Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 1.

Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 1.

К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Список сослуживцев Палитаева А.И. - в конце сообщения.

"Записки штурмана" предваряем рассказом из автобиографического очерка А.И.Палитаева «Мои пути подводные».



"В перечне фамилий нахимовцев тбилисско-рижской роты выпуска 1957 года имеется фамилия ПАЛИТАЕВ Алексей Иванович. Фамилия трансформирована от Полетаев.
1938 год. В семье русских людей, не по своей воле очутившихся на окраине СССР, в 1938 году родился второй мальчик. Факт рождения зафиксирован на бланке с двумя шрифтами: грузинском и русском. Заполнен бланк корявым почерком. Заполнял бланк человек, слабо владеющий русским языком. Фамилии отца, матери и ребёнка в каждом случае читаются по-разному. В Нахимовском училище при выпуске чиновники не стали утруждать себя в установлении истины в написании фамилии. Внесли во все документы личного дела искажённую фамилию «Палитаев». Личное дело выслали в г. Ленинград в ВВМУ им. Фрунзе, которое он, находясь во власти морской романтики, избрал для продолжения учёбы.
1945 год. Семья, состоящая из пяти душ: восьмидесятилетний дед, его дочь, муж которой и отец трёх детей скоропостижно скончался в 1939 году, и трое внуков, старшему из которых 10 лет, среднему – около семи, а младшему не исполнилось ещё и пяти, приютилась в пригородном староверском посёлке вблизи города Поти ГССР.
1946-1949 гг. - учащийся 2-ой потийской мужской средней русской школы.
Порт Поти - база бригады подводных лодок Черноморского флота. По городу часто маршируют с оркестром колонны моряков. Море, силуэты кораблей на рейде, моряки в белоснежных форменках очаровали сердце пацана. Мечта сбудется. Он станет моряком. Путь до школы не близкий-10 км в одну сторону при отсутствии регулярного транспортного сообщения. Частые дожди, нищенская одежда, частые простудные заболевания, рыбалка, охота не способствовали успешной учёбе. Умирает дед. Мать, не имеющая ни образования, ни специальности, не в состоянии содержать трёх своих пацанов. Осенью 1949 г. она везёт старшего и среднего сына в г.Тбилиси, с надеждой, что родственники по мужу, живущие там, куда-нибудь пристроят её сыновей. Старшего приняли в ремесленное училище, а среднему (Алексею) по малости лет отказано.

Дядя по отцу, Александр Иванович Полетаев озвучивает великолепную идею - в Тбилиси есть Нахимовское училище, если Алексей поживёт у него, будет положительно влиять на его сына-хулигана и закончит с хорошими оценками 5 классов, то он пристроит его в это училище.
1949-1951 гг.- учащийся 10-ой тбилисской мужской средней русской школы.
Жить в чужой семье да ещё спать в одной постели с братом (семья ютилась в одной комнате коммунальной квартиры), больным анурезом - пытка. Но мечта стать нахимовцем помогает вытерпеть и преодолеть всё. Вчерашний потийский троечник - двоечник становится отличником.



Тбилиси. 1950 год. Алексей Палитаев (стоит), первый слева Эдик Полетаев и два приятеля с улицы Орджоникидзе).

1951-1955 гг.- воспитанник Тбилисского Нахимовского Военно-Морского Училища
Поступить в училище было очень сложно. Война оставила десятки миллионов сирот. Какая мать, бабушка или тётя не мечтали пристроить своё дитяти на государственные харчи? Тут не до морской романтики. Море было женских слёз. Для отсеивания существовали комиссии. Самая грозная из них - мандатная. С помощью какого-то влиятельного звонка из ЦК КП Грузии (дядя - Александр Иванович Полетаев работал там водителем легковушки) удалось преодолеть все комиссии. Палитаев был зачислен в училище.



Тбилиси. 1953 год. Нахимовец ТНВМУ.

Сбылась заветная мечта, но ощущения счастья не было. Накормлен, обут, одет, а в душе дискомфорт. Неустанный контроль всей жизни воспитанников, запреты, ограничения, замечания, окрики, наказания. Недавняя, дикая вольница и хулиганская кавказская среда на улице проживания и в школе отражались в сознании нахимовца. Он будет сопротивляться всякому насилию и отчуждённо относиться к воспитателям, свято хранить заповеди уличной среды.
У воспитателей не будет получаться доверительного контакта с ним, всё больше конфликтов. Трудно было воспитателям с такими мальчишками. Порцию доброты Палитаев получал на уроках математики:
«Ляксей, к доске и реши-ка нам эту задачу», - с нескрываемым добродушием произносил преподаватель майор Базлыков Василий Павлович. На душе у «дикого» воспитанника светлело. Вообще преподавательский состав в училище был великолепный. Светлую память оставили в душах нахимовцев: Зотов Владимир Владимирович, Заведецкий Иван Андреевич, Хачапуридзе Мария Давыдовна, Потапов Леонид Николаевич, Шахназарова Маргарита Михайловна и другие.
На улице Камо, на которой располагалось училище, вечерами нахимовцы строем и с песнями совершали вечерние прогулки. Однажды нахимовцы на прогулке пели одну из строевых песен: « Сталин и Мао слушают нас. Идут, идут вперёд народы за светлый мир, за мирный труд». Появившийся командир роты Николай Филиппович Ченчик остановил роту и приказал больше никогда эту песню не исполнять. Откуда нахимовцам было знать, что между Сталиным и Мао испортились отношения. А вскоре не стало Сталина, не стало и ТНВМУ.



Тбилиси. 19.10.1955 г. 9-й класс ТНВМУ. Перед убытием в Ригу после расформирования училища).

Слева направо. Первый ряд: Николай Молодцов, Евгений Козлов, Виктор Волошин, Владимир Павлов, Николай Крутов, Владислав Подколзин, Ярослав Ржанов, Виталий Лапенко.
Второй ряд: майор Стесев Е.Н., преподаватель Арутюнов, кап.3 ранга Шаповал, майор Заведцкий И.А., преподаватель Шахназарова М.Н., командир взвода – офицер воспитатель лейтенант Несин, преподаватель майор Базлыков Василий Павлович, преподаватель Горбачёва, преподаватель Приходько В.В.
Третий ряд: Алексей Палитаев, Степан Григорян, Нодар Джандиери, Геннадий Трофимов, Вячеслав Арутюнов, Владимир Худяков, Виктор Саверов, Владимир Щёткин.
Четвёртый ряд: Анатолий Алпатов, Владимир Коротычев, Ярохмед Газиев, Анатолий Низяев, Анатолий Перепелица, Анатолий Мишаев, Владимир Ященко)."
Еще несколько слов о преподавателях. К сожалению, сведений о них мало, к огорчению, их фотографий немного, в основном групповые. Но еще не вечер?!

Карпов Эдуард. Я ВЫРОС В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ. Санкт-Петербург 2007.

"А еще у нас была несравненная Мария Давидовна Хачапуридзе, которая изумительно преподавала нам историю — от древнейших времен до девятнадцатого века. Ее уроки были спектаклями театра одного актера. Она рассказывала о событиях давно минувших дней эмоционально и темпераментно, показывая в лицах исторических героев и разыгрывая перед нами некоторые исторические действия. Ее рассказы о том, что было давным-давно, совсем не были похожи на содержание учебников истории. В ее устах история оживала, становилась интересной и привлекательной, и мы увлеченно слушали ее рассказы. Понятно, что мы многое запоминали на ее уроках, но и не ленились читать учебники — после ее уроков выглядеть перед ней профаном было бы стыдно. Спустя годы она получила общественное признание — ей присвоили звание заслуженного учителя Грузии...
Любовь к великому русскому языку и русской классической литературе привила мне Маргарита Михайловна Шахназарова — невысокого роста, худенькая женщина, одетая во флотский китель с погонами старшего лейтенанта. Она любила и в совершенстве знала свой предмет. На своих уроках она увлеченно рассказывала нам о великих русских писателях и поэтах, и мы стали читать произведения классиков не в хрестоматийных отрывках, а в подлинниках. Она же поведала нам о Шота Руставели и «Витязе в тигровой шкуре». Своим вдохновенным чтением пушкинских стихов она заразила нас желанием знать стихи великого русского поэта. Мы стали соревноваться в том, кто больше их выучит и лучше прочтет. Выученные тогда с любовью многие пушкинские стихи живут в моей памяти по сей день. По ходу изучения классиков она любила задавать нам домашние сочинения и потом с удовольствием читала вслух понравившиеся ей отрывки из наших работ — так она развивала в нас умение литературно излагать свои мысли.
В своем кругу мы называли ее просто по имени — Маргарита, и это не было неуважением: наоборот, в произношении этого имени без отчества всегда было что-то теплое — мы относились к ней с любовью.
В десятом классе, в свободное от учебы время, мы издавали рукописные литературные журналы. И содержание, и оформление журналов ребята полностью делали сами. Как-то раз после прочтения моего литературного опуса Маргарита посоветовала мне попробовать поступить в литературный институт. Этот совет настолько не соответствовал менталитету нахимовца, мечтающего о военно-морской службе, что был начисто проигнорирован и просто остался в памяти. Кто знает — что могло бы быть, если бы я послушался ее совета...
Сочинение писалось шесть часов. Предполагалось, что первые три часа каждый посвятит сочинению текста, а вторые три — окончательному написанию текста на официальных чистовых листах. На самом деле у каждого получалось по-своему: кто-то дольше сочинял, а кто-то дольше возился с окончательным текстом. Во время работы нам принесли чай с бутербродами — эта непривычная для нас процедура подчеркивала необычность мероприятия.
Я в принципе не боялся экзамена по сочинению, но опасной была возможность сделать какую-либо случайную грамматическую ошибку. Одна из названных тем мне понравилась, и я довольно спокойно принялся за работу. Однако, когда текст был готов и я приступил к переписке начисто, меня охватил легкий «мандраж» — очень уж не хотелось допустить какую-либо ошибку. Я писал медленно и очень старательно, несколько раз проверяя написанный текст. Во время этого занятия я увидел, как наша милая Маргарита, вся в переживаниях, вопросительно смотрит на меня, пытаясь понять, как у меня обстоят дела. Так она по очереди смотрела на всех своих учеников, в особенности — на потенциальных медалистов.
Она переживала за нас, да и за себя, наверное, тоже — ведь наши результаты будут оценкой ее труда.
Я сдал работу минут за двадцать до контрольного срока и ушел из зала, стараясь не думать о том, что там будет дальше. Вскоре из зала высыпали все, а комиссия после небольшого перерыва приступила к проверке наших сочинений. Окончательная оценка каждого сочинения подписывалась двумя преподавателями и представителем «гороно». Сочинения, получившие «пятерку», отвозились в «гороно» для проверки, и только после утверждения там их оценки вступали в силу. Поэтому «пятерку» за сочинение можно было получить только через три-четыре дня, а все остальные оценки объявлялись через день.
На следующий день мы сидели в своем классе и готовились к следующему экзамену. К вечеру в класс пришла Маргарита и сказала мне и еще четырем «счастливчикам», что у нас «все в порядке», и наши сочинения отправлены в Гороно."

Ченчик Н.Ф. Глава из книги "Суворовские, Нахимовские..." Автор - составитель Толокольников Гений Павлович.

Главстаршина Н.Ф.Ченчик – механик торпедного катера 93, 1943 г.

Нашим нахимовцам повезло, что начало училищу дали такие влюбленные в морскую службу люди, как адмиралы Исаков И.С., Рыбалтовский В.Ю., и капитан первого ранга Алексеев И.И., сумевшие создать сплоченный коллектив преподавателей и воспитателей. О любом из можно сказать, что он был на своем месте. Вот, например, преподаватель черчения, Потапов Леонид Иванович, один из любимых нахимовцами учителей, эрудит, трудоголик. Он мог часами рассказывать удивительные истории о Мцхети, о горах или о далекой старинной крепости.

Командир нахимовцев. Игорь Сизов. Северный Кавказ . 13.12.2005.

"Проживающие в Сочи моряки тепло и трогательно отметили 90-летний юбилей ветерана Великой Отечественной войны Николая Ченчика.
На торжество в приморский город приехало множество гостей из разных городов бывшего Советского Союза.
Собрались они не случайно. Все эти степенные мужчины были когда-то воспитанниками нахимовского училища, в котором долгие годы Николай Ченчик служил воспитателем.
Когда началась Великая Отечественная война, Николай Ченчик был механиком торпедного катера на Черноморском флоте. Ему довелось участвовать в боях во время героической обороны Одессы, отстаивать Севастополь, прикрывать десант, высаженный в Керчи. Во время боев на Малой земле, под Новороссийском, моряк был тяжело ранен и отправлен в глубокий тыл. Однако с флота его решили не увольнять, а поручили работать с мальчишками, потерявшими во время войны своих родителей. В 1943 году в нашей стране было создано три нахимовских училища, в одно из которых и был направлен работать Николай Ченчик. Это училище располагалось в Тбилиси, а летние сборы его воспитанников проходили в поселке Дивноморский под Геленджиком.
За 15 лет существования училища в нем обрели свой второй дом более тысячи беспризорных мальчишек. Все они смогли получить азы профессии, многие в дальнейшем стали военными морскими офицерами, трое смогли дослужиться до адмиральского звания. Таких ребят брали и в гражданские институты, сейчас среди выпускников училища много докторов и кандидатов наук, руководителей крупных предприятий. И лишь один воспитанник Тбилисского нахимовского училища пошел по скользкой дорожке и был осужден. Остальных от такой судьбы воспитатели уберегли.
Для всех этих ребят отличным наставником был военный моряк Николай Ченчик. Он выполнял обязанности командира роты курсантов, начальника курса, был заместителем начальника училища по политической части. Порой он становился и настоящим отцом для мальчишек, лишенных родительской ласки. Добрые дела не забываются. На юбилей своего наставника многие бывшие нахимовцы съехались из самых разных городов страны. И их рассказы об успехах в службе, работе и жизни стали самым лучшим подарком для командира нахимовцев в канун его 90-летнего юбилея."

Максимов Валентин Владимирович, тбилисский нахимовец выпуска 1952 г. (январь 2008 г.) вспоминает, сделав оговорку, "К сожалению, память становится всё более дырявой, но по крошечке от всех и восстановится ещё имя, ещё память о достойном человеке. Ведь недостойных в Училища не направляли!": "учитель черчения и рисования Потапов Л. - постоянно был инициатором организации выставок и походов выходного дня по окрестностям Тбилиси с проведением уроков рисования на пленере, историческими рассказами о Грузии".

Продолжает Палитаев А.И.

"1955-1957 гг. - воспитанник Подготовительного Курса при 2-ом Высшем Военно-Морском Училище Подводного Плавания, г. Рига.
Режим быта и учебного процесса резко отличался от того, каким он был в ТНВМУ. Не было воспитателей. Оставались только командиры рот и начальник курса. Подросшие ребята активизировали удовлетворение запретных желаний. Выход самоволкой в город, на каток был обыденным делом. В классах и кубрике попахивало табаком и спиртным. У Палитаева ни денег, ни коньков для катка не имелось, и бегать в самоволку не пришлось. Рига вспоминается сумрачной и надменно-тоскливой. Никаких ярких впечатлений. Тбилиси - светлее и роднее.



Рига. Июнь 1957 года. Слева направо: Нахимовцы 10-го класса Вячеслав Арутюнов, Геннадий Трофимов и Алексей Палитаев.

1957-1961 гг. - курсант Высшего Военно-Морского Училища им. М.В.Фрунзе, г.Ленинград.
Вопреки славному прошлому, в советское время в училище сложились полицейские традиции. Ревностные служители этого режима кап. 3 ранга А.Соловьёв и Грудинкин, под власть которых угодил Палитаев, знали, что нахимовцы не лучший контингент для их спокойствия и взялись за него так, что он пожалел о своём выборе училища. Старшекурсники проявляли своё превосходство, где это им было выгодно. У Палитаева часто случались с ними стычки, ибо он не считал себя салагой, и не уступал им нигде. Училище готовило дилетантов широкого профиля (командный состав). Но вместо того, чтобы давать принцип действия и в минимально-необходимом объёме устройство многочисленных корабельных технических систем и разнообразного (устаревшего) оружия, читалось всё до мельчайших подробностей в таких объёмах, что в результате, кроме грифа «секретно» на схеме-простыне, ничего полезного в голове не откладывалось. Все необходимые знания пришлось постигать самостоятельно уже на флоте. Самые отвратительные моменты наступали при направлении роты нести караульную службу на гарнизонной гауптвахте. Гадкое чувство охватывало душу при выполнении там обязанностей тюремщиков. Светлые проблески в курсантской жизни составляли вечера отдыха (танцы) в клубе училища. Здесь Палитаев познакомился со своей будущей женой Антониной Павловной. У них теперь взрослые сын и дочь, внук и две внучки."



Октябрь 1961 года. Лейтенант А.И.Палитаев после окончания ВВМУ имени Фрунзе.

Продолжение следует.

Сослуживцы.

Андреев Анатолий Петрович. Бараненко Анатолий Афанасьевич. Бекетов Юрий Флавианович. Борисеев Николай Сергеевич. Булгаков Валерий Николаевич. Буряк Анатолий Николаевич. Ваганов Владимир Александрович. Владимиров Владимир Владимирович. Владимиров Сергей Владимирович. Волин Анатолий Анатольевич. Воронов Юрий Александрович. Джавахишвили Александр Давидович. Дианов Валерий Борисович. Дукальский Валериан Наполионович. Егоров Георгий Михайлович. Затеев Николай Владимирович. Калашников Владислав Вадимович. Карпов Эдуард Гаврилович. Касатонов Владимир Афанасьевич. Ковалев Эрик Александрович. Колтон Илья Борисович. Коробов Вадим Константинович. Лазукин Николай Степанович. Лисичкин Ян Маркович. Лузин Михаил Петрович. Мазуренко Вячеслав Николаевич. Маслевский Валентин Иванович. Матушкин Лев Алексеевич. Маципура В.П. Михайловский Аркадий Петрович. Монтелли Валентин Алексеевич. Мотрохов Александр Никанорович. Нахатович Леонид Александрович. Неволин Георгий Лукич. Неупокоев Николай Иванович. Павлов Анатолий Иванович. Порошин Василий Алексеевич. Просвиров Виктор Петрович. Руденко Александр Григорьевич. Рыков Валентин Павлович. Савин Анатолий Петрович. Сальников Леонид Михайлович. Самохвалов Александр Иванович. Сысоев Юрий Александрович. Токарев Владимир Иванович. Толстолыткин Игорь Аркадьевич. Тюхов Юрий Иванович. Фатигаров Герман. Федоров Юрий Александрович. Фрадкин Вениамин Наумович. Хлыпало Юрий Григорьевич. Храмцов Виктор Михайлович. Ченчик Николай Филиппович. Шипов Александр Иванович. Эрдман Дмитрий Эрнестович.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта nvmu.ru.
Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю