Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

АДМИРАЛ РУССКОГО ФЛОТА ГЕННАДИЙ ИВАНОВИЧ НЕВЕЛЬСКОЙ. К 200-летию со дня рождения. Н.А.Верюжский. Часть 6.

АДМИРАЛ РУССКОГО ФЛОТА ГЕННАДИЙ ИВАНОВИЧ НЕВЕЛЬСКОЙ. К 200-летию со дня рождения. Н.А.Верюжский. Часть 6.

О придворной жизни морского офицера Ф.П.Литке можно говорить, как о большом несчастье в его судьбе – опытном моряке, прирожденном путешественнике, учёном и исследователе, когда он "был внезапно оторван от своего призвания". Однако и в эти годы Федор Петрович оставался географом и моряком и именно в этот период он стал одним из основателей Русского Географического общества. В 1835 году Литке было присвоено звание контр-адмирала, в 1842 — генерал-адъютанта, в 1843 — вице-адмирала, 1856 году получил чин полного адмирала и был назначен членом Государственного совета. В 1866 году «за долговременную службу, особо важные поручения и учёные труды, приобретшие европейскую известность», Фёдор Петрович Литке был возведён в графское достоинство.
Прожил он долгую жизнь и скончался 8(20) августа 1882 года в возрасте 85 лет. Похоронен в Санкт-Петербурге на Смоленском Лютеранском кладбище. Последний год его жизни по причине ухудшения здоровья оказался не только тяжёл, но и трагичен из-за полной потери слуха и зрения – всех привычных средств общения.
В августе 2012 года исполнилось 130 лет со дня смерти Фёдора Петровича Литке – известнейшего русского адмирала, мореплавателя, исследователя, учёного-географа, писателя, одного из создателей и организаторов Русского Географического общества, президента Российской Академии Наук.
Однако вернёмся к главному действующему лицу нашего повествования – Геннадию Ивановичу Невельскому.



Парусные фрегаты типа «Спешный»

Получив в 1836 году назначение на флагманский фрегат «Беллона» эскадры Ф.П.Литке, лейтенант флота Геннадий Невельской в течение десяти лет являлся непосредственным наставником и учителем морского дела для малолетнего Великого князя Константина, который в Морском кадетском корпусе не обучался. Достаточная близость Невельского к членам императорской семьи и высшим сановникам морского ведомства, в числе которых являлся сам начальник Главного Морского штаба честолюбивый и высокомерный Александр Сергеевич Меншиков, не могла не сыграть для Геннадия Ивановича некоторую положительную роль в дальнейшей его весьма сложной деятельности на Дальнем Востоке, в Приамурье и Приморье. Но об этом потом.
Пока же низкорослый, с рябинками на лице, уже начинающий лысеть, юркий, активный, вездесущий лейтенант Невельской, должен был доказать на практике свою морскую состоятельность. За эти годы Геннадий Иванович, являясь постоянным вахтенным лейтенантом его высочества, провёл не один десяток вахт на мостиках флагманских кораблей «Беллона», «Князь Варшавский», «Аврора», «Паллада» эскадры контр-адмирал Ф.П.Литке, находясь вместе с юным Великим князем Константином, совершая плавания по Балтийскому морю с заходом, в том числе и в иностранные порты Дании и Голландии.
Наверное, следует упомянуть, что в навигацию 1838 года в составе эскадры находился недавно вступивший в строй фрегат «Паллада», ставший позднее известным по путевым запискам Александра Ивановича Гончарова. В судьбе фрегата, кто бы мог подумать, что почти через пятнадцать лет уже на Дальнем Востоке вместе с другими ответственными лицами будет причастен уже контр-адмирал Г.И.Невельской.



Фрегат «Паллада» заложен на Охтинском Адмиралтействе в Санкт-Петербурге 2 ноября 1831 года, спущен на воду 1 сентября 1832 года. Затоплен в Императорской гавани в 1854 г.

Геннадий Иванович Невельской за отличную и усердную службу в 1838 году был награждён первым орденом «Святого Станислава» 4-й степени, а в 1841 году – вторым орденом « Святой Анны» 3-й степени.



Знаки орденов «Святого Станислава» и «Святой Анны»

В завершение описания данного периода приобретения морского опыта Г.И.Невельским следует указать на два значительных морских плаваний. Одно – по сопровождению вокруг Скандинавии из Архангельска в Кронштадт вновь построенного корабля, а второе – многомесячная Средиземноморская экспедиция, имеющая целью демонстрации морской мощи России и поддержания дипломатических отношений со странами данного региона.
Официальным поводом для такого плавания якобы являлись смотрины невесты великого князя — принцессы Александрины Фридерики Генриетты Паулины Марианны Элизабеты (в православии ставшей Александрой Иосифовной), пятой дочери герцога Саксен-Альтенбургского Йозефа и являвшейся его троюродной сестрой. Николай I решил, что пора, сына своего, семнадцатилетнего Великого князя, будущего руководителя Российского флота, «вывести в свет», показать Европе. К тому времени Константин имел воинские звания: морское – «мичман», армейское – «капитан», являлся кавалером четырёх русских орденов («Андрея Первозванного», «Александра Невского», «Белого Орла», «Святой Анны») и пяти иностранных орденов.
Возвратимся, однако, к первому плаванию вокруг Европы. В Архангельске к весне 1844 года заканчивалось строительство нового корабля «Ингерманланд», к переводу которого в состав Балтийского флота вокруг Скандинавии уделялось весьма пристальное внимание. Вероятнее всего, по нескольким причинам, основной из которых планировалось участие в этой экспедиции Великого князя Константина.
По тем временам «Ингерманланд» был большим парусником: его длина составляла 178, ширина 48 и осадка 19 футов, водоизмещение достигало 1 371 тонну, вооружение включало 74 пушки. Экипаж корабля насчитывал 745 унтер-офицеров и матросов и 30 офицеров.



Модель линкора «Ингерманланд». Последний 74-пушечный корабль с именем "Ингерманланд" спущен на воду на Соловецкой верфи в 1844 г. корабельным мастером, генерал-майором Федором Тимофеевичем Загуляевым (1792 - 1858).

Вместе с «Ингерманландом» готовился к спуску на воду и фрегат «Константин». Командиром на «Ингерманланде» стал опытный моряк капитан 2-го ранга С.И.Мофет, а Невельской — вахтенным офицером. Командиром «Константина» был назначен лейтенант Шатилов.
Руководить переходом был назначен многоопытный мореплаватель в северных морях сам вице-адмирал Ф.П.Литке, выделены ряд опытнейших морских специалистов, в число этих морских офицеров был включён и Геннадий Невельской для продолжения обучения морской практике уже повзрослевшего и становившегося хорошим моряком Великого князя Константина Николаевича.
Другой причиной такого внимания к этому плаванию, без всякого сомнения, было повышенные требования к обеспечению безопасности плавания.
Дело в том, что за два года до планируемого плавания 30 августа 1842 года во время подобного перехода из Архангельска в Кронштадт, находясь у берегов Норвегии, попал в сильный шторм и разбился на камнях только что построенный 74-х пушечный корабль «Ингерманланд». Это был пятый по счёту корабль с таким названием.



Крушение корабля "Ингерманланд" 30 августа 1842 года у берегов Норвегии. К.В. Круговихин. Картина.1843 г.

Справка. Первым русским кораблём, носящим имя «Ингерманланд» (по названию одной из северо-западных провинций России Ингерманландии, ныне территориально в основном совпадающей с Ленинградской областью) являлся любимый корабль Петра Первого, построенный в 1712-1715 гг. по его чертежам и с его личным участием. По приказу Петра I «Ингерманланд» должны были хранить как реликвию «для вечного воспоминания», но в 1736 он был разобран на дрова. Всего было построено шесть кораблей с этим названием, входивших в разное время в состав русского военно-морского флота.
Пятый корабль строился в 1840-1842 гг. на судоверфи в Архангельске и в августе 1842 года был передан в состав Балтийского флота. Однако его первое плавание оказалось последним, завершившееся страшной морской трагедией с человеческими жертвами.
24 июля 1842 года «Ингерманланд» под командованием капитана 1-го ранга П.М.Трескина вышел из Архангельска в Кронштадт. На борту корабля находились 892 человека (32 офицера, 822 матроса, доктор, священник и гражданские лица: 28 женщин с детьми, сопровождавшие мужей и родственников).
Следуя вдоль Норвежского побережья при подходе к проливу Скагеррак в ночь на 30 августа в условиях штормовой погоды, штурманская вахта контролировала путь корабля только по счислению, которое велось без учёта сноса от ветра и течения с большой ошибкой. Неожиданно увиденный огонь маяка был ошибочно принят за огонь встречного судна. Командир отдал команду на поворот для расхождения, и вдруг корабль последовательно друг за другом потрясли три мощных боковых удара. Корабль на полном ходу протаранил прибрежные скалы, и с грохотом стал разваливаться.
Наступивший рассвет осветил ужасную картину. Над водой от потерпевшего крушение корабля находились только бушприт, ют и единственная бизань-мачта, которые были густо облеплены мокрыми и замерзшими человеческими фигурами. Мачта сильно раскачивалась, и периодически с нее падали в холодную воду обессилевшие люди, через ют перекатывались большие волны, унося новые жертвы в открытое море.



Крушение корабля «Ингерманланд» в ночь на 30 августа 1842 г. И.К. Айвазовский. Картина. 1876 г.

Командиру корабля П.М.Трескину удалось добраться до Норвежского берега и обратиться к местным рыбакам посёлка Мандаль оказать помощь в спасении русских моряков.
Ещё одну трагическую ночь пришлось пережить отчаявшимся людям на останках поврежденного корабля. Не все смогли пережить её, некоторые сами бросались в холодные воды, чтобы избавиться от страданий, холода и жажды. Из экипажа «Ингерманланда» погибли 389 человек (20 офицеров, 341 матрос, 21 женщина, 7 детей,).
Только утром 1 сентября к уже потерявшим надежду на спасение людям, подошли норвежские рыбаки с командиром корабля Трескиным на нескольких шхунах и с большим трудом спасли всех оставшихся в живых. С огромным риском для собственной жизни норвежцы боролись за жизнь каждого человека. Многие из них, обвязавшись концами, бросались в холодное море к погибающему кораблю и вытаскивали в своих объятиях людей, уже не имеющих сил к собственному спасению.
Благодаря мужеству и отваге норвежцев тогда было спасено 504 человека. Император Николай I тепло поблагодарил рыбаков и пожертвовал им за этот подвиг золотую медаль, шесть орденов и десяток перстней с бриллиантами.



Жители норвежского посёлка Мандаль до сих пор хранят обломки «Ингерманланда» и рассказывают, как их деды спасали русских моряков.

В августе 2012 года исполнилось 170 лет со дня этой страшной морской катастрофы. Об этой истории опубликовано множество статей, обзоров, заметок, а также запечатлено на двух полотнах К.В. Круговихина и И.К. Айвазовского.
Однако вернёмся к событиям 1844 года. Вице-адмирал Ф.П.Литке, Великий князь Константин, другие морские офицеры и сопровождавшие их лица в конце мая месяца прибыли в Архангельск. Спущенные на воду корабли «Ингерманланд» и «Константин» завершили довооружение и были полностью подготовлены к длительному плаванию, которое началось 24 июня. Вице-адмирал, знавший в этих местах условия плавания, каждый остров и мыс, несмотря на испортившуюся погоду, уверенно вёл суда вдоль Мурманского побережья. Дальнейшее плавание также прошло успешно и 10 августа корабли прибыли на рейд Копенгагена. После четырёхдневной стоянки, во время которой для Великого князя Константина проводились официальные встречи и экскурсии, корабли продолжили плавание и 24 августа прибыли в Кронштадт.
Следующим важным событием для Геннадия Невельского в период обучения морскому делу Великого князя явилось многомесячное Средиземноморское плавание. Эскадра кораблей под командованием вице-адмирала Ф.П.Литке вышла из Кронштадта в плавание вокруг Европы 10 октября 1845 года. Флагманским кораблем «Ингерманланд» по-прежнему командовал капитан 1-го ранга С.И.Мофет. Невельской постоянно находился на флагмане, а значит, продолжал оставаться непосредственным наставником по морским специальным вопросам высокочтимой царственной особы. Годы обучения не прошли даром и с уверенностью можно утверждать, что Константин стал неплохим моряком. Непосредственное личное общение с адмиралом Фёдором Литке развило кругозор и понимание флотских проблем, что подтвердилось в дальнейшей многолетней деятельности Великого князя по руководству Российским Морским ведомством.
Пожалуй, следует упомянуть об одном важном событии. Буквально за несколько дней до начала плавания 7 октября 1845 года в большом конференц-зале Академии наук состоялось открытие Императорского Русского Географического общества. Председателем общества был избран Великий князь Константин, а вице-председателем адмирал Ф.П.Литке, который долгие годы фактически руководил деятельностью этого общества. В своей речи при открытии Федор Петрович, в частности, отметил, что огромные пространства «России указывают прямо, что главным предметом Русского Географического общества должно быть возделывание географии России, принимая название географии в обширнейшем его значении».



Великий князь Константин Николаевич Романов



Николай Верюжский

Продолжение следует


Главное за неделю