Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

75 лет со дня рождения Героя Советского Союза Филипьева Юрия Петровича, одного из первых акванавтов.

75 лет со дня рождения Героя Советского Союза Филипьева Юрия Петровича, одного из первых акванавтов.

Сегодня исполняется 75 лет со дня рождения Героя Советского Союза Филипьева Юрия Петровича, выпускника Тбилисского Нахимовского военно-морского училища 1952 года. В 1956 году Юрий Петрович окончил Ленинградское высшее военно-морское училище подводного плавания, в 1968 — Высшие специальные офицерские классы ВМФ. Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 10734) Юрию Петровичу Филипьеву присвоено 19 марта 1973 года за испытание и освоение новой военной техники и проявленное при этом мужество. По сведениям, опубликованным на сайте "Кадетское братство", Юрий Петрович первым среди выпускников Суворовских и Нахимовских училищ получил это высокое звание.



Борисов В.С., Лебедько В.Г. Подводный фронт "холодной войны". - М.: АСТ; СПб.: Terra fantastica, 2002.

"Особая заслуга перед флотом принадлежит подводникам-глубоководникам. Каждое выполнение ими специальных задач в глубинах океана было связано с риском для жизни. Во мраке тысячелетнего ила, окруженные кошмарами и галлюцинациями, когда даже в специальном аппарате человеческая речь превращается в птичье щебетание, они добросовестно, с высокой степенью надежности исполняли задания командования и свои воинский долг. Среди них 17 человек было удостоено звания Героев Советского Союза и Российской Федерации. Это контр-адмиралы А. П. Катышев, В. В. Холод, офицеры Ю. Г. Пыхтин, Ю. Н. Филипьев, В. М. Шишкин другие. Придет время, и о их подвигах узнает весь флот."

Из воспоминаний Ю.П. Филипьева. - Всем смертям назло! Вспоминают Герои Советского Союза. - М.: Знание, 2000. (Публикация с сайта "Ватерпольный спортивный клуб Штурм 2002", ныне исчезла). С дополнениями и комментариями.



"Наш отец на третий день войны добровольно ушел на фронт. Матери трудно стало с двумя ребятишками, и она устроилась на работу к коменданту морского порта. Нас переселили в военгородок. Зарплата у нее стала больше. Но зато мы с Галей теперь почти не видели маму: она уходила очень рано и приходила так поздно, что мы уже спали... Как не был далеко от фронта наш город, вскоре немцы добрались и до него — начались бомбежки, рушились дома, гибли люди.
1 сентября я пошел в первый класс в школу имени А.С.Пушкина, но... проучился всего один месяц: в октябре она закрылась, все учителя ушли на фронт. Хорошо, что в нашем военгородке жили два офицера — бывших учителя, которые решили преподавать мне арифметику и русскую грамматику.
Весной 1943 года мать получила долгожданное письмо от нашего отца. Он сообщал, что воевал под Сталинградом, был ранен, находится в госпитале и в начале сентября приедет в отпуск домой. Но... в начале сентября пришла похоронка. Так мы, спустя два года после начала войны, остались без отца.
В конце сентября мне принесли из военкомата письмо, в котором приглашали как сына погибшего фронтовика поступить в суворовское училище. Но я-то любил море и мечтал стать военным моряком! Мама попросила военного коменданта помочь в определении меня на учебу в нахимовское училище.
И в сентябре 1944 года мне пришел оттуда вызов."



Дополнение. Кунц Н.З. "Суворовцы и нахимовцы - герои". - М.: Интеграф Сервис, 2003.

"Родился 5 марта 1934 г. в г. Сухуми в семье грузчика морского порта, обладавшего недюжинной силой. Мать работала коком на крупном морском буксире «Аджарец». Близость моря и отличные качества пловца передались от отца к сыну, который ещё в дошкольные годы стал отличным пловцом, особенно брассом."

Из воспоминаний Ю.П. Филипьева. "Правда, училище почему-то находилось не у моря, а в горном краю, в Тбилиси. Позже я узнал, что еще в августе сорок третьего года было издано постановление Совета Народных Комиссаров о создании восьми суворовских и трех нахимовских училищ по образцу старых кадетских корпусов. Нахимовские училища должны были размещаться в Ленинграде, Риге и Одессе. А так как под Ленинградом еще шли бои, а Рига и Одесса были оккупированы немцами, то Одесское нахимовское училище решили временно разместить в Тбилиси. Моря возле нашего училища действительно не было, но зато неподалеку от столицы Грузии находилось очень красивое озеро Лиси. Оно и стало поначалу нашим учебным «морем». И хотя ни линкоров, ни крейсеров, ни подводных лодок на нем не было, а сновали по голубой глади только гребные шлюпки (или, как их называли старые моряки, ялы), ходить по этому озеру нам было так же интересно, как и по настоящему морю.
На этих яликах каждый нахимовец должен был уметь ходить на веслах и обслуживать паруса, именно на них отрабатывалась до автоматизма наша моряцкая сноровка и крепла сила. Согласно программе обучения, мы должны были получить полное среднее образование, изучить военно-морское дело, освоить строевую и стрелковую подготовку и даже бальные танцы.
В летнее время училище выезжало в лагерь на Черное море, в бухту Фальшивый Геленджик. Там располагались бригада торпедных катеров, большая шлюпочная база, спортгородок, место для спортивного плавания, шикарное футбольное поле... В лагере нас обучали всему, что должен знать и уметь военный моряк: вязать морские узлы, маты, огоны (утолщения на тросах в местах наибольшего трения), делать кранцы (приспособления, чтобы шлюпки не бились бортами), учили также пользоваться флажным семафором и морскими навигационными знаками. Кроме того, мы с увлечением изучали историю нашего военно-морского флота..."



В нахимовском лагере. Построение на утренний смотр. Из книги Эдуарда Карпова "Я ВЫРОС В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ". Санкт-Петербург 2007.



Эдуард Гаврилович Карпов - доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии, более тридцати лет проработал в сфере военного подводного кораблестроения, пройдя путь от молодого специалиста до главного инженера Центрального конструкторского бюро морской техники «Рубин». Выпускник Тбилисского Нахимовского училища 1954 года.

"В общем, готовили нас серьезно, по-настоящему. Именно там, в нахимовском военно-морском училище, формировался мой характер. Сложились представления о том, что есть добро, а что — зло. Словом, я твердо усвоил весь морской кодекс чести. Офицером-воспитателем у нас был старший лейтенант Сорокин — высокий, сильный и по-отцовски заботливый человек. Обо мне — уже десятилетнем нахимовце наш любимый «старлей» регулярно писал письма маме, в которых нередко меня хвалил, может быть затем, чтобы она была спокойна за мое будущее. Как я потом узнал, старший лейтенант Сорокин писал такие искренне дружеские, почти родственные письма овдовевшим матерям всех моих товарищей по взводу. И вообще с учителями-наставниками нам повезло — это были настоящие люди, и каждого я запомнил на всю жизнь. Видно, кто-то очень мудро подбирал для нахимовских училищ педагогические кадры. Но «главным человеком» в юношеские годы, кто «поставил», выражаясь его языком, нам математику, кто определил мои ориентиры и на кого я потом равнялся, стал учитель математики Гамазов."

Дополнение. Любимый преподаватель Андрей Константинович Гамазов.



Памяти Учителя математики Андрея Константиновича Гамазова. 42 физико-математическая школа им.академика И.Векуа. Екатерина Андреевна Гамазова.

"Мне кажется, что учителем Андрей Константинович был всю жизнь. Это было призвание, это был талант, и проявился он очень рано.
Еще со старших классов школы, а потом студентом,он зарабатывал частными уроками.И последние годы жизни, уже после выхода на пенсию, тоже имел учеников.
Среднюю школу Андрей Константинович окончил в 1941 году. Окончание школы совпало с началом войны. Сразу же попросился добровольцем на фронт. Не взяли из-за слабого зрения.
Поступил в Тбилисский Университет на физико-математический факультет.
Помню, как папа рассказывал, что в начале первого семестра его и еще несколько студентов послали на какие-то работы – то ли вагоны разгружать, то ли еще что. Поэтому два первых месяца он не ходил на лекции.
Не удивительно, что когда он наконец-то попал на лекции, то высшая математика показалась невероятно трудной и непонятной наукой.
Любил вспоминать, как профессор, послушав его у доски, ехидно заметил: “С-сессия будет з-забавной”. Это замечание страшно задело гордость и
заставило взяться за книги и одолеть-таки премудрости науки.
Говорил, что тогда ему и открылась в полной мере красота и стройность математики. Университет закончил в 1946 году с красным дипломом.
Официальную трудовую деятельность начал в августе 46 года в Тбилисском Нахимовском Военно-Морском Училище преподавателем математики. В трудовой книжке после записи о зачислении на работу есть запись: “Принято торжественное и клятвенное обязательство – 28.12.46”. А я и не знала, что преподаватели принимали такие обязательства. Или это только в Нахимовском Училище?
О Нахимовском Училище папа всегда вспоминал с благодарностью. Говорил, что работа в нем была очень хорошей школой для него, как преподавателя. При приеме на работу начальник Училища задумался, куда определить молодого учителя. Свободными были места в пятом и в девятом классах. “Нет, пожалуй, с пятым классом Вы не справитесь, - решил начальник, – девятый попроще будет”. “Как попроще, там же тригонометрия?!”. “А в пятом, молодой человек, дроби!”.
Еще одно воспоминание. На одном из первых занятий ученик тянет руку: “Андрей Константинович, можно задать вопрос? Как начинается “Тарас Бульба”?”. Под прицелом 30 пар глаз папа понял, что сейчас решается, будет он учителем, или нет. На минуту задумался, и – вспомнил: “А поворотись-ка, сынку…”. На перемене услышал одобрительное: “А новый-то, литературу тоже знает”.
Наверное, тогда папа понял, что это не учитель экзаменует учеников, а ученики Учителя, причем каждый день, каждую минуту, и что соответствовать этому званию далеко не просто. Соответствовать он стремился всю жизнь.
Я листаю папину трудовую книжку. Записей не очень много. До 1950 г. – Нахимовское Училище, затем 4-ая мужская школа, затем 48-ая средняя школа и, наконец, главное дело жизни – 42-ая школа. Должность везде одна – преподаватель математики. Помню, несколько раз папе предлагали сменить работу: перейти в вуз, написать диссертацию. Ответ всегда был категоричен: “Я учитель, мое дело учить детей”.



Замечательный педагог математики Андрей Константинович Гамазов. Georgia. Тбилиси. Далекие семидесятые. 42 физико-математическая школа им.академика И.Векуа.

В разделе “Сведения о поощрениях и награждениях” все записи относятся ко времени работы в Нахимовском Училище: “За образцовые показатели в работе по обучению, воспитанию воспитанников и обеспечению нормального учебного процесса объявлена благодарность”, “За хорошую, добросовестную работу…”, “За отличное отношение к работе…”…. В других школах благодарностей не объявляли. Может, конечно, место в книжке закончилось.
Официальных наград и званий тоже, практически, не было. Вспоминается только премия им. Крупской, полученная в последние годы работы. И звание Заслуженный Учитель ГССР, полученное незадолго до пенсии. До этого к званию Заслуженный Учитель его представляли несколько раз, но каждый раз давали кому-то другому. Не помню, чтобы папа по этому поводу когда-нибудь переживал или расстраивался. На вопросы знакомых: “Разве ты не Заслуженный?” отшучивался: “Я загруженный”.
И это была правда. Работал папа всегда очень много. В 42 школе долгое время он был единственным преподавателем математики в русском секторе. А это значит, три класса, один-два урока ежедневно в каждом. Да еще три раза в неделю кружок – свой для каждого класса. Дома – подготовка к урокам и проверка тетрадей. Несмотря на огромный опыт, к каждому уроку готовился очень тщательно.
Помню толстые тетради с подробными планами уроков. А кроме этого, еще и частные уроки. Надо сказать, что к частным урокам он относился не менее ответственно, чем к преподаванию в школе. Долгое время не соглашался заниматься группами, хотя бы по два-три человека (больше трех, по-моему, не занимался никогда). И всегда считал, что частные уроки не должны стоить дорого.
Не удивительно, что папа был с утра до вечера занят."

42 School Fund named A.K. Gamazov. В декабре 2002 года по инициативе выпуска 77 года был создан фонд помощи 42 школе. Фонд носит имя "Фонд 42 школы им. А.К.Гамазова", в Тбилиси открыт счет в банке (первый взнос размером $ 2000,00 США сделали 4 человека: Валерий Агабабов, Тим Бедоев, Давид Баумберг, Аркадий Наниджанян).

Мемориал A.K. Гамазову. Средства на него были собраны выпускниками Гамазова со всего мира.



Из воспоминаний Ю.П. Филипьева. "Самая памятная для меня веха тех давних времен — день Победы, ради которого отдал свою жизнь и мой отец.
Ночью я проснулся от радостного многоголосого крика:
— Ура!.. Победа-а!.. Немцы подписали капитуляцию!..
Тут вдруг кто-то из ребят вспомнил, что на территории нашего училища стоит 45-миллиметровая пушка — экспонат будущего музея. И мы салютовали из нее! По всей Грузии среди ночи начался тогда праздник: на улицах Тбилиси буквально у каждого дома стояли столы с выпивкой и закуской. И хозяева просили всех прохожих: «Дорогие! Разделите с нами радость Победы!»
И еще как большой общий праздник нахимовцев мне запомнилась наша поездка в Москву в 1951 году. Тогда наше училище было представлено на первомайском параде в Москве. Я был знаменосцем, и меня переполняло чувство гордости за наше училище, которому аплодировали все на трибуне мавзолея."



В парадном строю. Из книги Эдуарда Карпова "Я ВЫРОС В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ".

Из воспоминаний Ю.П. Филипьева. "Это была уже вторая моя встреча с Москвой. А первая встреча со столицей произошла у меня раньше, когда группу юных спортсменов-нахимовцев послали на Всесоюзную спартакиаду суворовских, нахимовских и подготовительных училищ. Естественно, что нахимовцы больше всего увлекались плаванием. Я плавал брассом и баттерфляем, тренировался неустанно и стал даже рекордсменом СССР в плавании брассом на 50 м."

Дополнение. Увлечение спортом, плаванием осталось у Юрия Петровича на всю жизнь. Выйдя в отставку, с 1980 по 1992 год он был председателем Федерации водного поло СССР.



Крайний слева еще один уроженец Абхазии Юрий Филипьев. (Также исчезла с сайта)



Филипьев Ю.П., председатель Федерации водного поло СССР. Из архива ОАГ.

Из воспоминаний Ю.П. Филипьева. "Окончив с золотой медалью Тбилисское нахимовское военно-морское училище, я поступил в Первое Балтийское высшее военно-морское училище в Ленинграде, которое в октябре 1952 года получило название подводного, после чего это престижное, уважаемое моряками учебное заведение именовалось Первым Балтийским высшим военно-морским училищем подводного плавания. Окончил я его в 1956 году, и 25 декабря 1956 года мне было присвоено звание лейтенанта по специальности штурман-подводник. А потом потекла служба — на Дальнем Востоке, в Прибалтике...
Хотя об этом нигде никто не говорит, однако, мне кажется, подводный флот — особый, самый тяжелый для человека род войск. В нем существуют такие специфические трудности, которые нельзя сравнить со спецификой других родов войск. Ведь подводник, нырнувший в люк своей тесной металлической подводной крепости, сразу же становится ее заложником.
Но вся предшествующая психологическая и моральная подготовка подводников проводится так, что все мы невольно влюбляемся в эту боевую романтику, и потому никто из нас не думает об опасности. Напротив, всем нам хочется как можно скорее попасть в свою подводную крепость. Любимая семья, с которой часто приходилось расставаться подводнику.
В Латвии в 1958 году я женился на очень симпатичной местной девушке, которая увлекалась водным спортом почти так же сильно, как я сам. Тогда было особое время: «холодная война», от военных моряков требовали повышенной бдительности, а Табита по отцу была латышкой, и кое-кто из начальства схватился за голову от моего выбора, просил «одуматься». И все-таки я поступил так, как подсказывало мне сердце. В 1959 году у нас с Табитой родилась дочка Марика.
Когда она еще только училась ходить, мне неожиданно предложили принять участие в кругосветном плавании на торговых судах. Это была командировка, не связанная напрямую с моей подводной службой. Но так было нужно для нашего военно-морского флота. И я ответил: «Есть!..» В 1964—1965 годах я учился в Высших ордена Ленина офицерских классах, которые готовили командиров подводных лодок. Это было как раз то, о чем я мечтал.
В конце 1967 года меня назначили командиром дизельной подлодки С-15. Итак, произошло величайшее событие в моей жизни, ради которого я столько учился, — я стал командиром боевого корабля, командиром подводной лодки!
...В июне 1968 года раздался телефонный звонок от главного кадровика нашей дивизии подводных лодок: «Юрий Петрович, зайдите ко мне. Есть интересное предложение».
Захожу в знакомый кабинет. Там вместо нашего кадровика сидит незнакомый светловолосый, с большими залысинами капитан первого ранга. Поздоровались.
— Присаживайтесь, — указал он кивком на стул, стоящий напротив его кресла. — Я из Москвы из Главного морского штаба. — И, устремив на меня пристальный взгляд, после паузы продолжил: — Ознакомившись с Вашими данными, я пришел к выводу: вы подходите для службы в Москве в должности командира корабля-испытателя. Будете принимать участие в различных испытаниях подводной техники.
— Могу ли я подумать прежде, чем ответить? - Можете... одни сутки. Завтра в 16.00 жду вас.
Я знал, что перевод в Москву может лишить меня перспективы получить адмиральское звание. Жена, а она уроженка Латвии, города Либавы, тоже была против переезда в столицу. Хотя наш больной сын, по единодушному мнению врачей, очень нуждался в смене климата и московских специалистах.
Словом, после долгих раздумий я был не склонен ехать в Москву. И когда шел к представителю главка, думал: «Скажу, что не согласен...» А когда зашел к нему, вдруг представил себе путешествие в неведомое и неожиданно для себя сказал:
— Я согласен.
— Спасибо. Ждите приказа... Для вас там даже забронирована квартира.
Приказ пришел лишь в августе. Но и после этого я еще долго не спешил переезжать в Москву: не хотел меня отпускать командир дивизии подводных лодок и продолжала возражать против переезда жена.
В ноябре я был вызван в Москву. Уже знакомый капитан первого ранга объявил мне, что я назначаюсь командиром корабля-испытателя, и познакомил меня с моими будущими помощниками. С этого дня и началась наша напряженная работа.
Перед нами была поставлена задача: освоить, испытать и проверить на деле работу новой подводной техники. Такой техники, которой до сих пор в мире еще не было.
Для осуществления этого замысла было сформировано специальное подразделение, которое за короткие сроки должно было создать и испытать все необходимые механизмы и агрегаты для новых подводных кораблей, способных выполнять задачи, до сих пор считавшиеся невыполнимыми. Когда такие новые подводные средства нами были доведены до кондиции, проверены в работе и дали положительные результаты, командование ВМФ поставило нам задачу испытать вновь созданные корабли в океанских просторах.
Испытания длились около трех месяцев. В течение этого времени нам приходилось уходить в такие районы, куда еще никто и никогда не ходил. Ибо считалось, что проникнуть туда практически невозможно. И каждый такой выход, разумеется, был сопряжен с невероятно трудными психологическими и физическими нагрузками на грани человеческих возможностей...
А в завершение проводимых испытаний командование ВМФ поставило нам специальную задачу: сегодня в 00 часов выйти из пункта «Н» по маршруту... и к 18,00 пятых суток прибыть в пункт «С», где провести конкретную боевую операцию...
И хотя до этого считалось, что по указанному маршруту проникнуть в данный район практически невозможно, командующий сказал: «А мы считаем — сделать это возможно... И вы докажете это на деле».
Я был рад его доверию. Вскинул ладонь под козырек, повернулся кругом и направился к выходу.
Приближаясь к своей субмарине, я прекрасно понимал: конечно, сделать это будет нелегко, но сделать надо любой ценой — даже ценой собственной жизни. В голове мгновенно яркими вспышками пронеслась вся моя жизнь: полуголодное детство, нахимовское училище, первые спортивные победы, Высшее военно-морское училище подводного плавания, женитьба, маленькая дочурка и острая тревога за семью, страх перед неизведанным!
Но как только подводная лодка стала погружаться в океан, все эти мысли вдруг исчезли. В голове осталась лишь одна: как лучше, быстрее выполнить поставленную задачу? Как скрытно проникнуть к заданному «объекту» и «вывести» его из строя?
И будто назло в этот момент инженер доложил мне о возникшей на лодке неисправности, которая не позволит нам выполнить важное задание! Я в свою очередь доложил о ЧП командованию.
— Возвращайтесь на базу, — поступила команда.
— Разрешите нам самим устранить неисправность? — попросил я.
— Хорошо. Даю вам на это три часа.
Неисправность мы устранили за два часа сорок пять минут, продолжая движение по заданному маршруту.
Когда лодка вышла в указанный район и надо было приступить к выполнению боевой задачи, все мои мысли, все стремления, несмотря на невероятные предстоящие нам трудности, были направлены только на то, чтобы возможно быстрее выполнить поставленную задачу: обнаружить и вывести из строя указанные «объекты».
А трудности в самой работе на подводной лодке были неимоверные: страшная сырость и собачий холод. А главное — непрерывная нагрузка на глаза. Мы вели очень напряженное наблюдение за океаном, чтоб не пропустить «объект», чтобы любой ценой обезвредить его! Во время похода мы не могли, не имели права ни на секунду оторвать глаз от своего экрана. То есть я не мог, не имел права не только уснуть, но даже передохнуть!
Испытания такого рода до некоторой степени можно сравнить с работой летчиков-испытателей. Но у них такие испытания длятся минуты, максимум — часы. А у нас — сутками! И летчик-испытатель при возникновении опасности для собственной жизни может покинуть самолет с помощью катапультирования, попытаться спастись на парашюте. У нас же такой возможности не было. Мы сразу становились добровольцами-камикадзе.
Впрочем, в то время меня и моих товарищей это уже не беспокоило. Страх куда-то ушел. Думали только об одном: как лучше выполнить боевую задачу? И что для этого надо усовершенствовать на нашей субмарине на будущее, чтобы после наших испытаний остальным подводникам на таких точно выверенных кораблях было гораздо легче выполнять любые боевые задачи.

... В июне 1999 г. вместе с Героями Советского Союза вице-адмиралом Л.А.Матушкиным и капитаном 1-го ранга В.П.Кулаковым Юрий Петрович создал Фонд поддержки вдов Героев Советского Союза, Героев РФ и полных кавалеров ордена Славы, который оказывает им всяческую помощь."

О том, что такая помощь, защита от крапивного семени чиновничьего, необходимы, мы рассказали в одном из предыдущих сообщений, - Сын Героя. А когда нормальным людям было легко? Принятые "по протекции".

Вдовий героизм. Михаил ШЛАЕН."Красная звезда" 10 Марта 2007 года.

"На необычном вечере довелось побывать вашему корреспонденту. Столько вместе разом мужчин - кавалеров Золотых Звезд и орденов Славы всех трех степеней мне доводилось видеть неоднократно, а вот вдов Героев Советского Союза, Героев России и знака высшей солдатской доблести - впервые. 40 милых женщин, боевых подруг. Супруги участников Великой Отечественной, космических первопроходцев, а также тех, кто погиб, выполняя свой воинский долг, в «горячих точках» или на боевом милицейском посту. Традиционный праздничный сбор, организованный благотворительным фондом «Участие» и Фондом поддержки вдов при Комитете содействия борьбе с коррупцией и организованной преступностью был приурочен ко Дню защитника Отечества, однако рассказать о нем мы решили в канун Международного женского дня.
- Вы в своем доме родном, мы все делали от чистого сердца, чтобы эта встреча согрела ваши души, чтобы вы провели ее в любви и теплоте, в обстановке нашей признательности тем, кто ковал Великую Победу, защищал Родину, - сказал, приветствуя собравшихся, председатель Совета попечителей фонда «Участие» Сергей Михайлов. - Вы назвали меня своим сыном - и я горжусь этим!
- Если бы вы знали, как я вас всех люблю и уважаю, продолжайте высоко держать марку ваших мужей-героев, – слова президента Фонда поддержки вдов вице-адмирала в отставке Льва Матушкина потонули в бурных аплодисментах. Любопытно, что фонд создали пять офицеров-подводников - Героев Советского Союза, одним из главных инициаторов был Валерий Кулаков, а свое нынешнее руководство им Матушкин принял от Юрия Филипьева.
- Лев Алексеевич, а ваша супруга тоже здесь?
- К сожалению, второй год как схоронил. 55 лет вместе прожили, а знакомы были 58, кронштадтские мы, там службу начинал. Три года я ухаживал, пока она разрешила меня поцеловать. Не то, что сейчас…
Какие они молодцы, эти в большинстве своем уже немолодые женщины! Нарядные, стучат каблучки, аккуратно уложены волосы, забыты возраст, хвори. Они охотно принимали приглашение кавалеров и замечательно танцевали под песни военных лет в великолепном исполнении молодой певицы Натальи Примы, которая, кстати, к Дню Победы заканчивает запись альбома «Фронтовыми дорогами» и с удовольствием, как сказала, готова выступить с ним перед редакционным коллективом «Красной звезды».
Но и, конечно, не обошлось без воспоминаний о пережитом. Фронт ведь и в военной и трудовой биографии многих из них оставил глубокую пометку. Они воевали связистками, санинструкторами, а Надежда Васильевна Попова, жена героя-летчика Семена Харламова, - сама летчица-героиня из знаменитого Таманского полка.
Я слушал Марию Павловну Маркову, вдову Героя Советского Союза Алексея Маркова, летчика-истребителя из полка Василия Сталина, Тамару Петровну Лисицыну, супругу капитана-разведчика и тоже Героя Константина Лисицына, Татьяну Владимировну Гофман (ее муж, Генрих Гофман, был известным писателем), жену младшего лейтенанта Ивана Пикина - Лидию Прокопьевну Пикину и многих других (каюсь, что не могу назвать поименно всех), и передо мной словно разворачивалась вся панорама минувшей войны - от первого дня до последнего, от Бреста до Берлина, и даже до Японии. А дополнить рассказ было кому - морскому пехотинцу капитану 1 ранга в отставке Сергею Решетову, чей боевой путь пролегал от гор Кавказских до Альпийских, или защищавшему все 900 дней и ночей блокады ленинградское небо морскому летчику генерал-лейтенанту в отставке Ивану Цапову, кстати, земляку Матушкина.
Постоянным читателям «Красной звезды» известно, что главная тема автора на страницах газеты - спорт. Что ж, не обошлось без спорта. Оказывается, Мария Маркова дружила с семьей Евгения Бабича (помните блестящую хоккейную тройку чемпионов-олимпийцев: Бабич - Бобров - Шувалов), да и других известных армейских спортсменов, прежде всего из ВВС, хорошо знала. Капитан 1 ранга Юрий Филипьев долгие годы возглавлял Федерацию водного поло страны. А Тамара Васильевна Титова (супруга космонавта № 2 Германа Титова) рассказала, сколь большое внимание Герман Степанович и другие покорители Вселенной уделяли в своей профессиональной подготовке специальным упражнениям и тренировкам. То же самое я услышал от Татьяны Адамишиной, чей муж капитан милиции Виктор Адамишин погиб в Чечне. Жаль, что не смогла придти Валентина Тимофеевна Яшина, верная спутница жизни легендарного вратаря Льва Яшина.
В этот вечер славных боевых подруг Героев приветствовали также бывший командующий ВДВ генерал-полковник запаса Владислав Ачалов, атаман Союза казачьих войск России и зарубежья Валерий Камшилов, Герой России полковник Игорь Белов, бывший командир роты спецназа.
- Я приехал на эту встречу после президентского приема в Кремле, - сказал Игорь Белов, - и те слова благодарности защитникам Отечества, которые произнес Владимир Владимирович Путин, переадресовал вдовам наших Героев. Они заслужили их."

После появления "молодых суверенных демократий", выпускники Тбилисского и Рижского Нахимовских училищ стали встречаться на базе Нахимовского училища в Ленинграде - Санкт-Петербурге. Сведения о ходе подготовки к 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища. И раньше многие из них навещали училище на берегах Невы.



1984 г. Филипьев Ю.П. в центре. Второй слева Бакумцев Алексей Иванович, "визави" Алексея Николаевича Косыгина, о чем позже. Крайний справа Петраков Николай Ильич, начальник политотдела училища.

Подплав - это судьба! Олег ХИМАНЫЧ. Северодвинск - Москва. Северная неделя. 25.11.2002.

"Под грифом «секретно»
Справедливо и не без сожаления заметил адмирал В.Н. Чернавин, - всех подвигов гаджиевцев еще никто не описал. О них, конечно же, еще напишут. А пока остаются и такие подвиги, о которых если и расскажут, то лишь через много лет, когда Главный штаб ВМФ снимет с отчетных документов гриф «Совершенно секретно». В боевой летописи гаджиевцев были такие походы, автономки и дела, говорить о которых - значит, раскрывать государственную тайну. Среди Героев Советского Союза, награжденных в свое время так называемым «закрытым Указом», например, капитан 1 ранга Юрий Петрович Филипьев. Сегодня он руководит Фондом поддержки вдов Героев Советского Союза, Героев России и полных кавалеров ордена Славы.
Мы говорили немного. Оказалось, Юрий Петрович бывал в Северодвинске трижды, первый раз еще на курсантской практике, которую он проходил на эсминце, последний - на 60-летии Севмаша. Организация его общественная, дело ее благородное, а председатель - человек, который лучше других знает, что такое жизнь. Быть может, поэтому бывший подводник Герой Советского Союза Юрий Петрович Филипьев, говоря о дне сегодняшнем, с горечью посетовал на то, что чеченская война еще будет давать работу его Фонду.
С «прозрачным намеком» рассказал об особых автономках гаджиевцев и бывший командующий 3-й флотилией адмирал Иван Никитович Литвинов: «Сейчас кое-что рассекретили и можно сказать: нам есть что вспомнить, хотя бы год 1989-й. Тогда у одной только нашей флотилии было 52 боевые службы - нынешнему поколению подводников, как говорится, и не снилось. А какие это были дела! Под самым носом у супостата, в Карибском море, мы творили такое, что ему и в голову прийти не могло...»

В заключение вехи биографии Филипьева Ю.П., даты и факты.

Награжден
1973 год – Герой Советского Союза,
1975 год – «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени медалями.
Родился 5 марта 1934 г. в г. Сухуми Абхазской АССР. Русский.
1952 – Тбилисское нахимовское военно-морское училище,
1952-1956 – 1-е Высшее военно-морское училище подводного плавания
1957-1958 – командир рулевой группы БЧ-1 ПЛ С-337(пр.613) ТОФ;
1958-1959 – командир рулевой группы БЧ-1 ПЛ Б-19(ХI серия) ТОФ;
1959 – командир рулевой группы БЧ-1 ПЛ Б-135(пр.641) Ленинградского военно-морского района;
1959-1962 – командир БЧ 1/4 ПЛ С-364(пр.613) КБФ;
С 1962 года член КПСС.
1962-1963 – на судах Министерства морского флота для совершенствования практических навыков кораблевождения;
1963-1964 – помощник командира ПЛ С-187(пр.613) КБФ;
1964-1965 – старший помощник командира 130-го экипажа средней ПЛ;
1965-66 – Высшие специальные офицерские классы ВМФ;
1966-1968 – старший помощник командира ПЛ С-160(пр.613В) КБФ;
1968 – командир ПЛ С-15(IХбис2 серия);
1968-1989 – в воинской части МО СССР.
19 марта 1973 года "за испытание и освоение новой военной техники и проявленное при этом мужество" присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 10734).
С октября 1989 г. в запасе.
Председатель Федерации водного поло СССР (1980—1992),
Председатель Союза выпускников суворовских, нахимовских училищ и кадетских корпусов (с 1996 г.).
Член правления московского клуба Героев Советского Союза и Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы.
Умер 22.12.2004 г., похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.
Именем Героя была названа пионерская дружина школы № 2 в г. Сухуми.



Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Сведения о ходе подготовки к 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта nvmu.ru.
Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю