Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Новые песни о главном. Глава седьмая, рассудительная. Ночные стихи. К.Лукьяненко.

Новые песни о главном. Глава седьмая, рассудительная. Ночные стихи. К.Лукьяненко.

Новые песни о главном. Глава седьмая, рассудительная

С позиции государства лучше всего все силы разделить на две группы: есть силы, которые считают, что для их полной реализации необходимо поскорей расправиться с государством, и есть силы, которым государство пока еще нравится. Непримиримость этих сил очевидна, потому что первые – агрессивны и не могут уже существовать в рамках государственных ограничений, а вторые вынуждены противостоять этой агрессии. То, что мы имеем сегодня, это некоторое естественное равновесие.
Стратегия антигосударственных сил достаточно однообразна – к государству предъявляются претензии, потом оно, если неспособно организовать защиту, уничтожается под множеством надуманных предлогов. Такова была судьба Югославии и многих арабских стран. Теперь хочется прояснить, почему раз за разом не удаются схемы по устройству жизни в странах, которые испытали на себе грубое вмешательство извне. На сегодняшний день достаточно много людей живут на деньги тех, кому думать о том, что такое государство, не хочется. Но, поскольку думать надо, то за их деньги думают другие. Получается два разных государства – одно гладкое и причесанное, описание которого переходит из конспекта в конспект, а второе – реальное, ничего общего с конспектом не имеющее. Например, при рассмотрении Египта экспертами не учитывалось, что половина египетской экономики принадлежит генералитету, что на территории Египта существуют племена, у которых своя жизнь и своя экономика. Получается так, что всё, очень ясное на бумаге, совершенно не учитывает неформальные отношения, неизбежно возникающие в любом государстве. Именно неформальные отношения стабилизируют государство, обеспечивая ему дополнительную адаптивность. Симбиоз формальных и неформальных отношений в государстве, помноженный на традицию, стабилизирует основные проявления государства, но не описывается современной наукой. Поэтому, когда идет разрушение государства, в котором неформальная его часть уже состоялась, результат всегда будет далек от ожидаемого, потому что для формирования неформальных связей нужны, порой, не годы, а десятилетия.
Это всего лишь вводная часть, которая лишь незначительно объясняет то, что происходит в России. Нужно сказать, что Россия сегодня может позволить себе небольшой заповедник, густо населенный политическими персонажами – и готовыми с утра до вечера приветствовать власть, и критикующими эту власть в дозволенных рамках, и так называемыми, представителями несистемной оппозиции. Это говорит лишь о том, что ситуация в России достаточно стабильна, и она себе такой демократический заповедник позволить может. Положение России стабильно и в мире, и во внутренней жизни. И на сегодня это факт. Если бы всё было по-другому, то демократический заповедник государства либо не мог бы существовать, либо выглядел совсем по-другому.
Сто лет назад теоретики коммунизма в нашей стране говорили, что никакая политическая партия не может существовать без цели. Другими словами, сначала цель, а потом политическая партия, стремящаяся ее достичь и программа ее достижения. Как теперь говорят, повторяя американский термин, «дорожная карта». Давайте рассмотрим, какие цели ставят сегодня перед собой три наиболее авторитетные партии на российском политическом небосклоне. Начнем с «Единой России». Оказывается, у нее вообще нет программы. Есть весьма туманное «Программное обращение», принятое на съезде партии в 2011 году. Получается, что с формальной точки зрения партийного строительства это еще не партия, а некое политическое образование, преждевременно присвоившее себе партийный статус. Программное обращение начинается с преамбулы, в которой «Единая Россия» стала автором сразу всех достижений страны за последнее десятилетие. Из этой преамбулы мы узнаем, как нам сегодня хорошо и кого за это каждый из нас должен благодарить. Это не значит, что в «Программном заявлении» не ставятся цели, Они есть, и их даже много. Но удручающе часто появляются абзацы, начинающиеся со слов «мы должны», «нам нужно». Оказывается, «нам нужно быть сильными». Получается также, что «мы должны построить», и в этом главный смысл их работы. Утверждается, что наша экономика должна быть инновационной. Но, если честно, то никакая экономика не может не быть инновационной. Либо она – экономика, а, значит, инновационна, либо она не инновационна, и, значит, не экономика, а что-то другое. Оказывается, что в центре внимания «Единой России» находится человек. «Единая Россия» обещает «подставлять плечо» бизнесу и утверждает, что «будет вкладывать средства». Если «подставление плеча» – это неумный пиар-ход, то обещание «вкладывать средства» – это откровенное вранье тех, кто нечаянно путает себя с государством. У политической партии или политического образования нет достаточных средств, которые можно было бы вкладывать хоть куда-то, а если такие средства есть, то их сначала нужно задекларировать и признаться в наличии источников, о которых никто не знает. В противном случае, это всё заявления для красного словца. Так же звучит обещание модернизировать или создать 25 миллионов современных рабочих мест. Дело в том, что сегодня создание одного современного рабочего места не может быть дешевле 60 тысяч долларов (лет 10 назад оно стоило порядка 40 тысяч). Это означает, что «Единая Россия» должна за 20 лет найти где угодно и вложить в экономику не менее 1,5 триллиона долларов, но даже если сложить все депутатские зарплаты «Единой России», такой суммы все равно не наберется. Это порядка 34 триллионов рублей, если считать, что «эффективные менеджеры» не украдут и не допустят дорогостоящих ошибок. В противном случае, сумму нужно еще увеличить на 20%, и тогда замаячит цифра более 40 триллионов рублей, т. е., по 2 триллиона рублей в течение 20 последующих лет, из которых два уже точно прошли, а о 4 триллионах рублей, вложенных в рабочие места пока слышно не было.
Еще оказывается, что «каждый работающий человек в России должен получать достойную заработную плату». Опять – каждый работающий должен. Это его долг, и если он его не осознает, то, значит, у него что-то не так с патриотизмом. Концовка обращения звучит потрясающе: «Россия должна принадлежать свободным, порядочным и ответственным людям. Уверены, так и будет». Это можно понять так, что сегодня Россия таким людям не принадлежит, и такая перспектива – это наше будущее. Дальше следует вообще анекдотичное: «Будущее — за нами!» Никто из единоросов не заметил, насколько двусмысленно звучит эта фраза. Получается, что, если мы их уберем, отодвинем, то будущее, которое за ними, откроется и нам. В обращении еще огромное количество обещаний, которые либо уже не выполнены, либо не могут быть выполнены, если будут реализовываться такими темпами (например, за оставшиеся три года достичь почти полной продовольственной независимости). Правда, все в этом программном обращении объясняется довольно просто – это предвыборный документ 2011 года. Выборы прошли, «партии власти» пора рвать на себе волосы, но публичные акции такого рода на нашем ТВ пока не отмечены.
Теперь обратимся к программе КПРФ, лидер которой уже так долго говорит о наличии команды опытных профессионалов, которые могут всё, что этой команде пора состариться. Опережая конкретный анализ, сразу скажу, что основным недостатком программы КПРФ является попытка описать современные реалии языком столетней давности. Этот документ содержит в себе по сути две программы – программу-максимум и программу-минимум. Программа-максимум – это программа прихода к власти с целью построения сначала социализма, а потом – коммунизма. Нужно отметить, что социализм у КПРФ не простой, а какой-то необычный – «социализм ХХI века». Каким он должен быть, документ, по сути дела, умалчивает. Но попытка описать реалии нового века отсылками к учению Маркса-Ленина не выглядят сегодня убедительно.
Программа-минимум содержит на удивление много совпадений с программным обращением «партии власти», особенно в той его части, где «мы должны». После весьма продолжительного и не вызывающего никаких сомнений в правильности перечня того, что надо делать, и заявлений о приверженности революционному развитию, документ призывает всех встать в ряды творцов будущего, потому что всё, что предлагает совершить КПРФ, достижимо только тогда, когда мы все, в едином строю будем бороться с властью компрадорского капитала А вот, если не бороться, бороться в замедленном режиме, или бороться так, чтобы не бороться, то документ, в случае его неисполнения, сразу получает обоснованное оправдание – мы с вами с властью компрадорского капитала не боролись, а КПРФ в одиночестве такое не по силам. Значительная часть документа посвящена тому, чтобы как-то объяснить наше недавнее советское прошлое и его некоторые неприглядные страницы, но делается это без необходимой страсти, и история получается блеклая, причем, далековатая от реальности.
Есть некоторые вещи, которые подаются без необходимого основания. Например, невнятно очерчен «русский вопрос», который, по мнению партийных идеологов, совпадает с борьбой за социализм.
Есть задачи, которые партия ставит перед собой (конечно, если мы все будем в ее рядах) и которые не могут не вызвать симпатий. Например, заявления о том, что нас нужно беречь от тлетворного влияния СМИ, защищать русский язык, не использовать вооруженные силы против народа, поднимать наше благосостояние, развивать науку и всё-всё остальное, что только развивается. Жаль, что о нашей с вами справедливости и «Единая Россия», и КПРФ говорят очень похоже, правда у КПРФ сильнее, чем у единоросов желание, чтобы богатые делились с теми, кто пока еще в наших рядах. Особенно радует желание коммунистов национализировать все недра и пользоваться ими в интересах всех граждан, тогда как единоросы гордятся «плоской» шкалой налогообложения и национализировать ничего не хотят.
Естественно, несколько слов заслуживает и Либерально-демократическая партия, программу которой даже ленивый студент читать не устанет – она небольшая. Но я при первом чтении был потрясен программной задачей ЛДПР – не допустить к власти политических призраков. Убежден, что именно от этого зависит светлое будущее всей России. Тем более что самая программная цель ЛДПР – восстановление статуса России как великой державы (последние два слова написаны с большой буквы). Что Владимир Вольфович хочет положить на алтарь величия страны, я думаю, он и сам не знает. Объясняя название партии, идеологи ЛДПР сочли необходимым заявить, что либерализм – это, прежде всего, свобода мышления, а демократия – создание конкурентоспособной политической среды, исключающей монополию на власть. Дальше опять идет любимое политиками всех мастей «мы должны», а главной своей задачей ЛДПР видит создание механизмов, с помощью которых каждый из нас мог бы реализовать свой потенциал. Тут же возникает вопрос: сколько таких механизмов удалось создать ЛДПР за свои четверть века? Можно спросить по-другому: сколько веков понадобится ЛДПР, чтобы создать хоть один такой механизм, если она будет действовать такими темпами? Опять же, в программе ЛДПР, внятно прописано, что для того, чтобы все это (т. е., обещанное) реализовать, мы должны четко и ясно осознавать риски и возможности. Другими словами, если осознания рисков и возможностей не произойдет, то и обещаний как бы не было.
О несистемной оппозиции говорить не хочется. Кроме требования бороться с коррупцией (которую своим врагом называют абсолютно все партии), криков «Долой Путина!»и призывов идти на баррикады, на которые больше всего горазды те, кто лишь наездами бывает в Москве из своего лондонского и иного далека, мотив конструктивности и созидательности, кажется напрочь отсутствует. Нужно сказать, что в отличие от оппозиционеров «болотного» толка, ЛДПР прямо настаивает на своей созидательности, говоря что сначала нужно построить новый дом, а потом рушить старый. Конечно, я с этим заранее согласен, но тут же всплывает замечание об осознании рисков и возможностей, и все превращается в условность, вполне достойную демократического политического заповедника в стране, которая могла бы быть лучше. Но у нее нет социального слоя, зарабатывающего столько, чтобы у него возникли экономические и иные интересы. У отсутствующего слоя нет партии, которая бы эти интересы отстояла. А у несуществующей партии нет программы, в которой бы говорилось не о том, как для каждого из нас построить счастье, потому что оно у каждого своё, а о том, как построить власть, которая была бы настолько умнее нас, что наш потенциал при ней возрастал бы многократно, и тогда нашему счастью не будет границ.

4 ноября 2013 г.



Ночные стихи

Границ этой ночи никто не видит,
И цвет не различит тоже,
А звезды спрятались от обиды
Или, может, их вид сегодня ничтожен.
И мне надоело подметать тишину,
Как будто она – опавшие листья,
А я – противлюсь упрямому сну,
Как ветру противятся мотоциклисты.

Это удача — не думать, не знать,
Не иметь представления, даже мысли
О том, что уже никогда новизна
Осенним дождем не брызнет.
Будет просто капать с небес вода,
Невнятно шурша в легком темпе анданте,
И если я даже захочу всё отдать,
То никто не придет и не скажет: Дайте!

Из-за пазухи дождь вынет рассвет,
Опустит ниже тумана тени,
И где — по инею, где — по росе
Начнется посленочное движение.
Свет безудержно будет брать своё,
Всё больше притягивая дневную реальность.
Дождь очнется, дремоту сольёт,
И…

3 ноября 2013 г.

Constantin Loukianenko


Главное за неделю