Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Обращение президента к своей власти. К Лукьяненко.

Обращение президента к своей власти. К Лукьяненко.

12 декабря президент России обратился к представителям своей власти, которые заранее приняли скучающий вид и отсидели два урока, практически без единой улыбки. Естественно, у меня, как у каждого, кто слушает такие обращения, появились какие-то первые впечатления о том, что было сказано. Первое, что я услышал, по аналогии с декабрём 1941 года, это: Ни шагу назад! За нами – Тихий океан. Я почему-то так понял, что теперь развиваться мы будем исключительно на восток, потому что на запад нам уже некуда, особенно в свете, а главное, в шуме киевского майдана. Похоже, что наша основная национальная стратегия – это «прирастать Сибирью» и Дальним Востоком. В связи с этим возникает один крохотный вопрос: где взять деньги? «Прирастание» Европой стоит значительно дешевле по причине наличия мало-мальски развитой инфраструктуры в европейской части России. Одно дело, если бы существовала идея зарабатывания денег, часть которых можно перебрасывать на развитие сибирских и восточных регионов страны, но строить с нуля на болотах, в ужасных условиях, с нуля не только новые города, но в чём-то даже новую жизнь – это очень дорого. Но дороже всего то, что сейчас нет людей, которые смогли бы сплотиться в коллектив и за идею начинать жизнь с палаток, а потом положить все оставшиеся годы на налаживание бытовых условий, потому что инфраструктурные проекты такого масштаба требуют, как минимум, 20 лет. В стране, к сожалению, не модно ни такое воспитание строителей новой жизни, ни понятие коллективизма, ни дух перемен, которые зависят от тебя.
Второе. В прошлом обращении президент громко заявил о необходимости создания 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Теперь он предложил для этих мест в 2016 г. построить по три квадратных метра жилья на каждое. Возвращаясь к прошлогодней цифре рабочих мест, хочу сказать, что одно высокотехнологичное место стоит от 40 до 60 тысяч долларов. Значит, вся программа требует от одного до полутора триллионов долларов. Самое трудное в создании этих мест то, что их нужно создавать для отраслей промышленности, которые ещё даже не приснились экспертам, помогающим президенту обращаться к своей власти.
Почему теперь говорится о необходимости опережающими темпами вести гражданское строительство? Да потому что эти спящие эксперты, которым пока ещё ничего не приснилось в своей молодости узнали из американских источников, что строительство – локомотив развития страны. Вот, построили под Москвой городок, а там сразу 20 тысяч рабочих мест образовалось, и чиновники поспешили доложить «наверх» , что они создали 20 тысяч рабочих мест. Но где будут зарабатывать деньги те, кто купит квартиры в этом городке и обязан кормить эти 20 тысяч рабочих мест в магазинах, поликлиниках, детских садах и школах, никто пока не знает. Это ещё не приснилось экспертам, которые во сне готовят обращения президента.
Но – почему строительство? Потому, что это трудозатратно, в строительстве много ручного труда. Потому что получившая квартиру семья начинает устраиваться и закупает бытовую технику, мебель и т. д., которые в нормальных странах производят внутри страны, и это создаёт ещё рабочие места. Наконец, строительство – это ипотечное кредитование. У наших банков получить клиентов в ипотечную кабалу должно быть как минимум в четыре раза больше желания, чем, например, в США, где ипотечный процент почти в четыре раза ниже, чем у нас. Но и это ещё не все. Система ипотечного кредитования – это такая гадость, с помощью которой создаются «финансовые пузыри», позволяющие капитализировать виртуальную прибыль. Это ведёт к ограблению одних и к концентрации финансового капитала у других. Именно ипотека в нынешних условиях производит «суперэлиту», которая, сидя на своих деньгах, превращается в небожителей, которых мы больше никогда не увидим. Именно к ним обращена та часть доклада президента, где говорится о строительстве жилья, школ и детских садиков.
Есть ещё один момент, неприятно поразивший в послании президента. Темпы строительства жилья сравниваются с уровнем 1987 года, и президент с гордостью говорит, что нынешние темпы немного выше и бьют рекорды. Но дело в том, что 1987 год — это год, когда Горбачёв уже два года издевался над страной, и в таких условиях ни о каких серьёзных уровнях строительства говорить уже невозможно. Авторы президентского обращения могли бы подобрать и другой год для сравнения.
Теперь о культурной агрессии России. Президент сказал, что нужно вербовать студентов в странах СНГ, принимать у них ЕГЭ и всякими другими способами стремиться распространять культуру и российский профессионализм. Как можно говорить о будущих культурных подвигах России на прилегающих территориях, если в России совершенно уничтожена само представление о профессионализме. Путин ждёт профессионалов во власти, но сегодня никто не готовит профессионалов, потому что программы обучения совершенно оторваны от жизни, никто в стране не знает, какие специалисты потребуются через пару лет и кого готовить нужно было уже вчера. Как можно говорить о влиянии России на жизнь в других странах, если послами там служат случайные люди. Например, как утверждают надёжные источники, в последнее время от посла в Киеве Зурабова не было ни одной аналитической справки. В своё время, когда аналогичные события происходили в Киргизии, там тоже послом был случайный, хотя и хороший сам по себе человек по фамилии Власов. Посол в Ливии Чамов попытался отстоять интересы России в стране, но его тут же обвинили в непонимании интересов России на Ближнем Востоке и сняли с работы за пару дней.
Президент очень пафосно говорил о необходимости борьбы с офшорными компаниями. К офшорным схемам обращаются в двух случаях: (1) когда российское законодательство настолько невнятно, что им рискованно пользоваться, (2) когда деньги хранить дешевле там, чем здесь. Можно долго бороться с офшорными схемами, а можно решить эти две проблемы, но тогда никто не сможет занять своё рабочее время борьбой.
В обращении прозвучало то, что местная власть должна больше решать свои проблемы сама. Для этого у местной власти, кстати, должен быть бюджет. Бюджет будут формировать из местных же денег. Деньги нужно зарабатывать, но ни одна программа на сегодня не предлагает стандартных процедур формирования местной промышленности, способной «кормить» местные бюджеты.
О чем президент предпочёл не говорить? О пенсионерах – не президентское это дело, об инвалидах – по той же причине. О коррупции. Сегодня в России на каждый чих существуют по научно-исследовательскому институту, центру, экспертному сообществу, которые все вместе знают, что делать, но почему-то те, кто пользуется их материалами, готовя речи президента, как-то сразу теряют научную суть, предпочитая практическим шагам революционный путь борьбы.
Оказывается, экспертное сообщество рекомендовало президенту говорить о положительных моментах, а отрицательные упомянуть вскользь, как, например, «аморальный интернационал», удививший всех своим составом. Оказывается, на пути к хорошей и дружной жизни всех национальностей в России стоят распоясавшиеся южные парни, продажные люди в силовых структурах и русские националисты. Рассуждать на таком уровне позволительно, скажем, руководителю местной администрации поселения городского типа, но никак не президенту страны Каждому очевидно, что, кроме русского национализма, в стране более активно действуют ещё с десяток «национализмов», причём, некоторым из них удалось «оседлать» СМИ и весьма преуспеть в формировании общественного мнения.
Из обращения совершенно выпал анализ современной мировой ситуации, в которой существует Россия. Если военная защита страны была затронута президентом, то защита таких национальных ценностей, как рубль, никогда не попадала в поле зрения президента. Непонятно какие люди сегодня могут непонятно как менять курс рубля в пределах 10%, и никто на это не обращает внимания. Осталось только половички из рублей делать. Может, тогда кто-нибудь заметит, что в России есть национальная валюта. Кстати, Китай уже заключил договоры с пятью странами, включая Великобританию, о торговле за юани. Почему мы не продаём нефть и газ за рубли, понятно. Непонятно, только почему национальная экономика должна обслуживать интересы всего десятка человек? Для остальных в России отказ от торговли за рубли совершенно невыгоден.
В России сегодня нет никакой защиты от виртуальных схем зарабатывания прибыли и увода её за границу. Деятельность банков регулируется совершенно непонятно, и даже отзыв лицензий, принявшие в последние дни массовый характер, не добавляет прозрачности и понимания того, что банки сегодня могут, а чего не могут. Почему ипотечные проценты в России в три раза выше, чем в среднем на западе? Почему банки получают кредиты за границей под 5-6%, а предоставляют их здесь под проценты в три раза большие? Почему ни Сбербанк, ни его руководитель Греф не имеют ни малейшего представления ни о каких показателях, кроме прибыли? Почему крупнейший банк страны выпал из социальной сферы?
Получив совет не говорить об отрицательных моментах, президент не упомянул коррупцию. Но первый источник коррупции – это смешение форм собственности. Когда государственное соседствует с частным, средства почти сами по себе перетекают в тот карман, который ближе к сердцу. Вторым источником коррупции являются деньги, которые хоть на миг перестают быть чьими-то. Если деньги ничьи хотя бы на мгновение, они тут же приобретают нового хозяина. Совершенно непонятно страстное желание президента «идти на восток». Неужели найдутся люди, которые будут массово осваивать этот край ради Абрамовича №2 или Иванова №3. Неужели при полном отсутствии даже представления о том, что такое профессия и профессионализм, можно создавать реальных менеджеров, которые, помимо рисков и прибыли, знают ещё хоть что-нибудь? Неужели современные учителя, которые плохо говорят на родном языке, плохо знают физику, математику и другие науки могут воспитывать в детях не способность «выгодно продать себя на рынке труда», а ЛЮБОВЬ к знаниям, родному языку, родной культуре. Но президент не говорил о любви. Наверное потому, что провозглашая новый демографический стандарт – семью с тремя детьми, он не сказал, что семья далеко не количественное, а нравственное понятие. Именно в семье рождается образ Родины, который с такой поспешностью принялись создавать люди, которые почувствовали в этом направлении запах денег. В некоторых социальных сетях уже появились странички с положительным образом России и подписями на английском языке с такими чудовищными ошибками, что ничего положительного из этого не составишь.
На сегодняшний день понимание образа России настолько примитивно, что от этого думающего человека берет оторопь. Многие страны, возникшие на территории СССР, смотрят на Россию в надежде не столько на очередные подачки, сколько на то, что она подскажет, как жить дальше. Но она молчит. Она сама этого не знает. Она усилиями не совсем честных людей старается забыть о целых поколениях своих граждан и о своей недавней истории. Но как можно забывать о том, что оплачено кровью целых поколений? Если даже в недавней нашей истории были ошибки, то за них давно сполна заплачено кровью миллионов. И забывать об этом только потому, что кому-то не нравится Сталин, после смерти которого на сберкнижке была только одна не полученная вовремя зарплата, а в квартире вещи, которыми он пользовался каждый день?
Почему так нерешительно ведут себя в Киеве местные руководители? Да потому, что их непосильным трудом заработанные деньги лежат на Западе, и если они не будут вести себя так, как хочется Западу, то денег не станет. Так было в Ираке, так было в Ливии.
Многие ожидали от выступления президента нового курса, новой экономической политики, нового понимания того, что происходит в России. Я не знаю, насколько сбылись их ожидания, но у меня опять возникла настороженность от заигрывания с гражданским обществом. Не могу не повториться: идея гражданского общества в современной истории была вброшена Госдепартаментом США в 1969 г. Первой опытной площадкой, где эти идеи стали отрабатываться, случайным образом стала Бирма (Мьянма). И что она получила за 44 года, прошедшие с тех пор, кроме раскола в обществе, который всё больше и больше пахнет кровью? Думаю, каждому понятна идея «власти в шаговой доступности», когда любую проблему человек может решить, не отходя больше 100 метров от своего дома. Как лозунг – это прекрасно. Но кто посчитал, сколько это будет стоить и откуда эти деньги брать?
Есть ещё одна печальная сфера: многие в окружении президента и в правительстве совершенно уверены в том, что всё совершаемое ими ежедневно, это и есть работа, это и есть исполнение властных функций. В таком неведении находился и министр Сердюков, и нынешние министры экономического развития, здравоохранения, образования, и вся чиновничья рать. Министр развития полагает, что создание прогнозов, в которых развитие напрочь отсутствует – это именно та работа, которую от него ждут. Министр здравоохранения уверена, что ее работа – это гламурные отчёты, в которых всё так прекрасно. И наплевать на то, что в больницах и поликлиниках лечат больных по стандартам 1999 года. Жертвой борьбы за собственность пала Российская академия наук, а вместе с ней совершенно уникальная система управления наукой, которая, хотя и теряла в последние годы свою эффективность, но могла бы ещё послужить стране.
Президент в обращении намекнул, что он теперь не либерал, а консерватор, причём, его консерватизм не тот, который не даёт двигаться вперёд, а тот, который не даёт падать вниз. Почти стихи. Но вся беда в том, что, если либерализм – это весьма проработанная теория со своей идеологией, видением экономики и государства, то консерватизм – это, прежде всего, отрицание, которое всеми понимается по-разному. Консерватизм в США, например, предполагает максимальное освобождение государства от социальных обязательств, хотя это чаяние либерализма. В других странах консерваторы становятся всё более правыми или симпатизирующими правым. Но кому хочет симпатизировать наш президент – это пока загадка.
Было бы с моей страны несправедливо совсем ничего не сказать о недавней конференции Народного фронта, на которую президент явно не пожалел времени. На конференции достаточно внятно и неожиданно прозвучала тема ЖКХ. Но вся беда в том, что в рамках нынешней экономической системы проблема не решатся, как бы её ни озвучивали. Приведу лишь один пример. С десяток лет назад я присутствовал при разговоре с одним из руководителей управляющей компании в одном очень индустриальном городе. На вопрос, что его сейчас заботит больше всего, он ответил, что низкие тарифы ЖКХ, не позволяющие проводить крупномасштабный ремонт и пр. Но когда его спросили, что его организация успела в последние годы сделать для своих сотрудников, он с гордостью стал говорить о том, что был построен по последнем слову техники фитнес-клуб для персонала, а во время нашего с ним разговора с десяток сотрудников отдыхал на деньги фирмы в Хургаде. Ни один народный или даже фольклорный фронт не сможет разрешить такие противоречия. Они возникают из сущности той экономической системы, которая возникла в России сама по себе или по чьей-то воле.
Ещё о маленькой неточности, закравшейся в обращение. Президент сказал, что Россия по ВВП занимает пятое место в мире, однако в последнем докладе МВФ России отведено только восьмое место.
Вчера уже появились статьи не столько подчёркивающие невысокую конкретность обращения, сколько говорящие, что нужно ждать следующего года, когда невидимые сегодня изменения и новый курс президента станут видны. Подождём и мы. Зиму-то всё равно переждать нужно. А там, глядишь, и весна.

14 декабря 2013 г.



Constantin Loukianenko


Главное за неделю