Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 27.

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 27.



Командир пл М-102 П.В.Гладилин

Заместитель НШ КБФ в 11.30 с КРЛ «Киров» отправил по радио боевые распоряжения ПЛ М-98 и М-102 на занятие позиций южнее и юго-западнее Хельсинки с задачей: «Топить военные и торговые корабли противника» [док. № 580]. Схема связи была такой: «Киров» — узел связи в Кронштадте — подводные лодки. В результате командиры ПЛ, входивших в ОПР, получили эти боевые распоряжения около 16.00, а командир ОПР, в состав которого входили эти ПЛ, — НШ КБФ на ЛД «Минск» — в 18.00. Только после этого ПЛ получили разрешение покинуть ордер ОПР и приступить к выполнению поставленной задачи.
Командующий КБФ:
— в 11.30 запросил мнение начштаба флота и командира МО БМ: «Считаете ли возможным при такой погоде движение на О» [док. № 596]. Ответ начштаба КБФ последовал по радио в 12.05 и был доложен командующему флотом в 13.35, т.е. после начала движения КОН-1 и КОН-4: «Главной опасностью считаю мины. По обстановке предлагаю караванам начать движение немедленно, эскадре сняться с расчетом на рассвете проходить Кери... Если ночь будет тихая, темнотой переменить место» [док. № 583]. Ответ командира МО БМ неизвестен.
Командующий с мнением начштаба о времени выхода эскадры (ОЛС) не согласился:
— в 11.35 приказал (через НШ КБФ и командира МО БМ) КОН-1 начать движение в 12.00;



Пароход ВТ № 545 «Эверита»

— в 13.43 приказал командиру МО БМ выслать СКР из состава АР для конвоирования ТР «Эверита», задержавшегося с погрузкой гарнизона о. Найссаар, и без него не уходить;
— в 14.05 получил донесение командующего ВВС о проведенной им лично разведке погоды до меридиана Кунды, в котором тот просил сообщить место главных сил (он не знал о переносе времени выхода конвоев и отрядов боевых кораблей и, видимо, разведывал не только погоду, но и местонахождение прорывавшихся из Таллина сил КБФ);
135
— в 14.30 приказал (через НШ КБФ и командира МО БМ) КОН-2 начать движение за КОН-1;
— в 15.00 приказал (флажным сигналом) приготовиться начать движение КОН-3;
— в 15.35 приказал командиру ВМБ Ханко снять с о. Малый Роге (Вяйке-Пакри) в заливе Палдиски подрывников, взрывавших 152-мм батарею № 11 (катера, с которых они высадились на остров, были выброшены волной на берег и разбиты);
— в 15.45 вторично приказал командиру МО БМ (через НШ КБФ) взять с собой (с АР) задержавшийся с выходом из гавани о. Найссаар ТР «Эверита»;
— в 15.45 получил донесение НШ КВМБ с подписным № 1131 о том, что два пустых транспорта («Сигульда» и «Сауле») 26.08 возвратились к о. Гогланд, так как не имели проводки за тралами (ТТЩ потеряли от взрывов мин и минных защитников все тралы); о гибели ТР «Сигульда» и потере хода ТР «Сауле» в донесении не сообщалось.

НШ КБФ:
— в 17.50 получил наконец донесение НШ КВМБ о том, что произошло с ТР «Сауле» и «Сигульда» 27.08: «Караван тр-т № 533 (так в документе, правильно — 553. -Р.3.), № 519, тщ тщ № 42, № 43, № 44, № 47, 4 катера «МО», скр «Урал» («Уран». — Р.3.), «Чапаев» вернулись обратно о-в Гогланд. Оба транспорта атакованы самолетами пр-ка. Тр-т № 519 выбросился на берег южного мыса, тр-т № 533 (правильно — 553. — Р.3.) имеет попадание машинное отделение идти не может» [док. № 588].
Естественно, эта информация уже никак не могла повлиять на решения и действия командования КБФ.
Ночью и утром 28.08, после того как все корабли и суда покинули гавани, в которых принимали эвакуируемых, и Таллинский рейд, там по специальному плану были проведены заградительные действия, призванные затруднить использование порта Таллина противником.
В Купеческой гавани КАТЩ № 1501 «Вайндло» были выставлены восемь мин, внутренние проходы между бассейнами гавани были завалены затопленными железнодорожными вагонами и паровозами. Северный и южный входы в гавань заградить не удалось: подготовленные для этого земснаряд и пароход «Гамма» были потоплены артиллерийским огнем противника, не дойдя до назначенных мест затопления.
Минная гавань заминирована не была: КАТЩ № 1502 «Кери» остался без хода 27.08 еще до приема мин из-за выхода из строя мотора и был выброшен ветром и волной на берег. В восточном входе в гавань затопили буксир «Мардус», полностью перекрыв вход. Западный вход остался незагражденным, поскольку не оказалось свободного буксира для подвода к месту затопления парохода «Сатурн».
Вход в Каботажную гавань был загражден не полностью, так как сильным ветром ПБ «Амур» была сорвана со швартовов, и в момент подрыва она оказалась в некотором удалении от назначенного места затопления.
СКР «Буря», «Снег» и «Циклон» выставили на внутреннем и внешнем рейдах главной базы КБФ и Суурупском проходе 104 мины в соответствии с планом.

***

Прежде чем прейти к изложению событий, связанных с собственно прорывом КБФ из Таллина в Кронштадт, необходимо выяснить, сколько же людей, военнослужащих и гражданских лиц, вышло из Таллина 28.08.1941 г. По этому вопросу пока ясности среди исследователей не было. Часто приводятся цифры, явно взятые «с потолка». Почти никто не относит к числу вышедших из Таллина личный состав кораблей и судов, прорывавшихся в Кронштадт. В большинстве случаев учитывают только эвакуировавшихся военнослужащих, забывая о гражданских лицах. Имеют место случаи, когда включают гражданских лиц в число военнослужащих, принятых на корабли и суда для эвакуации. Не избежал подобных ошибок и автор настоящего труда в статье «Мы теряли друзей боевых» [библ. № 140].
Начнем с определения числа вышедших из Таллина военнослужащих 10-го ск и КБФ. Никакой сложности в этом нет.
В «Отчете о переходе флота в Кронштадт и эвакуации ГБ Таллин 28.08-29.08.1941» указано: «Всего на тр тр было посажено около 20 400 человек личного состава КБФ и 10 ск»10. Автором на основе архивных документов были выполнены и другие варианты расчета числа военнослужащих, принятых на корабли и суда для эвакуации [библ. № 140 и табл. 27]. Они дали результаты, близкие к цифре, указанной выше. Поэтому нет веских оснований оспаривать цифру 20 400.

Но из Таллина уходили не только военнослужащие пассажиры. Их перевозили, охраняли, а затем и спасали более 200 ТР, ВСУ, боевых кораблей и катеров, экипажи которых, комендантские команды, находившиеся на многих из них, а также личный состав управлений корабельных соединений насчитывали несколько тысяч человек, обобщенно именуемых личным составом кораблей и судов.
В табл. 24 показаны результаты расчета численности вышедших из Таллина военнослужащих, входивших в экипажи кораблей и судов, управлений корабельных соединений и комендантских команд (численность экипажей ВСУ и ТР, состоявших из вольнонаемных служащих КБФ и гражданских лиц, показана в табл. 29).
Чтобы не возникал в последующем вопрос о том, куда же девались защитники Таллина, не вошедшие в число принятых на корабли и суда для эвакуации 20 400 человек, рассмотрим его здесь.
Известно (табл. 1), что в день начала штурма Таллина (20.08) его защищали 41 572 военнослужащих КБФ (без экипажей боевых кораблей) и КА: 10-й ск, части НКВД, латышское и эстонское народные ополчения, тыловые части 8-й армии и НКО. До начала общей эвакуации, 23-27.08, были отправлены на восток и на о. Эзель 2298 защитников Таллина (табл. 25).

10 АО ЦВМА. Ф. 9. Д. 136. Л. 27; [док. Вместо введения].

Таблица 24. Численность военнослужащих экипажей боевых кораблей, ВСУ, комендантских команд ТР и ВСУ, управлений корабельных соединений, вышедших из Таллина 28.08.1941 г.



Примечание: при расчете численности личного состава кораблей ОЛС (эскадры) из их штатной численности исключены люди, отправленные на сухопутный фронт: с КРЛ «Киров» — 42 чел., с двух ЛД — 61 чел., с трех ЭМ пр. 7У —по 23 чел., с двух ЭМ пр. 7 —по 20 чел., с двух старых ЭМ — по 11 чел.; всего — 244 чел. Для этого расчета использовалась таблица № 132 приложения 1, а в отношении отсутствующих в этой таблице старых ЭМ — процентная аналогия.

Таблица 25. Расчет числа военнослужащих, отправленных из Таллина в Кронштадт, под Ленинград и на о. Эзель 23-27.08.1941 г.



Для эвакуации планировалось погрузить на корабли и суда 21 750 человек. Следовательно, командованию КБФ было известно, что безвозвратные потери защитников Таллина к началу отхода войск с оборонительных рубежей для посадки на корабли и суда составили не менее:
41 572 - 2298 - 21 750 = 17 524 человека.
Их Военный совет КБФ исключил из плана посадки на транспорты.
Об этих 17 524 защитниках Таллина известно следующее:
— в журнале боевых действий Верховного командования вооруженных сил Германии 1.09.1941 г. записано, что при овладении городом Таллин взято в плен 11 432 человека [библ. № 210, 211];
— в диссертации А. А. Шабаева [библ. 204] определено число убитых и умерших защитников Таллина в 7049 человек;
— из архивных документов и нескольких воспоминаний участников обороны Таллина известно о прорыве через Эстонию и линию фронта в расположение войск Красной армии более 34 защитников Таллина, не попавших на корабли и суда (табл. 26).
Имея в виду названное выше число военнослужащих, которых Военный совет КБФ исключил из плана посадки войск на корабли и суда, а также отсутствие в распоряжении автора советских документальных данных о числе оказавшихся в немецком плену защитников Таллина, придется, видимо, считаться с цифрой, указанной противником.
Попытаемся проверить ее. Для этого, прежде всего, уточним цифру безвозвратных потерь. Поскольку планировали принять на корабли и суда для эвакуации 21 750 военнослужащих, а приняли 20 400, и еще 34 человека прорвались через Эстонию, то фактически общие безвозвратные потери защитников Таллина при отражении его штурма и попытке прорыва через Эстонию составили:
41 572 (табл. 1) - 2298 (табл. 5) - 34 (табл. 26) - 20 400 = 18 840 человек.

Таблица 26. Численность и судьба военнослужащих, пытавшихся прорваться через Эстонию и линию фронта в расположение войск КА



Вычитая из числа общих безвозвратных потерь (18 840) число взятых в плен (11 432), получаем число защитников Таллина, погибших по боевым и небоевым причинам (7408). Отличие полученного здесь числа погибших на 359 человек от их числа, названного в диссертации А.А.Шабаева [библ. № 204], объясняется, скорее всего, тем, что он не имел возможности учесть военнослужащих, погибших в ходе прорыва по суше через Эстонию и боев в порту 28-29.08 после ухода кораблей и судов КБФ из Таллинского залива.
Итак, в учет принимаются 7408 военнослужащих, погибших по боевым и небоевым причинам в период отражения штурма ГБ КБФ и попытке прорыва через Эстонию, и 11 432 военнослужащих, оказавшихся в плену.
На основе приведенных выше цифр в табл. 27 приводится расчет общего числа военнослужащих КБФ и 10-го ск, вышедших из Таллина 28.08.1941 г.

Таблица 27. Общее число военнослужащих КБФ и 10-го ск, вышедших из Таллина на кораблях и судах 28.08.1941 г.



* Для расчета численности военнослужащих КБФ-пассажиров (эвакуируемых) применен множитель 0,575, рассчитанный в табл. 21.

В помощь вдумчивому читателю. Приложения к книге Р.А.Зубков «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.)»

Продолжение следует


Главное за неделю