Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная юридическая консультация
Какая из проходящих в этом году военных выставок вам наиболее интересна?
МАКС
    47,06% (72)
Международный военно-морской салон
    37,25% (57)
Форум Армия
    7,84% (12)
HeliRussia
    5,23% (8)
Нева
    2,61% (4)

Поиск на сайте

Крупнейшие поражение и победа русского флота

Крупнейшие поражение и победа русского флота

Если спросить у неискушенного в морской истории пользователя интернета какие он знает самое крупное поражение и победу русского флота то в большинстве случаев в качестве примера крупнейшего поражения будет названо Цусимское сражение, а в качестве крупнейшей победы вероятней всего будет назван Синопский бой. Это будут не верные ответы т.к. самые крупные поражение и победа были гораздо раньше, чтобы узнать подробности нам необходимо вернуться во времена царствования Екатерины II, к русско-шведской войне 1788-1790 г.г. Во время этой войны за три не полных года произошло восемь крупных морских сражений во время которых русский флот одержал самую крупную победу и потерпел самое крупное поражение.

Блокада шведского флота в Выборгском заливе,
Выборгское сражение

При встречном ветре, преследуя лавировкой отступающего неприятеля, утром 26 мая Круз соединился с эскадрой Чичагова, стоявшей на якоре между островами Пени и Сескаром.
После сражения 2 мая (Ревельское сражение) Чичагов оставался в Ревеле и вышел оттуда только 23 числа, получив приказ о немедленном следовании к Кронштадту. На другой день он был уже у Сескара и, увидя не¬приятельский флот, лег в дрейф, а потом, в ожидании нападения неприятеля, стал в боевом порядке на якорь. В оправдание того, что он сам не атаковал уходивших от Круза шведов, Чичагов ссылался на «случившийся туман», мешавший ему видеть неприятеля. Опровергая эту причину, Круз в донесении Екатерине II писал: «принужден признаться, что уход неприятеля не только весьма чувствителен для меня, но и для всех моих храбрых подчиненных, так как, по дошедшим до меня известиям, шведы находились в чрезмерном унынии и опасались несказанно этого двуогненного положения, от которого надо думать, один только туман мог избавить неприятеля, без успеха со мной сражавшегося».
Справедливость слов Круза подтвердили действия шведов. Силь¬но потерпевший во время двухдневного боя неприятельский флот попав между двумя нашими эскадрами, не решился прорываться мимо Чичагова к Свеаборгу, а принужден был укрыться в Выборг-ской бухте, куда и направился в полном беспорядке. Собранный в Бьеркезунде под предводительством самого короля соединенный армейский и шхерный флот состоял из 323 судов ( в т.ч. 22 корабля, 10 фрегатов) - 282 вооруженных судна имели всего 740 тяжелых орудий и, кроме того, 2250 орудий меньших калибров и вращающихся пушек; людей было 24 000. Кроме обоза из 40 судов, было еще много транспортных судов для обоза сухопутной армии, так что всего перед Выборгом было собрано до 400 шведских судов и транспортов с 3000 орудий и 40 000 людей. Несмотря на значительные силы, положение шведов, угрожало им полной гибелью. Со стороны берега находилась наша армия, на се¬вере в Транзунде стояли 52 судна гребной флотилии под начальством Козлянинова, и со стороны моря все выходы охранялись сильными отрядами нашего корабельного флота.
27 мая шведы высадили десант в Биорко-Зунде у кирки Койвиста с целью демонстрации в тылу русской армии, и с этого времени начались частые стычки с неприятелем. Попытка шведов овладеть берегом Транзунда и уничтожить отряд Козлянинова была отражена с большим уро¬ном для неприятеля русскими сухопутными войсками. Атаке входа в Транзунд со стороны моря помешал противный ветер.
К 8 июля у Выборга сосредоточился русский корабельный флот под начальством адмирала Чичагова в составе 27 кораблей, 5 фрегатов, 8 гребных фрегатов, двух больших кораблей и 10 мелких судов. Корабли: «Болеслав», «Всеслав», «Двенадцать Апостолов», «Иануарий», «Иезекииль», «Изяслав», «Кир Иоанн», «Князь Владимир», «Максим Исповедник», «Мстислав», «Не тронь меня», «Пантелеймон», «Победослав», «Победоносец», «Принц Карл», «Принц Густав», «Прохор», «Ростислав», «Св. Елена», «Св. Николай», «Св. Петр», «Саратов», «Святослав», «Три Иерарха», «Царь Константин», «Чесма», «Ярослав». Фрегаты: «Венус», «Премислав», «Слава», «Надежда Благополучия», «Подражислав». Гребные фрегаты: «Святой Павел», «Екатерина», «Мария», «Павел», «Александр», «Константин», «Николай», «Елена»).
К 9 июня русский флот своими отрядами занимал следующие позиции:
1) На левом фланге, в районе шхер между Питкопасом и Крюсерортом - а) отряд капитана 2 ранга Кроуна (2 фрегата, 4 катера) у острова Фискар; б) отряд контр-адмирала Ханыкова (5, а позже 3 фрегата) между мысом Каинеми и банкой Пассалода; в) отряд контр-адмирала Повалишина (5 линейных кораблей, 1 бомбардирский корабль) между мысом Крюсерорт и банкой Реппие.
2) В центре между банкой Реппие и островом Рондо - главные силы под начальством адмирала Чичагова (18 линейных кораблей, 6 фрегатов).
3) На правом фланге, между островами Рондо и Пейсари - отряд капитан-бригадира Лежнева (4 линейных корабля, 1 бомбардирский корабль, 1 гребной фрегат и 2 брандера).
10 июня. Отряд капитана 2 ранга Кроуна в составе фрегата «Венус» и 4 катеров завязал у Питкопаса бой с отрядом из 8 судов шведской гребной флотилии. В результате боя 4 шведских судна были взяты в плен, одно сожжено самими шведами, остальные отступили в шхеры.
19 июня. Отряд капитана 2 ранга Кроуна в составе 2 фрегатов и 2 катеров атаковал у Питкопаса отряд шведской гребной флотилии из 9 судов и заставил его поспешно укрыться в шхерах. Во время боя захвачены в плен два шведских транспортных судна.
20 июня. Отряд шведской шхерной флотилии в составе около 50 судов трижды пытался произвести атаку на занимавший позицию у Питкопаса 44-пушечный фрегат «Венус» под командой капитана 2 ранга Кроуна. Воспользовавшись прибытием на помощь 10 канонерских лодок, Кроун сам атаковал противника и принудил его к поспешному отступлению. Во время отступления шведы сожгли 6 своих наиболее поврежденных судов, потеряв еще 1 судно, захваченным в плен, и 1 судно, выбросившимся на камни.
Гребной флот, готовящийся в Кронштадте, в соединении с отрядом Слизова, в числе 89 судов (3 линейных корабля, 8 гребных фрегатов, 1 прам, 2 полупрама, 5 бомбардирских кораблей, 3 пловучих батареи, 6 шебек, 2 катера, 10 шхун, 47 канонерских лодок и 2 брандера), вечером 21 июня подошел к Биорко-Зунду, и Нассау-Зиген, атаковав шведскую гребную флотилию, в продолжение пятичасового упорного боя оттеснил ее из пролива за остров Пейсар. Вo время сражения от попадания ядра к крюйт-камеру у нас взорвалась одна шхуна, потери убитыми и ранеными составили около 150 человек, шведы потеряли взятыми в плен 1 галеру, 3 канонерские лодки и 1 яхту. В ночь на 22 июня шведская гребная флотилия в составе 80 канонерских лодок произвела нападение на отряд капитан-бригадира Лежнева в составе 4 линейных кораблей и 1 бомбардирского корабля, несший блокаду Выборгского залива в районе между островами Рондо и Пейсари, и заставили Чичагова отправить к нему на помощь два корабля.
Утром 22 июня суда наши расположены были следующим образом: у Питкопаса капитан Кроун с отрядом из 8 фрегатов и катеров. Он в этот день имел сражение с 50-ю шведскими гребными судами и принудил их к отступлению, с потерей 6 судов. Восточнее Кроуна, между мысом Кайнеми и банкой Пассалода - отряд контр¬адмирала Ханыкова из 3 фрегатов. Восточнее Ханыкова, но западнее мыса Крюсерорд, между ним и банкой Репье, поперек фарватера стояли 5 кораблей и 1 бомбардирское судно отряда контр-адмирала Повалишина. Южнее Репье до острова Рондо - главные силы Чичагова, левым крылом которых начальствовал Мусин-Пушкин, а правым Круз. На юго-восток от Рондо к острову Кольтхольму на¬ходился контр-адмирал Лежнев с 5 кораблями и 1 бомбардирским судном Биорко-Зундом овладел Нассау, а в Транзунде стоял готовый к выходу отряд Козлянинова.
С вечера 21 июня установился восточный ветер, которого шведы ждали целый месяц, и в ночь весь неприятельский флот пригото¬вился к выходу в море. Часу в четвертом утра 22 июня шведские суда начали сниматься с якоря и двинулись к Крюсерорду: корабли полным бакштагом, в линии баталии, а рядом с ними, но несколько севернее и ближе к берегу, суда гребного флота.
Чичагов, все еще уверенный, что шведы для выхода в море избрали один северный фарватер, опасался передвигать свои суда только сигналом приказал приготовиться к бою, повернувшись на шпрингах левым бортом к неприятелю, и иметь шлюпки для отвода брандеров. В 7 часов 30 минут утра голова шведской колонны подошла к отряду Повалишина. Головной 74-пушечный корабль «Дризигхетен» (капитан Пукэ), не смотря на сильный огонь, вошел в интервал между средними кораблями Повалишина и почти в упор дал по залпу в них. За ним шли остальные шведские корабли. Ближе к берегу проходили шхерные суда. Все они активно обстреливали суда отрядов Повалишина и Ханыкова, так что оба отряда совершенно скрылись в огне и дыме. Нижние паруса неприятеля были под¬вязаны на каболках, люди спрятаны в палубах, и при весьма близком расстоянии, на котором проходили шведы от наших кораблей рангоут их почти не имел повреждений от наших выстрелов. Суда Повалишина и Ханыкова, окруженные непроницаемым дымом отбивались от ежеминутно сменяющихся противников, некоторые сражались на оба борта. Не имея помощи от флота, продолжавшего оставаться на якоре, эти два отряда выносили на себе всю тяжесть жесточайшего боя. Все суда их имели значительные повреждения и большую потерю в людях. На бомбардирском корабле «Победи¬тель» сбит был весь рангоут, а на «Не тронь меня» убит командир капитан 1-го ранга Тревенин.
В девятом часу утра, когда передовые суда неприятеля уже прошли наши отряды, Чичагов приказал двум кораблям отряда Мусина-Пушкина идти на помощь Повалишину, потом, в погоню за неприятелем, направил Лежнева и Круза, а в 9.30, когда уже половина уходивших шведов была вне выстрелов, адмирал двинулся сам со своими главными силами. Несмотря на то, что, торопясь вступать под паруса, наши корабли рубили канаты, быстроте выхода много мешала близость мелей, между которыми стояли некото¬рые из судов. Во время бегства среди густого дыма три шведских корабля «Едвига-Элизабета-Шарлотта», «Эмхейтен» и «Луиза-Уярика», два фрегат, а катер, 2 галеры и 3 транспортных судна, отставшие от передних судов, сбились с курса и в 10-м часу выскочили на банки Репие и Пассалода, и были взяты в плен. Один линейный корабль при съемке с якоря сел на мель на Сальвере.
Замыкающий неприятельскую линию корабль «Энигхетен» должен был пустить 3 брандера на отряды Повалишина и Ханыкова; но по недосмотру, при вступлении под паруса, подан¬ный с корабля на брандер буксир не был обрублен и зажженный брандер, сцепясь с кораблем, зажег его и вместе с ним навалился на свой ближайший фрегат «Земфира». При взрыве этих судов два наши корабля были осыпаны горящими обломками, но спаслись от пожара. За исключением судов, получивших сильные повреждения во время боя, весь наш флот двинулся в погоню за неприятелем, спе-шившим укрыться в Свеаборге. Передовые наши корабли следовали в близком расстоянии за последними шведскими кораблями, не об¬ращая внимания на обгоняемый ими весь гребной флот неприятеля, который со множеством транспортных судов на близком расстоянии шел одним курсом с нашими кораблями и, конечно, ожидал неминуемой гибели. В ходе сражения особенно отличится фрегат «Венус» под командой капитана 2 ранга Кроуна. Командуя отрядом фрегатов (3 фрегата и 2 катера), Кроун атаковал у острова Фискар прорывавшийся шведский гребной флот, врезавшись в его середину. Осыпаемые картечью шведские галеры и канонерские лодки после недолгого сопротивления начали спускать паруса и флаги. Часть судов уже была взята, когда Чичагов, начав погоню и желая иметь фрегаты при себе, сигналом приказал Кроуну вернуться к флоту. Вынужденный подчиниться, Кроун оставил противника, который, немедленно подняв паруса, поспешил укрыться в шхерах. Сигнал Чичагова спас гребной флот шведов от полного разгрома, так как, сильно отстав от парусного и загруженный войсками, он был лишен возможности оказать сколько-нибудь серьезное сопротивление.
Чичагову не удалось нагнать противника, укрывшегося затем в Свеаборге. Однако на погоне был захвачен отставший контр-адмиральский корабль «София-Магдалина», а у самого Свеаборга капитан 2 ранга Кроун при содействии линейного корабля «Изяслав» с боя взял 26 мая еще линейный корабль «Ретвизан». Во время прорыва флот противника потерял захваченными, сожженными и потопленными 64 судна, пленено до 2000 и погибло около 5000 шведов. Потери русских 147 убитых и 164 человек раненых.

Примечание
В книге, Штенцель А. «История войн на море», в главе XII Шведско-русская война 1788-1790 гг. написано буквально следующее:
« …неприятельские (русские) корабли стояли так близко один от другого поперек фарватера, что между гиком одного корабля и утлегарем ближайшего к нему едва оставалось место, достаточное для прохода. Первые шведские корабли использовали этот короткий промежуток прохода между судами и развили такой опустошительный, все уничтожающий огонь, что уже через полчаса после прохода флагманского корабля, все шесть русских судов спустили флаги. Из всех шпигатов лилась кровь, из 700 человек экипажа каждого судна оставалось не раненых человек 40-60 - так ужасно было действие шведских орудий».

Настолько по детски наивное вранье, что невольно вызывает улыбку. Ну представьте себе уважаемые читатели такую картину: шведские корабли пошли на прорыв, шесть русских судов после небольшой перестрелки «уже через полчаса» «спустили флаги» но тем не менее шведская эскадра почему то продолжает не снижая «набранного темпа бега» удаляться от грустно стоящих со спущенными флагами русских кораблей. Чичагов далеко стоит, на якоре, эти корабли не стреляют, ну какие должны быть действия шведов если все так оно и было, высаживай свою команду на захваченные суда и труби победу, чего бежать – то, в крайнем случае можно сжечь или утопить сдавшиеся корабли, а уж потом не спеша проследовать прежним курсом. И если шведы гордо пренебрегли шестью русскими кораблями которые «хотели к ним в плен» то как интересно они подсчитали сколько осталось не раненых на этих кораблях «из 700 человек экипажа каждого судна оставалось не раненых человек 40-60», таким образом только на этих кораблях должно быть 3840 раненых, а давайте вспомним сколько их было на всех русской эскадре - 164 человека.

Теперь, что касается «так ужасно было действие шведских орудий» почти вся шведская корабельная эскадра, 22 линейных корабля, прошла между двумя русскими кораблями: «Головной 74-пушечный корабль «Дризигхетен» (капитан Пукэ), не смотря на сильный огонь, вошел в интервал между средними кораблями Повалишина и почти в упор дал по залпу в них. За ним шли остальные шведские корабли» и не смогла потопить ни один из них, так что действие шведских орудий было далеко не ужасно.

В заключении главы XII г. делается вывод: «У русских было выведено из строя 11 линейных кораблей и более 7000 убитых и раненых».
Как видно из расположения судов русской эскадры перед сражением: «поперек фарватера стояли 5 кораблей и 1 бомбардирское судно отряда контр-адмирала Повалишина», т.е. у контр-адмирала Повалишина, сквозь строй кораблей которого прорывался шведский флот было лишь 5 линейных кораблей и 1 бомбардирское судно, у контр-адмирала Ханыкова было только 3 фрегата, для того чтобы повредить 11 линейных кораблей шведам нужно было дождаться эскадры Чичагова, но как известно они так быстро бежали, что он их не догнал. Ну а количество погибших в этом сражении с русской стороны составило 147 человек.

Из текста этой главы видно, что автор ведет повествование не как независимый наблюдатель, а как участник тех событий со шведской стороны, из этого следует, что автор, адмирал Альфред Штенцель, пользовался для написания своей книги только шведскими источниками, которые даже явное поражение и позорное бегство своего флота представили как блистательную победу, не озаботясь ознакомится с отчетом о сражении русской стороны, отсюда такие «кривые выводы и оценки».

Второе Роченсальмское сражение

Нассау-Зиген после успешного преследования шведских судов, имевших ход лучше наших, сосредоточил свои силы, в составе 9 гребных фрегатов, 10 бомбардирских кораблей, 7 прамов и пловучих батарей, 26 галер, 77 канонерских лодок, 23 шебек, коттеров и шхун, 121 мелкого гребного судна (всего 273 судна с вооружением около 1000 орудий и 14000 человек экипажа), у острова Киркума при входе на Роченсальмский рейд, атаковал шведский гребной флот под начальством короля Густава III в составе 12 гребных фрегатов, геммам и турум, 18 катеров, удем, пойем и яхт, 19 галер и 246 канонерских лодок и иолов (всего 295 судов, около 1000 орудий и 18 000 человек экипажа).
Шведские суда расположены были на хорошей позиции, южнее большого рейда. Между большими судами стояли галеры и канонерские лодки, на флангах за островами - бомбардирские суда, а на островах построены были батареи. По обоим флангам тянулись длинные линии канонерских лодок и иол. Северный проход, так же как и в прошлом году, был завален, и транспорты, охраняемые 20 судами, стояли на малом рейде.
Не выяснив сил противника и его диспозиции и пренебрегая неблагоприятной для действий большинства гребных судов свежеющей погодой, Нассау-Зиген решил во что бы то ни стало дать сражение именно 28 июня, так как это был день восшествия на престол Екатерины II. Почти вся ночь перед боем была проведена в передвижениях судов и распределении их по диспозиции для боя, вследствие чего гребцы вместо отдыха вынуждены были работать на веслах и к утру были чрезвычайно утомлены.
Несмотря на засвежевший с утра ветер и крупную зыбь, сбивавшую суда на гребле, Нассау-Зиген отдал приказание атаковать противника, спокойно стоявшего на якорях на хорошо выбранной позиции между островами.
Рано утром 28 июня (9 июля) русские при благоприятном ветре, двинулись вперед. Нассау с 8 фрегатами во главе, шел в трех параллельных колоннах, при чем 20 сильнейших судов шли в середине. Средняя колонна стала на якорь против неприятельского центра, две другие против флангов. В 9 часов 30 минут начался бой.
На нашем левом фланге, или в авангарде, находился Слизов с канонерскими лодками, каиками и батареями, поставленными на шпрингах в близком расстоянии от неприятеля. Галеры и другие гребные суда держались на веслах. Среди разгара боя, когда наши парусные суда начали подходить в первую линию, в интервалы между судами гребного флота, несколько канонерских лодок отряда Слизова, вследствие страшного утомления гребцов, были брошены на линию галер, которые смешались в беспорядке с парусными судами. Зыбь и качка, мешавшие прицельной стрельбе, еще более усилили расстройство боевого порядка. Заметив замешательство, шведы, стоявшие на укрытой от зыби позиции за островами, усилили обстрел отдельных групп скучившихся русских судов, нанося им сильный вред. С восстановлением порядка, при успешном действии плавучих батарей, суда стали занимать свои места, и сражение с новой силой загорелось по всей линии. Но засвежевший ветер и увеличившееся волнение препятствовали правильному движению наших судов качка мешала точному прицелу орудий, и выбившиеся из сил гребцы падали от изнеможения. Между тем, шведы из-за островов наносили русским страшные поражения. После пятичасового упорного сражения, когда часть неприятельских гребных судов направилась в обход нашей флотилии, наши канонерские лодки начали поспешно отступать к югу и выходить из-под выстрелов. Отступившие русские корабли собрались под ветром у острова Мусала, но в 4 часа снова были отброшены шведскими канонерскими лодками и иолами. В то же время лодки правого шведского фланга заняли новое, более выгодное фланговое положение относительно русского центра, а левый шведский фланг начал обходное движение по ту сторону острова Лекмесари. При продолжающемся сражении некоторые из наших галер, получивших подводные пробоины, стали тонуть, сильным ветром суда срывало с якорей и разбрасывало по прибрежным камням. В восьмом часу вечера Нассау-Зиген, прекращая бой, приказал жечь те из парусных судов, которые не было возможности спасти. В результате русский гребной флот потерял потопленными артиллерией противника, захваченными и потерпевшими крушение на мелях и камнях от шторма 52 судна (в том числе 15 галер) и свыше 7370 человек убитыми, утонувшими и взятыми в плен.
Среди потерянных судов были полупрамы «Барс» (26 пушек) и «Леопард» (28 пушек); 8-пушечные палавбатареи № 1 и № 2; шебеки «Минерва», «Беллона», «Прозерпина» и «Диана»; полушебеки «Лев», «Медведь», «Орел», «Дракон», «Кит», «Олень», «Тигр», «Барс», «Рысь» и «Волк»; галеры «Безделка», «Петербург», «Хитрая», «Сорока», «Ворона», «Пустельна», «Стерлядь», «Тихвин», «Устюжина», «Орел», «Кулик», «Нарва», «Соммерс», «Тютерс», «Сескар Пет»; четыре дубель-шлюпки, шесть канонерских лодок и т.д.
Потери шведов были сравнительно ничтожны, около 300 убитых и раненых (данные о шведских потерях по-видимому, преуменьшены), из судов погибло только одно более крупное и три лодки.
Находившийся при Нассау генерал-майор Турчанинов о деле 28 июня пишет: «Причина поражения - беспредельное рвение принца Нассау найти и разбить неприятеля и опрометчивость его в равном градусе с помянутым рвением; все сие не допустило его сперва исследовать подробно отысканного неприятеля в его силах и положении и потом приуготовить канонерские лодки с такой благонадежностью, чтобы быть уверену в пользе употребления оных».


Главное за неделю