Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Новые песни о главном. Глава одиннадцатая, министерская. Стихи. К.Лукьяненко.

Новые песни о главном. Глава одиннадцатая, министерская. Стихи. К.Лукьяненко.

Новые песни о главном. Глава одиннадцатая, министерская

К деятельности Министерства экономического развития России у меня интерес появился совсем недавно – с выступления министра на недавнем заседании Государственной думы. Если отбросить все те слова, которые г-н Улюкаев использовал для маскировки своего основного посыла, то окажется, что устами министра было сказано, что до 2030 года Россия развиваться практически не будет —ну, таков сценарий министерства. Не положено России развиваться, и всё тут. Неделей позже министр стал еще более пессимистичен. Такой у него, наверное, характер – гайдаровский.
Где бы министр ни выступал, его речи всегда отличаются только цифрами, характеризующими очередной ужасный для России сценарий, созданный его подчиненными. Сначала идут «пугалки» про мировой кризис и худшую за все последние годы ситуацию в России, а затем ставится мажорный аккорд. Министр набирает воздух и, почти как Левитан (я бы сказал, как Яхонтов, но эта фамилия для современного поколения ничего не говорит) произносит: «Всё очень плохо, но у моего министерства есть способы выйти из этой ситуации». А дальше – многозначительный взгляд вверх, как намек на высшие секреты государства, и… молчок. Дальше можно услышать только о мерах по повышению привлекательности России для местных и иностранных инвесторов и повышению эффективности расходования бюджетных средств.
То, что говорит г-н министр, можно расценить лишь как нежелание или неумение думать и пользоваться тем, что почти в буквальном смысле лежит под ногами. Вот, например, простое предложение. В России большое количество часовых поясов. Это означает то, что, если в одном регионе рабочий день заканчивается, то в другом люди будут еще час работать, и так далее. Вроде всем известный факт. Но кто мешает именно этот факт ежедневно превращать в деньги. При наличии компьютерных систем уполномоченные банки одного региона могут ежедневно переводить свои операционные остатки в регион, расположенный в следующем часовом поясе, и так до самого Калининграда. Только эта идея может втрое повысить инвестиционные возможности России. Но эту идею никто не реализует по двум причинам: (1) для современного менеджера это запредельная по сложности задача, которую пока еще не включили в ЕГЭ и в программы высшего образования; (2) риски — как же можно свои деньги до утра доверять чужому банку? Но ведь именно такими сложными задачами проверяется интеллектуальная способность власти, ее умение искать средства и дисциплинировать банки.
Это только один пример. Но можно привести их тысячи – деньги лежат под ногами, но нашим менеджерам легче украсть, чем поднять. Скажем, кто мешает продавать наши экспортные товары, пользующиеся устойчивым спросом за рубежом, не за доллары и евро, как это делается сейчас, а за рубли. Даже не меняя цен, мы получим обратную ситуацию: не Банк России будет определять курс рубля к доллару, а американцы начнут определять курс доллара к рублю. Что это даст? Для того, чтобы покупать нашу нефть и газ (а даже этого достаточно) иностранцам придется наши рубли сначала заработать или купить. И если немного затруднить покупку, то придется именно зарабатывать. А это значит очень многое. Во-первых, необходимость для Запада продавать в Россию то, что России нужно и в чем мы испытываем реальную потребность. На ширпотребе столько не заработаешь. Правда, за одну жвачку, которую мы сами же производим, за рубеж уходит более 300 миллионов долларов в год. А это примерно десятая часть стоимость самого современного завода по производству электроники. При продаже товаров за рубли автоматически решится несколько задач. (1) Не нужно будет бороться с бегством валюты, потому что все операции будут совершаться по одну сторону границы, тогда как любые трансграничные платежи позволяют часть денег использовать, мягко говоря, не по назначению, а именно, в личных целях. (2) Будут складываться новые региональные рынки с перераспределением товарно-денежных потоков в пользу России и других участников. (3) Такой способ продажи остановит создание финансовых «пузырей» и их разновидностей под названием «белые слоны» и развернет инвестирование в пользу не «финансовой», а «реальной экономики», т. е., той, которая обеспечивает производство товаров и создает рабочие места. «Финансовая» экономика неспособна стимулировать развитие «реальной» промышленности, потому что любой финансовый «пузырь» приносит в разы больше прибыли, чем самый современный завод. (4) Торговля за рубли не позволит России импортировать все пороки западной финансовой системы и расплачиваться за ее несовершенство. И самое существенное, о чем я уже неоднократно упоминал, – торговля за доллары чревата, как минимум, двумя недостатками. Хорошо маскируемое ежегодное удешевление доллара уже привело к тому, что сегодня, несмотря на впечатляющую стоимость одного барреля нефти в долларах, сам доллар уже стоит одну сороковую того, что он стоил при президенте Никсоне. Другими словами, наша нефть продается по символической цене. И цена это берется не «с потолка», а определяется с таким расчетом, чтобы Россия могла существовать, но не могла развиваться.
Г-н министр экономического развития при оценке современной ситуации пользуется, судя по всему, конспектами Всемирного банка, которые, мало того что далеки от российской реальности, но и от реальности вообще. В этих конспектах выстроена некая идеальная ситуация, к которой надо стремиться, желательно, не особенно задумываясь.
Г-н министр и его министерство любят говорить о повышении эффективности использования бюджетных средств и даже о каких-то инновациях в этом направлении. Но средства могут поступить в бюджет первого числа первого квартального месяца, а реально расходоваться в самом конце квартала, и возможностей воспользоваться этими временно «ничьими» деньгами очень много. Но наши министерства сегодня не умеют торопиться. Так, например, министерство г-на Улюкаева поставило перед собой задачу по созданию системы стратегического управления. Задачу себе они поставили во втором квартале 2012 года, а первый документ – закон о стратегическом планировании– хотят принять в четвертом квартале 2013 года. Это означает, что Россия живет без реального стратегического управления, от случая к случаю, ориентируясь только на странные «сценарии», написанные чаще всего случайными людьми. Случайными в том смысле, что проблем реальной экономики они никогда не знали, а главное не чувствовали. Порядок разработки прогнозов социально-экономического развития нам не видать до середины следующего года. Речь идет только о порядке, а сами прогнозы – это дело отдаленного будущего. Тем не менее, министерство всё время остается при деле. А дело сводится к созданию бумаг, за которые никто никогда не спросит. Тем более если министерство, ответственное за развитие, утверждает, что развития не будет, но оно знает, как выйти из такого положения, хотя и не говорит.
Вот, например, министерство экономического развития Дубая представляет собой весьма конкретную организацию. На сайте министерства — документы, которые рассказывают о том, как в стране начать бизнес, как перевести бизнес в страну из-за рубежа и т. д. Всё по-деловому и без общих слов. Примерно такого же подхода придерживается Южная Африка. Там все четко – конкретные программы, конкретные отчеты. Всё – как на ладони. Такие министерства считают основной частью своей деятельности оказание помощи новым или ключевым предприятиям. Они заняты не составлением «сценариев», а реальными мероприятиями по созданию рабочих мест, оказанию юридической и финансовой помощи новым предприятиям. Они приятны своим стремление общаться с населением страны, они повернуты к стране и ее нуждам. Многие министерства такого рода используют понятие не просто развития, а ответственного развития, в рамках которого экономические, социальные, экологические вопросы рассматриваются комплексно – как повышение качества жизни. Они озабочены не гигантизмом стратегического управления на десятилетия вперед, которое все равно, к счастью, дальше бумаги не идет, а, в отличие от г-на Улюкаева, создают системы, в которых развитие страны и отдельных муниципалитетов подчинены одним целям и одним правилам. Мне это кажется и логичнее, и патриотичнее. Кстати, о патриотизме. Я не знаю, зачем наш министр открестился от своего отца и присвоил себе другое отчество. Патриотизм, как говорил, наш министр культуры, начинается с любви к отцам. А уж если нет любви к отцам, то где уж тут найти любовь к Отечеству. Правда, наше Отечество тоже многое может. Например, назначило же оно руками неизвестных лиц г-на Сердюкова на новую непыльную должность – руководить Федеральным исследовательским испытательным центром машиностроения. Кто знает специфику работы этого центра, тот поймет, что без знаний и умений г-на Сердюкова этот центр, конечно, не обойдется, особенно если ему предначертана недолгая жизнь.
Тем не менее, отчаиваться нет смысла – то, что такие люди занимают ответственные должности лишь наглядно иллюстрирует, что Россия уже вышла на уровень устойчивого развития, и такие кадры ей нипочем.

Слава России!

17 ноября 2013 г.



Влюбленные деревья

Влюбленным деревьям нужна тишина
О чувствах их крик не услышишь.
Молчание нужно уметь пожинать.
Как то, что подарено свыше.

Молчанье деревьев, дрожанье ветвей,
И листья, как всполохи света,
Деревья застыли в ночном торжестве
В предчувствии неги и лета.

А лето еще далеко-далеко.
Смолистые почки не скоро.
И лишь деревам до скончанья веков
Не скрыть о любви разговоров…

16 ноября 2013 г.

Тёплый ноябрь

Рассвет недостаточно розов,
Но что нам за это взимать?
Опять, не дождавшись морозов,
Решила растаять зима.

Она не пришла на свиданье,
Она легкомысленна вновь,
Не нашей любви назиданье,
Не нашему терему кров.

То ходит она где-то рядом,
То верит она невпопад,
То манит задумчивым взглядом,
То дарит растерянный взгляд.

И то, что случится не с нами,
Мы знаем с тобой наперед.
Уходят дожди за дождями
И снова идут на порог.

И снова, как нечего делать,
Опять как ни в сказке сказать.
Зима лишь на миг поглядела
И снова закрыла глаза.

16 ноября 2013 г.

Примавера

Апрельское небо не купол, а бездна,
В которой и звуки искать бесполезно,
И редкое облачко только для виду,
И негде хранить на былое обиду.

Всё будет прозрачно и весело будет,
Апрельское небо – апрельские люди.
Апрельское солнце, как черные шторки.
Всё честно и просто: трава на пригорке.

И ветер в апреле не дует, а веет,
Туман на берёзах слегка розовеет,
И вера– как счастье, а счастье – как вера.
Апрель долгожданный. Весна. Примавера.

14 ноября 2013 г.

Стихи о тебе

Как ощущенье близости к себе
Большого существа, безликих линий,
Стихи приходят, как изгибы лилий,
Как наважденье или как обет,
Как берега земли обетованной,
Как лепет губ, послушных силе странной,
И говорят лишь только о тебе.

Лишь о тебе — о чем бы ни шептали,
И в ноябре, и в черноте проталин,
И в белизне оглохшей тишины
Где все туманы лишь тобой полны
Лишь о тебе… Какое это чудо,
Когда стихи приходят отовсюду
И хочется пред ними оробеть.

13 ноября 2013 г.

Ночные ветры

Опустилась ночь до срока,
До луны и до желаний.
Небо где-то невысоко,
Дуют ветры без названий.
Не с востока, не на запад –
Просто дуют очень тихо,
Шелестят в еловых лапах,
Как каприз и чья-то прихоть.
Дуют мимо, дуют вольно,
Дуют вдоль, потом по кругу…
Почему почти не больно
И звонить не надо другу?
Потому что боль привычна,
Потому что друг далёко,
Потому что я – о личном,
А совсем не о высоком.

13 ноября 2013 г.

Constantin Loukianenko


Главное за неделю