Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал Наумов Владлен Васильевич. Учебный корабль "Океан" ("Комсомолец"), о судьбах некоторых моряков, служивших или начинавших службу на его борту. Часть 2.

Контр-адмирал Наумов Владлен Васильевич. Учебный корабль "Океан" ("Комсомолец"), о судьбах некоторых моряков, служивших или начинавших службу на его борту. Часть 2.

Жизненные пути многих и многих моряков связаны с судьбой этого корабля. "Океан", в дальнейшем "Комсомолец" имеет богатую историю, не только старший и младший Наумовы ступали по его палубе.
Матрос Железняк. Анатолий Григорьевич Железняков.

"Мир тесен", все в нем переплетено, будем внимательнее...

Мы посчитали необходимым особо рассказать об учебном корабле "Океан" ("Комсомолец"), о судьбах некоторых моряков, служивших или начинавших службу на его борту. Сведения взяты из различных источников в Интернете. Их оказалось так много, что приводим только некоторые. Если какую-либо интересную, на Ваш взгляд, ссылку мы пропустили, заранее приносим свои извинения и готовы включить оную при Вашем аргументированном обращении.



«Океан» после переименования в «Комсомолец».
Построен на основе проекта пассажирского лайнера, планировалось использовать для обучения кочегаров. Заложен в 1901 г. (Ховальдсверке, Киль), спущен 27.01.1902 г., вступил в строй 5.03.1903 г. и вошел в состав Балтийского флота в качестве учебного корабля.
В 1903 году Океан осуществил учебный поход из Балтики на Дальний Восток. В сентябре он прибыл в Порт-Артур, затем вернулся назад. В походе принял участие учёный-кораблестроитель профессор Петербургской Морской академии, а в последующем академик АН СССР, Герой Социалистического труда, лауреат Государственной премии СССР А.Н.Крылов (1863-1945). Развивая передовые идеи адмирала С.О.Макарова, он сосредоточил свое внимание на разработке учения о непотопляемости корабля - практическая проверка проходила в условиях русско-японской войны 1904-1905 годов. Приступая к исследованиям напряжений связей корабля, в 1902 году совершил заграничное плавание на крейсере «Аскольд» в Алжир, а в 1903-м - на учебном корабле «Океан» в Порт-Артур. К этому же времени относятся работы ученого в области морской артиллерии и по изучению вибрации.
С началом Русско-японской войны в качестве судна снабжения «Океан» сопровождал корабли 2-й Тихоокеанской эскадры до Средиземного моря.
29.08.1909 г. переклассифицирован в транспорт.
Летом 1910 года на корабле произошло восстание матросов, к которому присоединились и некоторые другие корабли в Кронштадте. Восстание моряков было жестоко подавлено. Но революционный настрой в матросской среде остался."

Матрос Железняк. Анатолий Григорьевич Железняков.

В 1915-1916 г. на учебном корабле «Океан» проходил службу в качестве матроса-кочегара матрос А.Г.Железняков, член Центробалта, активный участник революционных событий в октябре 1917 года в Петрограде и Гражданской войны по установлению Советской власти на юге страны.



Матрос-кочегар А.Г.Железняков, 1916 г.

Экипаж бронеплощадки бепо "Железняков" ведет огонь по противнику. Май 1942 года. Эта бронеплощадка с 76-мм пушкой 34К и дальномером, хорошо видна установка пулемета ДШК на зенитном станке. [Коломиец М. Бронепоезда Красной Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Часть 1. //Фронтовая иллюстрация, № 7, 2007]



С 16.03.1918 г. «Океан» использовался в качестве госпитального судна. "Океан" явился первым советским кораблем, совершившим поход за границу, чтобы вывезти русских раненых военнопленных, находившихся в иностранных госпиталях и желавших возвратиться на Родину. Германия должна была вернуть их Советской России согласно условиям Брестского мирного договора. Первую годовщину Великого Октября экипаж судна встретил в Штеттинском порту, подняв красный флаг Страны Советов.
7.02.1919 г. переклассифицирован в учебное судно.

Леонид Соболев ("Морская душа". Рассказы) упоминает "Океан" в качестве уже учебного судна, пассивного участника в знаменитом бою только рождающегося российского советского флота с английскими торпедными катерами.
"Такое гуденье в бледном небе и разбудило Кронштадт в три часа сорок пять минут 18 августа. Небо гудело от края до края. Прерывистые линии светящихся пуль пронизывали его во всех направлениях. Лучи прожекторов, бесполезные уже в рассветном сумраке, лихорадочно метались в облаках. Бледная неясность рассвета, томительное гуденье скрытых в небе самолетов, звонкое тявканье орудий, перебивающих друг друга, огненные столбы свистящих бомб, разрывающихся в городе, в гавани, на воде и на стенках, самая внезапность и мощность этой невидимой атаки были зрелищем диким, фантастическим и волнующим.
Глаз не поспевал следить за разрывами бомб. Сознание не поспевало отмечать последовательность событий, И, как всегда в жестоком бою, время исчезло: не то оно остановилось, не то мчалось в бешеном темпе. Казалось, все происходило сразу: ослепительно и взмывающе ударил в грудь теплый воздух, а в глаза - белый свет бомбы, взорвавшейся в двух саженях за нашей кормой: тяжело ухнул где-то справа, за стенкой гавани, - и за белыми трубами учебного судна "Океан" поднялся огромный столб воды, а когда он сел, далеко за ним, прямо на воде, встало ровное и высокое пламя, и кровавый столб его осветил спокойную воду. Но понять, почему на рейде, прямо на воде, стоит, полыхая, огонь, стоит и не оседает, - помешало щелканье неизвестно откуда направленных пуль, тарахтевших по броне боевой рубки. Старший помощник кинулся за рубку, увлекая нас под ее броневую защиту.
По темной воде гавани, в неверных отблесках рассвета, залпов и взрывов, с необычайной скоростью скользил неуловимых очертаний предмет - необъяснимый, чудовищно быстрый на поворотах. С него-то и летели к нам пули, непрерывным дождем стучавшие по броне рубки. "Гидроплан!" - крикнул кто-то, и дула орудий резко опустились вниз, ловя "предмет", чертом вьющийся в тридцати саженях от них.



И тут надо добрым словом помянуть Льва Михайловича Галлера - командира "Андрея Первозванного". Спокойствие не изменило ему и в этой неразберихе невиданной атаки. Он рванулся к казематам орудий, перебежав под ливнем пуль, и крикнул: "Не стрелять! Заградители!" - и крикнул вовремя: в горячке боя готовы были удариться в воду снаряды, а ударившись - неминуемо отскочить от нее рикошетом и попасть в стоящие в том углу гавани заградители, до палуб набитые минами..."



Английский торпедный катер типа СМВ на полном ходу. Катеры этого типа произвели налет на Кронштадтскую гавань 18 августа 1919 г.

Галлер Лев Михайлович.

"Рядом с мостиком вдруг всплеснул широкий столб воды, и "Андрей" тяжко содрогнулся. Глухо рокоча, вода полилась в развороченную в броне дыру, и на линкоре забили колокола водяной тревоги.
Все это произошло как бы мгновенно. Фантастичность этой ночи взрывов, залпов и непонятного пламени, стоящего прямо на воде, усиливалась этим необъяснимым быстрым предметом, скользящим по гавани. В эти мгновения можно было предполагать самые невероятные вещи. И мысль согласилась с догадкой, кинутой кем-то среди взрывов: гидроплан! Гидроплан, самолет, снабженный поплавками, спустился в гавань - гидроплан, вооруженный торпедой!
Но это, как узнали мы позже, был один из ворвавшихся в гавань быстроходных торпедных катеров - новое, рожденное в конце империалистической войны оружие, еще неизвестное нам. Восемь таких катеров были приведены в Териоки, на финский берег, нависающий над Петроградом, в тылу его морской крепости Кронштадта. Восемь минут требовалось на перелет самолетов от Биорке до Кронштадта и двадцать - на переход катеров из Териок до Кронштадтской гавани. Граница была слишком близко, заманчиво близко, чтобы не использовать такой близости.
Не зная этого нового оружия, мы могли воспринимать события этой ночи только так, как мы их и приняли: всем казалось, что враг только в воздухе, что все эти взрывы и пули сыплются не иначе как сверху. Мы слишком привыкли связывать следствие - взрыв - всегда с одной и той же причиной: с воздушным налетом. Так и на этот раз никому не пришло в голову назвать быстрый предмет на воде иначе как "гидроплан", и врага мы могли искать только в воздухе."



Торпедный катер «40-футовый СМВ», Англия, 1916 г. Спроектирован фирмой «Торникрофт» и строился на верфи на Темзе в 191 в — 1920 годах. Водоизмещение 5 т, мощность бензинового мотора 250—375 л. с„ скорость хода 34—37 узлов. Длина наибольшая 13,7 м, ширина 2,6, среднее углубление 0,56 м. Вооружение: 1 торпеда и 2 пулемета; в противолодочном варианте — 2—4 глубинные бомбы. Всего построено 47 единиц.

Тем более замечательно, что на эскадренном миноносце "Гавриил", стоявшем на рейде в сторожевом охранении ворот гавани, подумали об иной причине взрыва.
"Гавриил" с вечера вышел из гавани и стал на якорь на рейде против ворот. Услышав на рассвете, как и все, гуденье внезапно появившихся над гаванью самолетов, - более того, ведя сам бой с двумя из них, - "Гавриил" сумел, однако, обнаружить катера и уничтожить часть их.
Кто именно из военморов "Гавриила" различил в неверной мгле рассвета два катера, с необычайной, изумляющей быстротой мчавшихся от Петрограда к гавани, осталось для истории неизвестным. Эта поразительная внимательность в горячей обстановке внезапного боя с самолетами, ценная тем более, что замеченный неприятель появился со стороны Петрограда, с тыла, откуда его менее всего можно было ожидать, - это поистине сторожевая служба наполовину сорвала задуманный противником план, обусловленный заманчивой близостью границы.
А план был таков. Семь торпедных катеров, обогнув остров Котлин с востока, подойдя вплотную к Петрограду, должны были появиться в гавани в момент разгара воздушной атаки самолетов, вылетевших из Биорке. Торпеды катеров предназначались всему боевому ядру, остаткам Балтийского флота, притиснутого к самым стенкам Кронштадта: линкору "Петропавловск" (ныне "Марат"); линкору "Андрей Первозванный", подавившему в июне своим артогнем восставший форт Красную Горку, подводным лодкам, стоявшим у борта своей базы - старого крейсера "Память Азова", легендарного корабля революции, поднявшего в 1906 году в Ревеле знамя восстания; сторожевому эсминцу у ворот - в данном случае "Гавриилу"; крейсеру "Рюрик". Две торпеды предназначены были для ворот обоих больших кронштадтских доков, с тем чтобы лишить возможности отремонтировать подорванные линейные корабли.
Проскочив незначительное расстояние от Териок до Лахты, катера повернули на Кронштадт. Они появились точно вовремя, когда на гавань летели бомбы. Но "Гавриил" испортил им все дело."



Эскадренный миноносец «Гавриил», артиллерийским огнем потопивший прорвавшиеся к Кронштадту катера интервентов.

"Орудия его мгновенно открыли огонь по загадочным, невиданным еще катерам, и один из них сразу же выпустил в "Гавриила" торпеду. Она прошла мимо миноносца и ударилась в выступающий угол стенки гавани. Взрыв ее совпал со взрывом снаряда "Гавриила", попавшего в катер. Тот запылал высоким огнем (вспыхнувший бензин и легкая фанера его корпуса и бросили на воду тот кровавый светящийся столб, который мы видели из гавани).
В это же время мимо "Гавриила", наполовину высунувшись из воды, с огромной скоростью промчались вдоль стенки гавани еще два катера прямо в ворота, обдавая непрерывной пулеметной струей стенку "Гавриила", брандвахту ворот и ее старика сторожа, выскочившего на шум. Катера прорвались в гавань - и "Гавриил" не мог их более обстреливать из опасения попасть в свои корабли. Со стороны Петрограда выскочили еще три катера, направляясь в гавань. Этих "Гавриил" смог взять в оборот. Он засыпал их снарядами и заставил повернуть обратно в Териоки.
Ворвавшиеся в гавань катера, непрерывно стреляя из пулеметов, описали молниеносную дугу по гавани и выпустили свои торпеды: одну в "Петропавловск" (она попала в "Андрея"), одну в базу подлодок - "Память Азова" (от которой, по счастью, подлодки вечером отошли) и одну мимо - в стенку. Так же стремительно, как влетели, они ринулись к выходу, вздымая носами шипящие буруны белой пены.
Но ворота уже ждали их возвращения: на узкую полосу воды между гранитными стенками пристально смотрели кормовые орудия "Гавриила"...
Отстреливаясь от самолетов, сдерживая носовыми орудиями натиск второго отряда катеров и отгоняя их от ворот, "Гавриил" ждал, когда ворвавшиеся в гавань катера выскочат на рейд, где его снаряды не причинят вреда своим кораблям. Он навел кормовые орудия на ворота и ждал.
Вылетели из ворот катера - легкие, узкие, стремительные, разгоряченные кажущейся победой, - и столбами встала вокруг них вода, завизжали осколки, затрещала фанера корпусов, вспыхнул бензин, и, заревев высоко вскидывающимся пламенем, закачались кострами на воде еще два катера...
План противника сорвался. Вместо уничтожения четырех боевых кораблей, трех подлодок и разрушения доков - катера подорвали только старый крейсер "Память Азова" и линкор "Андрей Первозванный", который к вечеру уже стоял в не тронутом торпедой доке. Удар в сердце Красного флота, обусловленный близостью границы, не привел к тем результатам, которых ожидали белогвардейцы: дорога на Питер была по-прежнему закрыта."



Характер разрушений английского торпедного катера СМВ-62, потопленного эскадренным миноносцем "Гавриил" 18 августа 1919 года при нападении на кронштадтскую гавань и поднятого 13 сентября того же года.

16 октября 1922 года Ленинский комсомол принял на своем V съезде шефство над Военно-Морским Флотом, и в память этого знаменательного события приказом Реввоенсовета республики от 15 октября 1922 года корабль "Океан" был переименован в учебный корабль "Комсомолец".
В 1922 году проводились крупные восстановительные работы корабля.
В июне 1924 года "Авроре" и учебному судну "Комсомолец" (бывший "Океан") предстояло впервые пронести военно-морской флаг Советского Союза над чужими морями. Балтийцы пригласили к себе И.В.Сталина, который немедленно прислал в Кронштадт ответную телеграмму: "Работа по подготовке предстоящего съезда партии лишает меня возможности принять ваше предложение. Прошу принять мои извинения и пожелания полного успеха вашему походу. Сталин".
45 суток длился поход вокруг Скандинавского полуострова в Мурманск, Архангельск и обратно в Кронштадт. Корабли заходили в норвежские порты Берген и Тронхейм. Из тех времен до нас дошла фотография командного состава кораблей



Берген, 1924 г. Слева направо: командир крейсера «Аврора» Л. А. Поленов, командир учебного корабля «Комсомолец» Е. С. Белецкий, комиссар учебного корабля «Комсомолец» П. П. Баранов, комиссар крейсера «Аврора» А. А. Утенькин. См. также Он служил примером для Главкома Поленов Лев Андреевич.

О тех годах и тех походах в своих мемуарах "Полвека на флоте" пишет Ю.А.Пантелеев:

"В том же 1922 году мне довелось побывать еще в одном дальнем походе. Для практики штурманов боевых кораблей, а также учащихся учебных отрядов — рулевых, сигнальщиков, машинистов — выделили старый океанский транспорт «Океан».
В середине октября он вышел в море. Как всегда, осенью на Балтике стояла ветреная погода. «Океан» — не линкор, уже на подходе к острову Сескар его начало валять на волне. Именно валять, ибо была и бортовая, и килевая качка одновременно.
Командовал кораблем Н. Вартенбург — старый моряк с большой рыжей бородой и добрыми карими глазами, прямо богатырь, сошедший с картины Васнецова. Командовал он спокойно, четко, на мостике никогда не было слышно «разноса».
Выйдя из Финского залива, «Океан» пересек Балтийское море и направился вдоль шведских берегов. Мы различными способами определяли место корабля, в разрыве туч ловили секстанами солнце, а ночью — звезды.
На юг спускались проливом между Готландом и шведским берегом. Здесь было оживленное движение. Встречные пароходы салютовали нам. Рыбачьи парусники, завидя нас, спешили приблизиться. С них доносились дружеские приветствия.
Ночью мы проходили остров Эланд. Я стоял на штурманской вахте. Командир корабля дремал в кресле в ходовой рубке. Видимость была плохая, иногда дождило. То тут, то там появлялись огоньки судов, движущихся в разных направлениях. Расходясь с ними, мы часто уклонялись от курса. Я наносил на карту очередное уклонение, когда почувствовал небольшой толчок. Послышались треск дерева, крики. Застопорили машины, зажгли прожекторы. Возле нашего борта качалась небольшая двухмачтовая шхуна с разбитым бушпритом, поваленной передней мачтой. Оказалось, шхуна шла без огней: хозяин экономил керосин. А наших огней моряки не увидели, так как спокойно спали в кубрике.
Вартенбург по-немецки спросил, нужна ли помощь. Шхуна долго молчала, потом ответила, что в помощи не нуждается. Повреждения оказались не столь большими. [51] А как только на шхуне узнали, что перед ними советский корабль, с нее обеспокоенно спросили:
— А вам вреда мы не нанесли?
От буксировки шведы отказались. Пожелав нам счастливого плавания, они включили ходовые огни и, запустив небольшой дизель, удалились.
Происшествие было, конечно, досадное, хотя по всем международным правилам «Океан» ни в чем не был повинен. Командир корабля все же долго отчитывал нас:
— На то и сигнальная вахта, на то и вахтенный начальник, чтобы все и всегда видеть в море — и днем, и ночью...
...Через многие десятки лет, уже будучи командующим Тихоокеанским флотом, я шел ночью на крейсере. Мы тоже в опасной близости разошлись с небольшим рыбачьим судном, шедшим без огней. И вспомнил я тогда слова командира «Океана» Вартенбурга: «На то и сигнальная вахта, чтобы все и всегда видеть в море». Правильная мысль. Даже и для наших дней, когда корабли оснащены новейшими радиотехническими средствами наблюдения.
...Без происшествий обогнули острова Борнхольм, Рюген и, определившись по маяку Аркона, снова повернули, пошли вдоль берегов Германии, Латвии и Эстонии. Теперь уже ветер дул в корму, и волна подгоняла корабль, тучи редели, и мы без конца занимались астрономическими наблюдениями.
В плавании получили радиограмму о том, что проходивший в Москве V Всероссийский съезд РКСМ принял шефство над Красным Военным Флотом Республики и что учебный корабль «Океан» переименован в «Комсомолец». Эта весть быстро облетела корабль. Командир собрал свободную от вахты команду, торжественно зачитал телеграмму. Матросы дружно отозвались радостным «ура». Как только море чуть утихло, боцманская команда закрасила на корме надпись «Океан» и вывела: «Комсомолец». Долго мы за чаем шутили, что «Океан» вступил в комсомол...
Об этом замечательном событии мне неожиданно напомнили после Отечественной войны, когда я был начальником Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова. Заходит ко мне один из моих друзей-преподавателей и говорит: [52]
— Работаю я над диссертацией и вот столкнулся с вопросом, который никак не удается выяснить. Куда подевалось учебное судно «Океан»? Известно, что оно вышло в плавание в октябре 1922 года и... пропало.
— Как так пропало? — удивляюсь я. — Я же сам тогда ходил на нем и вернулся в Кронштадт. Молодой историк покачал головой:
— Нет. В Кронштадт «Океан» не вернулся.
— Чудеса!
Мы долго ломали голову. И тут я вспомнил. Действительно, в море выходил «Океан», а вернулся «Комсомолец»...
Сейчас уже нет «Комсомольца». Корабль прожил большую жизнь, вырастив несколько поколений наших моряков. Ныне имя «Комсомолец» носит отличный современный крейсер."

Продолжение следует.

Некоторые сослуживцы Наумова В.В.

Алботов Мурад Шамильевич. Алешкин Анатолий Григорьевич. Андреев Анатолий Петрович. Балтин Эдуард Дмитриевич. Беляков Василий Викторович. Березовский Вадим Леонидович. Бец Валентин Иванович. Божинский Александр Михайлович. Воронов Юрий Александрович. Галеев Мавлюд Хамитович. Гуляев Иван Иванович. Дубивко Алексей Федосеевич. Егоров Геннадий Васильевич. Ефремов Борис Иванович. Заика Игорь Валентинович. Жильцов Лев Михайлович. Жуков Борис Петрович. Иванов Алексей Анатольевич. Имнадзе Гиви Васильевич. Каравашкин Валентин Степанович. Козырь Виталий Викторович. Кутьин Вячеслав Михайлович. Леонов Павел Федорович. Максимов Николай Иванович. Мочалов Владимир Васильевич. Муравьев Борис Петрович. Мухтаров Аслан Азисович. Некрасов Иван Ильич. Павлов Анатолий Иванович. Панов Владимир Александрович. Парамошкин Павел Иванович. Паук Аркадий Алексеевич. Петренко Сергей Яковлевич. Потапов А.Г. Рыков Валентин Павлович. Сакерин Николай Иванович. Сапаров В.Г. Семенов Иван Александрович. Симонян Гурген Аветисович. Солнышкин Владислав Владимирович. Толоконников Михаил Григорьевич. Травкин Юрий Александрович. Устьянцев Александр Михайлович. Фролов Виктор Павлович. Шварц Тибор Янушевич. Щедрин Григорий Иванович.

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Начало. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 2. Война. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 3. Нахимовское. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 4. Нахимовское (окончание). Становление. На распутье.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта nvmu.ru.
Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Ирина
31.07.2012 18:02:32
Кораболь "Океан".
У моей бабушки был поклонник в 1914-1917 гг. - он служил на "Океане" (есть его фотографии) - Михаил Подопригора. Если интересно - могу прислать.))
0
Вскормлённые с копья
31.07.2012 18:41:54
Океан.
Будем Вам признательны. С ув., архивариус КСВ, адрес почты в конце сообщения, "этикетке - karasevserg@yandex.ru
Всех Вам благ, здоровья и счастья Вам и вашим близким.
Страницы: 1  2  


Главное за неделю