Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал Наумов Владлен Васильевич. Биография "К-182". Из командирского опыта организации соревнования, состязательности в целях повышения боеготовности. Часть 15.

Контр-адмирал Наумов Владлен Васильевич. Биография "К-182". Из командирского опыта организации соревнования, состязательности в целях повышения боеготовности. Часть 15.

КОМАНДИРСКИЙ НАКАЗ. ПОРТРЕТ КОМАНДИРА АТОМОХОДА КОНТР-АДМИРАЛА В. НАУМОВА Морской сборник, 1980, № 9.



Что ж, такой год, 1980-й, такие уж "песни", и все же свидетельство общественного признания. Не каждый заслуженный адмирал - подводник удостоился "картины маслом".

Привилегия не стареющих душой ветеранов, - потребность и умение заглянуть в будущее. Одно из свидетельств молодости адмирала Наумова - творческая продуктивность, ныне в качестве автора научных работ.

За какими корабельными реакторами будущее? В.В.Наумов. Атомная стратегия, ноябрь 2006 г.
Реактор для Севера. В.И.Сычиков, д.т.н., проф. ВМИИ, капитан I ранга, В.В.Наумов, контр-адмирал в отставке, Ю.Л.Дьяченко, с.н.с. музея ГМА им. ад. С.О.Макарова. 21.03.2008.
Наумов В. В., Сычиков В. И. Перспективные энергетические установки для ледоколов. СУДОСТРОЕНИЕ № 3. 2006 (766) май-июнь. Дается анализ атомных энергетических установок (АЭУ) для атомных ледоколов, боевых кораблей и подводных лодок для энергоснабжения арктических, шельфовых месторождений полезных ископаемых в районе Северного морского пути. Показано, что такими установками могут быть унифицированные интегральные АЭУ со свинцово-водным теплоносителем на быстрых нейтронах, отличающиеся от уже существующих установок высокой ядерной и радиационной безопасностью, компактностью, маневренностью.

На наш взгляд, мысли контр-адмирала Наумова В.В. о роли соревнования и состязательности в обеспечении боевой готовности не устарели. Вот только когда и кем будут востребованы? Видимо, пока они представляют только исторический интерес. Ведь и в так называемой мирной жизни, в рамках отдельных "корпораций" потенциал соревнования, "дремлющего в самом общественном контакте, вызывающего своеобразное возбуждение жизненной энергии..., увеличивающий индивидуальную производительность отдельных лиц", - тайна за семью печатью. "Дикие" формы реализации не в счет. Одним словом, "гламур" и "шоу-бизнес" на поверхности и "борьба за выживание" под ковром. Отношения в армии и на флоте производны от общественных реалий. Может и в этом вопросе продолжающийся кризис заставит "расставить точки на "и" и поумнеть, гражданским и военным? Надеясь на это, публикуем две статьи целиком. Их автор гордится ими на вполне заслуженных и законных основаниях. А также выдержки из остальных, хранимых в архиве Владлена Васильевича. Во-первых, они дополняют и оттеняют заветы мастера, командира и организатора соревнования. А, во-вторых, в них упоминаются его сослуживцы. Возможно, кто-то узнает себя, откликнется, дополнит это своеобразное послание в будущее своим опытом.

"Единое дыхание атаки". Контр-адмирал П. НАУМОВ, командир атомной ракетной подводной лодки "60 лет Великого Октября". - Красная звезда. 29.04.1980.

"Когда вахтенный офицер по громкоговорящей связи корабля повторяет только что отданную мною команду: «Ракетная атака», я, как и весь экипаж, испытываю те же чувства, что овладевают советскими воинами, независимо от их принадлежности к роду войск, в момент перехода к атаке. Это чувства боевого подъема, мощной внутренней мобилизации сил, готовности отдать все для достижения успеха. И еще есть одно, очень важное для каждого, особенно для командира, чувство, приносящее уверенность в победе, — ощущение единства мыслей и действий всех, кто участвует в ракетной атаке.
Нет ничего уязвимее для командира, как в момент решающих действий почувствовать чей-то сбой, обнаружить несогласованность, потерять веру хоть в одного человека.
Это, казалось бы, чисто психологическое понятие "духовное единство атаки" является результатом обучения и большой всесторонней воспитательной работы с личным составом, свойственной как для всех Вооруженных Сил, так и для подводников-атомников. Ведь и на атомные лодки приходят служить молодые люди, недавно закончившие школу, знавшие о реакторе, ракетах, телемеханике только понаслышке, А вскоре они становятся непосредственными участниками самого ответственного действия на корабле — ракетной атаки. И можно без сомнения сказать, что безупречная согласованность экипажа в этот наиболее острый и ответственный момент зависит от того, насколько эффективно велись воспитание военных моряков, обучение их военному мастерству, в какой мере стал для них корабль школой флотской жизни, школой боя.
На этапе моего становления как командира атомной ракетной подводной лодки из множества проблем, постоянно занимающих командира, вопрос слаженности экипажа и в первую очередь корабельного боевого расчета (КБР) волновал меня больше всего. Постарался и внимание ближайших помощников направить именно на это — главное для нас, подводников-ракетчиков, дело. Первая учебная атака показала, что работали мы в правильном направлении. Можно было перевести дух, но именно тогда меня начал волновать важнейший, пожалуй, показатель боеготовности корабля: стабильность его успехов."



667BD DELTA II

"Готовность экипажа к успешным боевым действиям в любой обстановке определяется его обученностью, натренированностью, высокими морально-боевыми качествами. Но готовность эта не может носить конечного характера— то есть достиг личный состав какого-то рубежа и стал недосягаемым. Соперник в соревновании, а тем более в бою, всегда будет стремиться опередить, достигнуть более высокой степени совершенства. Поэтому, даже когда кажется, что все возможности повышения мастерства исчерпаны, все равно еще есть место поиску.
Был в одном нз походов у нас такой эпизод. Лейтенант В. Волин подвергся острой критике товарищей. За что? Ведь совсем недавно он, проявив себя способным и грамотным специалистом, получил первое повышение в должности. Теперь же его обвиняли в легкости, несерьезности отношения к служебным и общественным делам. Оказывается, Волин первый же свой успех переоценил: теперь он, мол, все может, все ему доступно, путь в командиры боевой части открыт, интерес к дальнейшему серьезному и напряженному труду иссяк.
Казалось бы, что необычного в этом случае? Свойственная молодежи переоценка своих достоинств. И еще не один лейтенант набьет себе сходную шишку. Но тем примечательны лейтенантские промахи, что и видны они невооруженным взглядом, и поправить их не составляет труда. А там, где начинается новое, неизведанное,—не просто ли споткнуться на "лейтенантских" ошибках и не новичкам. Вот почему ошибки офицера Волина не следует считать чисто возрастными. Они проявляются и у более зрелых людей в особых обстоятельствах. Например, когда прошлые успехи мешают видеть новые рубежи, когда неумение выявить возможности дальнейшего роста мастерства отбивает интерес к настойчивому повседневному труду. Этого всегда следует остерегаться. Предупредить благодушие во всех звеньях, мобилизоваться на инициативный, творческий поиск неиспользованных возможностей, стремиться заглядывать вперед, в ту атаку, которой еще не было, — профессионально важно для всех, кому доверено оружие защиты Родины.
На протяжении нескольких лет наш экипаж постоянно добивался успешного решения учебно-боевых задач. Практически выполнение ракетных стрельб с отличной оценкой стало для личного состава нормой. Корабль был допущен к состязательным ракетным стрельбам на приз ВМФ и выиграл его. Надо прямо сказать, что такой успех может показаться овладением вершиной, выше которой трудно подняться. Но именно тогда экипаж, и прежде всего его офицерский костяк, решил добиваться не просто количественных показателей. Жизнь, стремление не остановиться подсказало новую цель — добиваться качественных изменений в боеготовности корабля: сокращения сроков приведения подводной лодки в боевую готовность.
На атомном ракетоносце эта проблема имеет свою специфику. Решение ее требует тренировок, очень близких по характеру к реальным стрельбам. Однако при работе на тренажерах, где моделируются различные ситуации, которые в практике работы чаще всего недостижимы, вдруг выявляются слабые места, неготовность к многосторонним, сложным нагрузкам, а драгоценное время, необходимое для оттачивания тактического мастерства, подчас расходуется на выработку недостающих практических навыков не первостепенного порядка. Вот тогда только у многих специалистов вырисовывается реальное представление о своей выучке, пробуждается беспокойство за состояние собственной боеготовности и боеготовности подразделений.
Как же пробудить это беспокойство до того, как недостатки и упущения станут реальным фактом?
В первую очередь нас интересовал опыт других кораблей, потому что нельзя сказать новое, не изучив всего поучительного, передового, что уже рождено и освоено.
Заслуги каждого корабля сегодня — заслуги коллективные,
основанные на передовых достижениях многих экипажей, соединений, флота. Сбор, внедрение у себя всего, чем сильны другие, позволяли нам закреплять, развивать успех. После состязательных стрельб на приз ВМФ мы, во-первых, учли все, чем силен и слаб был соперник, во-вторых, по крупицам собрали и освоили передовые формы и методы боевой учебы соседних коллективов.
Стремясь качественно повысить боеготовность корабля, мы старались не просто увеличить число мастеров военного дела, высококлассных специалистов, но расширить рамки их профессиональной эрудиции. Знать, уметь больше, чем определено функциональными обязанностями,—это давало тему для новых тренировок, обновляло к ним интерес у моряков. Кроме того, мы стали широко использовать на занятиях и тренировках взаимозаменяемость штатных специалистов, особенно среди офицеров корабельного боевого расчета. Разумеется, достигнуть совершенства взаимозаменяемости в больших масштабах — дело малореальное, но зато взаимопонимание между различными специалистами в результате таких тренировок значительно углубляется. И в том, что в состязательных ракетных стрельбах на приз ВМФ нам снова сопутствовал успех, безусловно, сказалась практика проведения тренировок и вот таким новым методом.
У ракетной атаки подводной лодки есть еще одна особенность — надо преодолеть мощное и многочисленное противодействие противоборствующей стороны, которое будет оказано ракетоносцу, чтобы помешать пускам. Поэтому командир и экипаж должны быть тактически подготовлены к скрытым действиям. Однако ракетоносец должен быть и хорошей подводной лодкой, способной в случае необходимости надежно себя защитить. Вот почему одним из важнейших элементов сокращения сроков приведения корабля в боевую готовность мы стали считать существенное сокращение подготовки подводной лодки к торпедной стрельбе в дуэльной ситуации. Казалось, это невозможно. Но если возникает такое ощущение, надо искать, как это делалось в годы войны, непривычные, нешаблонные пути решения задачи.
Капитан-лейтенант Николай Сакерин предложил как раз такой путь. Работа увлекла весь коллектив. И первые же опыты в кабинете торпедной атаки, а затем в море принесли отличные результаты.
Новым шагом в развитии этого новшества стала отработка стрельб в дуэльных ситуациях под руководством вахтенных офицеров. Это особенно полезно было тем, что вахтенные офицеры, почувствовав всю глубину ответственности, возлагаемой на них в подобных случаях Корабельным уставом, обнаружили потребность попробовать себя на месте штурмана, офицера-оператора, других членов корабельного боевого расчета.
Моральный климат, взаимопонимание, психологическая совместимость — без этого немыслимы действительные, твердые успехи КБРа, всего экипажа. Девять лет я командую кораблями и ничего сложнее этого вопроса не встречал. Здесь особенно велика роль целенаправленной воспитательной работы с личным составом. Настоящий боевой коллектив — единый организм, и чем выше единство, сплоченность, монолитность его, тем большие задачи по плечу. Настоящий экипаж это тот, который так же мыслит, как командир, так же относится к делу, в нем царит полное доверие друг к другу и каждый чувствует ответственность за себя, своих товарищей. В этом отношении мы с заместителем командира корабля по политической части капитаном 2 ранга А.Алешкиным всегда имели единое мнение и претворяли его в жизнь. Рывок, временный успех, подчас бывает легко доступен, а верные, надежные достижения приходят в том случае, когда воспитательная работа по сплочению экипажа ведется постоянно, когда существует единство слова и дела, взаимное уважение и доверие, партийная, принципиальная требовательность друг к другу.
Недавно приказом Министра обороны СССР наш ракетоносец, бывший в прошлом учебном году инициатором соревнования в ВМФ и успешно выполнивший взятые обязательства, занесен на Доску почета передовых частей и кораблей. Это ко многому обязывает. Где-то впереди у нас очередные ракетные стрельбы. Неважно, когда, как скоро будет эта новая для экипажа ракетная атака. Важно, чтобы каждый на корабле понимал: к ней надо готовиться настойчиво, творчески. Только тогда можно рассчитывать на единое дыхание атаки, на успех."

Упомянутый Владленом Васильевичем Наумовым Сакерин Николай Иванович закончил Ленинградское Нахимовское училище в 1968 году.



Пользуясь случаем, выражаем признательность Николаю Ивановичу за уточнения, касающиеся судьбы еще одного однокашника Владлена Васильевича, - Кошелева Вадима Николаевича.

Кошелев Вадим Николаевич.

Был переведен из Саратовского подготовительного училища в 1952 г., в 1953 году закончил Ленинградское Нахимовское училище с золотой медалью, а ВВМИУ им. Ф.Э.Дзержинского, электротехнический факультет - с красным дипломом.

1953 и примерно 1985 гг.

Сакерин Николай Иванович: "Хочу уточнить информацию о выпускнике 1953 г. Кошелеве Владимире (Вадиме) Николаевиче. Я служил с ним вместе в в/ч 70170 с 1983 по (18)19 июля 1988 г. (день его смерти). Умер он в Москве в командировке, поэтому точную дату не помню. Он был начальником отдела. Вся его служба прошла в в/ч 70170 (Возможно номер в/ч и менялся, т.к. площадок по Питеру было несколько, потом их все объединили).
Относительно имени я говорил с его ныне здравствующими товарищами по Дзержинке и в/ч 70170. Они сообщили, что Кошелев и сам считал себя Вадимом, но по документам он был Владимиром и в те годы, о которых я писал, иначе, как Владимир Николаевич его не называли. Я думаю, это следует добавить, но оставить и Вадим, раз его так звали и запомнили его однокурсники. Но то, что я говорю о выпускнике ЛНВМУ 1953 г. - это точно. Мы с ним вместе были в 1984 г. на 40-летии училища и там я его видел в одной группе с Наумовым В.В. (моим командиром на К-182).

Спорт в ЛНВМУ в 1940-1950 годы ХХ столетия. Семевский Р.Б. 23.02.2008.

"... Сильная команда была в училище по плаванию в начале 1950-х годов, когда в неё входили такие воспитанники как: Валентин Тублин, Саша Тузов ( выпуск 1951 г.); Олег Крестовский, Игорь Юнаков, Гера Марютичев (выпуск 1952 г.); Юра Зима, Роберт Лепорский (Семевский), Толя Шестаков, Рудик Хворостухин, Владлен Наумов, Вадик Щипцов, Вадим Кошелев (выпуск 1953 г.); Эдик Днепров (в будущем министр образования в правительстве Гайдара), Тишкевич, А.Погорелов (выпуск 1954 г.)...
На последней для нас спартакиаде нахимовских училищ в 1953 г. чемпионами по плаванию стали: 100 м в/с - Болеслав Кулешов (вып. 1953 г. РНУ), второе место – Юра Зима (вып. 1953 г. ЛНУ), 100 м баттерфляй – Роберт Семевский (вып. 1953 г. ЛНУ), 100 м на боку – А.Шестаков (вып. 1953 г. ЛНУ), эстафета 4х100 м в/с – сборная ЛНУ в составе: Р.Семевский, Р.Хворостухин, А.Шестаков, Ю.Зима; комбинированная эстафета 3х100 м – сборная ЛНУ в составе: Тишкевич (выпуск 1954 г.), В.Кошелев, Ю.Зима (оба из вып. 1953 г.), 100 м спина А.Погорелов (выпуск 1954 г.)."



Заплыв.



Зима, Тишкевич, Кошелев.

Энергия инициативы. Контр-адмирал В.НАУМОВ, командир атомной ракетной подводной лодки "60 лет Великого Октября». - Красная звезда. 27.11.1979.

"Для капитан-лейтенанта С. Волкова (Сергея Анатольевича) перевод на наш атомный ракетоносец был связан с понижением в должности. Его непосредственным начальником стал офицер, выпущенный из училища двумя годами позже Волкова. Скажем сразу, что Волков пошел на такое назначение по собственной охоте, и зададимся вопросом — что же его побудило?
Желание плавать, служить на одном из самых современных кораблей. Желание это сбылось, не принеся никому разочарования. Штурманская боевая часть пополнилась эрудированным и энергичным специалистом, который в первом же океанском походе уверенно выдержал испытания на 1-й класс. В парторганизацию влился коммунист, во всех вопросах занимающий активную жизненную позицию. Теперь капитан-лейтенант Волков — командир боевой части. Случилось это через год после прихода офицера на наш корабль. Или, точнее сказать, в
течение того года, когда атомный ракетоносец «60 лет Великого Октября» являлся инициатором соревнования в Военно-Морском Флоте.
Совпадение хронологии здесь случайно. Но энергичный профессиональный и служебный рост капитан-лейтенанта Волкова закономерен. За минувший учебный год в том или ином отношении выросло подавляющее большинство моряков нашего экипажа. Все, кто имел право стать мастерами, ими стали. Теперь мастером военного дела у нас является каждый третий офицер и мичман. Многие офицеры получили продвижение по службе.
Это приятные факты. Они, безусловно, отражают динамику нашего роста. Важно, однако, разобраться, что за цифрами, из чего они сложились и исчерпывают ли они наши возможности.
Вернемся к капитан-лейтенанту Волкову. Овладеть в короткие сроки новой для него техникой, освоить штурманское дело в объеме командира боевой части, быть активным общественником — для этого, согласимся, мало работать «от сих до сих». Для этого нужен энтузиазм, нужна инициатива. И столь же необходимо, чтобы энергию такой инициативы увеличивала, а не уменьшала, пробуждала, а не гасила атмосфера, в которой протекает служба подводника. Это уже задача командира, парторганизации. И решать ее мы тоже стремились инициативно.
Этапным был для нас дальний океанский поход, за который экипаж получил комплексную отличную оценку.
Если взять содержание обязательств любого экипажа и любого подводника на такой поход, различия будут невелики. Это обусловлено объективно. Сходство задач диктует сходство средств для их решения: бдительное несение вахты, тщательный уход за техникой, овладение смежными специальностями, борьба за перекрытие боевых нормативов, получение офицерами и мичманами допуска к исполнению обязанностей по должности на ступень-две выше занимаемой. Цифры в обязательствах колеблются в незначительных пределах.
А вот расхождения в тех, образно говоря, курсах, какими ведут коллективы организаторы соревнования, подчас бывают значительными. Иной командир корабля в пять минут — экспромтом — подводит итоги соревнования подразделений и боевых смен за неделю, а командиры боевых частей в три минуты управляются с распределением мест между группами. Формально — это тоже руководство соревнованием. Фактически, на мой взгляд, это его дискредитация. Потому что за оценками не стоят аргументы, анализ — самое важное, что дает силу и действенность моральным стимулам соревнования.
У меня, признаюсь, иной раз уходила ночь на то, чтобы подвести недельные итоги соревнования в походе между боевыми частями и службами. И час-полтора на то, чтобы обосновать свои выводы перед командирами подразделений, а у каждого из них, естественно, был свой взгляд на успехи коллектива. И все-таки мне не жаль того немалого времени и тех немалых сил, что требовало соревнование. Окупалось это многократно.
Потому что соревнование реально работало на повышение боеготовности корабля, качество решения задач плавания, эффективности тренировок расчетов.



Командир РПК СН В. Наумов (сидит), слева стоит Солин Александр Геннадиевич, командир БЧ-2, и Кайдалов Александр Кузьмич, командир БЧ-1. Подведение итогов соревнования между боевыми частями.

Как это выглядело на практике, попробую рассказать на примере соревнования за звание лучшего вахтенного специалиста боевой смены. Сначала оценка морякам давалась по качеству докладов. За ошибки снимались определенные баллы. Через неделю доклады со всех боевых постов стали идеальными — этот критерий себя изжил.
Был введен новый — знание инструкций и книжек «Боевой номер», в которых изложены обязанности моряка по боевому и всем другим корабельным расписаниям. В течение суток каждый специалист должен был быть опрошен по этим документам, и мы строго выдерживали график. Опрос производили командиры групп. Иной раз «штрафные» баллы опротестовывались — не все опрашивающие оказывались достаточно компетентными. Командирам боевых частей пришлось провести с ними инструктажи, снабдить контрольными документами. Авторитет оценок был быстро восстановлен. А с этим повысился и авторитет лидеров соревнования.
Когда в боевых сменах определились по 5—6 лучших вахтенных специалистов, началась подготовка к их очному состязанию. Были разработаны вопросы, ответы на которые требовали знания не только техники боевого поста, но и целых корабельных систем, целых отсеков. В боевых сменах царил азарт — соревнование уже увлекло всех. Вопросы, предложенные сильнейшим, обсуждали и изучали чуть ли не все подряд. И каков же был резонанс в отсеках, когда определились — в конце похода— победители!
Не обошлось без сюрпризов. К примеру, победу старшины команды турбинистов мичмана А.Старинского было никто не предвидел. Он числился в прочных середняках. Оказалось, впечатление нас обманывало. Работа у мичмана Старинского шла не напоказ, но основательнее, чем у других, инициативнее. Марку лучшего вахтенного специалиста боевой смены мичман подтвердил перед авторитетной комиссией, которая присвоила ему высшую квалификацию — мастер.



На снимке: подводники атомного ракетоносца «60 лет Великого Октября» (слева направо) старшина 2-й статьи В.ВИХОР, мичман А.СТАРИНСКИЙ, капитан 2 ранга А.АЛЕШКИН, капитан-лейтенант А.КАЙДАЛОВ, контр-адмирал В.НАУМОВ, капитан-лейтенанты А.СОЛИН, С.ВОЛКОВ, старший матрос А. БАЧУРИН. Фото Д.ГЕТМАНЕНКО. Еще одно фото, на котором мичман Старинский вместе с товарищами по экипажу, опубликовано ранее (из архива М.Х.Галеева).

Капитан 3 ранга М. Кыбальный тоже стал мастером, как и многие другие офицеры. Но его квалификация имеет, пожалуй, наивысшую пробу. Дело в том, что офицер получил отличную оценку своим знаниям и навыкам в ходе состязаний на приз Военно-Морского Флота по ракетной подготовке. Однако стоит ли говорить о Кыбальном отдельно, коль скоро за приз боролся — и завоевал его второй год подряд — весь экипаж, и прежде всего специалисты корабельного боевого расчета? На мой взгляд, стоит: на предыдущих состязаниях оценка Кыбальному была на балл ниже. Являясь одной из основных фигур корабельного боевого расчета, капитан 3 ранга Кыбальный в дальнем походе с большой целеустремленностью совершенствовал тактическую выучку, заряжая своим энтузиазмом, и инициативой других специалистов расчета.
Для инициативы, как правило, трудно находить числовое выражение. Но вот в области рационализаторской работы число поданных и внедренных предложений довольно точно характеризует уровень активности экипажа. И еще точнее характеризует атмосферу, в которой протекала его деятельность в океанском походе, тот факт, что именно в этот период родилось большинство из 84 рацпредложений, поданных нашими моряками в течение минувшего учебного года. Много это или мало? Для сравнения скажу, что в предыдущем походе рацпредложений было подано 27. Налицо троекратный прирост, и в этом огромная роль соревнования.
Соревнование через технический поиск всегда работает на боеготовность. У нас возникла и обратная связь — поиск рационализаторов помог активизации соревнования. По инициативе офицеров была разработана и смонтирована в общем-то несложная, но весьма эффективная система объективного контроля за несением вахты в отсеках.
Дело в том, что вахтенный обязан с известной периодичностью осматривать отсек и технику в отсеке, о чем производится доклад в центральный пост. Однако вахтенный, в сотый раз убедившись, что и малейшего повода для замечаний нет, в сто первый раз может доложить об этом, не сходя с места. Система, предложенная рационализаторами, такую возможность принципиально исключает. Суть в следующем: в контрольных точках отсека устанавливаются тумблеры или кнопки, включить которые вахтенный может только в том случае, если совершит осмотр по полной схеме. Когда это проделают вахтенные всех отсеков, контрольное табло в центральном посту гаснет. В противном случае вахтенный офицер принимает меры для выяснения обстановки в отсеках. Думается, что такое устройство может представить интерес для многих.
К сожалению, мы пока не можем похвалиться тем, что соревнование в базовый период учебы имеет столь же высокий накал, как и в плавании. Можно сетовать и ссылаться на текучку, которая, как водится, «заедает», но дело, видимо, в другом.
Организация соревнования в базе имеет свою специфику и свои трудности. Но специфику надо учитывать, а трудности преодолевать. Вот тут-то нами не все сделано. Правда, и в базе хорошо шло соревнование за перекрытие боевые нормативов, таких, как экстренное приготовление корабля к бою и походу, приемка оружия, выработка целеуказаний и т. п. В среднем эти нормативы мы перекрываем, как и предусматривалось обязательствами, на 14 —15 процентов. Но вряд ли корабль, носящий звание отличного и год состоявший в ранге инициатора, имеет право довольствоваться только этим.
Очевидно, нам следует (и эта работа в новом учебном году должна быть доведена до конца) четко определиться с показателями, по которым можно и нужно оценивать успехи соревнующихся в базе. Должны быть взяты на учет все боевые нормативы, а кроме того, более четко определяться показатели, которые относятся к сфере этических норм поведения, организации службы, уставного порядка. Здесь есть немалый резерв для повышения воспитательной роли соревнования.
Простой пример, думаю, прояснит, в чем тут дело. Коль скоро моряк нарушает форму одежды или опаздывает в строй, его начальник, разумеется, не оставит случившееся без внимания. Ну, а какова позиция того, кто рядом с нарушителем? Бывает, увы, пассивная. Но ведь в походе небрежность или нерасторопность моряка не оставляла равнодушным его товарищей — все помнили о месте боевой смены в рядах соревнующихся. Так должно быть и на берегу, в базе. Поддерживать в коллективе атмосферу взаимной взыскательности, мобилизовывать общественное мнение на борьбу с отступлениями от уставных требований, норм воинской этики — важнейшая наша забота.
Большие задачи стоят перед партийной, организацией. Коммунисты составляют боевое ядро экипажа, подают пример личному составу в учебе, службе и соревновании. Но считать, что боевитость партийцев доведена до максимума, было бы преждевременно. Костяк парторганизации составляют у нас офицеры. Сейчас все они, за исключением одного, являются членами или кандидатами в члены партии. Немало коммунистов среди мичманов — они задают тон среди младших командиров. Уместно сказать, что в минувшем учебном году наша парторганизация выросла на шесть человек. Но прослойка коммунистов-моряков срочной службы остается небольшой.
Есть необходимость более вдумчиво заниматься воспитанием молодых коммунистов, особенно из числа старшин и матросов, поднимать их активность, развивать у них принципиальность в оценке поведения сослуживцев, инициативу и в службе, и в общественной работе.
Экипаж атомохода «60 лет Великого Октября» обновился. Пришло пополнение из высших военно-морских училищ, школ мичманов и учебных подразделений. Это накладывает особую ответственность на тех, кто будет вводить их в строй, передавать им опыт и традиции отличного экипажа. Дело нашей чести — в новом учебном году умножить успехи в учебе и соревновании. К этому обязывает высокая оценка, данная Министерством обороны СССР и Главным политическим управлением Советской Армии и Военно-Морского Флота инициаторам соревнования в своих видах Вооруженных Сил по итогам минувшего учебного года. К этому обязывает непреходящая ответственность советских военных моряков перед народом, который доверил им могучие корабли для защиты своей страны, родины Октября, идущей ленинским курсом по пути коммунизма.
Конечно, не все, о чем хотелось бы сказать, удалось изложить в этих заметках. Но есть старое правило: всегда лучше сделать больше, чем сказать. Помощником нам в этом будет испытанная энергия — энергия инициативы, помноженная на верность воинскому долгу, честное служение Отечеству."

Закаленные океаном. Подводникам вручен Вымпел Министра обороны СССР за мужество и воинскую доблесть. Капитан 2 ранга Л.БУЧИНСКИИ. - На страже Заполярья. 04.12.1977. (13-я ДиПЛ, К-182).

"... У мужества и доблести подводников есть свое конкретное выражение. Это — их успехи в боевой и политической подготовке. В части выращен ряд отличных кораблей. Звание лучшей на Краснознаменном Северном флоте по виду подготовки завоевала подводная лодка, на которой служит коммунист капитан - лейтенант В.Скобелев. Здесь в ходе юбилейного соревнования выращено около 95 процентов специалистов первого и второго класса. В два раза возросло число мастеров военного дела. Сокращены сроки приведения боевых постов корабля в целом к бою и походу.
Сейчас экипаж этого корабля находится в океане. Там североморцы демонстрируют высокое боевое мастерство, мужество, стойко преодолевая трудности продолжительного плавания. Из поступающих в часть донесений известно: самоотверженно трудятся на своих постах коммунисты офицеры В.Скобелев, А.Солин, А.Божинский. Коммунисты являются ведущими в учебе, социалистическом соревновании, показывают пример трудолюбия, инициативы...
Подводная лодка, о которой идет речь, в году 60-летия Октября стала отличной..."

Еще одного сослуживца по РПК СН К-182 "60 лет Великого Октября" узнал контр-адмирал Наумов, - радиста мичмана Поликарпова (слева). Спасибо старшему торпедисту БЧ-3 - мичману Галееву Мавлюду Хамитовичу. 1 отсек. Атлантический океан, 1983 год. Фотоархив Галеева М.Х.



Продолжение следует.

Некоторые сослуживцы Наумова В.В.

Алботов Мурад Шамильевич. Алешкин Анатолий Григорьевич. Андреев Анатолий Петрович. Балтин Эдуард Дмитриевич. Беляков Василий Викторович. Березовский Вадим Леонидович. Бец Валентин Иванович. Божинский Александр Михайлович. Воронов Юрий Александрович. Галеев Мавлюд Хамитович. Гуляев Иван Иванович. Дубивко Алексей Федосеевич. Егоров Геннадий Васильевич. Ефремов Борис Иванович. Заика Игорь Валентинович. Жильцов Лев Михайлович. Жуков Борис Петрович. Иванов Алексей Анатольевич. Имнадзе Гиви Васильевич. Каравашкин Валентин Степанович. Козырь Виталий Викторович. Кутьин Вячеслав Михайлович. Леонов Павел Федорович. Максимов Николай Иванович. Мочалов Владимир Васильевич. Муравьев Борис Петрович. Мухтаров Аслан Азисович. Некрасов Иван Ильич. Павлов Анатолий Иванович. Панов Владимир Александрович. Парамошкин Павел Иванович. Паук Аркадий Алексеевич. Петренко Сергей Яковлевич. Потапов А.Г. Рыков Валентин Павлович. Сакерин Николай Иванович. Сапаров В.Г. Семенов Иван Александрович. Симонян Гурген Аветисович. Солнышкин Владислав Владимирович. Толоконников Михаил Григорьевич. Травкин Юрий Александрович. Устьянцев Александр Михайлович. Фролов Виктор Павлович. Шварц Тибор Янушевич. Щедрин Григорий Иванович.

Командиры АПЛ первого поколения. Подлинные друзья подводников.

Аббасов Абдулихат Умарович. Гуляев Иван Иванович. Зверев Василий Иванович. Затеев Николай Владимирович. Зверев Василий Иванович. Ивашута Иван Михайлович. Карпенко А.Н. Лейпунский Александр Ильич. Марин Борис Кузьмич. Наретя Виктор Мусеевич. Салов Виктор Степанович. Селиванов Евгений Николаевич. Сысоев Юрий Александрович. Чирков Владимир Петрович. Юшков Виктор Владимирович.

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Начало. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 2. Война. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 3. Нахимовское. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 4. Нахимовское (окончание). Становление. На распутье. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 5. На распутье (окончание). От опера до руководителя подразделений органов МВД. В 25-м отделении милиции. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 6. В 25-м отделении милиции (окончание). В отделе Службы управления милиции Ленинграда. В Высшей школе МВД СССР. Работа в 1-м отделении Отдела службы.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта nvmu.ru.
Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю