Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 37.

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 37.



Эскадренный миноносец проекта 7 «Сметливый»

ГС во время обгона КОН-2 и КОН-3, с 17.00 до 18.30, отразили атаку на себя и на конвои немецких бомбардировщиков. Около 18.00 КРЛ «Киров» был обстрелян трехорудийной немецкой батареей с п-ова Виймси. Снаряды взрывались в 50 м от борта. Дымовой завесой, поставленной ЭМ «Гордый», были прикрыты от артиллерийского огня с п-ова Виймси не только ГС, но и обгоняемый ими КОН-2.
Так начались действия ОБК по прикрытию (или обороне) конвоев при их обгоне в ходе прорыва через ЮМАП.
Обгоняя конвои, ГС шли справа (южнее) от них.
В 19.00 командующий КБФ донес замглавкома СЗН по морской части: «Меридиан 25° 15' ход 8-9 узлов. Непрерывно бомбят самолеты противника» [док. № 697]. Это было единственное донесение командующего КБФ за время прорыва.
С 19.00 до 20.00 на коленах ФВК № 10 ТБ-ж, -е ГС трижды обстреливались батареей противника с м. Юминда. Во всех случаях артиллерийский огонь прекращался после ответных огневых налетов КР и ЭМ или постановки дымовых завес кораблями охранения.
Некоторые исследователи злорадствуют по поводу того, что неоднократными огневыми налетами подавить батарею не удалось. А зря злорадствуют! Видимо, требуется обратить их внимание на приказ наркома ВМФ от 8.08.1942 г. № 0675, который следующим образом определял степени поражения артиллерийских батарей противника (до выхода этого приказа степени их поражения не были установлены): «1. «Подавление огня батареи» - на время ведения по ней артогня или бомбометания... 2. «Приведение батареи к молчанию» - на несколько часов... 3. «Вывод батареи из строя» - на несколько суток... 4. «Уничтожение батареи» - окончательное...».
Вряд ли стоит оценивать результативность огня корабельной артиллерии в 1941 г. по сегодняшним критериям.
В результате того, что юминдскую батарею не удалось привести к молчанию, в 19.40 ей удалось потопить СКА ПК-233, шедший совместно с ГС справа от него, ближе к м. Юминда. Этот СКА не показан ни в одном планирующем документе на Таллинский прорыв, не числился он и ни в одном соединении КБФ, хотя реально существовал.
Думается также, что после того, как ГС и ОПР обогнали конвои, лишь наступившая темнота избавила транспорты от поражения огнем юминдской батареи. Этим подтверждаются высказанные выше соображения о правильности оценки командованием КБФ угрозы от огня береговых батарей при выборе маршрута прорыва.
Около 20.30 ГС обогнали КОН-1 и вышли в голову прорывавшегося флота, находясь невдалеке от восточной границы ЮМБ.



Командир крл «Киров» М.Г.Сухоруков

В 21.10 КРЛ «Киров» отразил попытку пяти немецких ТКА выйти в атаку на него и КОН-1.
В 17.00 начал выходить из Таллинского залива ОПР (ЗФКП флота). К нему присоединилось ПС «Пиккер», отставшее от ГС. В 18.30 (по другим данным, в 18.57) НШ КБФ донес командующему флотом: «Приказание выполняю. Если буду идти за караваном № 2, все боевые корабли пойдут без параванов. Считаю необходимым идти сомкнутым строем для усиления ПВО и использования параванов» [док. № 696].
Таким образом, начштаба предлагал, чтобы ОПР шел совместно с ГС, имея скорость 13 узлов, как, собственно, и предусматривал походный ордер № 29.
В 19.30 командующий КБФ ответил согласием на предложение начальника штаба. Это согласие, надо полагать, означало, что командующий КБФ в интересах сохранения боевого ядра флота окончательно отказался от продолжения прикрытия конвоев отрядами боевых кораблей после прохода меридиана м. Юминда. Возможно, он предполагал, что два ОБК с пятью БТЩ каждый, выйдя в голову прорывавшихся сил, своими параван-тралами и параванами-охранителями создадут протраленную полосу шириной не менее трех кабельтовых, чем облегчат проводку конвоев ТТЩ.
С 19.00 до 20.00 ОПР при обгоне КОН-2 и КОН-3 отразил атаки на себя и на конвои немецких бомбардировщиков, а в 19.50 совместно с КЛ «Москва» — пяти немецких ТКА. В 21.00 ОПР отразил еще одну атаку тех же немецких ТКА на себя и КОН-1.
Вот как описывает эти события немецкий историк Фолькмар Кюн (Volkmar Kuhn): «Когда 28 августа русские оставили Ревелъский порт, командующий миноносцами в 13.00 вызвал по телефону 1-ю флотилию торпедных катеров и приказал ввести ее в бой. Катера S 39, S 40, S 101, S 26 и S 27 получили приказ о приведении в срочную боевую готовность. После того как финская воздушная разведка сообщила о большом русском корабельном соединении, катера в 18.00 (в 19.00 по московскому времени. — Р.3.) покинули Хельсинки. На 24-узловом ходу они двинулись курсом на юг в район конвоя и через 45 минут хода увидели настоящий лес мачт. Русские эскадренные миноносцы открыли огонь по немецким катерам. Артиллерийский обстрел был столь силен, что ни один катер не смог выйти в атаку. Они уклонились, опять подойти, чтобы найти брешь, и на этот раз тоже были остановлены плотной стеной огня. Когда корветтен-капитан Бирнбахер (командир 1-й флотилии немецких торпедных катеров. — Р.3.) в третий раз попытался атаковать, вражеские эскадренные миноносцы заметили и эту атаку и отразили ее массированным огнем в третий раз. Командир флотилии прекратил атаку. Катера вернулись назад в Хельсинки» [библ. № 224].
Некоторые мемуаристы, историки и даже официальные документы сообщали, что при отражении атак ТКА ЛД «Минск» потопил два немецких катера. Но вот что сказал по этому поводу управлявший огнем бывший командир БЧ-2 лидера капитан 1 ранга (в отставке) С.А.Волков: «При следовании отряда прикрытия, в составе которого лидер «Минск», в районе маяка Кери курсом 50-70°, при отличном видимости, нами слева по борту была обнаружена группа торпедных катеров на дистанции более 120 кабельтовых, идущая на нас строем уступа или пеленга. По приказанию командира сразу же началась подготовка исходных данных для отражения атаки катеров противника. Центральный пост доложил, что катера идут прямо на нас со скоростью 34 узла. Наслышанный ранее от артиллеристов кораблей, встречавшихся в Рижском заливе с ТКА противника, о том, что катера имеют скорость 40 узлов, я также, приказал установить на ЦАС скорость 40 узлов, чем допустил ошибку (естественно, что буруны скорости 34 узла не имеют).
Правила стрельбы по торпедным катерам предполагали открытие огня с 40 и не более 60 кабельтовых, поэтому я выжидал положенном инстанции, о чем и доложил командиру на мостик. После повторного приказания командира корабля огонь был открыт с дистанции 95 кабельтовых. Первый же пятиорудийный залп 130-мм орудий лег очень кучно по целику и закрыл два катера из пяти, но получился недолет в 1—1,5 кабельтова, как раз на величину моей ошибки в скорости цели. Закрытие высокими, плотными и долго стоящими всплесками двух катеров многими было принято за их уничтожение, но в сильную оптику визиров и дальномеров было видно, что все катера развернулись влево и пошли на удаление. Задача по отражению атаки катеров была выполнена» [док. № 777].
Возможно, именно эти действия ГС и ОПР по отражению нападений авиации и торпедных катеров, защите от огня береговой артиллерии противника Военный совет КБФ и считал прикрытием конвоев, хотя, скорее, их следует рассматривать как попутное, т.е. случайное, участие в их непосредственной обороне.
Бомбардировочная авиация флота из-за нелетной погоды в районе аэродромов ее базирования и перенацеливания для действий на сухопутном фронте не выполняла задачи по обнаружению и уничтожению ТКА противника, как предусматривалось планом ее действий.
Примерно в 21.00 ОПР начал выходить в голову КОН-1, идя на присоединение к ГС. А солнце зашло в 20.34, навигационные сумерки начались в 21.20. Поэтому если даже командующий КБФ хотел указанным способом помочь конвоям, то он опоздал сделать это, поскольку подсеченные ОБК мины в темноте расстреливать было невозможно.
При обгоне и после выхода в голову прорывавшихся из Таллина конвоев корабли ГС подсекли параван-тралами и параванами-охранителями 19 мин и пять МЗ, а корабли ОПР — 23 мины и один МЗ. Часть из них не была расстреляна и могла оказаться на пуги конвоев.
Арьергард (флаг командира МО БМ на ЭМ «Калинин») с 17.00 по приказанию начштаба КБФ силами части СКР и СКА снимал на Таллинском рейде людей с различных малых плавсредств, шедших из таллинских гаваней, позднее задержался для снятия с о. Кери личного состава поста СНиС № 33 (пост оказался покинутым). В его состав вошли не указанные в боевых приказах Военного совета КБФ и командира МО БМ, а также в «Плановой таблице перехода КБФ» СКА МО № 204зав и ПК-2П (находившиеся 26-27.08, когда разрабатывались названные документы, в Таллине), а также СКА МО № 197зав и ПК-232 (прибывшие 27.08 из Моонзунда).



Командир ска МО № 204зав С.Ф.Туморин

Командир АР после выхода из Таллинского залива фактически «потерял» четверть своих кораблей. Дивизион СКР из состава АР перед уходом из Таллинского залива получил два приказа: 1) сопровождать ТР «Эверита», задержавшийся с погрузкой гарнизона о. Найссаар, и 2) заняться на рейде спасением защитников и жителей Таллина, идущих на шлюпках и катерах из гаваней. Когда ТР «Эверита» вышел из гавани о. Найссаар, дивизион СКР закончил (или прекратил) выполнение второго приказа и приступил к исполнению первого. В результате, следуя в охранении ТР «Эверита», он оказался в составе КОН-3. В наступившей темноте «потерялся» и СКА МО № 195зав. Оставшиеся три ЭМ в охранении двух ТКА и шести СКА «МО» в 21.15 вступили на колено ФВК № 10 ТБ-ж.
В 21.15 прорывавшиеся силы, находясь на ФВК № 10ТБ-ж,-е, оказались в общем походном порядке глубиной до 15 миль, показанном на рис. 3, причем ОПР выходил в голову КОН-1 для присоединения к ГС.
Походные порядки ОБК и КОН показаны на рис. 4 и 5.
Около 17.00 КОН-1 начал форсирование ЮМБ. К 22 часам он понес существенные потери: погибли, подорвавшись на минах, санитарный ТР «Элла», поспешивший ему на помощь ЛЕД «Кришьянис Вальдемарс», ТТЩ «Краб» и «Барометр». Произошла задержка движения конвоя примерно на два часа, потребовавшиеся для замены тралов и спасения личного состава погибших ТТЩ. КОН-1 фактически остался без ПМО, поскольку у его ТТЩ взрывами мин и МЗ были выведены из строя все МТШ, а змейковые тралы ночью применять было нельзя. В конце концов между 22.00 и 23.00 КОН-1 был вынужден стать на якоря в районе, простиравшемся на нескольких миль от юго-западной части минного заграждения И-28 до северо-восточной части минного заграждения И-81.



Рис. 3. Фактический общий походный порядок сил КБФ в Таллинском прорыве в 21.15 28.08.1941 г.

Постановка на якоря происходила в темноте, из-за чего приказание об этом дошло не до всех кораблей и ТР. В результате ТТЩ № 57 «Виестурс» (Т-298), ТР «Казахстан», ТР «Иван Папанин» прошли далеко на восток и стали на якоря близ меридиана 26°. Возможно, в этот район также пришел и там погиб, подорвавшись на мине, ТР «Найссаар» из состава КОН-2. Во всяком случае несколько кораблей наблюдали здесь в 22.17 гибель неустановленного судна. Подробнее вопрос о гибели ТР «Найссаар» рассмотрен в примечании к табл. 49.
Не ясен вопрос с управлением ПМО КОН-1. Командиром ПМО был назначен командир ТТЩ № 52 «Буек», однако в архиве не удалось обнаружить каких-либо документов этого корабля. Но, согласно записям в вахтенном журнале и истории ТТЩ № 72 «Дзержинский», именно «Дзержинский» был флагманским кораблем ПМО КОН-1.
Не обошли «вниманием» этот конвой и немецкие самолеты. В период с 18.30 до 19.30 несколько Ю-88, отогнанных зенитным огнем ГС и ОПР от них и от КОН-2 и КОН-3, нанесли бомбовые удары по КОН-1, при этом был потоплен ТР «Эргонаутис».



Теплоход ВТ № 505 «Иван Папанин» (до переименования)

ТР «Иван Папанин» подвергся безрезультатной атаке торпедоносца Хе-115.
Драматически развивались события, связанные с гибелью ШК «Вирония». Когда недалеко от борта ШК взорвались несколько бомб, его инженер-механик, опасаясь взрыва огнетрубных котлов от попадания бомб, без разрешения командира корабля вывел их из действия. Ни одна бомба в ШК «Вирония» не попала, но корабль оказался на минном заграждении без хода [библ. № 158, 159], без электроэнергии и радиосвязи.
Увидев потерявшую ход «Виронию», командующий КБФ в 19.20 отдал приказание начальнику штаба КБФ на ЛД «Минск» и командиру МО БМ на ЭМ «Калинин»: «Вирония» не имеет хода. Ш=59°47', Д=25°23'. Взять на буксир» [док. № 698].



Участник прорыва на шк «Вирония» и пб (учсу) «Ленинградсовет» писатель-маринист Н.Г.Михайловский

Командир КОН-1 оставил возле «Виронии» ТР «Алев» для снятия в случае необходимости пассажиров и экипажа, ЭМ «Суровый» и СКА ПК-208 для охраны. Начальник штаба КБФ приказал СС «Сатурн» взять «Виронию» на буксир. Такое же приказание капитану ТР «Калпакс» отдал его военный комендант, но СС «Сатурн» исполнило приказ первым.
Около 20.00, после того как СС «Сатурн» взяло ШК «Вирония» на буксир, ЭМ «Суровый», получив разрешение с КРЛ «Киров», покинул этот район. СКА ПК-208 и оба транспорта, следуя его действиям, также продолжили движение на восток. При этом ТР «Алев» не погиб 28.08 в районе м. Юминда, как указывается в ряде документов и исследований [док. Вместо введения; № 871], а возвратился в состав КОН-1 и был потоплен авиацией противника только на следующий день, 29.08.



Пароход ВТ № 511 «Алев»

Через 20-30 минут после начала буксировки подорвался на мине «Сатурн». Отдавший буксир и оставшийся в дрейфе ШК «Вирония», дважды подорвавшись на минах, затонул близ полуночи 29.08. СС «Сатурн» затонуло около 03.00 29.08.
КОН-2 к форсированию ЮМБ приступил в 19.30, но при этом шел, как уже отмечалось, не по оси колена ФВК № 10 ТБ-ж, а в 4-5 каб севернее, не выходя за кромку ФВК. Как указал в своем донесении о прорыве командир конвоя, такое решение было им принято из-за опасения подрыва на плавающих минах, подсеченных тральщиками ГС. Но ГС шли южнее оси ФВК № 10 ТБ, а ветер был северной четверти. Возможно, командир КОН-2 имел в виду ОПР, шедший севернее оси ФВК. Таким образом, КОН-2 оказался в неразреженной полосе ЮМБ. Около 21.00 по носу у ЗС «Онега» подорвался на мине и погиб катер типа «Рыбинец». Предположительно, им был катер ВР-6 таллинской ОХР. Взрывом этой мины был потоплен и катер типа «КМ», номер которого не установлен.
Частые повреждения тралов ТТЩ от взрывов мин и МЗ вызвали задержку движения конвоя, а с наступлением темноты - потерю управления ПМО. Конвой был вынужден остановиться, после чего ветром его снесло на ось ФВК № 10 ТБ, где он оказался на пути КОН-3. Около 22.30 КОН-2 пришлось стать на якоря в районе минных заграждений И-61 — И-34.
Из состава ПМО КОН-2 ушли потерявшие все тралы ТТЩ № 47 (с людьми, спасенными с погибших кораблей) и ТТЩ № 44 - на о. Гогланд; ТТЩ № 121 (брейд-вымпел командира 12-го днттщ) и ТТЩ № 43 - в район стоянки КОН-1. В течение всей ночи с 28.08 на 29.08 командир КОН-2 обменивался радиограммами с командиром 12-го днттщ, пытаясь вернуть ТТЩ № 121 и другие к конвою. Но комдив был «тверд» и не вернулся, доложив ночью об отсутствии тралов, а утром — о перегруженности спасенными людьми (с ТР «Казахстан»)13.

13 АО ЦВМА. Ф. 59. Д. 3100. Л. 48, 53.



Сторожевой корабль проекта 39 «Буря»

В районе стоянки КОН-2 стал на якорь также СКР «Буря» из состава АР.

В помощь вдумчивому читателю. Приложения к книге Р.А.Зубков «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.)»

Продолжение следует


Главное за неделю