 г.



Октябрьское время

Мое время покрыто туманом,
И шуршит под ногами листва.
В бытие безразмерном и странном
Мне природы не скрыть естества.

И не надо.., и пусть воздается.
Я плачу за прозренье мое.
А вода – как икона– в колодце.
А туман — почему-то поёт.

Солнца блеск на спине жеребицы,
И подчеркнуты грани теней…
Это время безумное длится
В табунах златогривых коней.

Я не знаю, на что отзовется
Этот день посреди октября.
Вот икона в окладе колодца
ожила, нетерпеньем горя.

5 октября 2013 г.

Constantin Loukianenko


Главное за неделю