Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

АДМИРАЛ РУССКОГО ФЛОТА ГЕННАДИЙ ИВАНОВИЧ НЕВЕЛЬСКОЙ. К 200-летию со дня рождения. Н.А.Верюжский. Часть 9.

АДМИРАЛ РУССКОГО ФЛОТА ГЕННАДИЙ ИВАНОВИЧ НЕВЕЛЬСКОЙ. К 200-летию со дня рождения. Н.А.Верюжский. Часть 9.

Головнин позднее написал "Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812, 1813 годах с приобщением замечаний его о Японском государстве и народе". СПб., 1816 год.



Уже первые пройденные мили по Финскому заливу, когда маяк Толбухина скрылся за кормой, показали, что плавание не будет простым. Встречный западный ветер, усиливающийся с каждым часом, гнал высокую волну и вынуждал Невельского маневрировать, меняя галсы, чтобы не наскочить на прибрежные камни. Капитан «Байкала» решил не испытывать судьбу и, приблизившись к острову Сескар на безопасное расстояние, встал на якорь с целью укрыться от непогоды, где простоял двое суток в ожидании благоприятных условий плавания. Так были преодолены первые 40 миль более чем восьмимесячного плавания.
Предусмотрительный и расчётливый Г.И.Невельской уже этим фактом показал, что бесшабашная торопливость и бездумная поспешность опасны и могут быть причиной непредсказуемых аварийных ситуаций. Условия плавания в Балтийском море Геннадий Иванович, где проходила его начальная морская офицерская служба, знал хорошо, тем более, что почти в течение десяти лет был личным наставником молодого Великого князя Константина Романова. Неоднократно проходил Датскими проливами (Большой и Малый Бельт, Зунд, Каттегат и Скагеррак), характеризующимися наиболее сложными для плавания условиями при свежей погоде и частых туманах.
Г.И.Невельской был раздосадован, что на переход, можно сказать, у себя дома по родной Балтике у него ушло две недели. В Копенгагене «Байкал» задержался не более двух суток. Геннадию Ивановичу этот гостеприимный город был хорошо знаком, и ему хотелось для пользы молодых офицеров и матросов ознакомить их с городскими достопримечательностями.
«Байкал» покинул Данию и, следуя проливами Каттегат и Скагеррак, вышел с Северное море, которое для Г.И.Невельского тоже было не в новинку.



Пролив Скагеррак

Первая стоянка «Байкала» предусматривалась согласно плану перехода в известном морякам всего мира английском порту Портсмут. 16 (28) сентября 1848 года вызванные лоцманы завели «Байкал» в гавань. Две недели русские моряки провели в Англии. Главная задача – подготовиться к плаванию через Атлантику. Г.И.Невельской для офицеров организовал экскурсии в Лондон, посещение Королевского морского музея в Гринвиче. Для матросов было разрешено увольнение в группе по пять человек во главе с унтер-офицером.
Однако случилось одно неприятное происшествие. Дело в том, что на «Байкале» помимо экипажа была снаряжена ещё группа ремесленников-мастеровых в количестве 12 человек, которых Г.И.Невельскому предписывалось доставить в Петропавловск. Один из этих крепостных некто Александр Яковлев совершил в Портсмуте побег с корабля. Объявленный розыск беглеца и принятые меры по его поимке и возвращению на судно успеха не имели. Данный инцидент вскоре забыли.



Портсмут. Панорама современного порта

В самом конце сентября 1848 года «Байкал» был готов продолжать своё плавание и, снова встав под паруса при попутном ветре, отправился в южном направлении к берегам Бразилии. Отдохнувшие матросы выглядели весело и бодро. Непрерывно неслась ходовая вахта. Под контролем командира штурманский состав осуществлял постоянные метеорологические и гидрологические исследования, систематически велись астрономические наблюдения с целью контроля счисления и измерения земного магнетизма, или как тогда говорили, «производились наблюдения за наклонением и склонением магнитной стрелки». Матросы проводили необходимые корабельные работы для поддержания условий благоприятного плавания. Готовились к обряду пересечения экватора — старинной морской традиции.



Транспорт "Байкал" в Атлантическом океане. Художник Валерий Шиляев.

В эпоху парусного флота моряки, пересекшие экватор, получали право носить золотую серьгу в левом ухе и сидеть в портовых кабаках, положив ноги на стол. Если же моряку доводилось ещё и неоднократно огибать мыс Горн, то «совет старых морских волков» награждал его специальным дипломом и серьгой, на которой были изображены мыс Горн и созвездие Южного Креста. Такой моряк имел право... красить ноготь на мизинце левой руки, что вызывало зависть у моряков, не имевших этих «привилегий».



Серьга в ухе – признак бывалого моряка в старом флоте

Г.И.Невельской не препятствовал проведению весёлого морского праздника, соблюдая все присущие этому дню ритуалы. Без раздачи команде рому, естественно, не обошлось.

Экватор пересекли 30 октября (11 ноября) 1848 года. При этом следует обратить внимание, что при плавании в экваториальных широтах, как правило, наблюдается безветрие, ясная и штилевая погода. Так было и на этот раз. Под влиянием течений северных направлений, на которые указывал ещё И.Ф.Крузенштерн во время своего первого кругосветного плавания, «Байкал», не имея хода и находясь по существу в дрейфе, сносило к северу. Таким образом, можно сказать, что в силу случайных навигационных обстоятельств «Байкалу» пришлось трижды пересекать условную линию земного экватора.
В итоге после двухмесячного плавания по Атлантическому океану «Байкал» достиг Южной Америки и 15 ноября (27 ноября) 1848 года прибыл в бразильский порт Рио-де-Жанейро, находящийся на широте вблизи Южного тропика Козерога.



Современный вид Рио-де-Жанейро

Всё здесь для русских моряков после продолжительного плавания было в новинку и непривычно, живописная природа и необычная растительность, жаркая, но благоприятная погода в зимний по российским меркам период, тёплые безоблачные ночи с яркими звёздами неизвестных созвездий на небосводе, а первые неожиданные встречи с людьми, имеющий тёмный цвет кожи, поначалу, вызывал у матросов даже неподдельный испуг.
Две недели пребывания в этом бразильском городе были использованы с максимальной пользой для подготовки к дальнейшему плаванию: заменены по необходимости паруса и такелаж, исправлены повреждённые детали оснастки, очищена подводная часть от водорослей и раковин, проконопачены и покрашены борта, пополнены запасы провизии и свежей воды, выполнены и другие виды работ. С целью отдыха экипажа проводились экскурсии по достопримечательным местам и увольнения в город. В результате принятых строжайших мер никаких приключений и побегов с корабля не было. Г.И.Невельской отправил почтовой связью подробный официальный отчёт о плавании с подтверждением предварительных сроков прибытия в Петропавловск.
Ранним утром 1 (13) декабря 1848 года при попутном ветре «Байкал» покинул дружелюбный и весёлый город Рио-де-Жанейро и взял курс вдоль побережья к мысу Горн — южной оконечности Южной Америки. Надлежало пройти на юг и преодолеть хорошо известную морякам своей жестокой штормовой погодой зону сороковых широт. Пройти проливом Дрейка, обогнув материк, чтобы выйти на просторы Тихого океана.



Поначалу плавания Атлантический океан был спокоен. Такая благоприятная обстановка всегда настораживает и заставляет мореходов внимательно следить за признаками, свидетельствующими об изменении погоды. По мере приближения к «сороковым ревущим» погода стала ухудшаться.

Вот в этом месте мне хочется сделать маленькое отступление, которое напрямую не относится ни к Невельскому, ни к его плаванию. Хотя, как сказать…

Прочитал в книге адмирала флота Владимира Николаевича Чернавина «Атомный подводный…» об уникальной успешно проведённой операции в феврале-марте 1966 года – переходе с Северного флота на Тихоокеанский в подводном положении двух атомных подводных лодок (одной ракетной К-116, командир – капитан 2 ранга В.Т.Виноградов; второй многоцелевой К-133, командир – капитан 2 ранга Л.Н.Столяров; старший на переходе – контр-адмирал А.И.Сорокин, командующий 1-ой флотилии подводных лодок СФ). Надводными силами обеспечения в составе двух единиц (ЭОС «Гавриил Сарычев» и танкер «Дунай») руководил капитан 1-го ранга В.Н.Чернавин, начальник штаба 3-й дивизии подводных лодок СФ.



Переход подводных и надводных кораблей был признан весьма успешным: за 52 суток плавания пройдено 19864 мили.

Ясное дело, что никакого сопоставления с целями и задачами, скрытностью перехода, навигационными и другими средствами обеспечения и связи, речи даже не может идти.



ЭОС «Гавриил Сарычев»

Однако, что меня взяло, что называется, «за душу», так это то, что моря и океаны, то бишь морская стихия, как миловала или свирепствовала как сто, двести,… пятьсот лет, так и продолжает себя вести и поныне, кто с ней контактирует, независимо от типов кораблей и судов, от рангов и должностей мореплавателей.
Позволю себе привести только одно сравнение, что экспедиционно-океанографическое судно «Гавриил Сарычев» – корабль совремённой постройки почти в 16 раз только по водоизмещению превосходило мужественный и стойкий парусник «Байкал», не говоря уже о других преимуществах в средствах передвижения, скорости хода и т.д. и т.п.



Николай Верюжский

Продолжение следует


Главное за неделю