Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Новые песни о главном. Глава третья, почти лишняя. Зима свежа. К.Лукьяненко.

Новые песни о главном. Глава третья, почти лишняя. Зима свежа. К.Лукьяненко.

Новые песни о главном. Глава третья, почти лишняя

Итак, в первой главе я рассказал, что такое виртуальные рынки товаров и финансов, как на них формируется прибыль, отметив при этом, что всякая виртуальная прибыль, прежде чем упасть на реальные счета, должна пересечь границы, оставив вместо себя, — увы! — гигантские долги. Превращение денег для одних в прибыль, а для других — в долги сродни игры в «наперсток», но обставлено со значительным компьютерным и иным шиком. Задействован даже сложный математический аппарат, но это не больше чем антураж.
Россия сегодня выхода на виртуальный рынок не имеет. Об этом свидетельствует хотя бы малый внешний долг России. Судя по некоторой информации, попытки проникнуть на виртуальный рынок делались, но ничем реальным не закончились: круг получателей прибыли не может быть широким. И вообще, эта ветвь финансового развития — тупиковая, и время такой виртуализации практически закончилось, поэтому рваться на этот рынок не стоит. Пока время не вышло, нужно воспользоваться тем, что у виртуальных рынков есть сторонники и противники, и дружить с последними. Не просто дружить. Вот, например, совокупный долг США перед Японией и Китаем столь велик, что любые совместные действия этих стран могут привести к коренным изменения в американской счастливой жизни. Но они никак не соберутся выступить совместно, потому есть третья (читай, американская) сила, которая все время пытается вбить клин между ними. Поэтому задача российской внешней политики сводится к тому, чтобы умело использовать существующие противоречия и защитить Россию от двух напастей современной глобальной экономики — виртуального рынка и собственно доллара.
Какую опасность таит в себе доллар? Во-первых, за последние сорок лет он подешевел примерно в сорок раз, и, продавая нефть по сегодняшним ценам, мы ее продаем фактически в два раза дешевле, чем продавал СССР в годы самых низких цен. Тут выстраивается странная логическая цепочка. Нефтедобытчики для поддержания своей деятельности оказываются вдруг заинтересованными в понижении курса рубля к доллару. Это дает им возможность за фактически почти ничего не стоящий доллар приобретать все большее количество рублей. Чем ниже курс рубля к доллару, тем больше оказывается рублей у нефтяников и тем дешевле для них становится стоимость рабочей силы и всех обязательств перед государством. В этом смысле, все экспортеры ведут себя крайне непатриотично, но, несмотря на это, именно они сегодня определяют курс национальной валюты по отношению ко всем другим.

Можно предположить, что патриотами могли бы быть импортеры. И действительно, они заинтересованы в укреплении рубля, чтобы за меньшее количество рублей приобретать как можно больше долларов, увеличивать импорт и свою собственную прибыль. Это правильно, но импортеров отличает нежелание видеть, как развивается собственное российское производство, потому что любое импорт-замещение угрожает их финансовому благополучию. Поэтому союзниками настоящих патриотов они могут быть только в тактическом плане. Стратегическое партнерство с ними невозможно.
Финансовая непатриотичность усугубляется действиями нашего Центробанка, который по странному стечению обстоятельств называется еще и Банком России. В паре с Минфином он допускает манипуляции, которые самым отрицательным образом отзываются на российской экономике. Например, на социальные нужды у государства не хватает средств. Тогда при уровне 30 рублей за доллар финансовые власти (а в этих случаях их трудно разделить) через уполномоченные банки закупают у экспортеров или в фондах, деноминированных в долларах, скажем, 10 миллиардов долларов. Через незначительное время рубль начинает скользить вниз, и, когда он достигает нижнего на тот момент допустимого значения, например, 34 рубля к доллару, ранее купленные доллары продаются. Если для покупки долларов использовалось 300 миллиардов рублей, то при их продаже выручка составила на 40 миллиардов рублей больше, и небольшая дырочка в бюджете затыкается. При знании того, как должен вести себя рубль в обозримом будущем такие «заработки» денег не могут не вызывать озабоченность. И для этого есть, как минимум, две причины. Во-первых, субъективная причина – появляющиеся таким образом деньги могут иногда «заблудиться» и оказаться на счетах «эффективных менеджеров». Во-вторых, так не бывает, чтобы деньги появлялись из воздуха. Кто-то за такие деньги все равно должен платить. Платим мы с вами, причем, так получается, что не один раз. Первый раз – в виде недобора долларовой выручки от экспортеров. Свои социальные и долговые обязательства они, как я уже писал, выполняют в рублях, и низкий курс рубля позволяет им экономить средства – нужное количество рублей они покупают за меньшее количество долларов, а для простого обывателя эти рубли теряют свою покупательную способность, удешевляют труд и, – самое главное но не очевидное, – ухудшают инвестиционный климат. И тут наступает «во-вторых». На подешевевших рублях теряют свою долларовую прибыль инвесторы, и, чтобы этого не случилось, государство, мотивируемое странным желанием улучшить экономический климат, начинает поощрять повышение тарифов, которые, в конце концов, ложатся бременем на потребителя. Примерно такую реальность создают современные эффективные менеджеры, обладающие весьма сомнительным искусством управлять всем и вся, просто перераспределяя финансовые потоки.

Вы, наверное, заметили, что рубль постоянно покупается и продается, а курс рубля к основным валютам колеблется. Сразу скажу, что, чем больше колебания рубля, тем больше он привлекает финансовых спекулянтов, потому что свойство любой колеблющейся валюты – приносить прибыль спекулянту, который умеет зарабатывать одинаково хорошо и на падающем и на растущем курсе любой валюты. Зачем нужен спекулянт? До сих пор его существование оправдывалось тем, что масса спекулянтов не допускает сговора на рынке финансов. Но этот факт теряет свое значение в последнее время потому, что очень часто сговор возникает не на рынке, а на пороге рынка, среди тех, кто потворствует сговору – государство и крупные финансовые компании, с которыми по воздействию никакие полчища спекулянтов сравниться не могут. Есть еще одно оправдание существованию спекулянта на рынке. Дело в том, что, получая прибыль, спекулянт вынужденно включает тенденции, противоположные основной тенденции рынка, и, таким образом, его стабилизирует. Но за всё в этом мире нужно платить, и существование спекулянта не является исключением. Спекулянт – тоже своего рода инвестор, но в таком качестве он выступает в течение очень короткого времени. Поэтому с ним ассоциируются только так называемые «короткие деньги», тогда как любая экономика может прибывать только «длинными деньгами». Поэтому отрадно недавнее решение «Роснефти» перейти в отношениях с партнерами только на долгосрочные контракты. Это выводит бизнес из той сферы, где он может чувствовать на себе отрицательное влияние спекулянтов. Есть ли другие способы борьбы с финансовым спекулянтом? Есть – это стабилизация курса рубля. На стабильном курсе ни один спекулянт заработать не может, и такая валюта для него становится неинтересной. Может ли это отпугнуть настоящего инвестора? – Нет, потому что его поведение определяется другими факторами, и стабильность валюты к ним не относится. Однако, если так просто избавиться от спекулянта, который практически на пустом месте делает деньги, которые еще недавно были нашими, то почему он продолжает существовать? Ответ прост: среди спекулянтов есть «чужие», но есть-таки и «наши», а ради них можно пойти на всё. Из этого пассажа о спекулянтах следует то, какие задачи могут решить те, кто не побоится относиться к национальной валюте со всей патриотичностью.

Есть еще одна сложная внешнеполитическая задача, связанная с экономикой. Дело в том, что сегодня у России совершенно нет рычагов, с помощью которых она могла бы влиять на цены своих основных экспортных продуктов. Цена на нефть, газ, сталь, зерно определяется не на территории России, а за ее пределами, и интересов России не учитывает. Более того цена определяется не в рублях, и, пока такая ситуация сохраняется, экспортеры не смогут стать патриотами. Понятно, что это их не очень волнует, но это должно волновать всех остальных, потому что такие схемы могут существовать только за наш с вами счет.

В следующей главе мы поговорим о постиндустриальном обществе, местном самоуправлении, новых налогах, малом бизнесе и качестве новых громких назначений.

25 октября 2013 г.



Зима свежа

Зима свежа. Причудлива игра
Зеленых елей под покровом снега,
Но белизна готовится к побегу –
Ведь полдень солнцу разогреть пора.

И всё еще, конечно, не всерьез —
Ни снег, ни солнце, ни длинноты теней
Но страх давно не покидал растений,
Ведь где-то там уже трещит мороз…

Пора бы ставить точку, только мне
Всё чудится, всё видится иное –
Мне кажется, что вовсе неземное,
Не в шуме и вчерашней толкотне.
И не в долгах, и не в мечтах о чуде…
Мне кажется, что люди – просто люди,
Но им не стать ни ближе, ни родней.

23 октября 2013 г.

Constantin Loukianenko


Главное за неделю