Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная юридическая консультация
Какая из проходящих в этом году военных выставок вам наиболее интересна?
Международный военно-морской салон
    41,51% (44)
МАКС
    39,62% (42)
Форум Армия
    9,43% (10)
HeliRussia
    7,55% (8)
Нева
    1,89% (2)

Поиск на сайте

питон56

  • Облако тегов

  • Архив

    «   Июнь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30    

Трагедия 22 июня 1941 года. Было ли вероломное нападение фашистской Германии для нас внезапным

Часть 2

Как видим, это был не простой разведывательный полет, если
если задание Захарову давал Командующий авиацией ЗапОВО - это Наркомат обороны, а донесения от Захарова везде принимали пограничники — это Наркомат внутренних дел Берии.
Дать приказ Наркому Обороны Тимошенко и Наркому внутренних дел Берии об их взаимодействии мог только только И. Сталин, который хотел лично убедиться в намерениях Гитлера не позднее 18 июня 1941года.
Факт того, что этот разведывательный полет был проведен по указанию И. Сталина может подтвердить то, что Командующий ВВС Жигарев был в кабинете И. Сталина с 0.45 до 1.50 18 июня 1941года, где ему видимо было дано это задание, а тот уже дал соответствующую команду Копцу.
Получив подтверждение о громадном сосредоточении на границе немецких войск, И. Сталин 18 июня обращается к Гитлеру о срочном направлении в Берлин Молотова для взаимных консультаций.
Сведения об этом предложении И. Сталина Гитлеру есть в дневнике начальника Генерального штаба сухопутных войск рейха Франца Гальдера. Среди других записей 20 июня 1941 года имеется следующая фраза:
«Молотов хотел 18.6 говорить с фюрером».
Но Гитлер во встрече с Молотовым сразу отказывает.
Это видимо окончательно убедило И. Сталина, что рубикон перейден и тот решился начать войну.

18 июня, после авиаразведки, подтвердившей, что немецкие войска изготовились для нападения на СССР и отказа Гитлера в во встрече с Молотовым, в западные военные округа по указанию И. Сталина направлена телеграмма Генштаба о приведении в «полную боевую готовность» всех оставшихся частей этих округов и об отводе приграничных частей от границы.
О возможности нападения Германии и о приведении и о приведении войск в боевую готовность командующие округами с санкции И.Сталина были предупреждены телеграммой Генерального штаба от 18 июня 1941 года.
( История Великой Отечественной войны М.1965г Т.6. Стр 135).
Также согласно этой телеграмме командование западных округов обязано было вернуть все находящиеся вне своих расположений части, и в том числе Командующему Западным ОВО предписывалось вывести из Бреста расквартированные там три дивизии 4-ой армии на рубежи обороны вокруг города.
(Последнее сделано не было и эти дивизии, общей численностью около 35 тысяч человек были практически полностью уничтожены немцами в первые же часы войны. Они, как выразился один из историков. что называется были «намотаны» на гусеницы немецких танков).
А на приведение в полную боевую готовность и развертывание всех сил армий планом прикрытия государственной границы предусматривалось двое суток, что вполне хватило бы, чтобы в готовности встретить немецкое нападение 22 июня.
Надо отметить, что некоторые части военных округов начали приводиться в боевую готовность уже после 11 июня 1941 года (т.е. в процессе выдвижения войск к государственной границе), и эти даты фигурируют в ряде мемуаров-воспоминаниях участников войны и других документах о приведении оставшихся частей военных округов в «полную боевую готовность.
Вот некоторые из этих свидетельств:

- Генерал-полковник танковых войск П.П. Полубояров (бывший начальник автобронетанковых войск Прибалтийского ОВО) вспоминал после войны:

« 16 июня в 23 часа командование 12-го механизированного корпуса получило директиву о приведении соединения в боевую готовность;
6 июня распоряжением штаба округа приводился в боевую готовность и 3-й механизированный корпус (командир генерал-майор танковых войск А.В. Куркин);
19 июня 1941 года было получено распоряжение от командира 10-го стрелкового корпуса генерал-майора И.Ф. Николаева о приведении дивизии в боевую готовность. Все части были немедленно выведены в район обороны, заняли дзоты и огневые позиции артиллерии»;

- В Сборнике боевых документов Великой Отечественной войны (выпуск 33), вышедшем в Воениздате в 1957 году, опубликовано донесение штаба 12 механизированного корпуса ПрибОВО о боевых действиях корпуса в период с 22 июня по 1 августа 1941 года. В нем говорится:
«18.06.41г. На основании директивы Военного совета Прибалтийского Особого военного округа по корпусу был отдан приказ за №0033 о приведении в боевую готовность частей корпуса, выступлении в новый район и сосредоточении…»;

- Начальник штаба Одесского ОВО генерал- лейтенант М.В.Захаров привел свой округ в повышенную боевую готовность за несколько дней до 22 июня 1941г. ( М.В. Захаров с 1959 года Маршал Советского Союза).
Генерал-лейтенант Захаров М.В. прибыл на свой полевой командный пункт в районе Тирасполя 21 июня 1941г. и взял на себя командование.
В ночь на 22 июня он рассредоточил авиацию округа по полевым аэродромам и поднял по тревоге войска округа, еще до получения в округе «Директивы №1» (об этой директиве будет сказано ниже).
Благодаря этим действиям войска Одесского ОВО избежали разгрома и организованно вступили в бой.
Маршал авиации А.И. Покрышкин, служивший перед войной в ВВС Одесского военного округа, вспоминает в своих мемуарах «Небо войны», что когда утром 22 июня вражеская авиация разбомбила постоянный аэродром его полка, там оказался уничтоженным единственный находившийся на аэродроме самолёт, не успевший накануне перелететь на запасной аэродром из-за поломки;

- О том, что в военные округа 18 июня поступила телеграмма Генерального штаба свидетельствует и бывший заместитель начальника штаба Одесской ВМБ контр- адмирал Деревянко;

- Начальник Главного управления погранвойск НКВД генерал Соколов в ночь на 22 июня находился на участке 87-го погранотряда Белорусского пограничного округа.
Все пограничные части и погранзаставы встретили войну в полной боевой готовности. Погранвойска в начавшейся войне сразу же сыграли роль можно сказать стратегическую. Они сутками на своих участках сдерживали натиск немцев в обстановке, давая возможность армейским частям организовать хоть какую-то оборону.
Из 485 атакованных погранзастав ни одна не отошла без приказа.
Из 19 600 пограничников, встретивших гитлеровцев 22 июня на направлении главного удара группы армий «Центр», в первые дни войны погибли более 16 тысяч;
- Есть один документ, косвенно свидетельствующий о направлении 18 июня 1941 года в адрес командования западных военных округов телеграммы Генштаба о приведении войск военных округов боевую готовность, о котором упоминает в своей книге О. Ю. Козинкин «Кто проспал начало войны?» (Полиграфиздат. 2011г).
«Это исследование, проведенное в первой половине 1950-х годов Военно-научным управлением Генерального штаба под руководством генерал-полковника А.П. Покровского.
Было задано пять вопросов участникам тех трагических событий, занимавшим перед войной командные должности в войсках западных округов ( ответы на некоторые вопросы были опубликованы в «Военно-историческом журнале» в 1989г.).
Вопросы были сформулированы так:
1. Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы; когда и что было сделано командованием и штабами по обеспечению выполнения этого плана?
2.С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто до начала боевых действий?
3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня; какие и когда были отданы указания по выполнению этого распоряжения и что было сделано войсками?
4. Почему большая часть артиллерии находилась в учебных центрах?
5. Насколько штабы были подготовлены к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?
«Военно-исторический журнал» опубликовал ответы только на первые два вопроса. Ответы же на третий вопрос не были опубликованы и публикация прекратилась».
Интересно почему?!
А ведь сама формулировка вопросов показывает, что соответствующие директивы Генштаба были...
Целый ряд наших военных историков оценивает, что полностью и вовремя приведение войск в боевую готовность состоялось только в Одесском военном округе, в Прибалтийском ОВО - примерно на 80 процентов, в Киевском ОВО - на 50 процентов, а Западный ОВО практически не выполнил соответствующие директивы Генштаба по приведению войск в боевую готовность..
Это косвенно подтверждают также немецкие историки и генералы .
Генерал Блюментрит (начальник штабы 4 армии группы армий «Центр») признал, что «….группа армий "Юг" сразу же натолкнулась на упорное сопротивление, и там развернулись тяжелые бои..».
Группе армии «Юг» противостояли Одесский ОВО и Киевский ОВО.
Вот что пишет немецкий историк фон Бутлар в своем очерке «Война в России» (книга «Мировая война 1939–1945 годы) :
«Критически оценивая сегодня пограничные сражения в России, можно прийти к выводу, что только группа армий «Центр» (которой противостоял Западный ОВО- sad39) смогла добиться таких успехов, которые даже с оперативной точки зрения представляются большими. Лишь на этом направлении немцам удалось разгромить действительно крупные силы противника и выйти на оперативный простор. На других участках фронта русские повсюду терпели поражение, но ни окружить крупных сил противника, ни обеспечить для моторизованных соединений достаточной свободы маневра немцы не сумели.
Группы армий «Север» (им противостоял Прибалтийский ОВО - sad39) и «Юг» (противостоял Одесский и Киевский ОВО-sad39) продвигались, как правило, тесня искусно применявшего маневренную оборону противника, и на их фронтах даже не наметилось никаких возможностей для нанесения решающих ударов».

Действительно многие наши части не только достойно встретили немецкие войска, но и смогли уже 22 июня на некоторых участках выбить их обратно. Это было в Одесском ОВО, на Украине, в Прибалтике, и на границе с Румынией.
А это возможно было сделать только в том случае, если войска были заранее подняты по тревоге, выведены и рассредоточены, заняли боевые порядки и изготовились к обороне и возможному удару немцев.
Но к сожалению это не относится к Западному ОВО.

Вот что пишет бывший начальник штаба 4-й армии ( Зап. ОВО) генерал Сандалов:
«…войска Западного Особого военного округа, как и 4-й армии, входившей в его состав, не были приведены в боевую готовность и 21 июня занимали крайне невыгодное положение, которое не позволило отразить первые мощные удары врага и повлекло большие потери и серьезные поражения в приграничных сражениях
На участке протяженностью 80-100 километров севернее и южнее Бреста войск вообще не было, а в самом Бресте скопилось громадное количество войск». (Сандалов Л.М. 1941. На московском направлении.— М.: Вече, 2006).

Куда же смотрел наш Нарком обороны и начальник Генерального штаба, которые несут ответственность за планирование и дислокацию войск на территории страны ? Или они не знали о таком расположении наших войск, что тоже не снимает с них ответственности.
В результате в первый же день войны войска под Брестом были окружены и разгромлена практически вся 4 армия Западного ОВО?
Или и здесь И.Сталин опять виноват?

Город Брест был взят немцами уже в 7 утра 22 июня.
Г.К. Жуков в своих мемуарах слукавил, написав: «Бронетанковым войскам группы Гудериана и 4-й немецкой полевой армии пришлось обойти город». (“ Воспоминания и размышления» М. АПН 1969г.).
Хотя о взятии Бреста было объявлено в сводке от 23 июня 1941года.

А вот героические защитники Брестской крепости защищали ее до 29 июня 1941 года, когда закончилась организованная защита крепости и остались только отдельные группы и одиночные бойцы, продолжавшие сопротивление. 23 июля был взят в плен последний защитник крепости- майор Гаврилов.

28 июня 1941года город Минск захвачен немцами.
В районе Белостока и Минска были уничтожены 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, погибли 3 комкора и 2 комдива, попали в плен 2 комкора и 6 командиров дивизий, ещё 1 командир корпуса и 2 командира дивизий пропали без вести.
Наши потери составили около 340 тысяч человек, это без учета потерь пограничных войск и войск НКВД, немцы захватили около 3300 танков, более 1800 орудий, около 250 неповрежденных самолетов на аэродромах.

4 июля 1941 года был арестован Командующий Западным фронтом- бывший Зап.ОВО ( 21 июня военные округа были преобразованы во фронты) Герой Советского Союза генерал армии Д.Г. Павлов.
6 июля арестованы: начальник штаба фронта генерал-майор В.Е.Климовских, заместитель командующего ВВС фронта генерал-майор авиации А.И.Таюрских, начальник артиллерии фронта генерал- лейтенант артиллерии Н.А.Клич, командующий 4-армией генерал-майор А.А Коробков, начальник связи фронта генерал майор войск связи А.Т. Григорьев,, командир 9-ой авиадивизии Черных, командир 42 сд генерал-майор И.С. Лазаренко, командир 14 танковго корпуса генерал-майор С.И. Оборин и ряд других должностных лиц фронта.

К сожалению все наши исследователи и военные историки до настоящего времени не располагают копиями документов - телеграммы (от 18 июня и более ранних) Генерального штаба о приведении войск, по указанию И. Сталина, в боевую готовность. Но косвенные доказательства свидетельствуют, что такой документ был, и войска военных округов приводились в боевую готовность еще до 22 июня.

В исследовании целого ряда авторов: Ю.И. Мухин «Если бы не генералы» (Москва. Яуза. 2007г); А. Б. Мартиросян «Трагедия 22 июня: Блицкриг или измена?» Москва. 2006г.; О. Ю. Козинкин «Кто проспал начало войны?» (Полиграфиздат. 2011г) и др. приводятся доказательства того, что такие директивы направлялись в войска, и дается убедительный анализ, что Директива №1 от 21.06.41г. только дублирует и дополняет предыдущие распоряжения о приведении войск в боевую готовность.
Часть из этих косвенных доказательств приведена выше.
Есть еще очень важное доказательство того, что телеграмма Генерального штаба от 18 июня 1941 года о приведении войск военных округов в боевую готовность.
В протоколе закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР от 22 июля 1941 года есть такой эпизод.
Член суда А.М. Орлов оглашает показания подсудимого - начальника связи штаба Западного фронта генерал-майора А.Т. Григорьева на следствии:
«…и после телеграммы начальника Генерального штаба от 18 июня войска округа не были приведены в боевую готовность».
Григорьев подтверждает: «Все это верно»…
Вот показания генерала армии Д.Г. Павлова на следствии:
«...благодаря своей бездеятельности я совершил преступления, которые привели к поражению Западного фронта и большим потерям в людях и материальной части, а также и к прорыву фронта, чем поставил под угрозу дальнейшее развертывание войны…
Я признаю себя виновным в том, что директиву Генерального штаба РККА я понял по-своему и не ввел ее в действие заранее, то есть до наступления противника».
Эти показания видимо можно считать достоверными, а не «выбитыми» под пытками, ввиду следующего.
В ходе следствия следователь постоянно пытался своими вопросами уличить генерала армии Д.Г.Павлова в «предательстве и измене».
Но Д.Г. Павлов не признал «измены» ни до суда, ни на суде. Это может говорить о том, что «недозволенных методов следствия» к нему не, видимо, не применялось, иначе он мог признать все, что угодно.
Ведь мы знаем из нашей истории, что репрессированные наши военные деятели вынуждены были признаваться после применения к ним таких методов, что они «японские, немецкие и прочие шпионы» и пр, чтобы избежать дальнейших издвательств над ними.
Павлов Д.Г., Климовских В.Е., Григорьев А.Т., Коробков А.А. были приговорены к расстрелу.
В обвинительном приговоре Военной Коллегии Верховного суда Союза ССР от 22 июля 1941 года, сказано:
«...Павлов и Климовских ( нач.штаба) проявили трусость, бездействие власти, нераспорядительность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями Красной Армии, тем самым дезорганизовали оборону страны и создали возможность противнику прорвать фронт Красной Армии....».
Как видим никаких обвинений в предательстве нет.
Теперь вернемся в последние предвоенные дни и Директиве Генерального штаба №1 от 21 июня 1941года.
19 июня 1941 года запиской №2342/м Зам. Наркома Госбезопасности Б.З. Кобулов докладывает Сталину, Молотову о срочном выезде из СССР большой группы сотрудников посольства Германии, Италии Румынии и Венгрии.

Как пишет Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов: «...во второй половине дня 21 июня И.В.Сталин признал столкновение с Германией неизбежным... Это подтверждает и то, что к И.В.Сталину были вызваны московские руководители А.С.Щербаков и В.П.Пронин. По словам Василия Прохоровича Пронина, Сталин приказал в эту субботу задержать секретарей райкомов на своих местах и запретить им выезжать за город. “Возможно нападение немцев”- предупредил он».

К 21 июня уже не было никaких сомнений, что войнa грянет в ближaйшие чaсы. Как упоминалось выше, утром 21 июня один из aгентов ГРУ - "ХВЦ", он же Герхaрд Кегель, сотрудник гермaнского посольствa в Москве сообщил, что война начнется в ближайшие часы.
Также Н.Г. Кузнецов вспоминает, что «мне довелось слышать от генерала армии И.В.Тюленева - в то время он командовал Московским военным округом, что 21 июня около 2 часов дня ему позвонил И.В.Сталин и потребовал повысить боевую готовность ПВО».

21 июня 1941 года вечером в кабинете И. Сталина проходит совещание.
Об этом свидетельствуют записи в Журнале посещений кабинета Сталина за 21 июня.
В 19.05 в кабинет Сталина, где уже находился Молотов, вошли семь человек: Ворошилов, Тимошенко, Кузнецов, Берия, Вознесенский, Маленков, Сафонов и началось это совещание. (По некоторым данным на этом совещании мог присутстовать и М.А. Воронцов).
С.К. Тимошенко и еще три человека вышли из кабинета И.Сталина в 20.15.
(Сафонов И.А.- в 1941г. начальник мобилизационно-планового отдела Комитета Обороны при СНК СССР ; Вознесенский Н.А.- в 1941 г. - 1-й зам. пред. СНК СССР;
Капитан 1 ранга М.А. Воронцов - военно-морской атташе в Германии, вскоре он становится начальником Разведывательного управления Наркомата ВМФ).

Исходя из состава участников совещания и присутствия на нем Н.А.Вознесенского и И.А. Сафонова, речь на нем могла возможно идти об грозящем немецком нападении и организационных мероприятиях по проведению всеобщей мобилизации, введении военного положения в связи с грозящим нападением.
( Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г., с 23 июня была объявлена мобилизация военнообязанных 14 возрастов (1905—1918 гг. рождения)



Копия Указа Президиума Верховного Совета от 22 июня 1941г. о мобилизации военнообязанных по 14 военным округам ( за исключением Среднеазиатского, Забайкальского и Дальневосточного)

В мемуарах Г.К. Жукова указано, что этим же Указом «вводилось военное положение в европейской части страны. Все функциии органов государственной власти в отношении обороны, сохранения общественного порядка и обеспечения безопасности страны переходили к военным властям».
Это неверно, военное положение в стране было объявлено отдельным Указом, но тоже 22 июня.
10 августа ГКО издал постановление о мобилизации военнообязанных 1890-1904 годов рождения и призывников 1922—1923 годов рождения
Всего к концу 1941 года было мобилизовано 14 миллионов человек.
В СССР практически мгновенно стала реализовываться давно разработанная концепция «перманенентной» мобилизации.
«К концу 1941 года. заново была сформирована 291 дивизия! Ни Сталин, ни Шапошников (назначенный после Жукова начальником Генштаба) понимали, что иначе Победы не видать!» (Исаев А. Краткий курс Истории Великой Отечественной войны. Наступление маршала Шапошникова. М, 2005. )
Таким образом фактически была создана вторая Красная армия. Но ей еще предстояло учиться воевать!
Ведь за первые пять месяцев войны наша армия потеряла только пленными около 4 млн.человек. Была практически полностью истреблена и захвачена в плен вся кадровая Красная армия, численность которой к июню 1941 года составляла около 4.5 млн .человек.
К счастью, как говорил маршал артиллерии Н.Н. Воронов, что «возможности нашего тыла были действительно неисчислимы»).

О совещании у И.Сталина 21 июня 1941 нет других сведений, кроме состава его участников.
Чем объяснить, что факт и тема этого совещания остались под завесой тайны до сих пор неизвестно.
Как предполагает О. Ю. Козинкин в своей книге «Кто проспал начало войны?» это потому, что «только упоминание об этом факте совещания вечером 21 июня разрушает легенду о вине Сталина в том, что армия не была приведена своевременно в полную боевую готовность».

Теперь о знаменитой Директиве № 1 от 21 июня 1941года.

Благодаря «Воспоминаниям и размышлениям» Г.К. Жукова, стойко укоренилась легенда о том, что только в ночь на 22 июня «упрямый и боявшийся Гитлера» И. Сталин, наконец, разрешил, в ответ на долгие уговоры Тимошенко и Жукова, привести войска приграничных округов в боевую готовность и подготовить соответствующую директиву Генерального штаба этим военным округам.

Вечером 21 июня 1941 года Г.К. Жуков получил сообщение от начальника штаба особого военного округа генерал-лейтенанта М А Пуркаева-начальника штаба Киевского военного круга о немецком перебежчике, который утверждал, что «немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня». (Немецкий перебежчик- ефрейтор 222-го полка 74-й пехотной дивизии Альфред Лисков-sad39).
Далее Г.К Жуков пишет:

«Я тотчас же доложил наркому и И.В. Сталину то, что передал М.А. Пуркаев.
И.В. Сталин сказал: «Приезжайте с наркомом в Кремль» .
Захватив с собой проект директивы войскам, вместе с наркомом и генерал-лейтенантом Н.Ф. Ватутиным мы поехали в Кремль. По дороге договорились во что бы то ни стало добиться решения о приведении войск в боевую готовность.
И.В. Сталин встретил нас один. Он был явно озабочен.
- А не подбросили ли немецкие генералы перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт?- спросил он.
- Нет - ответил С.К.Тимошенко- Считаем, что перебежчик говорит правду.....».

Далее Г.К. Жуков рассказывает, что по настоянию Наркома С.К.Тимошенко, который сказал : «Надо немедленно дать директиву войскам о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность» - И. Сталин попросил ее зачитать, но после прочтения Г.К. Жуковым ее текста, с ней не согласился, якобы сказав, что надо дать короткую директиву указав, что нападение может начаться с провокационных действий и войска не должны поддаваться на провокации.

После этого Г.К. Жуков и Н.Ф. Ватутин вышли в другую комнату и составили директиву. Затем И.Сталин ее прочитал, внес коррективы и передал С.К. Тимошенко для подписи.

С этой директивой Н.Ф. Ватутин, по словам Г.К. Жукова «немедленно выехал в Генеральный штаб, чтобы передать тотчас ее в округа.
Передача в округа была закончена в 00.30 минут 22 июня 1941года. Копия директивы была передана Наркому ВМФ».
( Исходя из этого рассказа получается, что Н.Ф. Ватутин выехал в Генштаб еще до выхода С.К. Тимошенко и Г.К. Жукова из кабинета И.Сталина, т.е. еще до 22. 20 и уже подписанная директива передавалась целых два часа!!).

А теперь давайте сопоставим этот рассказ Г.К. Жукова с событиями, которые проходили в Кремле вечером 21 июня, согласно записям в Журнале посещений кабинета И. Сталина по времени.
Почему-то никто не обратил внимание на некоторые детали, а ведь они очень важны, когда речь идет о подготовке Директивы №1, по которой многие спорят, доказывая, что только эта директива, подготовленная по настоянию С.К. Тимошенко и Г. К. Жукова убедила И. Сталина привести в боевую готовность войска.
Совещание у И.Сталина началось в 19.05 21 июня. Нарком обороны С.К.Тимошенко, присутствовал на нем, но вышел из в кабинета в 20.15.
Согласно записи в Журнале, он опять вошел в кабинет И. Сталина в 20.50, уже вместе с Г.К. Жуковым.
Как пишет Г.К. Жуков, после разговора с Пуркаевым и сообщения о перебежчике, он позвонил Наркому (Вопрос- куда звонил и с кем говорил, если Нарком в это время был у И.Сталина в кабинете) и И.Сталину, от которого получил указание прибыть в Кремль вместе с Наркомом.
И. Сталина, думаю не очень удивило бы сообщение Г.К. Жукова о перебежчике. Ведь и до этого дня были такие перебежчики и не один.
Кроме того, у него ведь уже утром 21 июня, как и у Г.К. Жукова, была информация от нашего агента ХВЦ из посольства Германии о точном времени начала немецкого наступления.

По словам Г. К. Жукова получается, что Нарком обороны С.К. Тимошенко, выйдя из кабинета И.Сталина в 20.15, успел приехать в свой кабинет в Наркомате обороны (который находился в ту пору на втором этаже небольшого особняка на ул.Кирова, ныне ул.Мясницкая, недалеко от Наркомата ВМФ), выслушать по телефону доклад Г.К. Жукова, вновь выехать в Кремль (причем уже вместе с Г.К. Жуковым и Н.Ф. Ватутиным, которые находились в Генштабе, на ул. Фрунзе) и уже в 20.50 войти вновь в кабинет И.В. Сталина вместе с ними.
И это всего за 35 минут!!??
Просто какая-то телепортация во времени и пространстве!
(Впрочем, такая телепортация в мемуарах Г. К.Жукова бывает неоднократно, Например, когда он еще до 11 сентября 1941 года, командуя Резервным фронтом, уже 9 сентября 1941 года, в соответствии с его мемуарами, убыл командовать Ленинградским фронтом.

Далее по рассказу Г.К. Жукова, они все (С.К. Тимошенко, Г.К. Жуков, Н.Ф. Ватутин) вошли в кабинет И.Сталина, который встретил их один.
Опять, мягко говоря, неточность. В кабинете Сталина в это время шло совещание и он был не один .
Кроме того, в Журнале посещений нет записи о том, что Н.Ф. Ватутин был в кабинете И.Сталина, а значит он туда не входил.
Поэтому Г.К. Жукову не с кем было выходить в другую комнату и быстро составить там проект проект директивы.
(Если Н.Ф.Ватутин и был вместе с ними, то видимо только в приемной).
Вот такие странности и «забывчивость» Г.К. Жукова в его рассказе о подготовке Директивы №1.
В этой связи позволю себе сделать следущее предположение:
Разговора со И. Сталиным 21 июня вечером по телефону, о котором рассказывает Г.К. Жуков, у него вероятно не было.
С.К. Тимошенко находился с 19.15 на совещании в Кремле.
На этом совещании сам И.Сталин дал указание С.К. Тимошенко вызвать в Кремль Г.К. Жукова для рассмотрения вопросов по подготовке к отражению возможного немецкого нападения 22 июня и подготовки соответствующей директивы военным округам.
Г.К. Жукову хватило вполне 35 минут, чтобы приехать в Кремль из Генерального штаба на ул. Фрунзе.
С 20.50 и до 22.20 С.К. Тимошенко и Г.К. Жуков были в кабинете И. Сталина, где и получили от него соответствующие указания о подготовке Директивы №1, а затем убыли вместе с С.К. Тимошенко к нему в кабинет в Наркомат обороны окончательно ее готовить.
То, что она не была окончательно подготовлена в кабинете И. Сталина, несмотря на слова Г.К. Жукова, что «...И. Сталин ее прочитал, внес поправки, и передал наркому для подписи подписи... и с этой директивой ...Н.Ф. Ватутин немедленно выехал в Генеральный штаб, чтобы передать тотчас ее в округа...», свидетельствуют воспоминания Наркома ВМФ
Н.Г. Кузнецова:

«..Вечером 21 июня я позвонил Наркому обороны. Нарком выехал,- сказали мне. Начальника Генерального штаба тоже не оказалось на месте.
Решил связаться с флотами. Поговорил сначала с командующим Балтийским флотом В. Ф. Трибуцем, затем с начальником штаба Черноморского флота И.Д. Елисеевым, с командующим на Севере А.Г. Головко.... Командные пункты развернуты, флоты уже в течение двух дней поддерживают оперативную готовность №2 (боевая готовность повышенная). На берег отпущено лишь ограниченное число краснофлотцев и командиров…
… Около 11 часов вечера зазвонил телефон. Я услышал голос маршала С.К. Тимошенко:
- Есть очень важные сведения. Зайдите ко мне…
Наши наркоматы были расположены по соседству. Мы с контр-адмиралом Алафузовым вышли на улицу… Через несколько минут мы уже поднимались на второй этаж небольшого особняка, где временно находился кабинет С.К. Тимошенко.
Маршал, шагая по комнате, диктовал. Было все еще жарко. Генерал армии Г.К. Жуков сидел за столом и что-то писал. Перед ним лежало несколько заполненных листов блокнота для радиограмм....
...Семен Константинович заметил нас, остановился. Коротко, не называя источников, сказал, что считается возможным нападение Германии на нашу страну.
Жуков встал и показал нам телеграмму, которую он заготовил для пограничных округов. Помнится, она была пространной - на трех листах.
Пробежав текст телеграммы, я спросил:
- Разрешено ли в случае нападения применять оружие?
- Разрешено.
Поворачиваюсь к контр-адмиралу Алафузову:
-Бегите в штаб и дайте немедленно указание флотам о полной фактической готовности, то есть о готовности номер один. Бегите!
Тут уж некогда было рассуждать, удобно ли адмиралу бегать по улице..... Владимир Антонович побежал, сам я задержался еще на минуту, уточнил, правильно ли понял, что нападения можно ждать в эту ночь. Да, правильно, в ночь на 22 июня. А она уже наступила!..
Позднее я узнал, что нарком обороны и начальник Генштаба были вызваны 21 июня около 17 часов ( здесь Нарком немного неточен, они были у И.Сталина с 20.50) к И. В. Сталину. Следовательно, уже в то время под тяжестью неопровержимых доказательств было принято решение: привести войска в полную боевую готовность и в случае нападения отражать его. Значит, все это произошло примерно за одиннадцать часов до фактического вторжения врага на нашу землю. Это еще раз подтверждает: во второй половине дня 21 июня И. В. Сталин признал столкновение с Германией если не неизбежным, то весьма и весьма вероятным.. Очень жаль, что оставшиеся часы не были использованы с максимальной эффективностью». (Кузнецов Н.Г. «Накануне».- М.: Воениздат, 1969г.).

Так что получается, что совсем не признание перебежчика — немецкого ефрейтора, как писал Г. К. Жуков, и его настойчивость с С.К.Тимошенко были причиной, побудившей И.Сталина начать действовать.

А теперь посмотрим, что собой представлял приказ-команда флоту о переводе флота из «повышенной БГ» в «полную». Который нарком ВМФ Кузнецов и передал на флоты после того, как нарком обороны СССР С.К. Тимошенко и начальник Генерального штаба Г.К. Жуков довели до него «Директиву №1».
Вот эта телеграмма:
«СФ, КБФ, ЧФ, ПВФ, ДВФ. Оперативная готовность №1 немедленно. Кузнецов».
Но кроме этого, уйдя от наркома С.К. Тимошенко после 23–00, Н.Г. Кузнецов тут же, до полуночи, начинает обзванивать флоты.
В журнале боевых действий Балтийского флота записано: «23 часа 37 минут. Объявлена оперативная готовность №1».
В Севастополе: «Оперативная готовность №1 была объявлена по флоту в 01:15 22 июня 1941 года».
Флот встретил немецкое нападение в полной готовности и никакой внезапности немецкого нападения для него не было!
Вот текст Директивы №1 от 21 июня 1941 года.
Приводится по книге Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления»:
«Директива ГШ №1 от 21.06.41.»
«Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдОВО.
Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота
1.В течение 22–23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, Приб. ОВО, Зап. ОВО, КОВО, Од. ОВО. Нападение может начаться с провокационных действий.
2.Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.
Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного,Киевского и Одесского округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.
Приказываю:
а) в течение ночи на 22 июня 1941 года скрытно занять огневые точки
укрепленных районов на государственной границе;
б)перед рассветом 22 июня 1941 года рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;
в) все части привести в боевую готовность.
Войска держать рассредоточенно и замаскированно;
г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

Тимошенко, Жуков. 21 июня 1941 года».

Эта директива как бы считается «подтверждением» того, что именно так, а не иначе приводились в боевую готовность войска западных округов и исключительно в ночь на 22 июня 1941 года.

Г.К. Жуков прямо пишет в своей книге: «...наконец, сегодня ( 21 июня-sad39) получено разрешение дать директиву о приведении войск приграничных военных округов в боевую готовность...», и тут же через несколько строк добавляет: «... Директива, которую в тот момент Генеральный штаб передавал в округа, могла запоздать...».

А нам, тем самым, это надо понимать, что никаких мероприятий по повышению боеготовности в этих округах никогда не проводилось, и только благодаря настойчивости Г.К.Жукова и С.К. Тимошенко, которые смогли убедить упирающегося и «боящегося» Гитлера и «провокаций» Сталина и привели, наконец, в боевую готовность войска западных округов.
Но из-за того, что приведение в боевую готовность состоялось так поздно, фактически за какие-то пару часов до нападения Германии на СССР, оно, конечно же, запоздало, и развертывание частей тоже запоздало.

И, соответственно, поражения Красной армии на начальном этапе войны, как и разгром войск на границе в первые дни, и разгром остатков дивизий в «спящих» казармах в том же Бресте, произошли исключительно по прямой вине «тирана» Сталина…
Вот такая простая логика!

А с передачей Директивы Генерального штаба действительно вышла задержка.
Нарком обороны и начальник Генерального штаба покинули Кремль не в полночь, а почти за два часа до ее наступления, в 22.20.
Но Директива, от которой зависела судьба страны, была отправлена через два часа, только в 00.30 22 июня, как пишет Г.К. Жуков. Но есть основания полагать, что она была отправлена еще позже.
Кроме того, если по словам Г. К. Жукова, он был совершенно уверен в том, что нападение неизбежно, почему он не поднял Генеральный штаб по тревоге сразу же по возвращении из Кремля? Хотя в своих мемуарах он пишет «в ночь на 22 июня 1941года всем работникам Генштаба и Наркомата обороны было приказано оставаться на местах».
Но генерал армии С. М. Штеменко говорит:

"21 июня утром наш поезд прибыл к перрону Казанского вокзала столицы. Весь день ушел на оформление и сдачу документов а Генштабе. М. Н. Шарохин ( Шарохин в 1941году Заместитель начальника Генштаба - sad39) добился разрешения для участников поездки отдыхать два дня: воскресенье - 22-го и понедельник - 23 июня. Но отдыхать не пришлось. В ночь на 22 июня, ровно в 2 часа, ко мне на квартиру прибыл связной и передал сигнал тревоги. А еще через полчаса я уже был в Генштабе" (С.М. Штеменко «Генеральный штаб в годы войны»).
Вспоминает маршал артиллерии Н.Д. Яковлев: «многие важнейшие Управления Наркомата обороны по тревоге вообще подняты не были в ночь на 22 июня».
Как это можно называть?!



Вот копия телеграммы войскам Западного ОВО, которая направлена Г.Д Павловым, на основании полученной Директивы №1 из Генерального штаба.
Как видим, эта копия полученной и расшифрованной в шифровальном отделе штаба Зап.ОВО Директивы №1, переданной из Генштаба, но подготовленная уже в штабе ЗапОВО к передаче в армии округа, на которой проставлены время ее получения в шифроргане штаба ( 22.6 01.45) и время передачи командующим армиями ( 22.6 02-25-0235) и исх№5203-5206.

Ниже фамилий Тимошенко и Жукова ставят свои подписи Павлов, Климовских и Черных. Зачеркнуты адреса: Военным Советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВо и телеграмма адресуется: «Командующим 3, 4 , 10 армий. Передаю приказ Наркома обороны для немедленного исполнения».

Но когда мною было проведено сравнение текста этой копии с текстом Директивы №1, приведенным по словам Г.К. Жукова в его книге «ввиду особой важности... полностью», и который, что называется стал «каноническим» и широко известным, то обнаружилось одно существенное отличие, на которое почему-то никто не обратил внимание.
Переданная шифровкой Директива№1 в Штаб ЗапОВО не соответствует «канонической» Директиве №1, приведенной в мемуарах Г.К. Жукова.

В приведенной выше шифровке - копии Директивы отсутствует пункт «г», имеющейся в «канонической» директиве, в котором предписано «противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава», а в пункте «в» изменена редакция:
Кроме того, в шифровке - копии директивы текст пункта «д» сохранен, но без наименования пункта.
Теперь возникает вопрос: Какой текст Директивы №1 считать каноническим? Текст, приведенный в книге Г.К. Жукова или текст, приведенный в копии - шифровки штаба ЗапОВО?

Если его изменил генерал армии Д.Г. Павлов после получения Директивы №1 из Генерального штаба, то он не имел права оставлять на измененной и передаваемой уже за тремя подписями своей шифровке подписи «Тимошенко» «Жуков». Однако. видим, они там были оставлены. Но ведь он написал: «Передаю приказ Наркома обороны для немедленного исполнения”
А приказы должны передаваться точно!

Или же Г.К. Жуков в своих мемуарах привел не совсем точный текст Директивы №1?
Что называется — информация к размышлению...

Очень важно время отправления шифровки штаба ЗапОВО в свои армии, когда в сложившейся обстановке была дорога каждая минута. В ЗапОВО шифровка из Генштаба поступила около 01.00.
За подписью Д.Г. Павлова шифровка штаба ЗапОВО была отправлена в 3,4, и 10 армии округа как видно из ее копии только в 02.25-02.35 22.6!
После отправки этой шифровки в армии до начала вторжения немцев оставался один час!?
А ведь в штабах этих армий ЗапОВО директиву тоже надо было расшифровать, составить собственные распоряжения и отправить в штабы армейских частей. Для этого также необходимо время. И когда части ее получили и расшифровали то, видимо, уже началось немецкое вторжение....
Кроме того, как пишет в своем докладе начальник 3-го отдела 10-й армии полковой комиссар Лось от 15 июля 1941г.:
«...Около 3 часов все средства связи были порваны. Полагаю, что противником до начала бомбардировки были сброшены парашютисты и ими выведены все средства связи....» (Н.Д. Егоров «Июнь 1941г. Разгром Западного фронта»).Москва. Яуза.2008г.
«А радиосредствами значительная часть приграничных округов не была обеспечена...” (Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления»).
Вопрос — а где был опять Генштаб, зная такое состояние с обеспечением радиосвязью приграничных округов? Или опять виноват И.Сталин?
Таким образом, в некоторые части она вообще могла не поступить,
Теперь о содержании самой Директивы №1.

Директивные и приказные документы, как мы знаем, состоят из преамбулы, в которой дается краткое характеристика события и цели приказа или директивы и приказной части, в которой даются конкретные указания по выполнению поставленной цели.
В первом пункте преамбулы директивы №1 от 21 июня 1941 года, инициированной и санкционированной И. Сталиным и написанной начальником Генерального штаба Г.К. Жуковым и наркомом обороны С.К. Тимошенко, сказано:
«1. В течение 22 — 23. 6. 1941 г. возможно внезапное нападение немцев…»
Таким образом, говорить о внезапности нападения для наших войск нет никаких оснований!! Войска директивой предупреждаются об ожидаемом нападении!
Анализ этой «странной» директивы, как выразился Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов при ее прочтении вечером 21 июня 1941 года, провели в своих исследованиях целый ряд историков: военный историк- полковник А.Б. Мартиросян, Ю.И. Мухин, О.Ю Козинкин и др. и сделали выводы, что она лишь дублирует предыдущие распоряжения, которые как раз и предписывали командующим западных округов привести войска этих округов в полную боевую готовность.
Вот кратко их выводы:
Директива №1 от 21 июня всего лишь сообщала вероятную дату нападения Германии :
«1. В течение 22-23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, Приб. ОВО, Зап. ОВО, КОВО, Од. ОВО».
Также данная директива в своей преамбуле предписывала частям БЫТЬ в полной боевой готовности, а не ПРИВЕСТИ части в полную боевую готовность.
Таким образом, директива № 1 подтверждает, что до неё в части приграничных округов уже ушли приказы и директивы о приведении частей в боевую готовность директивы Наркома и Генерального штаба от 12-13 июня, и телеграммы ГШ о приведении в полную боевую готовность от 18 июня.
Директива №1 самим содержанием своим говорит о том, что она вовсе не даёт команду на приведение частей западных округов в боевую готовность. Цель данной директивы- всего лишь сообщение достаточно точной даты и напоминание командованию округов «быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников»
Если бы Директива №1 от 21.06.41г. была единственным документом, приводящим войска западных округов в боевую готовность, то фраза «привести войска в полную боевую готовность» стояла бы только в «приказной» части и только в «единственном числе», но никак не в преамбуле;.
Фраза - «все части привести в боевую готовность» - лишь говорит командованию округов о приведении в боевую готовность тех частей, которые не должны были подниматься по тревоге ранее.
пункт в) «Директивы №1» говорит о том, что к этому моменту, к 21 июня, войска уже должны быть рассредоточены и замаскированы, т.е. выведены с мест постоянной дислокации, из гарнизонов. Поэтому и написано - «Войска держать рассредоточено и замаскировано».
Именно это предписывала Директива Генштаба №0042 для авиационных и воинских частей западных округов от 19 июня 1941 года (о которой указывалось выше и которая в Зап.ОВО была не выполнена).
- Пункт а) Директивы - «в течение ночи на 22 июня 1941 года скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе…».
Выполнить это указание, находясь к моменту поступления Директивы частям в местах постоянной дислокации (т.е. к полуночи) в течение ночи на 22 июня практически невозможно, в силу того, что эти места достаточно далеко расположены от укрепленных районов на госгранице.
Данное распоряжение предназначено для частей, какое-то время (несколько дней) назад уже убывших ближе к границе, к местам оборонительных рубежей, а не для спящих в брестских казармах».
Вот такие выводы из анализа директивы №1.
И действительно, ведь отдельные части военных округов не только отразили первый удар, но и смогли сами перейти в контрнаступление. Это возможно только в том случае если войска действительно уже заняли боевые порядки и изготовились к обороне и возможному контрудару заранее, получив соответствующие директивы о приведении их в полную боевую готовность.
Видимо. именно поэтому С.К. Тимошенко и Г.К. Жуков долго и возились с этой «странной» Директивой №1, чтобы как-то скорреллировать ее с предыдущими распоряжениями.

Подводя итог этого анализа можно сказать, что Директива №1 всего лишь продолжает и уточняет перечень мероприятий по приведению войск в боевую готовность к отражению агрессии и возможного нападения, подтверждает директивы и приказы, отданные ранее, сообщает вероятную дату возможного нападения.
Как было указано выше факт существования телеграммы Генерального штаба от 18 июня 1941 года, с указанием привести войска ЗапОВО в полную «боевую готовность», подтвердил на следствии в июле 1941 года начальник связи этого округа генерал-майор Григорьев А.Т.

Но вот что пишет в своей книге Н.Д. Егоров («Июнь 1941г. Разгром Западного фронта»):
«Субботний день 21 июня близился к концу, но для подготовки к противодействию агрессии в Западном ОВО почти ничего предпринято не было....
С большинства аэродромов летчики и техники уехали в авиагородки к семьям На аэродромах остался только личный состав дежурных эскадрилий. Лишь в 3-й армии был приведен в боевую готовность 345-й стрелковый полк, расположенный в Августове....
Вечером 21-го генерал армии Д. Г. Павлов, генерал-лейтенант И. В. Болдин и другие командиры находились в Минске, в гарнизонном Доме Красной Армии, где давали оперету "Свадьба в Малиновке".
(Опять вынужден вернуться к мемуарам Г.К. Жукова, в которых говорится:
«После смерти И.Сталина появилась версия, что некоторые командующие и их штабы в ночь на 22 июня, ничего не подозревая, мирно спали или беззаботно веселились. Это не соответствует действительности. Последняя ночь была совершенно другой ...»).
После окончания представления окружное командование разъехалось по домам. Примерно в 23 часа оперативным дежурным штаба ЗапОВО было получено приказание оперативного дежурного Генерального штаба РККА: Вызвать командующего и начальника штаба и ожидать особых указаний.
...В полночь 22 июня или чуть ранее Д. Г. Павлов прибыл в штаб округа. Одновременно с ним прибыли начальник штаба генерал-майор В. Е. Климовских, член Военного совета корпусной комиссар А.Я.Фоминых....
… Командующий 4-й армии генерал-майор А.А.Коробков доложил Д.Г.Павлову, что у него «войска готовы к бою». Боеготовность Брестского гарнизона Коробков обещал проверить.....
Вызванные в штаб округа командующий ВВС генерал-майор авиации И.И.Копец и его заместитель генерал-майор авиации А.И.Таюрский доложили, что вся авиации рассредоточена по полевым аэродромам согласно приказу НКО и приведена в боевую готовность.....
...Но в самом Бресте практически до открытия немцами огня не происходило ничего из того, о чем якобы докладывал Коробков.
Матчасть 22-й танковой дивизии находилась на своем месте в Южном военном городке, причем из танков были выгружены боеприпасы, а часть автотранспорта находилась на консервации (на колодках). На своих квартирах ночевали командир дивизии генерал В. П. Пуганов, его заместители полковой комиссар Илларионов...и многие другие. Также находились дома командир 42-й стрелковой дивизии частично располагавшейся в Брестской крепости, генерал-майор И.С.Лазаренко....».

Печальные последствия этого известны.
22-ая танковая дивизия была разгромлена в первые же часы войны. В этой дивизии находилось 357 танков, в том числе 176 новых танков «КВ» и «Т-34».
Брест был сдан немцам в 07.00 22 июня 1941г.
Штаб 4-ой армии направил в штаб ЗапОВО и Генштаб боевое донесени №5: «6 -я стрелковая дивизия вынуждена была к 7.00 22 июня 1941года отдать с боями Брест ( ВИЖ. 1989г.№5).

Трагедия, произошедшая практически со всей авиацией ЗапОВО, которая якобы по приведенным выше словам была «рассредоточена по полевым аэродромам согласно приказу НКО и приведена в боевую готовность.....», также известна.

( Во времена Н.С. Хрущева Военная коллегия Верховного суда Союза ССР определением №4п-095Ю/57 от 31 июля 1957г., рассмотрев материалы дела на Павлова Д.Г. и других, нашла заключение Генерального прокурора СССР обоснованным и определила:
приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 22 июля 1941г. в отношении Павлова Д.Г. и других отменить по вновь открывшимся обстоятельствам, дело производством прекратить за отсутствием состава преступления…»
Таким образом получается, что командование ЗапОВО сделали все возможное, выполнили свой воинский долг и приказы вышестоящих начальников, но немцы оказались сильнее и умнее.
В общем - «так получилось» и никто не виноват!?).

Но и после 22 июня 1941 года трагедия разгрома наших войск продолжала развиваться, чему в значительной степени способствовали Директивы Генштаба №2 и №3 от 22 июня 1941года
Вот текст Директивы №2 от 22 июня 1941года:
«Военным Советам ЛВО, ПрибВО, ЗапВО, ОдВО
Копия: Народному Комиссару ВМФ

22 июня 1941 г. в 04 часа утра немецкая авиация без всякого повода совершила налеты на наши аэродромы и города вдоль западной границы и подвергла их бомбардировке.

Одновременно в разных местах германские войска открыли артиллерийский огонь п перешли нашу границу.

В связи с неслыханным по наглости нападением со стороны Германии на Советский Союз
Приказываю:

1. Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу.
Впредь, до особого распоряжения, наземными войсками границу не переходить.

2. Разведывательной и боевой авиацией установить места сосредоточения авиации противника и группировку его наземных войск.

Мощными ударами бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах противника и разбомбить основные группировки его наземных войск

Удары авиацией наносить на глубину германской территории до 100-150 км.

Разбомбить Кенигсберг и Мемель

На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать.
Тимошенко,Маленков,Жуков

22.6.41 г., 7.15"



Рукописная копия Директивы №2 от 22 июня 1941 года

Эта директива поражает как удивительно непрофессионально отработанной документ Генерального штаба, носит характер откровенного лозунга. содержащий такие изречения как:
"Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы" и пр.
Не указаны направления, районы и объекты, на поражении которых сосредоточить основные усилия, способы боевых действий при выполнении основных задачи и пр.

Авторами этого лозунга были Г.К. Жуков и С.К. Тимошенко, о чем Г.К. Жуков не без гордости заявляет в своих мемуарах:
«...я предложил немедленно обрушиться всеми имеющимися в приграничных округах силами на прорвавшиеся части противника и задержать их дальнейшее продвижение....Не задержать, а уничтожить уточнил С.К. Тимошенко».

Этот пункт директивы свидетельствует о том о том, что никаких планов стратегических оборонительных операций к 22 июня 1941 года Генеральным штабом не предусматривалось и не разрабатывалось в принципе.
В противном случае эта директива дала бы команду на введение их в действие, а не пространный лозунг «обрушиться на вражеские силы».

Вся беспомошная «стратегия» и планы наших высших военных руководителей Наркомата обороны и Генерального штаба того времени к отражению нападения Германии свелись к этому - «обрушиться всеми силами».
(Г.М. Маленков подписал эту директиву как член Главного Военного Совета.
Но большого вреда от Директивы №2 не было, т.к. она не ставила никаких конкретных задач. Она была явно нереальной и поэтому не была проведена в жизнь. Это признал и сам Г.К. Жуков.
Директива №2 ушла в войска около 7.15 утра 22 июня 1941года.

Но из ее текста мы видим, даже ранним утром 22 июня И.Сталин продолжал делать все от него зависящее, чтобы остановить войну.
До тех пор, пока наши войска не перешли границу с Германией ответным ударом, он видимо считал, что ситуацию все еще можно урегулировать. Боестолкновения на границе все еще можно назвать «провокацией» отдельных немецких генералов, а потом ситуацию замять и перевести в дипломатические разборки.

Вот почему в директиве №2 появился запрет переходить границу с Германией.
Но вторжение немецких войск продолжалось стремительно.
Гораздо трагичнее по своим последствиям была Директива №3, которая фактически привела к гибели танковые и механизированные войска приграничных округов.
Поздним вечером 22 июня 1941 года в войска уходит Директива №3 также за подписью С.К.Тимошнко, Г.К. Жукова и Г.М. Маленкова.
В то время, когда практически было потеряно управление войсками, понесены громадные потери и войска повсеместно отступают эта директива Генштаба потребовала от войск перейти на главных направлениях к наступательным действиям, с целью разгрома ударных группировок врага и перенесению боевых действий на его территорию.
Приведу из этой Директивы только пункт 2, ввиду ее объемности:
«2. Ближайшей задачей на 23-24.6. ставлю:
а) концентрическими сосредоточенными ударами войск Северо-Западного и Западного фронтов окружить и уничтожить Сувалкинскую группировку противника и к исходу 24.6 овладеть районом Сувалки (терриория Польши- sad39).
б) мощными концентрическими ударами механизированных корпусов, всей авиацией Юго-Западного фронта и других войск 5 и 6 А окружить и уничтожить группировку противника наступающего в направлении Владимир- Волынский, Броды. К исходу 26.4 овладеть районом Люблин (территория Польши-sad39)....».
Невыполнимость и губительность этой директивы, а также громадные потери, понесенные нашими войсками в результате попыток ее выполнения. признаны даже в официальной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945гг» (т.2. Стр.30).

Чтобы как-то оградить себя к причастности к подготовке этой губительной директивы и возложить в очередной раз вину на И.Сталина и других, Г.К. Жуков в своих мемуарах придумал очередную «телепортацию» - о своем убытии 22 июня 1941 года на на Юго-Западный фронт.
Г.К. Жуков в течение 22 июня 1941 г. несколько раз был в кабинете И.В.Сталина, о чем свидетельствуют записи в Журнале посещений.
Он был в кабинете 22 июня два раза, второй раз - с 14.00 до 16.00.
Теперь обратимся к самому Г.В. Жукову.
В своей книге «Воспоминания и размышления» М.2003г. т.1 стр.268 Жуков пишет, привожу фрагментами :
«Приблизительно в 13 часов 22 июня мне позвонил И.В. Сталин и сказал:
.Политбюро решило послать Вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного Командования... (Ставка Главного Командования была образована только 23 июня 1941г-sad39)
….. Вам надо вылететь немедленно в Киев и оттуда вместе с Хрущевым выехать в штаб фронта в Тернополь....
Я позвонил домой …..и минут через сорок уж был в воздухе.... ( не вяжется как-то, в это время по записям в журнале он должен быть в кабинете И.В. Сталине - sad39).
….К исходу дня я был в Киеве, где меня ждал Н.С. Хрущев в ЦК КП(б)У. Он сказал, что дальше лететь опасно. Надо ехать на машинах..., мы выехали в Тернополь. На командный пункт (в Тернополь, где был КП командующего Юго-Западным фронтом-sad39) прибыли поздно вечером (даже не ночью!- sad39)..... Я тут же переговорил с Н.Ф. Ватутиным по ВЧ. Ватутин сказал, что И.В. Сталин одобрил проект директивы №3 и приказал поставить мою подпись....».
От Киева до Тернополя между прочим 430 км!. Дороги забиты, время военное...

Вот и считайте, мог ли быть Г.В.Жуков поздно вечером 22 июня в Тернополе?!

Так что это тоже очередная небылица и придумана она для того, чтобы снять с себя ответственность за подготовку директивы. А подписал ее Г.К. Жуков якобы по указанию И.Сталина.

Это была одна из самых страшных ошибок нашего Верховного Командования в начальный период войны, приведшая к разгрому, окружению и пленению громадного количества наших войск. А ошибки мало кто хочет признавать.
Так что 22 июня 1941г. Г.В. Жуков находился в Москве, готовил и подписывл лично эту директиву.
На Юго-Западный фронт он направился 23 июня 1941г. в качестве представителя Ставки Главного командования (впоследствии переименована в Ставку Верховного Главнокомандования), которая и была создана в этот день - 23 июня 1941г.
Вот что рассказал об этом генерал-полковник А.П. Покровский в 1968 году, еще до выхода в свет мемуаров маршала Г.К. Жукова:
«…на Юго-Западном фронте побывал Жуков, в самые первые дни организовал там наступление с лозунгом: «Бить под корень! На Люблин!».
Из этого наступления ничего не получилось. Погибло много войск, мы потерпели неудачу. Жуков уехал в Москву. Правда, потом он говорил, что это наступление было организовано по приказанию Сталина…» («Беседа К.М. Симонова с бывшим начальником штаба Западного и Третьего Белорусского фронтов генерал-полковником Покровским А.П.. 26 мая 1968г.).
Здесь хочу привести слова В.М. Молотова, который ценил Г.К. Жукова, считал его и К.К. Рокоссовского нашими лучшими полководцами.
Но вот что он пишет о мемуарах Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления» :
« ...Рецензию на эту книгу я писать отказался. В книге Жукова есть не объективные места. Там, где на фронте дела хорошо, это как будто заслуга Жукова и его предложение. Там, где мы терпели поражение и допускали ошибки, якобы виноват Сталин...»

Генерал армии М. А. Гареев дал вполне чёткое объяснение того, что готовил Генеральный штаб в случае нападения на СССР Германии - немедленное перенесение войны на территорию противника, немедленное наступление на напавшего врага, с нанесением мощных фланговых ударов:
«Идея непременного перенесения войны с самого ее начала на территорию противника… настолько увлекла некоторых руководящих военных работников (почему то он умолчал, кто эти руководящие работники - sad39) , что возможность ведения военных действий на своей территории практически не рассматривалась. Конечно, это отрицательно сказалось на подготовке не только обороны, но и в целом театров военных действий в глубине своей территории». (Гареев МА. «М.В. Фрунзе — военный теоретик.»— М., 1985).

Вот например, в Киевском ОВО Командармам 5, 6, 26 и 12-й армий еще 5 февраля 1941 г. приказом командующего округом № А/009 было предписано в первом полугодии отрабатывать только наступательные операции. В марте - апреле 1941года проведены учения стрелковых корпусов на тему «Наступательная операция», на 7— 10 мая во Львове была запланирована фронтовая наступательная игра под руководством командующего округом генерала Кирпоноса.
Когда стали разбираться по поводу причин, способствовавших катастрофе Западного фронта, то член Военного Совета ЗапОВО корпусной комиссар А. Фоминых в своей докладной записке от 17 июля 1941 г. указал:
« ...на всех предвоенных учениях всегда давались задания прорабатывать варианты наступательной операции при явном несоответствии реальных сил. Но откуда-то появлялись дополнительные силы и создавался, по-моему, искусственный перевес в пользу нас. Теперь при анализе совершившихся событий стало ясно, что отдельные работники Генерального штаба, зная, что в первый период войны превосходство в реальных силах на стороне Германии, почему-то проводили и разрабатывали главным образом наступательные операции и только в последнее время (в конце мая 1941 г.) провели одну игру по прикрытию границы, тогда как нужно было на первый период войны, с учетом внезапности нападения, разрабатывать и оборонительные операции».

Приведу оценку этих директив, данную нашим выдающимся полководцем Маршалом Советского Союза К.К. Рокоссовским в своей книге «Солдатский долг». :
- «Всем памятны действия русских войск под командованием таких полководцев, как Барклай-де-Толли и Кутузов, в 1812 г. А ведь как один, так и другой тоже могли дать приказ войскам «стоять насмерть» (что особенно привилось у нас и чем стали хвастаться некоторые полководцы!) Но этого они не сделали, и не потому, что сомневались в стойкости вверенных им войск. Нет, не потому. В людях они были уверены. Все дело а том, что они мудро учитывали неравенство сторон и понимали: умирать если и надо, то с толком. Главное же — подравнять силы и создать более выгодное положение. Поэтому, не ввязываясь в решительное сражение, отводили войска в глубь страны.
Сражение у Бородино, данное Кутузовым, явилось пробой: не пора ли нанести врагу решительный удар? Но, убедившись в том, что противник еще крепок и что имевшихся к этому времени собственных сил недостаточно для подобной схватки, Кутузов принял решение на отход с оставлением даже Москвы.
В течение Первых дней Великой Отечественной войны определилась, что пограничное сражение нами проиграно. Остановить противника представлялось возможным лишь где-то в глубине, сосредоточив для этого необходимые силы путем отвода соединений, сохранивших свою боеспособность или еще не участвовавших в сражении, а также подходивших из глубины по плану развертывания.
Войскам, ввязавшимся в бой с наседавшим противником, следовало поставить задачу: применяя подвижную оборону, отходить под давлением врага от рубежа к рубежу, замедляя этим его продвижение. Такое решение соответствовало бы сложившейся обстановке на фронте. И если бы оно было принято Генеральным штабом и командующими фронтами, то совершенно иначе протекала бы война и мы бы избежали тех огромных потерь, людских, материальных, которые понесли в начальный период фашистской агрессии».

Как видим из этих строк, К.К.Рокоссовский прямо ставит в вину Генеральному штабу его неспособность применительно к сложившейся обстановке избрать напрашивавшийся тогда самим ходом событий вариант активной стратегической обороны.
Кстати сказать, видимо немецкие генералы предполагали, что возможной стратегией наших войск при вторжении немецких войск и станет стратегическая оборона.
По воспоминаниям немецкого генерала Блюментрита: «Наполеоновская кампания в России 1812 года стала предметом нашего особого изучения. На столе фельдмаршала Клюге (Командующий 4 армии в группе армий «Центр»- sad39) всегда лежала кипа таких книг.
С большим вниманием Клюге читал отчеты генерала де Коленкура об этой кампании....».
Но этого не случилось, и вот что писал в своем дневнике генерал-полковник Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта:
« Русские не думают об отступлении а, наоборот, бросают все, что имеют в своем распоряжении, навстречу вклинившимся германским войскам.
При этом верховное командование противника, видимо, совершенно не участвует в руководстве операциями войск. Причины таких действий противника неясны...».

Впереди будет еще много горя, поражений и потерь, которые во многом были определены этим трагическим для нас началом войны.
Наши войска, хотя и отступали и несли просто громадные потери, но выдержали натиск вермахта.
Однако, чтобы активно противостоять ему и переломить чашу весов в свою сторону требовалось не только огромное количество техники и людей, но ещё знания и таланты полководцев, умение солдат воевать, а не только их храбрость и мужество, чего всегда в русской армии хватало.
А это умение солдат и искусство полководцев накапливалось через тяжелые поражения и неудачи, которые еще предстояло пережить.
Впереди будут бои под Ельней и Смоленском, Ржевско-Вяземская операция, одна их самых кровопролитных операций войны, в которой наши потери составили около 770 тысяч человек, сдача Харькова, Киева, Севастополя, Ленинградская блокада, выход немцев к Волге и другие потери и поражения.
Но придет и поражение немцев под Москвой и Сталинградская битва, Курская дуга, снятие Ленинградской блокады, операция «Багратион»... и, наконец - Знамя Победы над рейхстагом!


Еще хотелось бы остановиться на том, что с началом войны И.Сталин никуда не пропадал, не растерялся, не испугался, не впадал в прострацию, не скрывался от своих соратников и вообще не сделал ничего из того, в чем Н.С. Хрущев и многие другие его пытались обвинять.
С раннего утра 21 июня Сталин уже находился в Кремле и принимал все необходимые меры для приведения всех властных государственным структур, а также партийных органов в состояние полной боевой готовности. И все последующие дни июня И. Сталин находился в Кремле и вел прием в своем кабинете.
Об этом свидетельствуют соответствующие записи в Журнале посещений его кабинета.

В ночь на 30 июня 1941 года И.Сталин вместе с членами Политбюро посещает Генштаб, после чего удалился на дачу и весь день не появлялся в Кремле. В это же день к нему на дачу прибыли члены Политбюро и там был решен вопрос о создании Государственного Комитета Обороны, о чем было объявлено 1 июля 1941 года.
В одном из своих выступлений И.Сталин говорил, что ночь с 29 на 30 июня для него была самой тяжелой и памятной. В этому моменту был сдан Минск, управление войсками Западного фронта было полностью дезорганизовано.
Что касается того, почему не было выступления И. Сталина 22 июня, то дело обстояло следующим образом:
22 июня, когда Молотов был у Сталина, он ему поручил выступить по радио с обращением к советскому народу в связи с началом войны.
"Почему я, а не Сталин?" - вспоминал Молотов. Он не хотел выступать первым, нужно, чтобы была более ясная картина... Как политик он должен был выждать и кое-что посмотреть, ведь у него манера выступлений очень четкая, а сразу сориентироваться, дать четкий ответ в то время было невозможно. Он сказал, что подождет несколько дней и выступит, когда прояснится положение на фронтах" (Чуев Ф.И. "Сто сорок бесед с Молотовым". М., 1991 ).
Войну с Германией, несмотря на все усилия Советского правительства и И. Сталина отвести не удалось.
Вероломное нападение Гитлера и выдержанная позиция СССР, до самого конца не подавшегося на постоянные провокации Гитлера на наших границах, вынуждая нас первыми начать военные действия, чтобы обвинить СССР в агрессии, сразу же же привлекло к нам союзников в лице Англии и США.
Уже вечером 22 июня 1941 года вышло Обращение премьер-министра У. Черчилля к британскому народу в связи с нападением Германии на СССР:
« В 4 часа этим утром Гитлер напал на Россию... немецкие бомбы упали с неба на русские города, немецкие войска нарушили русские границы..., посол Германии, нанес визит русскому министру иностранных дел и заявил, что Россия и Германия находятся в состоянии войны…
...Никто не был более стойким противником коммунизма в течение последних 25 лет, чем я. Я не возьму обратно ни одного сказанного о нем слова.
Но все это бледнеет перед зрелищем, разворачивающимся сейчас.
Прошлое, с его преступлениями, безумствами и трагедиями, отступает. Я вижу русских солдат, как они стоят на границе родной земли и охраняют поля, которые их отцы пахали с незапамятных времен. Я вижу, как они охраняют свои дома; их матери и жены молятся- о, да, потому что в такое время все молятся о сохранении своих любимых, своих защитников…
Мы должны оказать России и русскому народу всю помощь, какую только сможем. Мы должны призвать всех наших друзей и союзников во всех частях света придерживаться аналогичного курса и проводить его так же стойко и неуклонно, как это будем делать мы, до самого конца».

Трагедия 22 июня 1941 года. Было ли вероломное нападение фашистской Германии для нас внезапным

Часть1.

Семьдесят шесть лет назад, 22 июня 1941 года прервалась мирная жизнь советских людей, Германия вероломно напала на нашу страну.
Выступая по радио 3 июля 1941 года, И.В.Сталин назвал начавшуюся войну с фашистской Германией - Отечественной войной.
В 1942 году, после учреждения ордена «Отечественной войны», это название было закреплено официально. А название - “Великая Отечественная» война появилось уже позднее.
Война унесла около 30 млн. жизней (сейчас уже стали говорить о 40 млн.) советских людей, принесла горе и страдания практически в каждую семью, города и села стояли в руинах.
До настоящего времени дискутируется вопрос, кто несет ответственность за трагическое начало Великой Отечественной войны, за те колоссальные поражения, которые потерпела наша армия в ее начале и то, что фашисты оказались у стен Москвы и Ленинграда. Кто был прав, кто ошибался, кто не выполнил того, что был обязан сделать, потому что принял присягу на верность Родине. Нужно знать историческую правду.
Как вспоминают практически все ветераны весной 1941 года ощущалось приближение войны. Информированные люди знали о ее подготовке, обывателей настораживали слухи и сплетни.
Но даже с объявлением войны многие считали, что «несокрушимая и лучшая в мире наша армия», о чем постоянно твердили в газетах и по радио, сразу разгромит агрессора, причем на его же территории, посягнувшего на наши границы.

Существующая основная версия о начале Войны 1941-1945гг., рожденная во времена Н.С. Хрущева решениями XX съезда и воспоминаниями маршала Г.К.Жукова, гласит:
- «Трагедия 22 июня произошла потому, что Сталин, «боявшийся» Гитлера, и одновременно - «веривший» ему, запретил генералам приводить войска западных округов в боевую готовность перед 22 июня, благодаря чему в итоге бойцы Красной армии встретили войну спящими в своих казармах»;
- «Главное, конечно, что довлело над ним, над всеми его мероприятиями, которые отзывались и на нас - это страх перед Гитлером. Он боялся германских вооруженных сил» (Из выступления Г.К. Жукова в редакции «Военно-исторического журнала» 13 .08.1966г. Опубликовано в журнале Огонек №25 1989г.);
- «Сталин допустил непоправимую ошибку, доверившись ложным сведениям, которые поступали из соответствующих органов.....» (Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления”. М.Олма -Пресс.2003.);
- «…. К сожалению приходится отметить, что И.В. Сталин накануне и в начале войны недооценивал роль и значение Генштаба.... мало интересовался деятельностью Генштаба. Ни мои предшественники, ни я не имели случая с исчерпывающей полнотой доложить И.Сталину о состоянии обороны страны и о возможностях нашего потенциального врага..». (Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления”. М.Олма -Пресс.2003г.).

До сих пор в разных интерпретациях звучит, что «главный виновник», конечно же, Сталин, поскольку «он был тиран и деспот», его «все боялись» и «без его воли ничего не происходило», «не дал привести войска в боевую готовность заранее», и «заставил» генералов оставить перед 22 июня в «спящих» казармах солдат, и пр.
В состоявшемся в начале декабря 1943 г. разговоре с командующим авиацией дальнего действия, впоследствии Главным маршалом авиации А.Е.Головановым, неожиданно для собеседника Сталин произнес:
«Я знаю, что, когда меня не станет, на мою голову выльют не один ушат грязи, на мою могилу нанесут кучу мусора. Но я уверен, что ветер истории все это развеет!»
Это же подтверждают и слова А.М. Коллонтай, записанные в ее дневнике, еще в ноябре 1939 г. (накануне советско-финской войны). Согласно этому свидетельству, уже тогда Сталин ясно предвидел ту клевету, которая на него обрушится, едва только он уйдет из жизни.
А. М. Коллонтай записала его слова: «И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний».
В этом смысле характерна позиция маршала артиллерии И.Д.Яковлева, репрессированного в свое время, который, говоря о войне, счел наиболее честным сказать так:
«Когда мы беремся рассуждать о 22 июня 1941 г., черным крылом накрывшем весь наш народ, то нужно отвлечься от всего личного и следовать только правде, непозволительно пытаться взвалить всю вину за внезапность нападения фашистской Германии только на И.В.Сталина.
В бесконечных сетованиях наших военачальников о «внезапности» просматривается попытка снять с себя всю ответственность за промахи в боевой подготовке войск, в управлении ими в первый период войны. Они забывают главное: приняв присягу, командиры всех звеньев — от командующих фронтами до командиров взводов обязаны держать войска в состоянии боевой готовности. Это их профессиональный долг, и объяснять невыполнение его ссылками на И.В.Сталина не к лицу солдатам» .
Сталин же, к слову сказать, так же, как и они, дал воинскую присягу на верность Отечеству - ниже приводится фотокопия воинской присяги, письменно данной им как членом Главного Военного совета РККА еще 23 февраля 1939 г.


Парадокс - именно пострадавшие при Сталине, но и при нем же реабилитированные люди проявляли впоследствии исключительную порядочность по отношению к нему.
Вот, к примеру, что сказал бывший нарком авиапромышленности СССР А.И.Шахурин:
«Все на Сталина нельзя валить! За что-то должен и министр отвечать… Вот я, допустим, что-то неправильное сделал в авиации, так я за это и ответственность обязательно несу. А то все на Сталина...».
Такими же были и великий Полководец Маршал К.К.Рокоссовский, и Главный маршал авиации А.Е.Голованов.

Константин Константинович Рокоссовский можно сказать очень далеко «послал» Хрущева с его предложением написать что-либо гадкое о Сталине! За это пострадал - очень быстро его отправили на пенсию, сняв с поста замминистра обороны, но он не отрекся от Верховного. Хотя у него было много причин обижаться на И.Сталина.
Думаю, что главная из которых та, что он, как Командующий 1 Белорусским фронтом, который первым вышел на дальние подступы к Берлину и уже готовился к будущему его штурму, был лишен этой почетной возможности. И.Сталин снял его с Командования 1-ым Белорусским фронтом и назначил на 2-ой Белорусский.
Как говорили и писали многие, он не захотел, чтобы Берлин брал Поляк, и Маршалом Победы стал Г.К. Жуков.
Но К.К. Рокоссовский и здесь проявил свое благородство, оставив Г.К. Жукову практически всех своих офицеров Штаба фронта, хотя имел полное право взять их с собой на новый фронт. А офицеры штаба у К.К. Рокоссовского всегда отличались, как отмечают все военные историки, высочайшей штабной подготовкой.
Войска, руководимые К.К. Рокоссовским, в отличии от руководимых Г.К. Жуковым, не имели поражений ни в одном сражении за всю войну.
А. Е Голованов гордился тем, что имел честь служить Родине под командованием лично Сталина. Тоже пострадал при Хрущеве, но от Сталина не отрекся!
Об этом же говорят и многие другие военные деятели и историки.

Вот что пишет генерал Н.Ф.Червов своей книге «Провокации против России» Москва, 2003г.:

«...внезапности нападения в обычном понимании не было, и формулировка Жукова была придумана в свое время для того, чтобы взвалить вину за поражение в начале войны на Сталина и оправдать просчеты высшего военного командования и свои в том числе в этот период...».

По мнению многолетнего начальника Главного разведывательного управления Генерального штаба генерала армии П. И Ивашутина «ни в стратегическом, ни в тактическом плане нападение фашистской Германии на Советский Союз не было внезапным» ( ВИЖ 1990г.№5).

Красная армия в предвоенные годы значительно уступала вермахту в отмобилизованности и обученности.
Гитлер объявил всеобщую воинскую повинность с 1 марта 1935 года, а СССР, исходя из соcтояния экономики, смог это сделать только с 1 сентября 1939 года.
Как видим, Сталин сначала думал, чем кормить, во что одеть и чем вооружить призывников, и только потом, если расчеты доказывали это, призывал в армию ровно столько, сколько, согласно расчетам, мы могли прокормить, одеть и вооружить.
2 сентября 1939 г. Постановлением Совета народных комиссаров № 1355-279сс был утвержден «План реорганизации сухопутных войск на 1939 - 1940 гг», разработанный возглавлявшим с 1937 года. Генеральный штаб РККА маршалом Б.М. Шапошниковым.

В 1939 году вермахт насчитывал 4,7 млн. человек, в Красная армия -только 1,9 млн.чел. Но к январю 1941г. численность РККА возросла до 4 млн.200 тыс. чел.

Обучить же армию такой численности и перевооружить ее в короткий срок для ведения современной войны с опытнейшим противником было просто невозможно.

И. В.Сталин это отлично понимал, и очень трезво оценивая возможности РККА считал, что она будет готова полноценно воевать с вермахтом не ранее середины 1942-43 гг. Именно поэтому стремился оттянуть начало войны.
Никаких иллюзий относительно Гитлера он не питал.

И. Сталин прекрасно знал, что Пакт о ненападении, который мы заключили в августе 1939 года с Гитлером, рассматривался им как маскировка и средство к достижению цели - разгрома СССР, но продолжал вести дипломатическую игру, пытаясь оттянуть время.
Все это вранье, что И.Сталин доверял и боялся Гитлера.

Еще в ноябре 1939 года., до советско-финляндской войны, в личном дневнике посла СССР в Швеции А.М.Коллонтай появилась запись, зафиксировавшая лично ею услышанные во время аудиенции в Кремле следующие слова Сталина:

«Время уговоров и переговоров кончилось. Надо практически готовиться к отпору, к войне с Гитлером» .

Насчет того, «доверял» ли Сталин Гитлеру, очень хорошо свидетельствует его выступление на заседании Политбюро 18 ноября 1940 г. при подведении итогов визита Молотова в Берлин:

“….Как нам известно, Гитлер сразу же после отбытия из Берлина нашей делегации громогласно заявил, что «германо-советские отношения окончательно установлены».
Но мы хорошо знаем цену этим утверждениям! Для нас еще до встречи с Гитлером было ясно, что он не пожелает считаться с законными интересами Советского Союза, продиктованными требованиями безопасности нашей страны....
Мы рассматривали берлинскую встречу как реальную возможность прощупать позицию германского правительства....
Позиция Гитлера во время этих переговоров, в частности его упорное нежелание считаться с естественными интересами безопасности Советского Союза, его категорический отказ прекратить фактическую оккупацию Финляндии и Румынии — все это свидетельствует о том, что, несмотря на демагогические заверения по поводу неущемления «глобальных интересов» Советского Союза, на деле ведется подготовка к нападению на нашу страну. Добиваясь берлинской встречи, нацистский фюрер стремился замаскировать свои истинные намерения…
Ясно одно: Гитлер ведет двойную игру. Готовя агрессию против СССР, он вместе с тем старается выиграть время, пытаясь создать у Советского правительства впечатление, будто готов обсудить вопрос о дальнейшем мирном развитии советско-германских отношений ….
Именно в это время нам удалось предотвратить нападение фашистской Германии. И в этом деле большую роль сыграл заключенный с ней Пакт а ненападении…

Но, конечно, это только временная передышка, непосредственная угроза вооруженной агрессии против нас лишь несколько ослаблена, однако полностью не устранена.

Но, заключив договор о ненападении с Германией, мы уже выиграла больше года для подготовки к решительной и смертельной борьбе с гитлеризмом.
Разумеется, мы не можем советско-германский пакт рассматривать основой создания надежной безопасности для нас.
Вопросы безопасности государства встают сейчас еще более остро.
Теперь, когда наши границы отодвинуты на запад, нужен могучий заслон вдоль их, с приведенными в боевую готовность оперативными группировками войск в ближнем, но… не в ближайшем тылу».
(Заключительные слова И.Сталина очень важны для понимания, кто же виноват, что наши войска Западного фронта были 22 июня 1941 года застигнуты врасплох).

5 мая 1941 года на приеме в Кремле для выпускников военных академий И.Сталин в свое речи сказал:

«….Германия хочет уничтожить наше социалистическое государство: истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов. Спасти нашу Родину может только война с фашистской Германией и победа в этой войне. Я предлагаю выпить за войну, за наступление в войне, за нашу победу в этой войне....»

Некоторые усмотрели в этих словах И. Сталина его намерение напасть на Германию летом 1941 г. Но это не так. Когда Маршал С.К. Тимошенко напомнил ему высказывание о переходе к наступательным действиям, то он пояснил: «Я так сказал это, чтобы подбодрить присутствующих, чтобы они думали о победе, а не о непобедимости немецкой армии, о чем трубят газеты всего мира».
15 января 1941 года,выступая на совещании в Кремле, Сталин говорил перед командующими войсками округов:

«Война подкрадывается незаметно и начнется внезапным нападением без объявления войны» ( А.И. Еременко «Дневники»).
В.М. Молотов в середине 1970-х так вспоминал о начале войны :

“Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придется отступать. Весь вопрос был в том, докуда нам придется отступать -до Смоленска или до Москвы, это перед войной мы обсуждали.... Мы делали все, чтобы оттянуть войну. И это нам удалось на год и десять месяцев.... Сталин еще перед войной считал, что только к 1943 году мы можем встретить немцев на равных. …. Главный маршал авиации А.Е. Голованов говорил мне, что после разгрома немцев под Москвой Сталин сказал: «Дай бог нам закончить эту войну в 1946 году.
Да к часу нападения никто не мог быть готовым, даже Господь Бог!
Мы ждали нападения, и у нас была главная цель: не дать повода Гитлеру для нападения. Он бы сказал: «Вот уже советские войска собираются на границе, они меня вынуждают действовать!
Сообщение ТАСС от 14 июня 1941 года было направлено, чтобы не дать немцам никакого повода для оправдания их нападения...Оно было нужно как последнее средство.... Получилось, что Гитлер 22 июня перед всем миром стал агрессором. А у нас появились союзники.... Он уже в 1939 году был настроен развязать войну. А когда он ее развяжет? Оттяжка была настолько для нас желательна, еще на год или на несколько месяцев. Конечно, мы знали, что к этой войне надо быть готовым в любой момент, а как это обеспечить на практике? Очень трудно.....» (Ф. Чуев. «Сто сорок бесед с Молотовым».

Много говорят и пишут о том, что И.Сталин игнорировал и не доверял той массе информации по приготовлению Германии к нападению на СССР, которые представлялась нашей внешней разведкой, военной разведкой и другими источниками.
Но это далеко от истины.

Как вспоминал один из руководителей внешней разведки в то время генерал П.А. Судоплатов, «хотя Сталин с раздражением относился к разведывательным материалам (почему, будет показано ниже-sad39), тем не менее всю разведывательную информацию, которая докладывалась Сталину он стремился использовать для предотвращения войны на секретных дипломатических переговорах, а нашей разведке поручалось доведение до германских военных кругов информации о неизбежности для Германии длительной войны с Россией, делая акцент на то, что мы создали на Урале военно-промышленную базу, неуязвимую для немецкого нападения».

Так, например, И.Сталин, распорядился ознакомить германского военного атташе в Москве с индустриально-военной мощью Сибири.
В начале апреля 1941 г. ему разрешили поездку по новым военным заводам, выпускавшим танки и самолеты новейших конструкций.
И.о. германского атташе в Москве Г. Кребс доложил 9 апреля 1941 г. в Берлин:
«Нашим представителям дали посмотреть все. Очевидно, Россия хочет таким образом устрашить возможных агрессоров».

Внешняя разведка Наркомата госбезопасности по указанию Сталина, специально предоставила харбинской резидентуре германской разведки в Китае возможность «перехватить и расшифровать» некий «циркуляр из Москвы», которым всем советским представителям за рубежом предписывалось предупредить Германию, что Советский Союз подготовился к защите своих интересов». (Вишлев О.В. «Накануне 22 июня 1941 года.» М., 2001).

Наиболее полные данные об агрессивных намерениях Германии против СССР внешней разведкой получались через свою агентуру («великолепная пятерка» - Филби, Кэрнкросс, Маклин и их товарищи) в Лондоне.

Разведка добыла самую секретную информацию о переговорах, которые вели с Гитлером министры иностранных дел Англии Саймон и Галифакс в 1935 и 1938гг соответственно, премьер-министр Чемберлен в 1938году.
Мы узнали, что Англия согласилась с требованием Гитлера снять с Германии частично военные ограничения, наложенные на нее Версальским договором, что поощрялась экспансия Германии на Восток в надежде но то, что выход к границам СССР снимет угрозу агрессии от западных стран.
В начале 1937 года была получена информация о совещании высших представителей вермахта, на котором обсуждались вопросы войны с СССР.
В этом же году были получены данные об оперативно-стратегических играх вермахта, проводившихся под руководством генерала Ганса фон Секта, результатом которых стал вывод ( «завещание Секта») о том, что Германия не сможет выиграть войну с Россией, если боевые действия затянутся на срок более двух месяцев и если в течение первого месяца войны не удастся захватить Ленинград, Киев, Москву и разгромить основные силы Красной Армии, оккупировав одновременно главные центры военной промышленности и добычи сырья в Европейской части СССР».
Вывод, как видим, оправдался полностью.
По мнению генерала П.А. Судоплатова, который курировал немецкое направление разведки, итоги этих игр явились одной из причин, побудивших Гитлера выступить с инициативой заключения пакта о ненападении 1939 года.
В 1935 году были получены данные от одного из источников нашей берлинской резидентуры - агента Брайтенбаха о проведении испытаний жидкостной баллистической ракеты с дальностью полета до 200 км, разработанной инженером фон Брауном.

Но оставалась еще не проясненной объективная полноценная характеристика намерений Германии в отношении СССР, конкретные цели сроки, направленность ее военных устремлений.

Очевидная неизбежность нашего военного столкновения совмещалась в донесениях нашей разведки с информацией о возможной договоренности Германии о перемирии с Англией, а также предложениями Гитлера о разграничении сфер влияния Германии, Японии, Италии и СССР. Это естественно вызывало определенное недоверие к достоверности получаемых разведывательных данных.
Не надо также забывать, что репрессии, проходившие в 1937-1938гг, не миновали и разведку. Была сильно ослаблена наша резидентура в Германии и других странах. В 1940 году нарком Ежов заявил, что он «почистил 14 тысяч чекистов»

22 июля 1940 года Гитлер принимает решение - начать агрессию против СССР еще до окончания войны с Англией.
В этот же день дает указание главнокомандующему сухопутными войсками вермахта разработать план войны с СССР, закончив все приготовления к 15 мая 1941 года, чтобы начать военные действия не позже середины июня 1941 года.
Современники Гитлера утверждают, что он, как очень суеверный человек, дату 22 июня 1940 года - капитуляции Франции- считал очень счастливой для себя и назначил затем 22 июня 1941 года датой нападения на СССР.

31 июля 1940 года состоялось совещание в ставке вермахта, на которой Гитлер обосновал необходимость начать войну с СССР, не дожидаясь окончания войны с Англией.
18 декабря 1940 года была подписана Гитлером директива №21 - План «Барбаросса».

«Долгое время считалось, что СССР не располагал текстом Директивы № 21- «План Барбаросса», причем указывалась на то, что им располагала американская разведка, но не поделилась с Москвой. Американская разведка имела действительно информацию, в том чucлe и копию Директивы № 21 «План Барбаросса».

В январе 1941 г. ее добыл коммерческий атташе nocольcтва США в Берлине Сэм Эдисон Вудс через свои связи в правительственных и военных кругах Германии.
Президент США Рузвельт распорядился ознакомить с материалами С. Вудса советского посла в Вашингтоне К. Уманского, что и было осуществлено 1 марта 1941 г.
По указанию госсекретаря Корделла Хэлла его заместитель - Сэмнер Уэллес передал эти материалы нашему послу Уманскому, причем, с указанием источника.

Информация американцев явилась весьма существенным, но тем не менее дополнением к информации разведуправления НКГБ и военной разведки, которые располагали в те времена куда более мощными агентурными сетями, чтобы самостоятельно быть в курсе германских планов агрессии и информировать об этом Кремль». (Судоплатов П.А. «Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год». М., 2001г.).

Но даты - 22 июня в тексте Директивы № 21 нет и не было.
Там содержалась лишь дата завершения всех приготовлений к нападению — 15 мая 1941 г.


Первая страница Директивы № 21- План Барбаросса

Многолетний начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба (ГРУ ГШ) генерал армии Ивашутин говорил:
«Тексты почти всех документов и радиограмм, касающихся военных приготовлений Германии и сроков нападения, докладывались регулярно по следующему списку: Сталину (два экз), Молотову, Берии, Ворошилову, наркому обороны и начальнику Генерального штаба».

Поэтому весьма странным, выглядит заявление Г.К. Жукова о том, что «... бытует версия о том, что накануне войны нам якобы был известен план «Барбаросса»... Позволю себе со всей ответственностью заявить, что это чистый вымысел. Никакими подобными данными, насколько мне известно, ни Советское правительство, ни нарком обороны, ни Генеральный штаб не располагали» ( Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления» М. АПН 1975г.с. т.1, стр.259.).

Позволительно спросить, а какими данными тогда вообще располагал Начальник Генерального Штаба Г.К. Жуков, если он не располагал этой информацией, а также не был даже знаком с докладной запиской начальника Разведывательного управления (с 16 февраля 1942 года Разведывательное управление преобразовано в Главное разведывательное управление - ГРУ) Генерального штаба генерал-лейтенанта Ф.И.Голикова, который подчинялся непосредственно Г.К. Жукову, от 20 марта 1941года - «Варианты боевых действий германской армии против СССР», составленной на основе всей добытой разведывательной инфомации по линии военной разведки и которая была доложена руководству страны.

В этом документе излагались варианты возможных направлений ударов немецких войск, причем в одном из вариантов по существу была отражена суть «плана Барбаросса» и направление главных ударов немецких войск.

Так Г.К. Жуков ответил на вопрос, заданный ему полковником Анфиловым через много лет после войны. Этот ответ полковник Анфилов привел впоследствии в своей статье в «Красной Звезде» от 26 марта 1996 года
(Причем характерно, что в своей самой «правдивой книге о войне» Г.К. Жуков описал это доклад и критиковал неправильные выводы доклада).

Когда генерал-лейтенант Н.Г.Павленко, которого Г.К. Жуков уверял , что он ничего не знал накануне войны о «плане Барбаросса», показал Г.К. Жукову копии этих немецких документов, на которых были подписи Тимошенко, Берии, Жукова и Абакумова, то по словам Павленко - Г.К. Жуков был изумлен и шокирован. Странная забывчивость.
Но Ф.И. Голиков быстро исправил ошибку, которую он сделал в своих выводах доклада от 20 марта 1941 года и начал представлять неопровержимые доказательства подготовки немцев к нападению на СССР:
- 4, 16. 26 апреля 1941г. начальник РУ ГШ Ф.И Голиков направляет спецсообщения И.Сталину, С.К. Тимошенко и другим руководителям об усилении группировки войск Германии на границе СССР;
- 9 Мая 1941 года начальник РУ Ф.И. Голиков представил И.В.Сталину, В.М. Молотову Наркому обороны и начальнику Генштаба доклад «О планах германского нападения на СССР», в котором давалась оценка группировки немецких войск, указывались направления ударов и приведено количество сосредоточенных немецких дивизий;
-15 мая 1941 года представлено сообщение РУ «О распределении вооруженных сил Германии по театрам и фронтам по состоянию на 15.05.1941г.»;
- 5 и 7 июня 1941 года Голиков представил спецсообщение о военных приготовлениях Румынии. До 22 июня были представлены еще ряд сообщений.

Как было указано выше, Г.К. Жуков жаловался, что не имел возможности доложить И.Сталину о потенциальных возможностях противника.
О каких же возможностях потенциального противника мог докладывать Начальник Генерального штаба Г. Жуков, если он по его словам, не был знаком с основным докладом разведки по этому вопросу?
В отношении же того, что его предшественники не имели возможности для подробного доклада И. Сталину - также полное вранье в «самой правдивой книге о войне».
Например, только в июне 1940 года Нарком обороны С.К. Тимошенко провел в кабинете И.Сталина 22 часа 35 минут, Начальник Генштаба Б.М. Шапошников 17 часов 20 минут.
Г.К. Жуков, с момента назначения на должность Начальника Генерального штаба, т.е. с 13 января 1941года и до 21 июня 1941года, провел в кабинете И. Сталина 70 часов 35 минут.
Об этом свидетельствуют записи в Журнале посещений кабинета И. Сталина.
(«На приеме у Сталина. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И. В. Сталиным (1924-1953 гг.)» Москва. Новый хронограф, 2008 г. Публикуются хранившиеся в Архиве Президента РФ записи дежурных секретарей приемной И.В. Сталина за 1924- 1953 гг., в которых каждый день с точностью до минуты фиксировалось время пребывания в кремлевском кабинете Сталина всех его посетителей).

В этот же период в кабинете Сталина неоднократно бывали, помимо Наркома обороны и Нач. Генштаба, Маршалов К.Е. Ворошилова, С.М. Буденного, Зам.Наркома маршал Кулик, генерал армии Мерецков, генерал-лейтенанты авиации Рычагов, Жигарев, генерал Н.Ф. Ватутин и многие другие военноначальники.

31 января 1941 года главное командование сухопутных войск вермахта издало директиву № 050/41 по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск в целях осуществления плана «Барбаросса».

Директивой был определен «День Б” - день начала наступления - не позднее 21 июня 1941года.
30 апреля 1941 года на совещании высшего военного руководства Гитлер окончательно назвал дату нападения на СССР — 22 июня 1941 года, написав ее на своем экземпляре плана.
10 июня 1941 года Распоряжением №1170/41 Главнокомандующего Сухопутными войсками Гальдера «О назначении срока начала наступления на Советский Союз» было определено;
«1. Днем «Д» операции «Барбаросса» предлагается считать 22 июня 1941 года.
2.В случае переноса этого срока соответствующее решение будет принято не позднее 18 июня. Данные о направлении главного удара будут по прежнему оставаться в тайне.
3.В 13.00 21 июня в войска будет передан один из следующих сигналов:
а) Сигнал «Дортмунд». Он означает, что наступление как и запланировано начнется 22 июня и что можно приступать к открытому выполнению приказа.
б) Сигнал «Альтона». Он означает, что наступление переносится на другой срок. Но в этом случае уже придется пойти на полное раскрытие целей сосредоточения немецких войск, так как последние будут находиться в полной боевой готовности.
4. 22 июня, 3 часа 30 минут: начало наступления и перелет авиации через границу. Если метеорологические условия задержат вылет авиации, то сухопутные войска начнут наступление самостоятельно».

К сожалению наша внешняя, военная и политическая разведка, как говорил Судоплатов, «перехватив данные о сроках нападения и правильно определив неизбежность войны, не спрогнозировали ставку вермахта на блицкриг. Эта была роковая ошибка, ибо ставка на блицкриг указывала на то, что немцы планировали свое нападение независимо от завершения войны с Англией».

Сообщения внешней разведки о военных приготовлениях Германии приходили из различных резидентур: Англии, Германии, Франции, Польши, Румынии, Финляндии и др.

Уже в сентябре 1940 года один из наиболее ценных источников берлинской резидентуры «Корсиканец» (Арвид Харнак. Один из руководителей организации «Красная капелла». Начал сотрудничать с СССР с 1935г. В 1942 году арестован и казнен) передал сведения, что «в начале будущего года Германия начнет войну против Советского Союза». Поступали аналогичные сообщения и от других источников.




В декабре 1940 года поступило сообщение из берлинской резидентуры о том, что 18 декабря Гитлер, выступая по поводу выпуска из училищ 5 тысяч немецких офицеров резко высказался против «несправедливости на земле, когда великороссы владеют одной шестой частью суши, а 90 млн.немцев ютятся на клочке земли» и призвал немцев к устранению этой «несправедливости».

«В те предвоенные годы существовал порядок докладывать руководству страны каждый материал, полученный по линии внешней разведки отдельно, как правило в том виде, в котором он поступал, без его аналитической оценки . Определялась лишь степень надежности источника.

Информация, докладываемая руководству в таком виде, не создавала единой картины происходящих событий, не отвечала на вопрос, с какой целью осуществляются те или иные мероприятия, принято ли политическое решение о нападении и пр.пр.
Не готовились обобщающие материалы, с глубоким анализом всей полученной информации от источников и выводами для рассмотрения их руководством страны.» («Секреты Гитлера на столе у Сталина» изд. Мосгорархив 1995г).

Иными словами, И. Сталина перед войной просто «заваливали» различной разведывательной информацией, в целом ряде случаев противоречивой, а иногда и ложной.
Только в 1943 году появилась во внешней разведке и контрразведке аналитическая служба.
Надо также учесть, что при подготовке к войне против СССР немцы начали проводить очень мощные маскировочные и дезинформационные мероприятия на уровне государственной политики, в разработке которых принимали высшие чины третьего рейха.

В начале 1941 года немецкое командование начало осуществлять целую систему мер по ложному объяснению осуществляемых на границах с СССР военных приготовлениях.
15 февраля 1941 года был введен за подписью Кейтеля документ №44142/41 «Руководящие указания верховного главнокомандования по маскировке подготовки агрессии против Cоветcкого Cоюза», которым предусматривалось скрыть от противника подготовку к операции по плану «Барбаросса».
Документом предписывалось на первом этапе, «до апреля сохранять неопределенность информации о своих намерениях. На последующих этапах, когда скрыть подготовку к операции уже не удастся нужно будет объяснять все наши действия как дезинформационные, направленные на отвлечение внимания от подготовки вторжения в Англию».

12 мая 1941 года был принят второй документ - 44699/41 «Распоряжение начальника штаба верховного главнокомандования вооруженных сил от 12 мая 1941года по проведению второй фазы дезинформации противника в целях сохранения скрытности сосредоточения сил против Советского Союза».
Этим документом предусматривалось:

«...с 22 мая, с введением максимального уплотненного графика движения воинских эшелонов, все усилия органов дезинформации должны быть направлены на то чтобы представить сосредоточение сил к операции «Барбаросса» как маневр, с целью запутать западного противника.
По этой же причине необходимо особенно энергично продолжать подготовку к нападению на Англию...
Среди расположенных на Востоке соединений должен циркулировать слух о тыловом прикрытии против России и «отвлекающем сосредоточении сил на Востоке», а войска, расположенные на Ла-Манше должны верить в действительную подготовку к вторжению в Англию...
Распространять тезис о том, что акция по захвату о.Крит (операция «Меркурий») была генеральной репетицией десанта в Англию...».
(В ходе операции «Меркурий» немцами по воздуху было переброшено на о. Крит более 23000 солдат и офицеров, более 300 артиллерийских орудий, около 5000 контейнеров с оружием и боеприпасами и другие грузы. Эта была самая большая в истории войн воздушно -десантная операция).

Нашей берлинской резидентуре был подставлен агент-провокатор «Лицеист» (О. Берлинкс.1913-1978гг. латыш. Завербован в Берлине 15 августа 1940 года.).
Находившийся в советском плену майор абвера Зигфрид Мюллер на допросе в мае 1947 г. показал, что в августе 1940 г. Амаяку Кобулову (резидент нашей внешней разведки в Берлине) был подставлен агент германской разведки латыш Берлингс («Лицеист»), который по заданию абвера длительное время снабжал его дезинформационными материалами.).
О результатах встречи «Лицеиста» с Кобуловым докладывалось Гитлеру. Информация для этого агента готовилась и согласовывалась с Гитлером и Рибентропом.
Шли сообщения «Лицеиста» о малой вероятности вейны Германии с СССР, сообщения о том, что сосредоточение немецких войск на границе-это ответ на перемещение войск СССР к границе и др.
Однако, о «двойном дне» «Лицеиста» в Москве знали. Внешнеполитическая разведка и военная разведка СССР располагали настолько сильными агентурными позициями в МИДе Германии, что быстрое определение истинного лица «Лицеиста» не оставило никакого труда.
Началась игра и в свою очередь наш резидент в Берлине Кобулов при встречах снабжал «Лицеиста» соответствующей информацией.

В немецких дезинформационных акциях стала появляться информация, что немецкие приготовления у наших границ имеют целью оказать давление на СССР и принудить его принять требования экономического и территориального характера, своего рода ультиматум, который Берлин намерен якобы выдвинуть.

Распространялась информация о том, что Германия испытывает острую нехватку продовольствия и сырья, и что без решения этой проблем за счет поставок с Украины и нефти с Кавказа она не сможет одержать победу над Англией.
Всю эту дезинформацию отражали в своих сообщениях не только источники берлинской резидентуры, но она попадала в поле зрения и других иностранных разведок, откуда их получала и наша разведка через свою агентуру в этих странах.
Таким образом, получалось многократное перекрытие добываемых сведений, что как бы подтверждало их «достоверность» - а источник у них был один — дезинформация, подготовленная в Германии.
30 апреля 1941 года от «Корсиканца» пришла информация, что Германия хочет решить свои проблемы предъявлением ультиматума СССР о значительном увеличении поставок сырья.
5 мая тот же «Корсиканец» дает информацию о том, что концентрация немецких войск есть «война нервов», чтобы СССР принял условия Германии: СССР должен дать гарантии вступления в войну на стороне держав «оси».
Аналогичная информация идет и от английской резидентуры.
8 мая 1941 года в сообщении от «Старшины» (Харро Шульце-Бойзен) было сказано, что нападение на СССР не снимается с повестки дня, но немцы сначала предъявят нам ультиматум, с требованием увеличить экспорт в Германию.

И вот вся эта масса информация внешней разведки, что называется в первозданном виде, вываливалась, как говорилось выше, без проведения ее обобщенного анализа и выводов на стол Сталину, которому самому приходилось ее анализировать и делать выводы..

Здесь станет понятным, почему, по словам Судоплатова, Сталин испытывал некоторое раздражение к разведывательным материалам, но далеко не ко всем материалам.
Вот что вспоминал В.М. Молотов:
«Когда я был Предсовнаркома, у меня полдня ежедневно уходило на чтение донесений разведки. Чего там только не было, какие только сроки ни назывались! И если бы мы поддались, война могла начаться гораздо раньше. Задача разведчика – не опоздать, успеть сообщить...».

Многие исследователи, говоря о «недоверии» И.Сталина к разведывательным материалам, приводят его резолюцию на спецсообщении Наркома госбезопасности В. Н. Меркулова № 2279/М от 17 июня 1941 года, содержащем сведения, полученные от «Старшины» (Шульце-Бойзена) и «Корсиканца» (Арвид Харнак):
«Тов. Меркулову. Может послать Ваш источник из штаба герм. авиации к еб-ной матери. Это не источник, а дезинформатор. И.Ст.»


На самом же деле, те кто говорил о недоверии Сталина к разведке видимо не читали текст этого сообщения, а сделали вывод только по резолюции И. Сталина.
Хотя определенная доля недоверия к данным разведки, особенно к многочисленным срокам возможного нападения немцев, ведь только по линии военной разведки их было сообщено более десяти, видимо у Сталина и сложилась.

Гитлер, например, в период войны на Западном фронте издавал приказ о наступлении, а в запланированный день наступления его отменял. О наступлении на Западном фронте Гитлер 27 раз издавал приказ и 26 раз его отменял .

Если же мы прочтем само сообщение «Старшины», то раздражение и резолюция И.Сталина станут понятными.
Вот текст сообщения «Старшины»:
«1. Все военные мероприятия по подготовке вооруженного выступления против ССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время.
2. В кругах штаба авиации сообщение ТАСС от 6 июня воспринято весьма иронически. Подчеркивают, что никакого значения это заявление иметь не может.
3.Объектами налетов германской авиации в первую очередь станут электростанция Свирь-3, московские заводы, производящие отдельные части к самолетам, а также авторемонтные мастерские...».
(Далее по тексту идет сообщение «Корсиканца» по вопросам экономики и промышленности Германии).
.
«Старшина» (Харро Шульце-Бойзен 2.09.1909 — 22.12.1942. Немец. Родился в г. Киле в семье капитана 2-го ранга. Учился на юридическом факультете Берлинскою университета. был назначен в один из отделов управления связи имперского Министерства авиации, Перед началом Второй мировой войны Шульце-Бойзен установил связь с д-ром Арвидом Харнаком ( «Корсиканцем»). 31 августа 1942 г. Харро Шульце-Бойзен был арестован и казнен. Посмертно в 1969 году награжден орденом “Красного Знамени”) всегда был честным агентом, который передал нам много ценнейшей информации.

Но его донесение от 17 июня выглядит достаточно несерьезно уже потому, что в нем перепутана дата сообщения ТАСС (не 14 июня, а 6 июня), а первоочередными объектами налетов германской авиации названы второразрядная Свирская ГЭС, московские заводы, «производящие отдельные части к самолетам, а также авторемонтные мастерские».



Так что Сталин имел все основания усомниться в подобной информации.
При этом видим, что резолюция И.Сталина относится только к «Старшине» - агенту, работающему в штабе немецкой авиации, но не к «Корсиканцу».
Но после такой резолюции Сталин затем вызвал к себе В. Н. Меркулова и начальника внешней разведки П.М. Фитина.
Сталина интересовали мельчайшие подробности об Источниках. После того как Фитин объяснил, почему разведка доверяет «Старшине», Сталин сказал: «Идите все перепроверьте и доложите мне».

Громадный объем разведывательной информации приходил и по линии военной разведки.
Только из Лондона, где группой военных разведчиков руководил военный атташе генерал-майор И.Я. Скляров, за один предвоенный год было отправлено в Центр 1638 листов телеграфных лонесений, большая часть которых содержала сведения о подготовке Германии к войне против СССР.
Широкую известность получила телеграмма Рихарда Зорге, работавшего в Японии по линии Разведывательного управления Генштаба:

«Нападение ожидается рано утром 22 июня по широкому фронту».

В действительности же сообщения с таким текстом от Зорге никогда не было.
6 июня 2001 года «Красная звезда» опубликовал материалы круглого стола, посвященного 60-летию начала войны, в которых полковник СВР Карпов вполне определенно сказал, что к сожалению эта фальшивка.

Такая же фальшивка и «резолюция» Л.Берия от 21 июня 1941г.:
«Многие работники сеют панику... Секретных сотрудников «Ястреба», «Кармен», «Алмаза», «Верного» стереть в лагерную пыль как пособников международных провокаторов, желающих поссорить нас с Германией».
Эти строки гуляют в печати, однако их поддельность давно установлена.

Ведь еще с 3 февраля 1941 года в подчинении у Берии не было внешней разведки, потому что НКВД был разделен в тот день на НКВД Берии и НКГБ Меркулова и внешняя разведка перешла полностью в подчинение Меркулова.

А вот несколько действительных донесений Р. Зорге ( Рамзая):

- «2 мая: «Я беседовал с германским послом Оттом и морским атташе о взаимоотношениях между Германией и СССР… Решение о начале войны против СССР будет принято только Гитлером либо уже в мае, либо после войны с Англией».
- 30 мая:«Берлин информировал Отта, что немецкое выступление против СССР начнётся во второй половине июня. Отт на 95% уверен, что война начнётся».
- 1 июня:«Ожидание начала германо-советской войны около 15 июня базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привёз с собой из Берлина, откуда он выехал - 6 мая в Бангкок. В Бангкоке он займёт пост военного атташе».
- 20 июня «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна» .


Только по данным военной разведки сообщений о дате начала войны с Германией, начиная с 1940 года, пришло более 10.
Вот они:
— 27 декабря 1940 г. - из Берлина: война начнется во второй половине следующего года;
— 31 декабря 1940 г. - из Бухареста: война начнется весной следующего года;
— 22 февраля 1941 г. - из Белграда: немцы выступит в мае — июне 1941 г.;
— 15 марта 1941г. - из Бухареста: войну следует ожидать через 3 месяца;
— 19 марта 1941 г. - из Берлина: нападение планируется между 15 мая и 15 июня 1941 г.;
— 4 мая 1941 г. - из Бухареста: начало войны намечено на середину июня;
— 22 мая 1941 г. - из Берлина: нападение на СССР ожидается 15 июня;
— 1 июня 1941 г. - из Токио: начало войны — около 15 июня;
— 7 июня 1941 г. - из Бухареста: война начнется 15 — 20 июня;
— 16 июня 1941 г. - из Берлина и из Франции: нападение Германии на СССР 22 — 25 июня;
21 июня 1941 г. - из посольства Германии в Москве нападение назначено на 3 — 4 часа утра 22 июня.

Как видим, последняя информация от источника в посольстве Германии в Москве содержит точную дату и время нападения.
Эта информация была получена от агента Разведывательного управления - "ХВЦ" ( он же Герхaрд Кегель), сотрудника гермaнского посольствa в Москве, который рано утром 21 июня. «ХВЦ» сам вызвaл нa срочную встречу своего курaторa полковникa РУ К.Б.Леонтьвa.
Вечером 21 июня еще раз была встреча Леонтьева с агентом ХВЦ.
Информaция "ХВЦ" немедленно былa доложенa И.В.Стaлину, В. М. Молотову, С. К. Тимошенко и Г.К.Жукову.

Поступала очень обширная информация от различных источников о сосредоточении немецких войск у наших границ.
В результате деятельности разведки советское руководство знало и представляло реальную угрозу со стороны Германии, ее желание спровоцировать СССР на военные действия, что скомпромментировало бы нас в глазах мировой общественности как виновника агрессии, лишив СССР тем самым союзников в борьбе с истинным агрессором.

Насколько разветвлена была агентурная сеть советской разведки говорит и тот факт, что агентами нашей военной разведки были такие знаменитости, как киноактрисы Ольга Чехова и Марика Рекк.

Разведчица-нелегал, действовавшая под псевдонимом «Мерлин», она же Ольга Константиновна Чехова, работала на советскую разведку с 1922 по 1945 г. О масштабах ее разведывательной деятельности, объемах и особенно об уровне и качестве направлявшийся ею в Москву информации наглядно свидетельствуют факт что связь между О.К.Чеховой и Москвой поддерживали сразу три радистки в Берлине и его окрестностях.
Гитлер присвоил Ольге Чеховой специально для нее же учрежденное звание Государственной артистки Третьего рейха, приглашал ее на самые престижные мероприятия, во время которых демонстративно оказывал ей знаки высшего внимания, неизменно усаживал ее рядам с собой. ( А.Б. Мартиросян «Трагедия 22 июня: ,Блицкриг или измена».)


О.К. Чехова на одном из приемов рядом с Гитлером.

Марика Рекк принадлежала к агентурной группе советской военной разведки, носившей условное название «Крона». Ее создателем был один из самых выдающихся советских военных разведчиков Ян Черняк.
Группа была создана еще в середине 20-х гг. ХХ в и действовала она около 18 лет, но ни один из ее членов не был раскрыт противником.
А в нее входило свыше 30 человек, большинство из которых стали важными офицерами вермахта, крупными промышленниками рейха.


Марика Рекк
( Известна нашему зрителю по трофейному немецкому
фильму «Девушка моей мечты»)


Но Г.К. Жуков все же не упустил возможности обгадить нашу разведку и обвинил Разведывательное управление в несостоятельности, написав в письме писателю В.Д. Соколову от 2 марта 1964 года следующее:

«Наша агентурная разведка, которой перед войной руководил Голиков, работала плохо и не сумела вскрыть истинных намерений гитлеровского верховного командования. Наша агентурная разведка не сумела опровергнуть лживую версию Гитлера о ненамерении воевать с Советским Союзом».

Гитлер же продолжал играть свою дезинформационную игру, надеясь переиграть в ней И. Сталина.

Так 15 мая 1941 года внерейсовый самолет Ю-52 (самолеты "Юнкерс-52" использовалась Гитлером в качестве личного транспорта), беспрепятственно пролетев над Белостоком, Минском и Смоленском, приземлился в Москве в 11.30 на Ходынском поле, не встретив противодействия со стороны советских средств ПВО.
После этого приземления у многих руководителей советских сил ПВО и авиации были весьма "серьезные неприятности".
Самолет привез личное послание Гитлера И.Сталину.
Вот часть текста этого послания:
«При формировании войск вторжения вдали от глаз и авиации противника, а также в связи с недавними операциями на Балканах, вдоль границы с Советским Союзом скопилось большое количество моих войск, около 88 дивизий, что, возможно, и породило циркулирующие ныне слухи о вероятном военном конфликте между нами. Уверяю Вас честью главы государства, что это не так.
Со своей стороны, я тоже с пониманием отношусь к тому, что Вы не можете полностью игнорировать эти слухи и также сосредоточили на границе достаточное количество своих войск.
В подобной обстановке я совсем не исключаю возможность случайного возникновения вооруженного конфликта, который в условиях такой концентрации войск может принять очень крупные размеры, когда трудно или просто невозможно будет определить, что явилось его первопричиной. Не менее сложно будет этот конфликт и остановить.
Я хочу быть с Вами предельно откровенным. Я опасаюсь, что кто-нибудь из моих генералов сознательно пойдет на такой конфликт, чтобы спасти Англию от ее судьбы и сорвать мои планы.
Речь идет всего об одном месяце. Примерно 15 - 20 июня я планирую начать массированную переброску войск на Запад с Вашей границы.
При этом убедительнейшим образом прошу Вас не поддаваться ни на какие провокации, которые могут иметь место со стороны моих забывших долг генералов. И, само собой разумеется, постараться не дать им никакого повода.
Если же провокации со стороны кого-нибудь из моих генералов не удастся избежать, прошу Вас, проявите выдержку, не предпринимайте ответных действий и немедленно сообщите о случившемся по известному Вам каналу связи. Только таким образом мы сможем достичь наших общих целей, которые, как мне кажется, мы с Вами четко согласовали. Я благодарю Вас за то, что Вы пошли мне навстречу в известном Вам вопросе, и прошу извинить меня за тот способ, который я выбрал для скорейшей доставки этого письма Вам. Я продолжаю надеяться на нашу встречу в июле. Искренне Ваш Адольф Гитлер. 14 мая 1941 года".

(Как видим в этом письме Гитлер, практически сам «называет» ориентировочную дату нападения на СССР 15-20 июня, прикрывая ее переброской войск на Запад. )

Но у И.Стaлинa всегдa былa четкая позиция относительно намерений Гитлера и доверия к нему.
Вопрос о том, верил или не верил - просто не должен существовать, он никогда не верил.

И все последующие действия И.Сталина показывают, что он действительно не верил «искренности» Гитлера и продолжил принимать меры для «приведения в боевую готовность оперативных группировок войск в ближнем, но… не в ближайшем тылу», о чем он говорил в своей речи от 18 ноября 1940 года на заседании Политбюро, чтобы нападение Германии не застало нас врасплох.
Так непосредственно по его указаниям:

- 14 мая 1941 года были направлены директивы Генштаба №№503859, 303862, 303874, 503913 и 503920 (для Западного, Киевского, Одесского, Ленинградского и Прибалтийского округов соответственно) о подготовке планов обороны границы и противовоздушной обороны.
Однако, командование всех военных округов вместо указанного в них срока представления планов к 20 — 25 мая 1941 года представили их к 10 - 20 июня. Поэтому эти планы не успели утвердить ни Генеральный штаб, ни Наркомом обороны.
Это является прямой виной командующих округов, а также Генерального штаба, не потребовавшего представления планов к указанному сроку.
В результате за это ответили своими жизнями тысячи солдат и офицеров с началом войны;

- «…В феврале - апреле 1941 г. в Генштаб вызывались командующие войсками, члены военных советов, начальники штабов и оперативных отделов Прибалтийского, Западного, Киевского особых и Ленинградского военных округов. Вместе с ними намечались порядок прикрытия границы, выделение для этой цели необходимых сил и формы их использования..» ( Василевский А.М. «Дело всей жизни». М., 1974);

- c 25 марта по 5 апреля 1941 года был осуществлен частичный призыв в Красную армию, длагодаря которому удалось дополнительно призвать около 300 тысясч человек;

- 20 января 1941 года был объявлен приказ Наркома обороны о зачислении в кадры начсостава запаса, призванного по мобилизации накануне советско- финской фойны 1939-1940гг, который был задержан в армии после окончания этой войны до особого распряжения;

- 24 мая 1941 года на расширенном заседании Политбюро И.Сталин открыто предупредил все высшее советское и военное руководство, что в самое ближайшее время СССР может подвергнуться внезапному нападению Германии;

- В течение мая-июня 1941г. в результате «скрытой мобилизации» около миллиона «приписников» из внутренних округов было поднято и отправлено в западные округа.
Это позволило довести почти 50% дивизий до штатной численности военного времени ( 12-14 тыс. человек).
Таким образом фактическое развертывание-доукомплектование войск западных округов началось задолго до 22 июня.
Эта скрытая мобилизация не могла быть проведена без указания И.Сталина, а проводилась она скрытно, чтобы не дать Гитлеру и всему Западу обвинить СССР в агрессивных намерениях.
Ведь подобное уже было в нашей истории, когда в 1914 году Николай II объявил в Российской империи мобилизацию, что было расценено как объявление войны;

- 10 июня 1941 года в ЗапОВО по указанию И.Сталина была направлена Директива Наркома обороны № 503859/сс/ов, которой предусматривалось: «Для повышения боевой готовности войск округа все глубинные стрелковые дивизии… вывести в районы, предусмотренные планом прикрытия», что означало фактическое приведение войск в повышенную боевую готовность;
- 11 июня 1941 г. направлена Директива Наркома обороны о немедленном приведении в должное состояние и полную боевую готовность оборонительных сооружений первой линии укрепрайонов Западного ОВО, прежде всего усиления их огневой мощи.
«Об исполнении генерал Павлов обязан был донести к 15 июня 1941г. Но доклад о выполнении этой директивы не поступил». (Анфилов В.А. «Провал «Блицкрига». М., 1975).
И как впоследствии оказалась эта директива не была выполнена.
Опять вопрос, где был Генеральный штаб и его начальник, которые должны были потребовать ее исполнение, или и эти вопросы должен был контролировать за них И.Сталин?;

- 12 июня 1941 года были направлены директивы Наркомата обороны за подписью Тимошенко и Жукова о введении в действие Планов прикрытия для всех западных округов;

- 13 июня 1941 года по указанию И.Сталина была издана директива Генштаба о выдвижении войск, расположенных в глубине округа, ближе к государственной границе ( Василевский А.М. «Дело всей жизни»).
В трех округах из четырех эта директива была выполнена, кроме Западного ОВО (Командующий округом генерал армии Д.Ф. Павлов).
Как пишет военный историк А. Исаев «с 18 июня со своих мест дислокации выдвигались ближе к границе следующие подразделения Киевского ОВО:
31 ск (200, 193, 195 сд); 36 ск (228, 140, 146 сд); 37 ск (141,80,139 сд); 55 ск (169,130,189 сд); 49 ск (190,197 сд).
Итого — 5 стрелковых корпусов (ск), имеющих в своем составе 14 стрелковых дивизий(сд) , а это около 200 тысяч человек»
Всего же было выдвинуто ближе к госгранице 28 дивизий;

- В мемуарах Г.К. Жуков также находим такое сообщение:
«Нарком обороны С.К. Тимошенко уж в июне 1941 года рекомендовал командующим войсками округов проводить тактические учения соединений в сторону государственной границы, с тем чтобы подтянуть войска поближе к районам развертывания по планам прикрытия (т.е. в районы обороны в случае нападения).
Эта рекомендация наркома обороны проводилась в жизнь округами, однако с одной существенной оговоркой: в движении (к границе, на рубеж обороны) не принимала участие значительная часть артиллерии....
...Причиной этого явилось то, что командующие округами (Западный ОВО-Павлов и Киевский ОВО- Кирпонос), без согласования с Москвой, приняли решение направить большую часть артиллерии на полигоны для отстрела”.
Опять вопрос: Где же был Генеральный штаб, его начальник, если без их ведома командованим округов проводятся такие мероприятия, когда на пороге война с Германией?
В результате некоторые корпуса и дивизии войск прикрытия при нападении фашистской Германии оказались без значительной части своей артиллерии.
К.К. Рокоссовский пишет в своей книге, что « еще в мае 1941 года из штаба округа, например, последовало распоряжение, целесообразность которого трудно было объяснить в той тревожной обстановке. Войскам было приказано выслать артиллерию на полигоны, находившиеся в приграничной зоне.
Нашему корпусу удалось отстоять свою артиллерию».
Таким образом, артиллерия больших калибров, ударная сила войск, в боевых порядках практически отсутствовала. А большая часть зенитных средств Западного ОВО вообще находилась под Минском, далеко от границы, и не могла прикрывать атакованные с воздуха части и аэродромы в первые часы и дни войны.
Командование округа оказало этим «неоценимую услугу» вторгшимся немецким войскам.
Вот что пишет в своих воспоминаниях немецкий генерал Блюментрит- начальник штаба 4 армии группы армий «Центр» (2 танковая группа этой армии, которой командовал Гудериан, наступала 22 июня 1941 года в районе Бреста против 4-й армии Западного ОВО - командующий армии генерал майор М.А.Коробков):
« В 3 часа 30 минут вся наша артиллерия открыла огонь… И затем случилось то, что показалось чудом: русская артиллерия не ответила… Через несколько часов дивизии первого эшелона были на том берегу р. Буг. Переправлялись танки, наводились понтонные мосты, и все это почти без сопротивления со стороны противника… Не было никакого сомнения, что застали русских врасплох… Наши танки почти сразу же прорвали полосу приграничных укреплений русских и по ровной местности устремились на восток» ( «Роковые решения» Москва. Воениздат 1958г.).
К этому надо добавить, что мосты в районе Бреста оказались не взорванными, по которым и двигались немецкие танки. Этим был даже удивлен Гудериан;

- 27 декабря 1940 года нарком обороны Тимошенко издал приказ № 0367 об обязательной маскировке всей аэродромной сети ВВС в 500-км полосе от границы с окончанием работ к 1 июля 1941 года.
Ни Главное Управление ВВС, ни округа этого приказа не выполнили.
Прямая вина в том - генерал-инспектора ВВС, помощника начальника Генштаба РККА по авиации Смушкевича (ему в соответствии с приказом был поручен контроль и ежемесячный доклад об этом в Генштаб) и командования ВВС;

- 19 июня 1941 года издан приказ Наркома обороны № 0042.
В нем констатируется, что «по маскировке аэродромов и важнейших военных объектов до сих пор ничего существенного не сделано», что самолеты при «полном отсутствии их маскировки» располагаются на аэродромах скученно и т.д.
В этом же приказе указано, что «...Аналогичную беспечность к маскировке проявляют артиллерийские и мотомеханизированные части: скученное и линейное расположение их парков представляет не только отличные объекты наблюдения, но и выгодные для поражения с воздуха цели. Танки, бронемашины, командирские и другие спецмашины мотомеханизированных и других войск окрашены красками, дающими яркий отблеск, и хорошо наблюдаемы не только с воздуха, но и с земли. Ничего не сделано по маскировке складов и других важных военных объектов...».
Каков был результат этой беспечности командования округов, прежде всего Западного ОВО, показало 22 июня, когда на его аэродромах было уничтожено около 738 самолётов, в том числе 528 было потеряно на земле, а также большое число военной техники.
Кто в этом виноват? Опять И. Сталин, или командование военных округов и Генеральный штаб, не сумевший осуществить строгий контроль за выполнением своих приказов и директив? Думаю, что ответ ясен.
Командующий ВВС Западного фронта Герой Советского Союза генерал- майор И.И.Копец, узнав об этих потерях, в этот же день- 22 июня застрелился.

Здесь приведу слова Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова:
«Анализируя события последних мирных дней, я предполагаю: И.В. Сталин представлял боевую готовность наших вооруженных сил более высокой, чем она была на самом деле... Он считал, что в любую минуту по сигналу боевой тревоги они могут дать надежный отпор врагу… Совершенно точно зная количество самолетов, дислоцированных по его приказу на пограничных аэродромах, он считал, что в любую минуту по сигналу боевой тревоги они могут взлететь в воздух и дать надежный отпор врагу. И был просто ошеломлен известием, что наши самолеты не успели подняться в воздух, а погибли прямо на аэродромах»
Естественно, что представление о состояние боеготовности наших Вооруженных у И.Сталина складывалась по докладам прежде всего Наркома Обороны и Начальника Генерального штаба, а также и других военноначальников, которых он регулярно заслушивал у себя в кабинете;

- 21 июня И.Сталиным было принято решение о развертывании 5 фронтов:
Западного, Юго-западного. Южного, Северо-западного, Северного.
К этому моменту командные пункты фронтов уже были оборудованы, т.к. еще 13 июня было принято решение о разделении структур управления в военных округах и пребразовании управлений военных округов во фронтовые.
Командный пункт Западного фронта (Командующий фронтом генерал армии Д.Г. Павлов был развернут в районе станции Обуз-Лесная. Но только Павлов там до начала войны так и не появился).
В городе Тернополь располагался фронтовой командный пункт Юго-Западного фронта (Командующий фронтом генерал - полковник М.П.Кирпонос погиб 20.09.1941г. ).

Таким образом, мы видим, что перед войной предпринимался по указаниям И. Сталина целый ряд мер по усилению готовности РККА к отражению агрессии со стороны Германии. И он имел все основания считать, как писал Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов, «боевую готовность наших вооруженных сил более высокой, чем она оказалась на самом деле....».
Необходимо отметить, что И. Сталин, получая информацию о близящейся войне от резидентур внешней разведки Меркулова из НКГБ, от военной разведки генерала Голикова РУ Генштаба, по дипломатическим каналам не мог, видимо, быть до конца уверенным, что все это не стратегическая провокация Германии или стран Запада, видящих в столкновении СССР и Германии собственное спасение.
Но была еще разведка погранвойск, подчиненная Л.Берия, которая давала информацию о сосредоточении немецких войск непосредственно у границ СССР, причем достоверность ее обеспечивалась постоянным наблюдением пограничников, большим числом информаторов приграничных районов, наблюдающих непосредственно сосредоточение немецких войск -это жители приграничных районов, поездные машинисты, стрелочники, смазчики и пр.
Информация от этой разведки - интегральная информация от такой разветвленной периферийной разведывательной сети, что она не может быть не достоверной. Эта информация, обобщенная и собранная воедино, давала наиболее объективную картину сосредоточения немецких войск.
Эту информацию Берия регулярно докладывал И. Сталину:
- В информации № 1196/Б 21 апреля 1941 г. Сталину, Молотову, Тимошенко приведены конкретные данные о прибытии германских войск в пункты, прилегающие к государственной границе.
- 2 июня 1941 года Берия направляет записку № 1798/Б лично Сталину с информацией о сосредоточении двух немецких армейских групп, усиленном передвижении войск преимущественно ночью, рекогногсцировке, которую проводят немецкие генералы вблизи границы и пр.
- 5 июня Берия направляет Сталину еще одну записку № 1868/Б о сосредоточении войск на советско-германской, советско-венгерской, советско-румынской границе границе.
В июне 1941 года таких информационных сообщений от разведки погранвойск было представлено более 10.

Но вот что вспоминает Главный маршал авиации А. Е. Голованов, который в июне 1941 года, командуя отдельным 212-м бомбардировочным полком дальней авиации, подчиненным непосредственно Москве, прибыл из Смоленска в Минск для представления Командующему ВВС Западного Особого военного округа И. И. Копцу и затем самому Командующему ЗапОВО Д. Г. Павлову.

В ходе беседы с Головановым Павлов связался по ВЧ со Сталиным. И тот начал задавать генералу вопросы, на которые Командующий округом ответил следующее:

«Нет, товарищ Сталин, это неправда! Я только что вернулся с оборонительных рубежей. Никакого сосредоточения немецких войск на границе нет, а мои разведчики работают хорошо. Я еще раз проверю, но считаю это просто провокацией...»
А дальше, обращаясь уже к нему, сказал:
«Не в духе Хозяин. Какая-то сволочь пытается ему доказать, что немцы сосредоточивают войска на нашей границе...». Видимо, под этой «сволочью» он подразумевал Л. Берия, в чьем ведении находились погранвойска.
А многие историки продолжают твердить, что Сталин якобы не верил «предупреждениям Павлова» о сосредоточении немецких войск....
Обстановка накалялась с каждым днем.

14 июня 1941 года было опубликовано сообщение ТАСС. Это был своего рода пробный шар, чтобы проверить реакцию руководства Германии.
В сообщении ТАСС, предназначенном не столько для населения СССР, сколько для официального Берлина, опровергались слухи о «близости войны между СССР и Германией».
Никакой официальной реакции Берлина на это сообщение не последовало.
И.Сталину и советскому руководству стало видимо ясно, что военные приготовления Германии к нападению на СССР вступили в завершающую стадию.

Наступило 15 июня, потом 16, 17 июня, но никакого «отвода» и «переброски» немецких войск, как заверял Гитлер в своем письме от 14 мая 1941 года, от советской границы, «в сторону Англии» не произошло.
Наоборот, началось усиленное накопление войск вермахта на нашей границе.

17 июня 1941года из Берлина поступило сообщение от военно-морского атташе СССР капитана 1-го ранга М.А.Воронцова о том, что нападение Германии на СССР произойдет 22 июня в 3.30 утра. (Капитан 1 ранга Воронцов был вызван И.Сталиным в Москву и по некоторым сведениям 21 июня вечером присутствовал на совещании в его кабинете. Об этом совещании будет рассказано ниже).

И тогда был сделан разведывательный облет границы с «инспекцией» немецких частей у нашей границы.
Вот что пишет в своей книге - «Я - истребитель» - генерал-майор авиации Герой Советского Союза Г. Н.Захаров. Перед войной он - полковник и командовал 43-й истребительной авиадивизией Западного Особого военного округа:
«Где-то в середине последней предвоенной недели – это было либо семнадцатого, либо восемнадцатого июня сорок первого года – я получил приказ командующего авиацией Западного Особого военного округа пролететь над западной границей. Протяженность маршрута составляла километров четыреста, а лететь предстояло с юга на север – до Белостока.
Я вылетел на У-2 вместе со штурманом 43-й истребительной авиадивизии майором Румянцевым. Приграничные районы западнее государственной границы были забиты войсками. В деревнях, на хуторах, в рощах стояли плохо замаскированные, а то и совсем не замаскированные танки, бронемашины, орудия. По дорогам шныряли мотоциклы, легковые – судя по всему, штабные – автомобили. Где-то в глубине огромной территории зарождалось движение, которое здесь, у самой нашей границы притормаживалось, упираясь в нее… и готовое вот-вот перехлестнуть через нее.
Мы летали тогда немногим более трех часов. Я часто сажал самолет на любой подходящей площадке, которая могла бы показаться случайной, если бы к самолету тут же не подходил пограничник. Пограничник возникал бесшумно, молча брал под козырек (как видим, он заранее знал, что скоро сядет самолет со срочной информацией -sad39) и несколько минут ждал, пока я писал на крыле донесение. Получив донесение, пограничник исчезал, а мы снова поднимались в воздух и, пройдя 30–50 километров, снова садились. И я снова писал донесение, а другой пограничник молча ждал и потом, козырнув, бесшумно исчезал. К вечеру таким образом мы долетели до Белостока
После приземления командующий ВВС округа генерал Копец повел меня после доклада к командующему округом.
Д. Г. Павлов поглядывал на меня так, словно видел впервые. У меня возникло чувство неудовлетворенности, когда в конце моего сообщения он, улыбнувшись, спросил, а не преувеличиваю ли я. Интонация командующего откровенно заменяла слово «преувеличивать» на «паниковать» – он явно не принял до конца всего того, что я говорил… С тем мы и ушли».
Д.Г. Павлов не поверил и этой информации....

Конец 1 части

Наша «Силиконовая долина»

Проблему, в какие грандиозные проекты вкладываются народные деньги, и самое главное - с какой эффективностью расходуются, очень хорошо можно проследить на примере инновационного центра (ИЦ) Сколково.
Так что не волнуйтесь, граждане, деньги налогоплательщиков уходят не только на замки, дворцы, яхты и виноградники наших современных нуворишей, но и поступают на развитие науки.
А как они расходуются - увидите ниже.
ИЦ «Сколково» создан в 2010 году по Указу Президента РФ, которым в то время являлся Д, А. Медведев, чтобы содействовать научным исследованиям. Этот проект - его детище и, видимо, поэтому он так щедро финансируется.
Хотели, вероятно, сделать свою «Силиконовую долину» но получилось то, что получилось.
Как говорил наш незабвенный и уважаемый Виктор Степанович. Черномырдин:
«Хотели как лучше, но получилось как всегда».
Если это уточнить, то получились, судя по Отчету Счетной комиссии, одни затраты....

В 2016 году Счетная палата провела проверку ИЦ «Сколково».
Был опубликован полный Отчет по проведенной проверке. Почему этим Отчетом не заинтересовался Следственный комитет для меня остается большим вопросом.
Смеяться и плакать хочется одновременно.
А дальше я не буду ничего придумывать, а просто приведу изложение статьи Ю. Калининой (с некоторыми сокращениями, комментариями).
Статья написана по результатам отчета Счетной палаты и была опубликована в газете «Московский комсомолец» еще в октябре 2016 года.

Что такое ИЦ «Сколково»

ИЦ «Сколково» — территориально обособленный комплекс с льготным правовым режимом деятельности. Управляет им «Фонд развития центра разработки и коммерциализации новых технологий» ( дальше Фонд).
(Заметим, как только дело касается больших денег, то сразу появляется какой-либо Фонд, после чего в целом ряде случаев начинаются определенные следственные действия- sad39).
У Фонда шесть дочерних предприятий:
Объединенная дирекция по управлению активами и сервисами (ОДАС), Таможенно-финансовая компания (ТФК), Объединенная дирекция по проектированию и строительству (ОДПС), Центр интеллектуальной собственности (ЦИС), технопарк «Сколково», центр орбитальных полетов «Сколково».

И Фонд, и «дочки» финансируются государством почти на 100%.
Во всяком случае, 93,8% от общего объема его расходов за 2013–2015 годы, по данным Счетной палаты, были профинансированы из федерального бюджета.

За это время «Сколково» израсходовало в общей сложности 65,5 млрд народных рублей.
На что пошли эти деньги?

В первую очередь на высокую зарплату счастливчикам, которые трудятся в Фонде «Сколково» и его дочерних предприятиях.
«В структуре расходов Фонда в 2013–2015 годах расходы на оплату труда составили более 8,9 млрд руб., что составляет 13,7% от общей суммы расходов, произведенных за счет субсидии из федерального бюджета», — сообщает Счетная палата.
На исследовательскую деятельность за это же время денег потрачено в два раза меньше.
При том, что «Сколково» создавалось именно для того, чтоб поддерживать исследования и превращать их в коммерческие проекты, а вовсе не для того, чтоб щедро оплачивать обслуживающий исследователей персонал.
Тем не менее персонал оказался перед исследованиями в приоритете.
«Уровень среднемесячной зарплаты сотрудников Фонда и его дочерних обществ в 2013–2015 годах значительно превышал среднемесячные значения этого показателя по Москве и Российской Федерации в целом.
В 2015 году среднемесячная зарплата в Фонде составляла 468,4 тыс. руб., что в 13,8 раза превышало аналогичный показатель в целом по экономике Российской Федерации (33,98 тыс. руб.) и в 5,3 раза среднемесячную зарплату по Москве (88,62 тыс. руб. в декабре 2015 г.).
Аналогичная ситуация сложилась и в дочерних обществах Фонда.
В ТФК среднемесячная зарплата составляла 245,6 тыс. руб., в Технопарке — 240,3 тыс.».

Помимо россиян в «Сколково» трудятся иностранцы. Кроме зарплат им с царской щедростью выплачиваются дополнительные компенсации.
Гражданин Израиля генеральный директор ОДПС (это «дочка», которая занимается строительством объектов в «Сколково») господин Лумельский получал, например, на оплату съемной квартиры 300 тыс. в месяц. Он и его семья за счет федерального бюджета четыре раза в месяц летали за границу. Всему семейству Лумельских оплачивалась медицинская и стоматологическая страховка по категории ВИП по договору с одной из ведущих страховых компаний — такие страховки стоят сотни тысяч рублей в год.
«Общая сумма компенсационных выплат иностранным работникам ОДПС в проверяемом периоде составила 21 млн 382 тыс. 900 руб.», — подсчитала Счетная палата.
Многие наверное помнят историю с «широко известным в узких кругах» оппозиционером Ильей Пономаревым, бывшим депутатом Госдумы, лишенным впоследствии депутатской неприкосновенности, в связи с возбуждением против него уголовного дела о растрате 22 млн. рублей из фонда Сколково, и проживающим сейчас в Украине..
На момент заключения договора с фондом «Сколково» в 2010 году на выполнение работы по теме «Коммерциализация технологий и международное продвижение российских инновационных компаний» и чтение лекций на общую сумму более 22 млн рублей, Л. Пономарев не имел еще высшего образования, которое он получил в 2011 году, окончив (РГСУ) Российской государственный социальный университет, по специальности «государственное и муниципальное управление».
Удивляет сумма договора - 22 млн. руб, заключенного не с какой либо авторитетной научной организацией, а просто с физическим лицом, отнюдь не известным ученым, а лицом, не имеющего даже высшего образования, что само по себе уже было нарушением финансовой дисциплины.
Просто удивительная щедрость работников Сколково.... .

Прибыль от участия в проекте «Сколково» уходит в оффшоры

Исследования, ради которых создан и существует ИЦ «Сколково», должны вести участники проекта.
Участником проекта является российское юридическое лицо, созданное исключительно в целях исследовательской деятельности и получившее статус участника проекта.
Быть участником проекта полезно и выгодно, потому что участники могут бесплатно ввозить в Россию все, что нужно для исследований: аппараты, инструменты, программы, машины, комплектующие — что угодно.
Таможенную пошлину и налог на добавленную стоимость за них платит государство.
В 2015 г. в «Сколково» были зарегистрированы 1432 участника, пообещавших вести исследования.
При ближайшем рассмотрении, однако, выяснилось, что далеко не все они на самом деле российские.\
«11 из 36 компаний — участников проекта, получивших по итогам 2014 года наибольший объем выручки от результатов исследовательской деятельности (более 100 млн рублей), принадлежат иностранным юридическим лицам.
Например, стопроцентными владельцами ООО «Параллелз Рисерч», ООО «Рок Флоу Динамикс», ООО «Е инжиниринг», ООО «Воркл» являются иностранные юридические лица, зарегистрированные на Кипре, а ООО «Лингуалео» и ООО «Акуматика» — иностранные юридические лица, зарегистрированные на Британских Виргинских островах» - говорится в Отчете
До того как влиться в дружную семью участников проекта, выручка у них была не бог весть какая. Но благодаря льготам и преференциям, которые предоставляет «Сколково», зарегистрированные в офшорах компании стали сразу «поднимать» хорошие деньги.
«ООО «Е инжиниринг», получив в 2012 году статус участника проекта, увеличило выручку со 128 тыс. рублей в 2011 году до 206,9 млн в 2014 г.
ООО «Рок Флоу Динамикс» в 2011 году показывало выручку 79,9 млн рублей. После получения статуса Участника проекта (июль 2011 года) в 2014 году выручка составила 257,7 млн рублей» - из Отчета.
Участник проекта имеет право один раз в полгода распределять чистую прибыль между участниками своего ООО.
Это значит, что выручка, которую они получают благодаря «Сколково», уплывает в офшоры — на Кипр и Виргинские острова.
«Оценить возможные объемы вывода прибыли участников проекта за рубеж в ходе контрольного мероприятия не представилось возможным», — отмечается в отчете Счетной палаты.
Может, оно и к лучшему...., а то бы вылезли совсем уж неприглядные вещи...

Гранты распределяются между собой

Помимо налоговых и таможенных льгот участники проекта «Сколково» еще получают гранты на исследования.
Гранты даются не всем, а только самым заслуживающим.
За 2013–2015 годы выдано 287 грантов в общей сложности на 4 млрд 812 млн руб. Все эти деньги вынуты, разумеется, из федерального бюджета нашей страны.
Распределяет гранты грантовый комитет Фонда. Половина его членов — сотрудники Фонда. Другая половина — независимые эксперты.
Их нелегкий труд достойно оплачивается. За три года Фонд выплатил им больше 43 млн руб.
Чтобы объективно распределять гранты, члены грантового комитета не должны быть заинтересованы в их получении.
Такое правило сформулировано в документах Фонда.
Но они заинтересованы. Причем самым серьезным образом.
«Из 15 членов грантового комитета, действовавших в период с 2013 по 2015 год, порядка 30% являлись заинтересованными лицами — либо учредителями с существенной долей в уставном капитале, либо руководителями компаний, претендующих на статус участника проекта (или уже его получивших) или на получение гранта, а из 1188 экспертов заинтересованными лицами являлись почти 60% от общего их числа»- из Отчета.
Голосуя за выделение грантов, члены грантового комитета руководствуются принципом взаимовыручки — «вы нам поможете, мы вам поможем».
«Анализ протокола заседания грантового комитета от 24 июня 2015 года №71 показывает, что из шести вопросов о предоставлении грантов в трех случаях грантополучатели были связаны с членами грантового комитета» - из Отчета.
В голосовании по вопросу о предоставлении гранта ООО «Камера Биай» не участвовал Я.Я. Петричкович в связи с потенциальным конфликтом интересов. 11 из 15 членов грантового комитета проголосовали за предоставление «Камере Биай» гранта в размере 30 млн руб.
В голосовании по вопросу о предоставлении гранта ООО «Центр инноваций Натальи Касперской» не участвовала Н.И.Касперская в связи с потенциальным конфликтом интересов. 11 членов грантового комитета проголосовали за предоставление ей гранта в размере 50 млн рублей.
В голосовании по вопросу о предоставлении гранта ООО «Телум» не участвовал А.П.Кулешов, учредитель ООО «Телум». Десять членов грантового комитета проголосовали за предоставление ему гранта в размере 49,6 млн рублей.

Вложенные в исследования деньги не дают результатов

На что потрачены вбуханные в «Сколково» государственные деньги — важный вопрос, но не главный.
Главный вопрос все-таки другой: что мы за эти деньги получили?

Должны были получить продвижение в науке и технологиях.
Как понять, имеет ли оно место? И если да, как его измерить?
Один из показателей, по которым можно судить об эффективности вложений, - выручка, полученная компаниями в проекте «Сколково».
Она остается компаниям. Они ее делят, вкладывают, пускают в оборот.
При этом ИЦ «Сколково» продолжает финансироваться из госбюджета.
Но ведется ли учет: кто из участников проекта сколько заработал?
Если выручка у них есть, и достаточно большая, — значит, продукты их исследований покупаются.
А если они покупаются- значит, научно-технологическое колесико завертелось, государственные вложения работают.
Выручку участников Счетная палата по этой причине проверяла отдельно.
И обнаружила сюрпризы.
Оказалось, что 47 участников проекта, получивших гранты на общую сумму 1,5 млрд рублей, не имели в 2013–2015 годах вообще никакой выручки.
ООО «Протекшен Технолоджи Ресеч» получило грант 25 млн на защиту контента для мобильных устройств от пиратства.
Выручка от гранта - ноль. Никто эту «защиту» не покупает!.
Такой же нулевой результат у ООО «СПИРИТ Навигация»!
Оно получило 28,3 млн на «гибридный навигационный приемник для бесшовного позиционирования и использования геоинформационных сервисов внутри зданий и под открытым небом».
ООО «Уральская производственная компания» получила 30,0 млн на создание энергоустановки для станций катодной защиты нефтегазового сектора.
Энергоустановка тоже оказалась никому не нужна!.

«Согласно пояснениям Фонда отсутствие выручки у стартапов, получивших грант, обусловлено тем, что эти стартапы не довели свой продукт до рынка, им потребуется еще несколько лет до получения готового продукта, — отмечает Счетная палата.— В то же время отсутствие в течение нескольких лет выручки у значительного числа компаний, получивших гранты Фонда на общую сумму 1,5 млрд рублей, формирует риски расходования этих средств без достижения экономических результатов».




Выделенные на исследования деньги дают не те результаты, что обещано

40% (32,2 млрд рублей) общей выручки, полученной всеми участниками проекта, приходится на выручку ЗАО «Сбербанк-Технологии». Это стопроцентная дочка ПАО «Сбербанк».
Подавая заявку на грант, ЗАО «Сбербанк-Технологии» обещало направить его «на создание глобальной SaaS-платформы финансовых и платежных сервисов для создания принципиально новой модели банкаонлайн с возможностью предоставления услуг как от лица банка, так и в формате «white label».
White label — маркетинговая концепция, когда продукты или услуги, произведенные одной компанией, используются другой компанией под своим брендом.
Следуя заявке, в первом квартале 2014 года «Сбербанк-Технологии» должно было предоставить white label на свою платформу сторонним организациям. Но не предоставило.
Вероятно потому, что «Сбербанк-Технологии» не зарегистрировало права на новые разработки. А не зарегистрировало оно их потому, что в соответствии с генеральным соглашением с ОАО «Сбербанк России» исключительное право на все разработки в полном объеме переходит к «Сбербанку».
«Таким образом, все разрабатываемые технические решения были связаны исключительно с улучшением и развитием сервисов ОАО «Сбербанк России», — заключает Счетная палата.
«Сбербанк» без тени смущения использовал грант, предоставленный «Сколково» для проведения исследований, чтоб сделать лично себе апгрейд.
Обновил свое программное обеспечение и получил от этого хорошую прибыль.
Выделенные на исследования деньги вкладываются не в исследования

Среди тех участников проекта, что получили самую большую выручку (более 100 млн рублей), Счетная палата обнаружила шесть компаний, у которых научно-исследовательская деятельность отсутствует в составе заявленных видов деятельности.
Кроме того, нашлись компании, выручка которых учтена в ИЦ «Сколково» как полученная от исследовательской деятельности, хотя на самом деле она получена вовсе не от нее.
«Выручка ООО «Миррико Сервис» была учтена в составе достигнутого в 2014 году значения показателя Фонда в сумме 500,2 млн рублей (за 2015год выручка этого Участника также была учтена в составе достигнутого значения показателя в сумме 235,6 млн рублей).
При получении статуса Участника данной компанией заявлялся проект по разработке технологии производства противотурбулентных присадок для снижения гидродинамического сопротивления при транспортировке нефти.

Изучение информации официального сайта группы компаний «Миррико» показало, что продукция компании — противотурбулентная присадка MFLOWTREAT,- производится и продается в соответствии с техническими условиями с 2010года, а второй продукт- депрессорная присадка «DEWAXOL» марки 7801- с 2011 года.
Аналогичные сомнения в обоснованности учета выручки в показателе Фонда имеются и в отношении других Участников проекта» - из Отчета.

Коротко говоря, компании получают статус участника проекта «Сколково», обещая исследовать то, что давно уже исследовано, производится и продается.

Их выручка за то, что давно уже продается, фиксируется проектом «Сколково», чтоб убедить всех, что проект успешен, он эффективно содействует научным исследованиям.
Но на самом деле это чистое очковтирательство, а точнее финансовое преступление.
.


За обучение одного студента Сколтеха государство платит в 6,5 раза больше, чем за обучение студентов других вузов

Помимо собственных зарплат и исследований без отдачи «Сколково» еще вкладывает деньги в образование.
На этом направлении главный объект — Сколковский институт науки и технологии (Сколтех).
За 2013–2015 годы в него вложено почти 12 млрд руб..
«Данные расходы включают в себя средства, предоставленные Сколтеху в виде гранта, а также средства, направленные Массачусетскому технологическому институту (далее МТИ) в рамках заключенного 26 октября 2011 года трехстороннего соглашения о сотрудничестве между Фондом, МТИ и Сколтехом»- из Отчета .

За 2013–2015 годы Фонд перечислил Сколтеху 7 млрд 883 млн руб. из субсидии федерального бюджета.
МТИ было перечислено 94 млн 77 тысяч долларов США (это примерно 4 млрд руб.).

50,7 млн долларов МТИ израсходовал на сам Сколтех - на подготовку его организационной структуры и финансовой модели, консультирование консультантов, проектировщиков в части создания кампуса и прочей инфраструктуры, содействие в подборе преподавателей и пр.
А 44 млн долларов из Федерального бюджета пошли на развитие мощностей самого Массачусетского технологического института!!!.
( Конечно, эти деньги не могли быть проверены Счетной палатой, но они очень хорошо видимо были использованы в США для улучшения своей системы образования, или для других целей.
Что нам Россиянам не жалко денег на образование в США? Пусть пользуются, ведь они «бедные.».. , а в Российской глубинке в это время катастрофическая нехватка школ, оборудования к ним, учителей!!!- sad39).

Численность студентов Сколтеха на момент проверки была 315 чел ( 90% от общей численности )

Но при этом Сколтех получает из федерального бюджета гораждо больше денег, чем другие вузы, где в разы больше студентов.

Вот данные за 2015 год:
Сколтех ( 315 студентов)- выделено из федерального бюджета 4 млрд.798,1 млн. руб
Северо-Кавказский федеральный университет ( 9903 студента) выделено- 2 млрд.516,9 млн. руб
Сибирский федеральный университет (29510 студентов) выделено - 4млрд. 680,6 млн. руб
Крымский федеральный институт ( 14 763 студента) выделено- 3млрд. 772, 5 млн.руб
Северный ( Арктический федеральный университет) ( 6437 студентов) - 2млрд.281,15 млн.руб.

Таможенные услуги в Сколково стоят в несколько раз дороже своей цены

В Сколково есть своя Таможенно- финансовая комнания (ТФК), которая занимается таможенным оформлением всего, что приходит из-зе рубежа.
Расходы федерального бюджета на содержание ТФК в 2013-1015гг составили 137, 5млн. руб.
За это время оформлено 505 таможенных деклараций.
Стоимость услуги по оформлению 1 декларации, с учетом иных выполняемых ТФК функций (сопровождение оформления декларации, административные расходы и пр.) составляет 272, 8 тыс. руб - заключает Счетная палата.
На самом деле услуга по оформлению и сопровождению одной таможенной декларации стоит от 15 до 50 тыс. руб, что подтверждается данными системы госзакупок..

Вот такую мы создали «Силиконовую долину»!
Скорее она похожа не на долину, а на «Силиконовый овраг» или «Силиконовую яму», в которой исчезают деньги налогоплательщиков.
О каком технологическом - инновационном прорыве может идти речь при таком обращении с деньгами и эффективностью их использования.
Само страшное в нашем царстве-государстве, что никто за эти безобразия не несет никакой ответственности.

Намедни

Намедни смотрел в телевизионных Новостях ответы Д.А. Медведева на обвинения его в коррупции, прозвучавшие . в фильме А.Навального «Он вам не Димон». Как и следовало ожидать, по словам нашего премьера— это происки политических противников, желающих опорочить власть в стране и ее руководителей, и пр.пр.
И как не странно, я не услышал, что все факты, изложенное в фильме, ложь и клевета, за которую автор должен нести ответственность по закону.
Но ведь показанные в фильме виллы, особняки, замки, виноградники, яхты - не виртуальные, а реальные, которыми кто-то владеет или контролирует, на которые затрачены даже не миллионы, а миллиарды. Это ведь не махинации с квартирами в пятиэтажной “хрущевке».
Кому все это принадлежит и соблюден ли здесь закон?. Причем, как показано фильме, юридически все это очень хитроумно оформлено.
Но ведь А.Навальный тоже юрист, и в 2010 году он полгода обучался навыкам борьбы с коррупцией в Йельском университете в США и сумел раскрутить эти юридические фокусы оформления.
Соответственно нет никакой реакции властей о проведении тщательного расследования фактов, приведенных в фильме, с целью дать им соответствующую юридическую и правовую оценку. А это нежелание только провоцирует возникновение у людей недоверия к власти.
Решил после ответов премьера посмотреть фильм, который явился поводом и причиной выхода на улицы городов России нескольких тысяч людей (далеко не все там были глупые и несовершеннолетние), возмущенных тотальной коррупцией и воровством в стране, .и который уже посмотрело около 17 млн. человек.
Если из того, что показано в фильме, хотя бы 5 или 10 процентов правда, то налицо очень неприглядная история, разобраться в которой нужно и должно, с определением ответственности по закону причастных к ней лиц.

О Петергофском, Стрельнинских и Шлиссельбургском десантах в блокадные дни Ленинграда. Немного о Г.К.Жукове - "спасителе" Ленинграда

Началом блокады Ленинграда считается 8 сентября 1941 года, когда сомкнулось кольцо блокады, город был полностью окружен и прервалась сухопутная связь со всей страной.
8 сентября Шлиссельбург заняли немцы.
В их руках оказался левый берег Невы, от Ивановских порогов до Шлиссельбурга. Образовалось так называемое «бутылочное горло»: занятый немцами плацдарм, упирающийся в Ладогу, шириной 12–20 км, между Шлиссельбургом и деревней Липки.
Эта территория 498 дней отделяла Ленинград от Большой земли.
К 12 сентября 1941 года немцы вышли на побережье Финского залива, захватили Новый Петергоф, Стрельну и Урицк, что привело к тому, что 8-я армия, оборонявшая побережье, была полностью блокирована противником на так называемом Ораниенбаумском плацдарме, сообщение с которым осталось только по Финскому заливу.


Карта -схема блокированного Ленинграда на сентябрь 1941г.

Начиная с лета 1941 года немцы яростно рвались к Ленинграду. Начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Гальдер в своем дневнике за 23 июля 1941 года писал:
«В настоящий момент Москва фюрера абсолютно не интересует, а все его внимание привлечено к Ленинграду».
30 июля 1941года Гитлер подписал директиву ОКВ № 34, в которой приказано: «Группе армий «Север» продолжить наступление на Ленинград, окружить его и установить связь с финской армией. Группе армий «Центр» - перейти к обороне».
Высшее немецкое командование настолько было уверено в быстром падении Ленинграда, что 5 сентября 1941 года (после очередного совещания у Гитлера) в дневнике генерала Гальдера появляется запись: «1. Ленинград. Цель достигнута. Отныне район Ленинграда будет второстепенным театром военных действий».
6 сентября Гитлер подписал директиву ОКВ №35 о подготовке к наступлению на Москву, согласно которой группа армий «Север» совместно с финскими войсками на Карельском перешейке должна окружить в районе Ленинграда советские войска и не позднее 15 сентября передать группе армий «Центр» свои подвижные соединения 4 -й танковой группы генерала Геппнера и часть соединений 1 -ого воздушного флота.
Благодаря мужеству и стойкости защитников и жителей Ленинграда гитлеровский план - с ходу овладеть городом на Неве не удался.
Основой задачей группы армий «Север» стало удерживать достигнутые позиции до последнего солдата, жестко противодействовать наступательным действиям советских войск, сохранить блокаду Ленинграда.
Таким образом, с этого момента, отказавшись от штурма города, Гитлер решил задушить Ленинград блокадой.
О штурме Ленинграда Гитлер вновь заговорил только летом 1942 года, после взятия Севастополя и переброски под Ленинград частей 11-ой армии Манштейна из Крыма.
В директиве №45 от 23 июля 1942 года за его подписью сказано:
«Группе армий «Север» к началу сентября подготовить захват Ленинграда. Операция получает кодовое название «Волшебный огонь». Для этого передать группе армий пять дивизий 11-й армии наряду с тяжёлой артиллерией и артиллерией особой мощности, а также другие необходимые части резерва главного командования”.

В этой операции получившей новое название - «Северное сияние», немецкие войска при поддержке авиации и артиллерии должны были прорвать силами трёх армейских корпусов советскую оборону и выйти к южным окраинам города. После этого два армейских корпуса должны были повернуть на северо-восток, с ходу форсировать Неву, обойти город с востока, соединиться на Карельском перешейке с финскими войсками, полностью лишить Ленинград связи с Большой землей, перерезав «Дорогу жизни». Немцы в этом случае надеялось добиться захвата города быстро и без тяжёлых уличных боев.

Но проведенная войсками Волховского (Командующий фронтом генерал армии Г.А. Мерецков) и Ленинградского фронтов Командующий фронтом генерал-лейтенант Л.А. Говоров) с 19 августа по 10 октября 1942 года третья Синявинская операция сковала значительные силы противника и не позволили немцам провести захват Ленинграда. Но основную задачу Синявинской операции- прорвать блокаду к сожалению выполнить не удалось.



Первая бомба была сброшена на Ленинград 6 сентября 1941 г., начиная с октября 1941 г. немцы, перешли к ежедневным воздушным налетам на Ленинград.
Первый артиллерийский обстрел города произведен противником 4 сентября 1941 г.
Когда к 12 сентября 1941 года были закончены проверка и учёт всех продовольственных запасов стало ясно, что продовольственное положение осажденного города катастрофическое. В ноябре 1941 год в Ленинграде начнется голод.
Линия фронта под Ленинградом к этому времени относительно стабилизировалась. Массированные немецкие штурмы после взятия города в блокадное кольцо прекратились, но происходили отдельные наступательные операции, продолжались ожесточенные бои и контратаки наших и немецких войск на отдельных участках, чтобы отбить или наоборот захватить тот или иной населенный пункт и выровнять линию фронта.
Немецкие войска под Ленинградом стали врываться в землю, строить оборонительные рубежи, готовиться к продолжительной осаде города и к русской зиме.
Перебросив под Ленинград дальнобойную артиллерию, приступили к разрушению города массированными артиллерийскими обстрелами и бомбёжками.
Первый массированный артиллерийский обстрел города был 13 сентября 1941 года. Особенно сильными были бомбовые и артиллерийские удары в октябре- ноябре 1941 года, когда немцы сбросили на Ленинград несколько тысяч зажигательных бомб.
Немцы стали создавать вокруг Ленинграда глубоко эшелонированную осадную оборону с железобетонными и земляными сооружениями, прикрытыми минными полями и проволочными заграждениями.

Директивой Ставки ВГК от 11 сентября 1941 года Г.К. Жуков был назначен командующим Ленинградским фронтом.
Вот эта директива. Привожу ее по книге «Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов». Москва 2005г.
« Директива Ставки ВГК

Командующим войсками Ленинградского и Резервного
фронтов о смене командования Ленинградского фронта
Копия: начальнику управления кадров Красной Армии
11сентября 1941 г. 19 ч 10 мин
1. Освободить Маршала Советского Союза товарища Ворошилова от обязанностей главнокомандующего (1) Ленинградским фронтом.
2. Назначить командующим Ленинградским фронтом генерала армии товарища Жукова с освобождением его от обязанностей командующего Резервным фронтом.
3. Товарищу Ворошилову сдать дела фронта, а товарищу Жукову принять в течение 24 часов с часа прибытия в Ленинград товарища Жукова.
4. Заместителя начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Хозина назначить начальником штаба Ленинградского фронта.
Ставка Верховного Главнокомандования И. Сталин, Б. Шапошников
(1). Так в документе. Следует читать «командующего».
ЦАМО РФ. Ф. 148а. On. 3763. Д. 93. Л 35»

В своих мемуарах - «Воспоминания и размышления» ( Москва. 1969г.) Г.К. Жуков пишет, что прибыл в осажденный город 9 сентября 1941 года с запиской от И.В. Сталина к К.Е. Ворошилову, в которой было сказано:
«Передайте командование фронтом Жукову, а сами немедленно вылетайте в Москву». Эту записку, как говорит Г.К. Жуков, И.В.Сталин вручил ему 8 сентября 1941 года.
Процесс передачи командования фронтом расписан в его книге, затем оттуда он перекочевал в роман А. Чаковского «Блокада», а затем и в кинофильм «Блокада».
По словам Г.К. Жукова:
«09 сентября 1941 года я, вместе с генерал-лейтенантом М.С. Хозиным, и генерал-майором И.И. Федюнинским вылетели в блокированный Ленинград....». Прибыли в Смольный, где шло заседание военного совета, там Г.К. Жуков вручил записку К.Е. Ворошилову, отменил заседание военного совета, и как далее он пишет в книге:
«...решили никаких мер на случай сдачи города пока не проводить...Будем защищать Ленинград до последнего человека. К исходу 10 сентября, руководствуясь личной запиской Верховного и без объявления официального приказа, я вступил в командование Ленинградским фронтом».

Историки до настоящего времени не могут разобраться в том, когда же Г.К. Жуков прилетел в Ленинград, считая этот промежуток времени от 09 сентября до 14 сентября 1941 года. Виной всему мемуары.
Согласно своим мемуарам он прибыл - 9 сентября.
Однако в соответствии с директивой Ставки ВГК Г.К. Жуков до 11 сентября 1941 года еще командовал Резервным фронтом.....

Вот что пишет в своих мемуарах «Поднятые по тревоге» И.И. Федюнинский (сменивший на посту Командующего Ленфронтом Г.К.Жукова):
”Утром 13 сентября самолет Ли-2 поднялся с Внуковского аэродрома и взял курс на Ленинград. В самолете находились генерал армии Г.К. Жуков, генералы Хозин М.С., Кокорев П.И. и я ( Федюнинский И.И.)».
Таким образом, по его воспоминаниям, они прибыли в Ленинград 13 сентября, а не 9 сентября.

Но во втором издании своей книги, вышедшей в 1975 году, Г.К. Жуков уже говорит:
«...Почти до самого вечера 9 сентября пришлось мне вместе с командиром дивизии находиться на его наблюдательном пункте (в районе Ельни- sad-39), к 20 часам того же дня меня вызвал в Ставку Верховный.....
10 сентября 1941 года по решению Государственного Комитета Обороны я должен был вылететь в Ленинград ”. ( Заметим, уже по решению ГКО!)
И.Сталин 9 сентября вручил ему записку к К.Е. Ворошилову и сказал прощаясь: «Мы на вас надеемся. Приказ Ставки о Вашем назначении будет отдан, когда прибудете в Ленинград».
И утром 10 сентября Г.К. Жуков, вместе с И.И. Федюнинским и М.С. Хозиным, вылетел в Ленинград.
И еще одна характерная деталь.
На вопрос И.Сталина: «Как вы расцениваете обстановку на Московском направлении?»
Г.К. Жуков ответил: “Не завершив операцию под Ленинградом и не соединившись с финскими войсками, немцы едва ли начнут наступление на московском направлении...»?? !

Теперь обратимся к официальному документу. Вот запись переговоров К.Е. Ворошилова с командующим 54 армией Маршалом Советского Союза Г.И. Куликом, которую привожу по книге «Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов». Москва 2005г.:
«ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ
по прямому проводу маршала Советского Союза
К. Е. Ворошилова с командующим 54-й армией маршалом
Советского Союза Г. И. Куликом
13 сентября 1941 г.
….ВОРОШИЛОВ: ...У аппарата рядом со мной командующий Ленинградским фронтом товарищ Жуков и начальник штаба фронта товарищ Хозин, оба вчера прибывшие в Ленинград. Мы все трое считаем главнейшей Вашей задачей в оказании боевого содействия войскам Ленфронта......, бить врага в направлении Мга и далее на запад....
ЦАМО РФ. Ф. 217. On. 1221. Д. 174. Л. 41—57. Подлинник.».

Переговоры ведутся 13 сентября, и К.Е. Ворошилов говорит, что рядом с ним командующий Ленфронтом Г.К. Жуков и М.С.Хозин, «прибывшие вчера», т.е.- 12 сентября 1941г.

Таким образом, следует считать, что Г.К. Жуков и остальные генералы прибыли 12 сентября в Ленинград, и 13 сентября (а не 10 сентября, как пишет) он вступил в командование фронтом.
Это официальный документ, а все остальное - мемуары, в которых их авторы могут что-то забыть или написать так, как им это удобно и хочется......

Эту же дату - 12 сентября приводит историк Г.А. Шигин в своей книге «Битва за Ленинград: крупные операции, «белые пятна», потери» С.Петербург 2004г.
Вот теперь все сходится: 11 сентября состоялся приказ, 12 — прибытие в Ленинград и через 24 часа- принятие командования фронтом.
И не надо никакой записки и приказа о назначении Жукова уже после прибытия в Ленинград...
Так что записка, якобы врученная Г.К. Жукову 8 или 9 сентября, и слова И. Сталина о приказе после прибытия, вряд ли могли быть вообще, видимо Г.К. Жуков, мягко говоря, что-то «запамятовал»...

Кроме того, в записке И.В.Сталина, как ее приводит Г.К. Жуков, было указано, чтобы К. Е. Ворошилов «немедленно» вылетал в Москву, а в книге говорится, что после сдачи дел фронта К.Е. Ворошилов « 11 сентября вылетел в 54 армию маршала Г.И. Кулика» (во втором издании книги — эта дата перенесена уже на 12 сентября), которая начала боевые действия по прорыву блокады на Синявинском направлении.
Однако, как видим из текста переговоров, К.Е. Ворошилов еще до 13 сентября был в Ленинграде, а затем убыл к Г.И Кулику. Никакого «немедленного» убытия в Москву не было.
Как это интересно К.Е. Ворошилов посмел не выполнить приказ Верховного!?
Так что и здесь с запиской, тоже ничего не клеится....
Проще сказать - она просто выдумана...., а И.Сталину просто приписаны слова, об этой записке и приказе.., только вот зачем, вопрос?
Впоследствии в своих выступлениях и различных интервью Г.К. Жуков, писатели В.Карпов, Н. Яковлев (книги «Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира», «Маршал Жуков»- соответственно) и целый ряд других еще более драматизировали события его прибытия в осажденный Ленинград.
Как вспоминает доктор исторических наук Г. А. Куманев в беседе с ним Г.К. Жуков рассказал, как его вызвал И.В.Сталин и сказал буквально следующее:
«Поезжайте в Ленинград, положение Ленинграда безнадежное. Но попытайтесь что-нибудь сделать!».
Таким образом, из этих слов Г.К. Жукова следует, что И.В.Сталин смирился с потерей Ленинграда.
А вот приехал Г.К. Жуков - взял и спас город на Неве...
Почему же в своих воспоминаниях Г.К. Жуков так стремился даже раньше официального приказа попасть в осажденный Ленинград, и зачем в них появилась «записка И. В.Сталина», которая якобы помогала обойти приказ?
Видимо для того, чтобы уверить всех, что он единственный спаситель Ленинграда, оказавшегося в «безнадежном» положении, другой причины не вижу.

Когда положение Ленинграда в период его штурмов было действительно критическим, то И. В. Сталин 23 августа 1941 года направляет в город В.М. Молотова, Г.М. Маленкова ( оба члены Государственного комитета обороны), Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова, командующего ВВС П.Ф.Жигарева, командующго артиллерией Н.Н. Воронова. Кроме того, в городе к этому моменту также находились: Н.А. Вознесенский (заместитель председателя СНК СССР) , А. Н.Косыгин ( в то время заместитель председателя совета по эвакуации при СНК СССР) и ряд других государственных деятелей.
Как видим, трое (Молотов, Маленков и Ворошилов) из пяти членов ГКО на тот период (еще членами ГКО были - Сталин и Берия) - чрезвычайного и высшего государственного органа СССР во время войны, находились в это время в Ленинграде.
Эта комиссия предприняла все меры, чтобы мобилизовать имеющиеся войска, флот, население и ресурсы для организации стойкой обороны города.
Н.Г. Кузнецов в своей книге «Курсом к победе» пишет:
«Да, Сталин считался с возможностью оставления Ленинграда … Но это еще не значит, что Верховный Главнокомандующий признавал безнадежным положение Ленинграда». (Что это так, будет видно из приведенных далее переговоров И.Сталина с командованием Ленфронта).
Слова о Жукова том, что Сталин считал положение Ленинграда безнадежным, нигде и никем больше не подтверждены - это мнение многих историков.
После выхода мемуаров Г.К. Жукова почему-то напрочь забыли и значительно принизили в защите Ленинграда роль К.Е. Ворошилова, который возглавлял сначала Северо-Западное направление, затем Ленинградский фронт в самые опасные для города дни немецких штурмов с 10 июля 1941 года, начиная с Лужского рубежа, где почти на три недели были остановлены немцы, что дала городу дополнительное время подготовиться к обороне, и до 13 сентября 1941 года, когда уже началась блокада и массированные немецкие штурмы города прекратились.
По Г.К. Жукову все стало выглядеть так, будто И.В.Сталин снял К. Е.Ворошилова, как слабого командующего фронтом, который не справился с этой должностью. Но ведь Сталин мог наверное просто послать Г.К. Жукова, как представителя Ставки ВГК, на помощь К.Е. Ворошилову, как это делал раньше, посылая Г.К. Жукова на Западный фронт в качестве представителя Ставки ВГК.
И. В.Сталин посылает К.Е. Ворошилова сначала в помощь маршалу Г.И. Кулику, где он находился до 26 сентября, а затем К.Е. Ворошилов видимо понадобился И. Сталину в Москве .
Возвращение К.Е Ворошилова в Москву совпало с подготовкой к совместной конференции СССР, США и Великобритании. Она состоялась 29 сентября 1941 года. Делегацию СССР возглавлял В.М. Молотов.
В конференции приняли участие И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов, А.И. Микоян, Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов и др. Английскую делегацию возглавлял – представитель премьер-министра Черчилля, лорд Бивербрук, американскую – Гарриман, доверенное лицо президента Рузвельта, будущий посол США в СССР (1943–1946), ведавший в то время поставками по ленд-лизу.
1 октября 1941 года было подписано трехстороннее соглашение — протокол о поставках.
Прошло некоторое время и с 25 декабря 1942 года, при подготовке операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда, К.Е. Ворошилов уже вновь в Ленинграде!
Директивой Ставки ВГК № 170696 от 2 декабря 1942 года за подписью И.В. Сталина был утвержден план операции «Искра», в соответствии с этой директивой «координация действий Волховского и Ленинградского фронтов поручена маршалу Ворошилову К.Е.».
Г.К. Жуков же прибыл на Волховский фронт, как представитель Ставки ВГК, только 10 января 1943 года, за два дня до начала операции.
Но в истории остался один Г.К. Жуков - как спаситель Ленинграда, и очень много для этого сделали именно мемуары Г. К.Жукова и наша агитпроп.
(Вот, например, другой случай.
Возьмем успех советских войск на Халхин-Голе в 1939 г., который долгое время связывался, да и сейчас связывается практически исключительно с Г.К. Жуковым, хотя главным советским военачальником в Монголии, был не он, а командарм 2-го ранга Григорий Штерн, который координировал все действия советских войск.
Как и Г.К. Жуков, Г. Штерн был также удостоен звания Героя Советского Союза за Халкин-Гол. Огромную роль сыграла и авиагруппа под командованием замначальника ВВС Красной армии Якова Смушкевича.
Но Штерн, и Смушкевич в 1941 году арестованы и расстреляны, имена их были на долгое время забыты.
В своей книге Г.К. Жуков, рассказывая о боях на Халгин-Голе, сказал что были трудности вопросах материально-технического обеспечения войск, приходилось подвозить все за 650-700 км и отметил, что в «преодолении этих трудностей нам хорошо помог Военный совет Заб.ВО и генерал- полковник Штерн со своим аппаратом».
Это все, что Г.К. Жуков рассказал в книге о Г. Штерне, а остальное в победе на Халкин-Голе - заслуга самого Г.К. Жукова!
Не правда ли весьма скромная оценка человека, которому он подчинялся в то время, как командиру всей Фронтовой группы советско-монгольских войск, и удостоенному, как и он сам, звания Героя Советского Союза за эти бои.
( Кстати, И.И. Федюнинский также был удостоен звания героя Советского Союза за бои на Халхин-Голе)
Но вот что сказано в Отчете Генштаба по обобщению опыта боевых действий на Халкин-Голе:
«Действия командования Первой армейской группы во главе с генералом Жуковым .. не отвечали требованиям военной науки. Не было взаимодействия родов войск... Артиллерия не взаимодействовала с пехотой... Только благодаря Штерну мы одержали победу над японцами... Штерн исправлял грубые ошибки Жукова». ( Журнал ВИА 2006г. №12(84).

В своих беседах с Константином Симоновым Г.К. Жуков рассказывал, что по прибытию в Ленинград он сразу приказал Командующему Балтийским флотом вице-адмиралу В.Ф. Трибуцу «разминировать корабли, подвести их ближе к городу, чтобы они могли стрелять своей артиллерией».
Эти сказки потом были растиражированы рядом писателей: В.Карповым, Н. Яковлевым и многими другими.
Выходит, что до его приезда в Ленинград никто не догадался расположить корабли так, чтобы они могли использовать в полной мере свою артиллерию для обороны города.
Заметим, что еще 29 августа 1941 года кораблям Балтфлота был отдан приказ быть в готовности к немедленному открытию огня по береговым целям по приказу армейского командования. И уже 30 августа корабли Балтфлота, стоящие на Неве, 28 раз открывали огонь по береговым целям. К прибытию Г.К. Жукова корабли Балтфлота, после своего прорыва .из Таллина, по приказу Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова также были подготовлены к огневой поддержке войск Ленинградского фронта и расставлены на Неве. Кроме того, в Ленинграде еще до приезда Г.К. Жукова находился адмирал И.С. Исаков, ставший затем его заместителем по флотским делам.
Директива о минировании кораблей Балтфлота была подписана Наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым и начальником Генерального штаба Б.М. Шапошниковым, а 13 сентября 1941 года утверждена И. В.Сталиным.
Отменить директиву, утвержденную И.С. Сталиным, Г.К. Жуков просто не имел никаких полномочий! Так что это просто бахвальство...
Корабли после его прибытия в Ленинград начали не разминировать, а наоборот-минировать. А разминированы они были только осенью 1942 года.
Так что и c минированием кораблей вышло все с точностью наоборот, также как с его предвидением, что «немцы не начнут наступление на Москву, не завершив операцию под Ленинградом и не соединившись с финским войсками...».

Никто не умаляет заслуг Г.К Жукова, как одного из выдающихся наших полководцев.
История ему воздала должное! Он принимал Парад Победы, ему установлен памятник перед Историческим музеем в Москве, и не только не Москве.
Его роль значительна и при организации обороны блокадного Ленинграда. Он предпринял целый ряд решительных мер для усиления обороны города, дисциплины и организованности его защитников, перераспределил силы на участках фронта. На наиболее угрожающие участки фронта была переброшена часть войск с Карельского перешейка. Резервные части пополнены отрядами народного ополчения и пр. пр.
Но чрезмерное восхваление своих заслуг отмечалась у него всегда.
А уж в своих мемуарах и интервью он, а затем после его смерти и авторский коллектив его книги во главе с М.Г. Жуковой, завершили это восхваление еще в 12-ти посмертных изданиях его книги, включив туда всяких фантазий и небылиц из якобы найденных впоследствии более 100 страниц машинописного текста автора. Об одной из многих небылиц - о «желании» И.В. Сталина принимать Парад Победы и его «падении» с белого коня, я ранее рассказывал в своем блоге.
Даже газета Красная Звезда от 26 октября 2002г. вынуждена была поместить краткую заметку :
«Посмертные издания воспоминаний Г.К. Жукова во времена перестройки якобы восстанавливают изначальный текст рукописи. Однако достоверность внесенных добавлений и исправлений не может быть подтверждена самим полководцем...».
Это и есть прямая оценка «самой правдивой» книги о войне!
Кроме того, а каком восстановлении изначального текста рукописи могла идти речь, если сам автор, находясь в санатории, где он закачивал работу над книгой, написал на рукописи первого издания книги:
«Этот экземпляр рукописи является окончательным. Со всеми дополнениями и изменениями - в печать ! 30.06.-68г. Санаторий Барвиха. Г.К. Жуков»

Вернемся вновь в Ленинград.
Разведка Ленинградского фронта ( начальник разведки -генерал майор П.П. Евстигнееев) к моменту появления Г.К. Жукова в Ленинграде уже имела четкую картину того. что 4-ая танковая группа из под Ленинграда уходит.
П.П. Евстигнееев докладывает Г.К. Жукову: “ Идет переброска войск от Ленинграда..., мотопехота уходит от Ленинграда на Псков. Партизаны доносят, что немцы грузят танки на платформы, идет переброска войск от Ленинграда, также разведчики заметили, что немцы землянки роют. избы разбирают, бревна туда носят. Зимовать там собираются...”
Вывод напрашивался один- штурма города не будет, будет блокада...
Но Г.К. Жуков, как пишет начальник инженерных войск Ленинградского фронта генерал-лейтенант Бычевский Б.В. в своей книге «Город-фронт. Ленинград», сказал Н.Н. Евстигнееву: «Провокационные сведения твоя агентура дает. Проверь-ка, кто там этим делом занимается....».
А в это время части 4-ой танковой группы генерала Геппнера уже начали отводиться к Москве, в группу немецких армий «Центр»...

Прошло несколько дней и 23 сентября 1941 года Г.К. Жуков, вызвал начальника Разведотдела П. П. Евстигнеева и сообщил ему, что Ставка ВГК запрашивает о 4-й танковой группе, части которой уже были отмечены в группе армий «Центр» на московском направлении и поинтересовался о том были ли доложены данные разведки, которые он недавно называл «провокационными», в Москву.
Вот какой оказался результат недоверия к разведке...

Г.К. Жуков, вступив в командование Ленинградским фронтом, требовал в первую очередь, чтобы решительными контратаками были отбиты у немцев отданные им вчера или сегодня поселок или какой-либо населенный пункт.
Вот что он пишет:
«Обстановка требовала предпринять самые энергичные и решительные действия. Надо было при малейшей возможности днем и ночью контратаковать врага, изматывать и наносить ему потери в живой силе и боевой технике, срывать его наступательные операции....Видимо, генерал-фельдмаршал фон Лееб лез из кожи вон, чтобы выполнить любой ценой приказ Гитлера - покончить с ленинградской операцией до начала наступления немецких войск под Москвой...».
Но надо ли было фон Леебу «лезть из кожи», если вопрос о наступлении на Москву был уже решен Гитлером директивой №35 от 6 сентября 1941г., о которой он конечно знал, как и то, что было решено задушить Ленинград не штурмами, а блокадой.
Вот что пишет Н.Н. Никулин (сержант, воевал в пехоте всю блокаду на Ленинградском и Волховском фронтах, прошел войну от Ленинграда до Берлина, впоследствии профессор, искусствовед) в своей книге «Воспоминания о войне» 2008г., в которой суровая и страшная правда о войне:
«.Немцы прекратили штурмовать Ленинград в первой половине сентября 1941 года и с тех пор только оборонялись. Зато почти непрерывно наступали мы. …Командир выполняет приказ - гонит, и гонит людей в атаку, знает, что атака бесполезна, что будут лишь новые трупы....идут в атаку и гибнут, это наш способ войны - давить массой тел. Кто-нибудь да убьет немца...Один немецкий ветеран после войны при встрече рассказал мне о том, что среди пулеметчиков их полка были случаи помешательства: не так просто убивать людей ряд за рядом — а они все идут и идут, и нет им конца...».
Маршал артиллерии Н.Н. Воронов вспоминал:
“Жуков принципиально не признавал никаких оборонительных действий. Где бы он ни командовал, организованная им «оборона» всегда представляла собой непрерывную череду контратак и контрударов до полного истощения своих войск, и наше счастье, что силы советского тыла были неисчислимы...».
Такого же мнения был об этих постоянных контратаках Г.К. Жукова и самый выдающийся наш полководец, не имевший ни одного поражения своих войск (в отличие от Г.К. Жукова) в этой войне, Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. Вот что он пишет в своей книге «Солдатский долг»:
«Наступательными действиями мы изматывали свои войска во много раз больше, чем вражеские. Это изматывание было выгодно противнику, а не нам ….
Непрерывные наступательные бои пожирали людей, как пламя сухую траву… Операции оставались незавершенными.... А раз так, то они не оправдали затраченных на них сил и средств. Выталкивая противника, мы только ослабляли себя....».
Вот какую запись я нашел в Журнале боевых действий 588 полка 142 стрелковой дивизии, которая с сентября 1941 года по январь 1943 года находилась на Ленинградском фронте. В этом полку воевал и погиб в боях под Синявино мой отец:
« Ввод в бой подразделений полка для наступления постоянно проводился по приказу сверху, поспешно, при отсутствии разведданных о противнике, отчего подразделения несли большие потери, будучи встречены организованным огнем из не выявленных опорных пунктов противника».

Г.К. Жуков пишет об этих активных действиях:

«Был организован ряд контрударов в районе Колпина, Пушкина, Пулковских высот..... На Карельском перешейке обстановка была более спокойной. Финские войска иногда постреливали...
...На фронте приморской оперативной группы наши войска и противник время от времени пытались активизировать свои действия. Но эти акции существенного значения не имели...».

В сентябре 1941 года, в тот момент, когда немецкая оборона в районе «шлиссельбургско-синявинского» выступа ещё не была прочной и, как казалось, советские войска имели все шансы на успех, было принято решение провести в районе Синявино наступательную операцию с целью прорыва блокады. Со стороны Волховского фронта с этой целью наступление начала 54 отдельная армия Маршала Советского Союза Г.И. Кулика.
Начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников 14 сентября 1941 года при переговорах с Г.К. Жуковым («Запись переговоров по прямому проводу маршала Советского Союза Б.М.Шапошникова с командующим войсками Ленинградского фронта генералом армии Г. К. Жуковым. 14 сентября 1941 г. 03 ч 15 мин») обратил его внимание на следующее:
“...Сейчас, конечно, центр всего внимания должен быть направлен.... на соединение с Куликом....»
Ответом Г.К. Жукова было: «....Удар на соединение с Куликом буду готовить...»
Об этом Г.К. Жуков пишет:
«Условия деблокирования Ленинграда в сентябре 1941 года требовали, чтобы 54-я армия ( маршала Г.И. Кулика- sad39) действовала более энергично и в полном взаимодействии с частями Ленинградского фронта. Однако нам не удалось решить вопросы совместных действий так, как этого требовала обстановка».
Но виноват в этом был по мнению Г.К. Жукова маршал Г.И. Кулик и 54 армия, а не Ленфронт.
На этот «удар» по прорыву блокады Ленинграда и соединение с армией Г.И. Кулика в сентябре 1941 года Г.К. Жуков выделил только 115-ю стрелковую дивизию, и недавно сформированную и не обученную вести бой на суше 4-ю бригаду морской пехоты, и 14 сентября при переговорах запросил Ставку ВГК «подкрепить товарища Кулика двумя-тремя дивизиями, чтоб он мог нанести мощный удар».
В ночь на 20 сентября 1941 года 115сд и 4-ая бригада скрытно переправились на другой берег, создав плацдарм, получивший название «Невский пятачок»
Сразу же после переправы войска были обнаружены, и плацдарм расширялся уже с боями. На 05 ноября 1941 года в дивизии осталось всего 82 активных штыка.
Немцы, опасаясь, что план блокады Ленинграда поставлен под угрозу, задержали не некоторое время переброску в распоряжение группы армий «Центр» 41 моторизированного корпуса, а также перебросили в район южнее Ладожского озера еще три пехотные дивизии.
Части 54 армии Волховского фронта с 10 по 28 сентября части сумели продвинуться на Синявинском направлении вперед только на 6-10 километров.
Не добились существенных результатов и выделенные малочисленные части Ленинградского фронта (115сд и 4-ая бригада мп), пытавшиеся содействовать наступлению 54-й армии.
Блокаду Ленинграда прорвать не удалось.
Наспех организованное наступление 54 армии Волховского фронта и частей Ленинградского фронта, не имевшее взаимодействия, целей не достигло.
Возникновение «Невского пяточка», с которого до конца 1941 года советские войска неоднократно предпринимали попытки начать наступление стало единственным успехом в этой Первой Синявинской операции.
«Невский пятачок». Под этим названием навсегда вошел в историю небольшой участок земли на левом берегу Невы, напротив поселка Невская Дубровка.
Это узкая полоска земли на занятом фашистами левом берегу Невы, ее размеры менялись от 4 до 1км в длину и от 800 до 350 м в глубину,
Кровопролитные бои на “Невском пятачке” шли с сентября 1941 года до февраля 1943 года, с небольшим трехмесячным перерывом летом 1942-го, когда плацдарм захватили немцы.
Ежедневно приходилось отражать по 12−16 атак противника. За сутки на защитников «Невского пятачка» обрушивалось около 50 тысяч мин, снарядов и авиабомб. Когда после войны проводилось разминирование и очистка этой территории от остатков оружия, минеры говорили, что миноискатели не работали, потому что не было ни одного квадратного дециметра земли, не покрытого металлом: мины, снаряды, осколки, остатки боевой техники.
Виновным в провале первой Синявинской операции был назначен Командующий 54 армией Маршал Советского Союза Г.И. Кулик - «не справившейся с выполнением поставленной задачи и не выполнявший приказы о решительном наступлении».
20 сентября 1941 года Г.И.Кулик докладывает в Ставку ВГК, категорично высказывая свое мнение:
«Докладываю, что наличными силами, без ввода новых частей, станцию Мга не взять. За 4 дня боев у нас убыло около 10 тысяч убитыми и ранеными. Поэтому я сегодня приказал закрепиться на существующих позициях, зарыться в землю».
Директивой Ставки ВГК № 002357 от 26 сентября 1941 года Г.И. Кулик был снят с должности командующего 54 армией и заменен генерал-лейтенантом М.С. Хозиным, а 54-ая армия подчинена Ленинградскому фронту.

Существует и другая точка зрения. Целый ряд историков придерживаются мнения, что И.В.Сталин, назначая Г.К. Жукова на должность командующего войсками Ленинградского фронта, поставил перед ним задачу не только удержать, но и деблокировать Ленинград, прорвавшись навстречу 54-й армии, но он эту задачу не сумел выполнить.
Г.К. Жуков, ошибочно ожидая штурма города, выделил лишь незначительные силы Ленинградского фронта для наступления, которых было явно недостаточно, чтобы пробиться навстречу 54 армии Кулика.
(А ведь практически сразу после убытия Г.К. Жукова, в октябре 1941 года на восточные рубежи Ленинградского фронта для соединения с 54 армией по приказу Ставки ВГК были переброшены четыре стрелковые дивизии 8-ой армии из Ораниенбаумского плацдарма, и еще 5 стрелковых дивизий с различных участков Ленинградского фронта и 6-ая бригада морской пехоты.
В сентябре 1941 года еще сам Г.К. Жуков снял с Карельского перешейка, видимо, учитывая относительно спокойную обстановку на этом участке, (как он сам пишет там «только постреливали»), все армейские резервы 23 армии и даже часть полков некоторых стрелковых дивизий для усиления обороны в районе Урицка и Пулковских высот, ожидая там очередной немецкий штурм.
Помимо войсковых соединений, из личного состава кораблей Балтийского флота было сформировано 6 бригад морской пехоты, была сформирована Ленинградская армия народного ополчения, давшая Ленфронту 135 тыс. человек, это 12 стрелковых дивизий.
А вот что касается оружия и боеприпасов в Ленинграде:
С июля и до конца 1941 года Ленинградцы изготовили 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, свыше 3 тысяч полковых и противотанковых пушек, около 10 тысяч минометов, свыше 3 миллионов снарядов и мин, более 80 тысяч реактивных снарядов и бомб. Ленинградцы отправляли оружие даже в Москву.
Так по просьбе Ставки ВГК в декабре 1941 года из Ленинграда в Москву было направлено 100 полковых пушек и 150 минометов 120 и 82 мм.).
В то же время Г.К. Жуков, недовольный медленными темпами наступления 54 армии, постоянно требовал через Ставку ВГК и непосредственно от 54 армии ускорить наступательные действия, видимо надеясь, что 54 армия сможет выполнить эту задачу самостоятельно, а со стороны Ленинградского фронта никак не подкреплял это наступление введением дополнительных сил, для развития встречного наступления.
Вот его телефонограмма от 27 сентября 1941 года в 54-ую армию:
«У аппарата Жуков, здравствуйте. У нас создается впечатление, что вы привыкли уже топтаться на месте и не особо думаете выполнять поставленные вам задачи. Правительство ожидало от вас иных результатов, но видимо вы и части, воспитанные под вашим руководством больше думают о своих флангах и путях сообщения и меньше всего о продвижении вперед. Такое преступное поведение командования штаба и частей должно быть прекращено. Я требую немедленно выслать во все части авторитетных представителей разъяснить значимость данной операции.
Военсовет Ленфронта не привык к обещаниям и ждет серьезных результатов от вашей группировки. Нужно не останавливаться перед расстрелом тех, кто из-за трусости топчется на месте и не выполняет боевых приказов, ибо между трусом и предателем существенной разницы нет, и куда больше пользы будет для примера другим - несколько человек расстрелять перед строем своих частей. У меня все. Жуков».
Как видим, виновато командование 54 армии, там - все преступники «особо не думающее выполнять поставленные задачи»...., виноваты все, кроме Г.К. Жукова....

Но «расхлебывать» сложившуюся ситуацию с прорывом блокады в районе Синявино пришлось сначала новому командующему Ленинградским фронтом Н.И. Федюнинскому, а затем М.С. Хозину, назначенному после И.И. Федюнинского командующим Ленинградским фронтом
Уже через несколько дней после сдачи Г.К. Жуковым обязанностей Командующего Ленинградским фронтом Ставка ВГК своей директивой № 002903 от 12 октября 1941 года: «...решительно требует от Военного совета Ленинградского фронта согласованного наступления 55-ой ( Ленфронт-sad39), 54-ой армий и Невской группы (Ленфронт-sad39) в направлении на станцию Мга, причем со стороны 55-ой армии должна наступать группа силою не менее пяти стрелковых дивизий с танками, до 100 танков КВ..., повернуть всю основную артиллерию в сторону прорыва..., чтобы осуществить при помощи одновременного удара соединение 54 армии с войсками Ленинградского фронта в районе Синявино. Ставка разрешает для этих целей командованию Ленфронта взять из района 8-й армии (Ораниенбаумского плацдарма-sad39) минимум три-четыре стрелковых дивизии для обеспечения операции в районе прорыва».

23 октября 1941 года И.И. Федюнинский докладывает в Ставку ВГК, что то на левый берег Невы уже переправились 86 сд, 2 полка 265 сд.

Насколько серьезно И.В. Сталин и Ставка ВГК оценивали сложившуюся ситуацию с блокадой Ленинграда и необходимость ее прорыва в кратчайшие сроки свидетельствует вот эта запись переговоров:
«Запись Переговоров по прямому проводу заместителя начальника Генерального штаба Василевского с командующим войсками Ленинградского фронта 23 октября 1941 г.
Василевский: Прошу принять следующее указание товарища Сталина и немедленно довести до сведения товарищей Жданова и Кузнецова:
Федюнинскому, Жданову, Кузнецову.
Судя по вашим медлительным действиям можно прийти к выводу, что вы все еще не осознали критического положения, в котором находятся войска Ленфронта. Если вы в течение нескольких ближайших дней не прорвете фронта и не восстановите прочной связи с 54-й армией, которая вас связывает с тылом страны, все ваши войска будут взяты в плен. Восстановление этой связи необходимо не только для того, чтобы снабжать войска Ленфронта, но и, особенно, для того, чтобы дать выход войскам Ленфронта для отхода на восток - для избежания плена в случае, если необходимость заставит сдать Ленинград. Имейте в виду, что Москва находится в критическом положении и она не в состоянии помочь вам новыми силами. Либо вы в эти два-три дня прорвете фронт и дадите возможность вашим войскам отойти на восток в случае невозможности удержать Ленинград, либо вы попадете в плен.
Мы требуем от вас решительных и быстрых действий. Сосредоточьте дивизий восемь или десять и прорвитесь на восток. Это необходимо и на тот случай, если Ленинград будет удержан, и на случай сдачи Ленинграда. Для нас армия важней. Требуем от вас решительных действий.
Сталин. 23 октября 3 ч 35 мин»
Передал генерал Василевский 23 октября 4 ч 25 мин».
25 октября 1941 года заместитель начальника Генерального штаба Василевский вновь передает по прямому проводу И.И. Федюнинскому указание И.Сталина:
«Товарищ Сталин приказал мне вновь передать Военному совету фронта его категорическое требование — ускорить наступление и прорыв на восток. Только в этом он видит единственное спасение Ленинграда.... Он категорически требует усилить восточную группу войск, предназначенную для прорыва, до максимума и сосредоточить здесь не менее 10 или даже 12 стрелковых дивизий за счет других участков фронта , прежде всего, за счет 8-й армии».

В ответ на эти указания, уже 28 октября 1941 года И.И. Федюнинский докладывает в Ставку ВГК , что «из 8-й армии взяты 110, 281, 191, 80 сд, подтягиваем в этот район 10, 168, 44-ю и 281-ю стрелковые дивизии, 177 сд и 20-я дивизию НКВД, 6-ю морскую бригаду в количестве 4 тысяч человек».

Почему же раньше не перебрасывались эти силы на обеспечение прорыва и соединение с 54 армией, а «удар на соединение с Куликом» Г.К. Жуков ограничил только 115 стрелковой дивизией и 4 бригадой морской пехоты...?
Наверное ожидал штурмы, которых не было...
Упущенное время сыграло против нас.

За прошедшие почти полтора месяца, после выхода к Неве и Ладожскому озеру, противник успел закопаться в землю, построил дзоты, минные поля и проволочные заграждения; от правого берега его отделяла широкая быстрая Нева. Его силы (по численности) были почти равны силам наступающих. Поэтому начатая операция «захлебнулась».
История не терпит сослагательного наклонения, поэтому не берусь судить о том, удался бы прорыв блокады в случае более мощного удара со стороны Ленинградского фронта в сентябре 1941 года на соединение с войсками 54 армии маршала Советского Союза Г.И.Кулика.

Суммарные потери войск 54-й армии, Невской оперативной группы и 55-й армии осенью 1941 года оцениваются на уровне 97—105,5 тысячи человек.
Не удались и все последующие Синявинские операции 1941-1942гг по прорыву блокады. Ленинградцам и Защитникам города пришлось выдержать страшные блокадные зимы до ее прорыва.
Но Ленинградцы и Защитники города выстояли.
Вот страшная цена тех блокадных дней:
- По данным «Записки городского статистического управления в ЦСУ РСФСР» в Ленинграде в 1941 году число умерших составило - 114872 человека, в 1942 году - 513529 человек, в 1943 году -21493 человека.
Это потери только гражданского населения города.

Прорвать блокаду удалось только 18 января 1943 года в результате операции «Искра».
Все это большое вступление к статье о Петергофском, Стрельнинских и Шлиссельбургском десантах я включил после того, как при подготовке материалов решил заглянуть в мемуары Г.К. Жукова, где он рассказывает о своем пребывании в Ленинграде, после чего и появились вопросы, которые изложил выше...
К «акциям, не имеющим существенного значения» Г.К. Жуков отнес, видимо, и морские десанты в районе Петергофа и Стрельны.

Но упоминает только о Петергофском десанте:
«В районе Петергофа в тыл вражеских войск был высажен морской десантный отряд с целью содействия приморской группе в проведении операции . Моряки действовали не только смело, но и предельно дерзко....
Каким то образом противник обнаружил подход десанта и встретил его огнем еще на воде... Моряков не смутил огонь противника. Они выбрались на берег, и немцы естественно побежали... Увлекшись первыми успехами, матросы преследовали бегущего противника, но к утру оказались отрезанными от моря и большинство из них не возвратилось. Не вернулся и командир... Десантные отряды моряков неоднократно высылались в тыл противника. Везде и всюду они проявляли чудеса храбрости и героизма...».
Как видим здесь, как и всегда в нашей истории, подвигами и героизмом, прикрываются тяжелые просчеты командования всех степеней ( о которых ни слова) в неудачном ходе операции и гибели десантов.
Операция, на которую ссылается Г.К. Жуков, рассказывая о десанте в Петергоф, но не называя ее, была операцией по деблокированию Ораниенбаумского плацдарма.
Десантные операции Великой Отечественной войны входят в число наиболее драматических её событий.
Вероятность ошибки несогласованных действий сторон была высока, десантники зачастую практически шли на верную смерть.
Так это и случилось под Ленинградом в октябре и ноябре 1941 года.
Десантники Петергофского и Стрельнинских и Петергофского десантов не имели выбора. Они выполнили приказ и погибли.
Командующий Ленинградским фронтом Г.К. Жуков принял решение о проведении операции по деблокированию 8-й армии на Ораниенбаумском плацдарме. Для этого приказал нанести два удара по сходящимся направлениям вдоль побережья: части 8-й армии с Ораниенбаумского плацдарма, части 42-й армии - из района Лигово. Там, где войска двух армий должны были встретиться - высадить морские десанты.
Сам факт проведения этой операции по деблокированию Ораниенбаумского плацдарма вызывает у историков некоторое недоумение:
Ленинградскому фронту была поставлена задача - взаимодействовать с 54 армией Г.И. Кулика, с целью соединения с этой армией для обеспечения прорыва блокады. На это начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников указывал Г.К. Жукову еще 14 сентября. Иными словами восточный рубеж становился основным, где нужно было прорывать блокаду города, т.к. с каждым днем в городе все больше нарастала угроза голода.
Деблокирование Ораниенбаумского плацдарма было второстепенной задачей. Еще с 19 сентября сам Г.К. Жуков начинает снимать с оттуда отдельные части 8 армии и перебрасывать их на другие участки.
Само деблокирование этого плацдарма не могло оказать никакой помощи блокированному Ленинграду.
В соответствии с планом операции части 8-й армии из Ораниенбаумского плацдарма должны были наступать на Петергоф, а части 42-й армии из района Лигово на Урицк.
1 октября 1941 года Командующий Ленинградским фронтом Г.К. Жуков приказал командующему Балтийским флотом вице-адмиралу В.Ф. Трибуцу для поддержки наступления 8-ой и 42-ой армий высадить 5 октября в тылу немецких войск тактические морские десанты, в районе Петергофа и Стрельны.
Командующий флотом подписал соответствующий приказ 2 октября, поставив Петергофскому десанту задачу высадиться в районе дворца Монплезир в Петергофе.

В Кронштадте в короткие сроки был сформирован батальон морской пехоты, куда вошли добровольцы из числа экипажей линейных кораблей «Октябрьская Революция» и «Марат», стоявшей в Ораниенбауме «Авроры» (10 человек), недостроенного тяжёлого крейсера «Петропавловск» (40 человек), а также из числа инструкторов Учебного отряда и личного состава Военно-морского политического училища и островных фортов. Вооружение батальона состояло из винтовок, ручных и станковых пулеметов, а также 20 минометов калибра 50-мм.
Батальону был придан также разведывательный взвод из состава разведотдела Балтийского флота в составе 43-х человек. Общая численность отряда составила 520 человек.
Командовал десантным отрядом начальник Кронштадтской электромеханической школы полковник А. Т. Ворожилов, комиссаром был А.Ф. Петрухин.

В составе этого спешно сколоченного батальона десантников были комендоры, электрики, минеры с линкоров, инструкторы школ учебного отряда, курсанты, то есть люди, до этого никогда не обучавшиеся тактике ведения общевойскового боя. Их даже не переодели в защитную форму, и они так и пошли в десант в черных флотских бушлатах. Подготовка десанта, проводились лишь в течение 3 суток, со 2 по 4 октября 1941 года.

Силы высадки составляли: 1 бронекатер, 5 катеров МО («малый охотник»), 20 катеров КМ и 12 буксируемых шлюпок; отряд кораблей непосредственной огневой поддержки: 2 базовых тральщика, один бронекатер; демонстративный отряд: пять катеров КМ, один катер «малый охотник», сторожевой корабль «Коралл».
Запланированная предварительная артподготовка была отменена командующим Ленинградским фронтом генералом армии Г. К. Жуковым, который счел, что она демаскирует наши намерения и сорвет внезапность операции.


Высадка десанта проходила на рассвете 5 октября 1941 года. Десантникам пришлось высаживаться на расстоянии 50-80 метров от берега, в районе пристани дворца Монплезир в Нижнем парке и в Александрии. Противник не обнаружил приближение десанта (или умышленно дал возможность приблизиться к берегу), но сразу после высадки разгорелся упорный бой.


Петергофский десант

В первые же минуты погиб командир отряда Ворожилов. Командование принял комиссар отряда А.Ф. Петрухин. Обстановку осложнило и то, что огнем немцев были уничтожены обе радиостанции и радисты, в результате чего десант оказался на хорошо укреплённом противником берегу без какой-либо связи с командованием. Артиллерийский огонь был открыт уже после высадки, после 5 часов утра. Но так как радиосвязь с десантом отсутствовала, огонь артиллерии никак не корректировался. Артиллерия из Кронштадта вела огонь в поддержку десанта, но ввиду отсутствия данных от десанта - по площадям в глубине вражеской обороны. Такой артогонь не мог оказать влияния на ход операции. Авиационная поддержка отсутствовала вообще. Противотанковых средств у десантников не было.
Десантники прорвались в Нижний парк Петергофа, заняли павильоны Монплезир и Эрмитаж, где встретились с группой бойцов из состава морского батальона, входившего в состав 10-й стрелковой дивизии 8-й армии, который пробился сюда со стороны Ораниенбаумского плацдарма. Это был единственный отряд, которому удалось соединиться с силами десанта.
Немцам удалось отрезать высадившихся матросов от воды. На окруженные силы десанта они обрушили бомбовые удары, вели интенсивный огонь из артиллерии и минометов. Они перебросили к Большому дворцу несколько легких танков.
Днем 5 октября немецкая пехота предпринимала неоднократные попытки атак десантников, но матросы оказывали им ожесточенное сопротивление, и ни одна из атак цели не достигла. Уже в сумерках немцы подогнали к Большому дворцу автомобиль с мощной радиоустановкой и прекратили огонь. Они начали уговаривать моряков сложить оружие. Десантником удалось перебить охрану установки и заставить немецкого диктора зачитать сочиненный матросами матерный ответ, после чего пропагандистская машина была уничтожена.
Несмотря на то, что связи с высадившимся на берег десантом не было, днем 5 октября дважды к берегу пытались подобраться катера, которые пытались обнаружить десантников и доставить им боеприпасы, но их попытки не удались.

Командование Балтийского флота с момента высадки десанта в Нижнем парке Петергофа пребывало в полном неведении о происходящем и посылало на поиски одну разведгруппу за другой.
Из 20 посланных на поиски групп к своим смогли вернуться лишь 4 группы (11 отправлены берегом из Ораниенбаума и 9 – морем из Кронштатда), которые так и не прояснили обстановки.

Бой в районе Нижнего парка продолжался до 7 октября и завершился гибелью практически всех десантников.


Фотография погибших десантников Петергофского десанта, сделанная немцами

Для поиска и уничтожения последних моряков немцы запустили в Нижний парк несколько десятков овчарок, многие раненые бойцы были загрызены собаками. В плен попали только несколько человек, все после тяжёлых ранений и в большинстве - в бессознательном состоянии.
Катерами флота спасён только один выплывший в залив раненый моряк - Борис Шитиков.

Одновременно с высадкой Петергофского десанта 5 октября, около 5 утра 1941 года в районе Стрельны был высажен десант в составе сводного отряда пограничников численностью 500 человек. Отряду была поставлена задача отвлечь часть сил немцев и развить наступление для соединения с частями 42 армии, наступление которой тоже началось 5 октября.
Тактический характер десанта, вооруженного легким стрелковым оружием в принципе не соответствовал поставленной ему оперативной задаче - сковать крупную группировку немцев.
Подготовка десанта и его высадка, как и всех последующих десантов в район Стрельни проводилась силами Ленинградской ВМБ.
Отряд высадки составлял: 2 катера МО, 14 моторных катеров, 25 буксируемых шлюпок.
Часть десанта (около 130 человек) высадить не удалось и была возвращена в базу.

Предварительная артподготовка этого десанта, также как и Петергофского, также была отменена!

Десантникам удалось высадиться и продвинуться вглубь побережья около одного километра. Но немцы быстро подтянули подкрепления, в том числе танки и артиллерию. Вскоре после высадки была потеряна связь с десантом.
Артподдержка десанта, проводимая двумя эсминцами и 19 железнодорожной батарей флота из-за отсутствия связи с десантом велась по глубине обороны противника, также как и в случае Петергофского десанта, и не оказала эффективной помощи. Авиация флота, совершившая более 100 боевых вылетов в район действия десанта, также из-за отсутствия связи не смогли оказать существенной помощи десанту.
Через несколько часов неравного боя большинство бойцов десанта погибли, одна группа ночью вернулась к берегу и была снята катером.
Командование Ленинградского фронта, не сделав выводов и не владея обстановкой, потребовало высадки нового десанта. Он был высажен около 03.30 утра 6 октября 1941 года в районе Стрельнинского кладбища. В его составе была рота пограничников в количестве 147 человек ( командир десанта старший лейтенант П.Г. Быченков).
Десант был обнаружен еще на подходе, высаживался под пулеметным огнем противника, сразу понес потери. От берега десантники отойти не смогли, заняли круговую оборону. В течение дня отбивали атаки немцев, а с наступлением темноты, понеся большие потери, смогли прорваться из окружения.
Но и теперь не было сделано никаких выводов.

Несмотря на неудачу первых двух Стрельнинских десантов и безуспешное наступление частей 42-ой армии по требованию Командующего Ленфронтом в ночь на 8 октября 1941 года в парке Константиновского дворца был высажен еще один батальон пограничников 20-ой дивизии войск НКВД в количестве 431 человека ( командир старший лейтенант А.А.Чхеидзе).
Противник, ввиду шаблонности действий советского командования явно ожидая в этом районе новый десант, подтянул к Стрельне свежие силы.
Десант был встречен артиллерийским и пулеметным огнем. Из всего состава десанта на берег смогли высадиться только 249 десантников. Остальные вернулись на базу.
Бой продолжался до середины дня 8 октября. Немногие оставшиеся в живых с наступлением темноты были сняты с берега.
Для оказания содействия последнему десанту на рассвете 8 октября была предпринята попытка прорыве линии фронта силами сводного танкового полка 42 армии ( 32 тяжелых танка КВ-1. Командир полка майор Н.Р. Лукашин).
Танкистам удалось прорваться через линию фронта и дойти до Стрельни, но десант они не обнаружили.
Немцы срочно подтянули самоходную артиллерию и при попытке обратного прорыва полк полностью погиб.

Вот это одна из «акций, не имеющая существенного значения», по деблокированию Ориенбаумского плацдарма, предпринятая Г.К. Жуковым и потерпевшая полную неудачу, о которой он умолчал в своих воспоминаниях, если не считать весьма краткого упоминания о героизма моряков-десантников Петергофского десанта.

Сухопутное наступление 8-ой армии со стороны Ораниенбаумского плацдарма и 42-ой армии со стороны Лигово не дало никаких успехов, и новый командующий Ленинградским фронтом И.И. Федюнинский, сменивший Г.К.Жукова на этом посту, отдал приказ о прекращении операции, чем прекратил дальнейшее бессмысленное уничтожение войск.

В результате проведения Петергофской и Стрельнинской десантных операций оказались потерянными практически все высаженные войска десанта, порядка 1500 человек. Никакие цели всей операции по деблокированию Ораниенбаумского плацдарма достигнуты не были.
Этот плацдарм был деблокирован только в 1944 году, после полного снятия блокады Ленинграда.


Памятник на месте высадки Петергофского десанта.

При этой высадке не было достигнуто ни одно из условий, способствующих успеху тактического десанта. Для действий в прифронтовой полосе обороны врага, густо насыщенной войсками, стоящими в обороне выделялись малые десантные силы, которые враг легко мог блокировать и уничтожать их в течение нескольких часов. Все десанты имели только лёгкое стрелковое вооружение....
Это была высадка заведомо обреченных десантов в ничем не оправданной операции по деблокированию Ораниенбаумского плацдарма, проявление полного пренебрежения к людям со стороны командования Ленинградским фронтом и Балтийского флота.

Был еще один десант моряков Балтийского флота- Шлиссельбургский десант, под таким названием оно вошел в историю.
В конце ноября 1941 года Командование Ленинградского фронта наметило провести операцию по поддержке частей Ленинградского и Волховского фронтов, ведущих встречные бои по прорыву блокады.
Благодаря раннему появлению льда на Ладожском озере решили провести отвлекающий удар с севера, атакуя «бутылочное горло» со льда Ладоги силами одной стрелковой дивизии и одного лыжного полка моряков КБФ.
1-ый Отдельный особый лыжный полк моряков Краснознамённого Балтийского флота был сформирован из 1200 добровольцев в ноябре 1941-го в Кронштадте. 22 ноября полк был передан Ленфронту. Командовал полком пехотный офицер, майор В.Ф. Маргелов, чем поначалу было вызвано неудовольствие моряков. Однако вскоре он заставил моряков поменять мнение о себе. Три дня под руководством Маргелова моряки обучались пехотной тактике.
План операции предусматривал внезапную ночную атаку со льда Ладожского озера по побережью восточнее Шлиссельбурга всех соединений 80-й дивизии (преобразована из 1-ой Гвардейской дивизии народного ополчения) .
После атаки пехотных полков в прорыв должны были идти моряки-лыжники.
Лыжный полк моряков КБФ на лыжах вышел из района Осиновецкого мыса. Моряки не были конечно хорошими лыжниками, кроме того идти по гладкому, только «вставшему» льду было очень трудно, поэтому пройдя примерно 15 километров, Маргелов за 5 километров от берега распорядился снять лыжи.
Но первая попытка наступления сорвалась из-за того. что части 80 сд не вышли вовремя на исходный рубеж.
Как оказалось, командир дивизии И. М. Фролов, зная плачевное положение дел в дивизии (за пять дней дивизия сменила четыре района сосредоточения люди были сильно измотаны, недостаточное питание, нехватка топлива для техники, тылы отстали и пр.), за несколько часов до начала операции доложил в штаб фронта, что дивизия к выполнению поставленной задачи не готова, что наступление может привести к большим неоправданным потерям. Он был сразу отстранён от командования вместе с комиссаром дивизии Ивановым.
Ранним утром 28 ноября моряки вновь двинулись на вражеские позиции. Сходу прорвав первую линию неприятельских окопов у Новоладожского канала, полк Маргелова занял деревню Липки. Но опять пехотные части 80-ой дивизии запоздали. Отход моряков льду, да еще на рассвете мог бы привести к большим потерям, и Маргелов, в нарушение плана и, не дожидаясь подхода пехотных частей, начал атаку немецких позиций.
Тяжёлый бой, продолжался больше суток. Однако поставленную задачу без значительной поддержки пехоты и артиллерии полк выполнить не смог. Гитлеровцы бросили в бой подкрепление и создали сплошную завесу артиллерийско-миномётного и пулемётного огня.
В этом сражении моряки-лыжники потеряли более 800 человек. Маргелов был тяжело ранен. но до конца руководил боем.
Как оказалось, части 80-ой дивизии с опозданием на пять часов вышли к берегу Ладожского озера. Они были посажены на грузовики и высажены на льду Ладоги, не доезжая 6-8 километров до позиций противника. Затем без артиллерийской поддержки, начали атаку на вражеские укрепления и в двух километрах от берега попали под прицельный огонь. На открытом пространстве озера укрыться было практически негде, и дивизия понесла большие потери. Вражеская артиллерия разметала их по льду Ладожского озера, поэтому существенной помощи наступавшим морякам-лыжникам они не смогли оказать.
Так неудачно закончилась эта попытка прорыва блокады 28 ноября 1941 года.
Начался поиск виновных в провале операции. Сначала во всем обвинили В.Ф. Маргелова, но разобравшись решили, что он действовал по обстановке и крайними сделали командира дивизии Фролова и комиссара Иванова. Они были расстреляны. Реабилитировали их только в 1957 году.
В.Ф.Маргелов, впоследствии Герой Советского Союза, генерал армии, командующий ВДВ. Именно в память о моряках, которыми командовал в этом десанте, он сделал тельняшку (только голубого цвета) элементом формы ВДВ.


Но десантники выполнили свой долг до конца, отдав свои жизни защите Ленинграда. И в том, что враг не сумел войти в Ленинград, есть заслуга Петергофского и Стрельнинских и Шлиссельбургских десантников!


Памятный знак Шлиссельбургскому десанту
на месте боя – 10-й километр Петровской дороги,
идущей вдоль Староладожского канала,в 10-ти километрах
от Шлиссельбурга

Гражданские суда Германии, полученные СССР по репарации

Это дополнение к статье «О разделе союзниками по антигитлеровской коалиции флотов побежденных стран после Второй мировой войны», в части того, какие гражданские суда Германии получил СССР по репарации.
Но начну со штабного корабля ЧФ «Ангара».
В предыдущей статье было рассказано о корабле управления подводными силами Криксмарине «Aviso Hela», который стал у нас называться «Ангара».
На флоте этот корабль выполнял в основном представительские функции и использовался как правительственная яхта.



В разное время на «Ангаре» побывали главы правительства СССР и зарубежных стран. Так, в сентября 1954 г. на борту этой яхты Маленков, Молотов, Хрущев и Кириленко совершили круиз Севастополь — Ялта — Сочи — Ялта.
В 1955 г. на «Ангаре» совершил морскую прогулку премьер-министр Индии Джавахарлал Неру со своей дочерью Индирой Ганди.
На «Ангаре» бывали Иосип Броз Тито, король Афганистана Мухаммад Захир Шах, Урхо Кекконен, Владислав Гомулка, Янош Кадор и другие руководители.
Бывал на «Ангаре» и министр обороны Г.К. Жуков.
Вот что рассказывает севастопольский журналист С.П. Горбачев в книге «Ангара» - от свастики до Андреевского креста»:
«Как-то маршал, пребывая на «Ангаре» увидел вдруг невероятное: на верхних палубах кораблей, стоящих на рейде и у причалов, личный состав был во всем белом. Это его не только поразило, но и возмутило. Он и не ведал, что по случаю прибытия в главную базу ЧФ министра обороны была отдана команда появляться на верхней палубе кораблей только в форме № 1 (для офицеров — белый китель и белые брюки ).
"Почему на верхней палубе кораблей люди ходят в нижнем белье?" — вознегодовал министр и, даже не выслушав объяснений командующего флотом, распорядился такую форму... отменить».
Вот с той поры на флоте осталась только форма 2 ( белая тужурка и черные брюки у офицеров и белая форменка и черные брюки у матросов).
Надо сказать, что Г.К. Жуков всегда не понимал и не хотел понимать моряков, «очень любил флот», с Наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым у него были весьма непростые отношения, и он сделал все, чтобы после трагедии с линкором «Новороссийск» отправить его в отставку.
Ну, конечно, и флотские также его очень «любили», особенно после того как по его распоряжению на палубе кораблей (крейсеров), а для других кораблей- на берегу стали проводиться строевые занятия с матросами, вместо боевой подготовки.
И ирония судьбы заключалась в том, что именно на флоте он провел свой что называется «последний парад” в ранге Министра обороны.
4 октября 1957 года Министр обороны Г.К. Жуков отправился из Севастополя, на крейсере «Куйбышев», с визитом в Югославию и Албанию.
Командиром крейсера тогда был капитан 1 ранга В.В. Михайлин (впоследствии адмирал Командующий Балтийским флотом, затем Зам. Главкома ВМФ). Вот он и отдал последний рапорт Г.К. Жукову как Министру обороны, встречая его на крейсере.
Проводы были торжественные, присутствовало все командование ЧФ, Крымское начальство. Но возвратился он уже практически не в ранге министра. Во время его зарубежной командировки вопрос в его снятии был уже решен.
27 октября 1957 года он прилетел в Москву, а 29 октября 1957 года, после октябрьского пленума ЦК КПСС был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС, освобождён от должности министра обороны СССР, а в феврале 1958 года отправлен в отставку.

О полученных по репарации парусниках - барках «Крузенштерн», «Седов» и «Товарищ» рассказано в предыдущей статье.
Но помимо этих больших парусников СССР получил еще 20 немецких крейсерских яхт.
В августе 1947 г. на станцию Химки прибыл эшелон с трофейными немецкими яхтами.
Вот названия всех двадцати полученных немецких яхт, которые поступили в Москву после Великой Отечественной войны и во многом способствовали развитию в столице парусного спорта. Имена, конечно, у них уже русские:
«Мария», «Орелъ», «Ника», «Эос», «Капитан Петров», «Беда», «Водяной», «Корсар», «Викинг», «Нерпа», «Черепаха», «Садко», «Самарга», «Гемма», «Феникс», «Шторм», «Акула», «Гагара», «Кашалот» и «Волна».
В 2000 году на Клязьминском водохранилище из перечисленных еще ходили трофейные яхты «Нерпа», «Черепаха», «Самарга», «Гемма», «Феникс» и «Шторм».

Теперь о пассажирских лайнерах.

В результате раздела по репарации крупнейшее судно германского пассажирского флота - трансатлантический лайнер «Европа» (типа «Бремен») передали США, которые затем передали его Франции в виде компенсации за погибшую в Нью-Йорке «Нормандию» и переименовали в «Либерте».
Этот лайнер владел Голубой лентой Атлантики с 1930 по 1933 годы.

Лайнер «Европа»


Под названием «Либерте» судно еще около 15 лет совершало рейсы через Северную Атлантику.
Англии достались большие германские лайнеры «Монте Роза», «Миллуоки», «Тюрингия», «Потсдам», «Претория», «Антонио Дельфино», «Убена».

Пассажирские лайнеры, доставшиеся СССР по репарации в основном направляли на Дальний Восток и на Черное море.

Первым в таком списке - дизельэлектроход «Россия»
Судно построено в 1938 году в Гамбурге и носило название «Патрия».

Дизельэлектроход «Россия»

«Россия» ходила на Крымско-Кавказской линии (Одесса-Батуми), где пользовалась огромной популярностью. Считалась флагманом Морского пассажирского флота.
Судно было списано в 1985 году и разделано на металлолом в Японии.
Теплоход снят в художественных кинофильмах «Бриллиантовая рука» «Запасной игрок» и др.
С этим теплоходом связана история ареста гросс-адмирала Деница.
В конце апреля 1945 г., после самоубийства Гитлера, во главе «третьего рейха», оказалось «правительство» гросс-адмирала Деница. Его прибежищем стало военно-морское училище в пограничном (близ Дании) городе Фленсбург.
12 мая во Фленсбург начали прибывать члены Союзной Контрольной Комиссии.
Они избрали для своей работы и проживания пассажирское судно «Патрия», стоящее на якоре. Пока советские члены комиссии еще не прибыли, адмирал Дениц стремился провести сепаратные переговоры с англичанами и американцами. Он дважды приезжал на «Патрию».
22 мая на борту «Патрии» Союзная Контрольная Комиссия, уже с участием представителей СССР заявила, что союзники не признают «правительства» Деница, оно прекращает свое существование, а гросс-адмирал и его министры арестованы и должны считать себя военнопленными. Там же был арестован и Иодль.
Под охраной всех немцев свезли с «Патрии» на берег и препроводили в тюрьму. На Нюрнбергском процессе он был приговорен к 10 годам лишения свободы.

Пассажирский лайнер «Петр Великий».

В 1938 г. был заложен по заказу Турции на верфи «Блом и Фосс» в Гамбурге под названием «Догу». В феврале 1941 г. пароход был мобилизован в Кригсмарине под названием «Дуалс». С 28 июня 1941 г. по 26 января 1944 г. «Дуалс» обеспечивал боевую подготовку подводников, а затем был переклассифицирован в торпедолов.
В 1946 г. был передан СССР.
Теплоход получил новое название «Петр Великий».
Однако в 1947 г. СССР передал его Польше, где его назвали «Ягелло».

Теплоход «Петр Великий»

В 1949 г. корабль был возвращен СССР и под названием «Петр Великий» зачислен в Черноморское морское пароходство с портом приписки Одесса.
После модернизации и увеличения пассажировместимоси ( до 600 человек) с 1954 года ходил на линии Одесса- Батуми.
В 1973 году выведен из эксплуатации и в Испанском порту Кастеллон разбран на металлолом.

Теплоход «Адмирал Нахимов»

Построен в Германии в 1925 г. под названием «Берлин». До 1939 г. он совершал регулярные рейсы через Атлантику между портами Бремерхафен и Нью-Йорк. Передан по репарации СССР.
С 1949 по 1957 г. «Адмирал Нахимов» проходил капитально-восстановительный ремонт в ГДР
«Адмирал Нахимов» был передан Черноморскому морскому пароходству.
О трагической судьбе пассажиров и теплохода рассказано в статье «О «крещении» кораблей, об их именах и судьбах», которая размещена в моем блоге раньше .


Китобойная флотилия

По репарациям СССР получил из Германии китобойную флотилию — китобазу с 17 малыми китобойцами-охотниками. Головной корабль- китобаза «Wikinger» имел водоизмещение 28 тыс. т и скорость хода 12 узлов.
Малые китобойцы могли развить скорость до 14,5 узла.
База получила название «Слава».
В 1946 г. впервые в истории отечественного рыболовного флота советская китобойная флотилия «Слава» с научной группой на борту отправилась из Одессы в свою первую антарктическую экспедицию.
Повел ее ледовый капитан В.М. Воронин. Это стало началом советского китобойного промысла в Антарктике.

В первые два рейса для обучения наших моряков пригласили норвежских специалистов. Они работали гарпунерами, мастерами разделки и жиротопления. Только в свой третий рейс китобойная флотилия «Слава» вышла укомплектованная исключительно нашими моряками. С Дальнего Востока приехали несколько гарпунеров и специалистов разделки, остальная команда была набрана в Одессе.
Начиная со второго рейса флотилию возглавил капитан-директор Алексей Соляник.
Он был капитан-директором флотилии «Слава» до 1959 года, а с 1959 возглавил китобойную флотилию «Советская Украина», уже отечественной постройки. В ту пору А. Соляник был в Одессе самым известным и популярным человеком.
C 1956 для китобойной флотилии начали строить китобойцы на Николаевском заводе им. 61 Коммунара.


Китобаза «Слава»

Мне приходилось видеть, как на заводе 61 Коммунара строились наши китобойцы. Их буквально пекли как блины.
Практичеcки каждый месяц уходил с завода на ходовые испытания новый китобоец, проведя перед этим швартовные испытания в течение 5-6 дней, упершись носом в стенку, с работающими винтами,


Китобоец постройки завода 61 Коммунара.

Теплоход «Победа»

Судьба этого теплохода была весьма драматичной
Лайнер «Победа» (нем.«Магдалена») был построен по заказу немецкой судоходной компании на верфи «Шихау» в Данциге в 1928 г. для эксплуатации на линии Европа — Центральная Америка — Вест-Индия.
В первый рейс лайнер вышел 29 декабря 1928 г.
В феврале 1934 году у острова Кюрасао теплоход сел на мель, с которой его удалось снять лишь 25 августа. Пройдя полугодичный ремонт и переоборудование на верфи «Блом и Фосс» в Гамбурге, лайнер «Магдалена» вышел с новым названием «Иберия».

С началом Второй мировой войны «Иберия» была мобилизована и использовалась в качестве плавбазы Кригсмарине в Киле. Там 9 июня 1945 г. ее захватили англичане.
В февраля 1946 г. не пострадавшая в военных действиях «Иберия» по репарации была передана СССР и вошла в состав Черноморского морского пароходства под названием «Победа».


Лайнер курсировал на линии Одесса — Нью-Йорк — Одесса.
31 июля 1948 г. теплоход «Победа» с 323 пассажирами и 277 т груза на борту вышел из порта Нью-Йорка в Одессу. В числе пассажиров были в основном работники министерств иностранных дел и внешней торговли с семьями, а также несколько представителей других ведомств и семья китайского маршала Фэн Юйсяна, направлявшегося в Китай через Советский Союз
В Александрии на борт были приняты около двух тысяч армян-репатриантов из Египта, возвращавшихся в Армению, которых благополучно доставили в Батуми, откуда 31 августа «Победа» взяла курс на Одессу.
2 сентября радиосвязь с судном прекратилась. Поиски начались сразу же.
Поисковые самолеты морской авиации ЧФ вечером 2 сентября обнаружили обгоревший теплоход «Победа» в 70 милях к юго-востоку от Ялты и возле него пять шлюпок с людьми. К аварийному судну из Феодосии, Севастополя, других мест направились спасатели,
Как затем установило следствие пожар возник в кладовой кинофильмов, где киномеханик перематывал киноленты после просмотра фильма. В этой же кладовой хранилось около 2 тысяч патефонных пластинок.
В считанные минуты огонь охватил центральную часть судна, в том числе штурманскую, рулевую и радиорубку, каюты капитана и штурманов. Пожар начал распространяться по жилым помещениям на нос и корму, на шлюпочную палубу, приблизился к трюмам и машинному отделению.
Вахтенный радист, застигнутый огнем, выскочил из рубки через иллюминатор, не успев передать ни сигнал бедствия. Запасной рация, сгорела в штурманской рубке.
При пожаре погибли два члена экипажа и 40 пассажиров, включая 19 женщин и 15 детей, среди них были китайский маршал Фэн Юйсян и его дочь.
В ночь на 3 сентября, когда к судну подошли спасатели, основной пожар был уже потушен. Теплоход повели на буксире, но затем выяснилось, что он может идти самостоятельно. 5 сентября "Победа" пришла в Одессу, спасенные пассажиры прибыли на турбоходе "Вячеслав Молотов".
После ремонта лайнер «Победа» продолжала использоваться Черноморским морским пароходством на внутренних и зарубежных линиях. В середине 1950-х годов он считался одним из лучших судов пароходства.
В 1968 г. теплоход «Победа» снималась в комедии Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука». Она играла роль теплохода «Михаил Светлов», и именно на палубе «Победы», через 20 лет после трагедии, Андрей Миронов поет песню про Остров невезения.


Пассажирский пароход «Илья Репин» был построен в 1927 г. на верфи в Штеттине под названием «Ругард». Его вместимость 1358 брт.
В сентябре 1939 г. «Ругард» был введен в состав Кригсмарине и использовался на Балтийском море в качестве штабного корабля, плавбазы.
В мае 1945 г. «Ругард» захватили в Киле союзники и в 1946 г. передали СССР. Судно было переименовано в «Илью Репина» и поставлено на ремонт в Висмаре.



В 1946—1950 гг. «Репин» ходил по Балтике, порт приписки — Ленинград, а в 1950—1959 гт. — на Севере, порт приписки — Мурманск.

Антарктическая китобойная флотилия «Юрий Долгорукий»

Была создана в Калининграде в 1959 г на базе бывшего грузопассажирское немецкого судна «Гамбург», которое было построена в 1926 г. на верфи в Гамбурге.
В апреле 1945 г. «Гамбург» был затоплен и лишь в сентябре 1950 г. поднят и доставлен для перестройки в Антверпен, затем в ГДР на предприятие «Варноверфь» в порту Варнемюнде.

Перестроенное в китобойную базу судно было спущено на воду в марте 1960 г. и получило новое имя — «Юрий Долгорукий».
В состав китобойной флотилии «Юрий Долгорукий» вошли 17 китобойных судов типа «Мирный» постройки Николаевского судостроительного завода.
С 1960 по 1975 г. китобойная флотилия «Юрий Долгорукий» ходила в Антарктику 15 раз на промысел китов.
Флотилия была расформирована в 1975 г.


Китобаза «Юрий Долгорукий».

Немецкие суда, полученные по репарации и направленные на Дальний Восток

Пароход «Чукотка»
Бывший германский пароход «Вангони» (Wangoni»).
Был построен в 1921 в Гамбурге на верфи «Блом унд Фосс» и использовался на африканской линии. В 1934 г. «Вангони» переделан под туристический круизный лайнер, увеличив пассажировместимость до 340 человек.


Пароход Чукотка ( Вангони)

«Вангони» был передан СССР во второй половине 1947 г. прибыл во Владивосток и использовался на Приморской линии до 1968 г.,

- Пароход «Гоголь»
Бывший германский грузопассажирский пароход«Вадаи» («Wadai») построен в Гамбурге в 1920 г.
В 1946 г. после официального раздела трофейного флота, «Вадаи» передан Советскому Союзу.




Пароход под названием «Гоголь» вошел в состав Дальневосточнго морского пароходства. В 1970 г. был разделан на металлолом в Японии.

Пароход «Приморье»
Бывший германский пароход «Салон» («Salon») был построен в 1939 г. на германской верфи. В 1940 г. судно конфисковали для нужд ВМФ Германии и переименовали в «Виндхук» («Windhuk»).



Был захвачен союзниками в Гамбурге и передан СССР.
После проведения ремонтных работ в Висмаре судно получило новое название - «Приморье»
В сентябре 1950 г. пароход «Приморье» прибыл во Владивосток и стал использоваться на Приморской линии.
На линии пароход «Приморье» ходил до середины 1970-х годов, а затем был сдан на металл.


Пароход «Сибирь»

Бывший германский пароход «Сьерра Салвада» был заложен на верфи «Вулкан» в Штеттине в марте 1913 г.
В 1927 г. лайнер получил название «Океана».


Пароход «Сибирь»

Во Второй мировой войне «Океана» использовалась немецким ВМФ в качестве плавказармы в Готенхафене и в Штеттине.
В 1946 г. лайнер передали СССР и в январе 1948 г. он прибыл на верфь «Warnowwerft» в Варнемюнде, где прошел ремонт и модернизацию.
Судно получило название «Сибирь» и в июне 1948 г. вышло из Варнемюнде и взяло курс на Дальний Восток. К этому времени пассажировместимость судна составляла 1200 пассажиров.
Лайнер «Сибирь» находился в эксплуатации до 1963 г.

Пароход «Азия»
Бывший германский пароход «Сьерра Марена», в 1934 г. был переименован в «Дер Дейче» («Немец»)

.
пароход «Азия»

Во Владивосток лайнер прибыл в октябре 1950 г. и стал эксплуатироваться на линии Владивосток — Петропавловск-Камчатский. В 1967 г. лайнер разрезан на металлолом.

Лайнер «Советский Союз»
Бывший германский пароход «Альберт Балин».
Его заложили 24 августа 1921 г. на верфи «Блом и Фосс» в Гамбурге. Длина лайнера составляла 205 м, вместимость 20 815 брт, ход до 19 узлов. Лайнер мог принимать 250 пассажиров в 1-й класс, 340 пассажиров во 2-й класс и 960 пассажиров в 3-й класс.
В 1935 г. лайнер получил новое название — «Ганза».

С началом Второй мировой войны, в 1939 г., «Ганза» был мобилизован и использовался как плавбаза в составе германского ВМФ. В марте 1945 г. плавбаза на переходе подорвалась на мине. Судно попыталось своим ходом дойти до Варнемюнде, но, не дойдя всего 9 миль, село на мель. Позже лайнер опрокинулся и лег на дно левым бортом.
В 1949 г. аварийно-спасательная служба Балтийского флота подняло судно, и его отвели в Варнемюнде, где на верфи «Warnow Werft» произвели восстановительный ремонт.
Поскольку этот лайнер являлся самым крупным пассажирским судном в СССР, его решили назвать «Советский Союз». Официальное присвоение нового названия состоялось в 1953 г. В общем восстановительные работы длились пять лет.



Лайнер «Советский Союз»

В 1955 г. дальневосточное отделение «Совторгфлота» приняло лайнер «Советский Союз» в эксплуатацию. Но перед переходом на Дальний Восток судну необходимо было выполнить контрольное докование. В то время в западных портах СССР было только одно место, где могли доковать такое крупное судно — сухой док Севморзавода в Севастополе.
13 октября 1955 г. турбоход «Советский Союз» прибыл в Одессу, откуда перешел в Севастополь. На Севморзаводе провели докование в сухом доке завода.
Во время стоянки в Севастополе на «Советском Союзе» побывали первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, министр обороны Г.К. Жуков и член Политбюро Л.И. Брежнев.
В мае 1957 г. «Советский Союз» прибыл во Владивосток,
Турбоход «Советский Союз» закончил работу на камчатской пассажирской линии в 1980 г.
Был переименован в «Тобольск», ведь с именем «Советский Союз» он просто не мог подлежать разделке на металлолом.
В марте 1982 г. «Тобольск» самостоятельно вышел в последний рейс и был официально передан для разделки на металл одной из компаний Гонконга.

Пароход «Ильич»
Был построен в 1932—1933 гг. на верфи «Блом и Фосс» под названием «Карибия».


Пароход «Ильич»

Пассажировместимость его составляла 450 пассажиров.
До самого начала Второй мировой войны судно работало на линиях, соединявших Германию с Центральной Америкой и островами Вест-Индии. В 1940 г. «Карибию» мобилизовали в состав ВМС Германии, где она использовалась в качестве плавказармы.
В 1945 г. «Карибия» передана СССР, ей присвоили название «Ильич».
В начале 1946 г. «Ильич» прибыл во Владивосток, где эксплуатировался на Камчатской линии.

Теплоход «Русь»
Бывший немецкий теплоход «Кордильера» был построен в Гамбурге в1933 году, как и однотипный с ним теплоход «Ильич»
В марте 1945 г. судно было потоплено в порту Свинемюнде в ходе налета британской авиации.
Поднять судно удалось только в январе 1949 г. Теплоход рошел восстановительный ремонт в Варнемюнде. Количество пассажирских мест 880.
В августе 1952 года прибыл во Владивосток и эксплуатировался на экспрессной линии Владивосток—Петропавловск до 1977 года.


Теплоход «Русь»

Кроме пассажирских пароходов на Дальний Восток были направлены два германских больших морских парома — «Анива» и «Крильон», бывшие «Дойчланд» и «Прессен». Пассажировместимость каждого составляла 700 человек.


Паром «Анива»

Паром «Анива» в составе Дальневосточного пароходства. эксплуатировался до 1960 года.

Паром «Крильон» («Прессен»)
В марте 1946 г. «Крильон» был передан СССР в порту Любек.
Ремонт «Крильон» прошел в Одессе, а оттуда в 1947 г. направился во Владивосток. Первоначально он использовался как паром на линии Владивосток - Холмск.
В 1951 г. его переделали в комфортабельный пассажирский лайнер. Пассажировместимость стала свыше 500 пассажиров.
Лайнер эксплуатировался до 1975 г. на линии Корсаков — Владивосток, иногда совершая рейсы в Японию.


Лайнер «Крильон»

По репарациям СССР получил также целый ряд немецких сухогрузов и танкеров.
Вот например, сухогруз «Адмирал Сенявин». Судно было построено в 1928 г. в Киле. Водоизмещение 5900 т.,
Сухогруз «Адмирал Ушаков» построен в 1938 г. в Берлине. Водоизмещение- 10 800 т.
Оба судна находились в составе советского морского флота до 1970 года.
По репарации в СССР поступали не только морские, но и речные суда.
В этой статье показаны лишь пассажирские теплоходы, полученные СССР по репарации.
Эти теплоходы составили значительную часть морского пассажирского флота СССР после окончания войны, и в отличие от полученных боевых кораблей использовались у нас довольно длительное время
В окончательном итоге Советскому Союзу передавалось 769 немецких кораблей и судов, из которых 155 боевых кораблей, остальные суда различного назначения.
Помимо того, Советский Союз получил 39 плавдоков и 9 понтонов.

О разделе союзниками по антигитлеровской коалиции флотов побежденных стран после Второй мировой войны

Семьдесят лет назад, в 1947 году, через два года после завершения Второй мировой войны, страны-союзники по антигитлеровской коалиции завершили раздел по репарации флота Германии (Кригсмарине) и начали раздел флота Королевской Италии, а затем и флота Японии.

К началу Второй мировой войны флот нацистской Германии насчитывал 103 боевых корабля основных классов, в том числе 2 линкора, 3 броненосца, 1 тяжелый и 6 легких крейсеров, 22 эсминца, 12 миноносцев, 57 подводных лодок.
В течение 1939 - 1945 гг. вошли в строй еще 2 линкора, 2 тяжелых крейсера, 18 эсминцев, 36 миноносцев и около 1100 подводных лодок.
К окончанию Второй мировой войны около половины кораблей было уничтожено в ходе боевых действий, часть затопили сами немцы перед капитуляцией.
Погибли все четыре германских линейных корабля, три так называемых "карманных линкора", два из трех тяжелых крейсеров.

Линкоры:
«Бисмарк» - введен в строй в 1940 г., ушел на дно 27 мая 1941 г., после многочисленных попаданий снарядов и семи торпед английских кораблей.
«Тирпиц» -введён в строй в 1941 г., потоплен в 1944 г. За всю войну не произвёл ни одного залпа по кораблям противника. 12 ноября 1944 года он был потоплен в результате массированного налёта британской авиации, с участием торпедоносцев и бомбардировщиков.
«Гнейзенау»- введён в строй в 1938 г., затоплен немцами в 1945 г. у входа в гавань порта Гдыня.
«Шарнхорст» - введён в строй в 1939 г., потоплен у мыса Нордкап 26 декабря 1943 г. в бою с британским флотом.

Карманные линкоры:
Было построено три: «Дойчланд»- затем «Лютцов» (1933г) , «Адмирал Шеер» (1934 г) и «Адмирал граф Шпее» ( 1936г.)
"Лютцов" при уходе немцев из Свинемюнде 4 мая 1945 г. был взорван и сел на грунт. Весной 1946 г. АСС Балтийского флота подняли корабль, и он был даже зачислен в состав ВМФ СССР. В 1947т году из-за невозможности восстановления затоплен в центральной части Балтийского моря.
«Адмирал Шеер», стоявший в ремонте, потоплен в 10 апреля 1945 года в Киле, после массированного налета английских бомбардировщиков.


«Адмирал Шеер» опрокинутый вверх килем.

"Адмирал граф Шпее", после своего рейда в Атлантику, преследуемый английскими кораблями, взорван немцами в устье Ла-Платы 17 декабря 1939.

Взорванный «Адмирал Шпее» в устье Ла-Платы

Из шести немецких легких крейсеров к окончанию войны уцелел лишь один, из 42 эсминцев - 25 погибли в ходе боевых действий, еще 4 были затоплены или сильно повреждены в своих базах немцами.
Из 1188 подводных лодок - 778 были уничтожены за время войны, 224- затопили сами экипажи во время капитуляции.
На плаву оставалось около трети немецких кораблей, значительная часть из которых имела различной степени повреждения.
Трофеи, доставшиеся нашему флоту от немецкого к окончанию войны, оказались относительно невелики.
Как и фашистские сухопутные войска, немецкие моряки стремились уйти на запад и сдаться нашим союзникам.
Этого от них требовал и приказ назначенного преемником Гитлера главнокомандующего германскими ВМС гросс-адмирала К. Деница.
В портах же, занятых советскими войсками, остались преимущественно сильно поврежденные, либо недостроенные корабли и вспомогательные суда, не способные выйти в море.
Учитывая эти обстоятельства, советским правительством был поднят вопрос перед союзниками о разделе кораблей германского флота, в зоне контроля которых находилась основная часть немецких кораблей.
Как вспоминал Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов, еще в апреле 1945 года
И. Сталин поручил ему продумать вопрос об использовании трофейных немецких кораблей.
К началу Потсдамской конференции Главный морской штаб подготовил для советской делегации предварительные данные о составе и судьбе германского флота.
23 мая 1945 года И. Сталин направил письма У. Черчиллю и Г. Трумэну, где указывалось, что, так как уцелевшие корабли и суда фашистской Германии сдались англичанам и американцам, то встает вопрос о выделении Советскому Союзу его доли, считая что СССР "может с полным основанием и по справедливости рассчитывать минимум на одну треть военного и торгового флота Германии".


И. Сталин, Г. Трумен, У. Черчилль
на Потсдамской конференции

19 июля 1945 г в Потсдаме состоялось заседание министров иностранных дел "большой тройки", на котором В.М. Молотов от имени советской делегации внес предложения о разделе германского флота.
Они сводились к следующему:
-передать Советскому Союзу треть немецких кораблей, включая те, которые находились на день капитуляции в постройке и в ремонте;
передать также треть вооружения, боезапаса и предметов снабжения;
передать СССР треть германского торгового флота.
Позиция советской стороны на заседании Глав правительств союзников, которое началось в тот же день в Потсдаме, по вопросу раздела флота была очень жесткой.
И.Сталин довольно резко заявил, что русские не просят подарка у союзников и считают, что на треть германского флота они претендуют с полным правом.
Союзники согласились с предложением СССР, но англичане внесли предложение основную часть немецких подводных лодок уничтожить, разделив между союзниками не более 30 подводных лодок, а при разделе надводных кораблей учесть долю доставшихся СССР в качестве трофеев румынских и болгарских кораблей, что и было отражено в принятом Меморандуме.
СССР действительно достались ряд румынских и болгарских кораблей, в частности эсминцы, захваченные нами как трофеи в Констанце, Варне и на Дунае в 1944 году и зачисленные в состав Черноморского флота.
Вот эти румынские эсминцы:
«Rеgina Maria”(«Летучий»), “Regile Ferdinand”(“Лихой»), «Marasesti” (“Легкий»), «Marasli” (“Ловкий»).
Первые два эсминца были нами возвращены Румынии в 1951 году, в последние два вернули еще в 1945 году.
Были взяты как трофеи в 1944 году в Констанце и Сулине три румынские подводные лодки: «Rechinul”, “Delfinul” и “Marsuinul”. Но уже в 1945 году две первые пл были возвращены Румынии, а третья в 1950 году была исключена из состава ЧФ и списана на слом. Были взяты как трофеи и несколько тральщиков, но прослужили они в составе ЧФ совсем недолго и к 1950 году были списаны на слом.
Практически это был весь боевой состав румынского флота, который стоял в базах и фактически не принимал участия в войне.
В августе 1944 года при взятии Констанцы мы захватили переданные Италией в сентябре 1943 года Румынии четыре сверхмалые подводные лодки типа «СВ», получившие у нас наименования «ТМ-4», «ТМ-5», «ТМ-6», «ТМ-7».
Но ввиду неудовлетворительного технического состояния и непригодности к боевому использованию их уже в феврале 1945 г. исключили из состава ЧФ и передали Министерству судостроительной промышленности.
В Болгарии в 1944 году нами были взяты как трофеи более 20 речных тральщиков. Но уже к 1948 году они практически все были исключены из состава Дунайской флотилии.
В 1945 году были возвращены Болгарии два морских тральщика - «Василий Левско» и «Искор», взятые нами в Варне в 1944 году, как трофеи.
Для решения конкретных вопросов распределения немецких кораблей была создана Тройственная военно-морская комиссия, которая приступила к работе 15 августа 1945 года в здании Союзного контрольного совета в Берлине.
Советскую сторону в Тройственной военно-морской комиссии представляли адмирал Г. И. Левченко и инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев. Технический аппарат делегации включал 14 человек.
Для составления списков подлежащих разделу кораблей был создан Технический подкомитет, сформированы трехсторонние группы экспертов.
В результате работы экспертов, продолжавшейся до второй половины сентября 1945, был составлен список из 1382 кораблей, а затем был уточнен до 1877 единиц.
После уточнения списков, ознакомления с техническим состоянием кораблей их разбили на три группы: А - корабли, не требующие ремонта, В - недостроенные и поврежденные корабли, приведение в готовность которых займет не более шести месяцев, и С - корабли, приведение которых в готовность займет больший срок и потому подлежащие уничтожению.
По некоторым кораблям сразу было принято решение, в частности:
Авианосец "Граф Цеппелин" был затоплен своим экипажем на мелководье. После подъема корабля аварийно-спасательной службой (АСС) БФ степень готовности оценивалась примерно в 50%. На авианосце оказались взорваны турбины. Достройка корабля требовала трех-четырех лет, и он был отнесен экспертами к категории С.
Карманные линкоры "Адмирал Шеер" и "Лютцов", а также легкие крейсера "Эмден" и "Кельн", по заключению экспертов восстановлению не подлежали и также отнесены к группе С.
В начале октября 1945 Технический комитет приступил к жеребьевке. Первыми были поделены тральщики, торпедные катера и десантные баржи. Разделенные на три группы корабли каждого из этих классов были внесены в списки, каждый из которых обозначался буквами X, Y и Z.
В фуражку одного из участников заседания опускались свернутые бумажки с обозначением этих букв, и члены каждой из делегаций тянули жребий.
Тройственная комиссия 5 октября 1945 года утвердила раздел кораблей этих классов
Трудности возникли при разделе наиболее крупных из оставшихся немецких кораблей: двух крейсеров -тяжелого "Принц Ойген" (введен в строй в 1940 году) и легкого "Нюрнберг" (введен в строй в 1935 году), 13 эсминцев и 17 миноносцев.
Советская и американская стороны предлагали условно считать эсминцы и миноносцы равноценными кораблями, легкий крейсер приравнивать к трем, а тяжелый к шести эсминцам, и на этой основе, разбив корабли на группы, произвести жеребьевку.
Англичане настаивали на передаче им "Принца Ойгена" без жеребьевки, мотивируя это тяжелыми потерями своего флота.
Однако, адмирал Левченко потребовал именно жеребьевки, указывая, что общие потери Советского Союза намного выше потерь союзников.
29 октября 1945 года , после нескольких заседаний пришли к согласию.
"Принц Ойген" достался американцам, на долю Великобритании пришлись лишь эсминцы и миноносцы.


Уже в июне 1946 тяжелый крейсер «Принц Ойген» был использован американцами в качества корабля мишени при испытаниях ядерного оружия на острове Бикини. Вот так поступил недавний союзник в войне, только чтобы этот крейсер не достался СССР!
Советский Союз получил крейсер "Нюрнберг", 4 эсминца и 6 миноносцев (Z14 Friedrich Inn, Z15 Erich Steinbrinck, Z20 Karl Galster, Z33, T12, T17, T33, T107, T158, T196), 10 подводных лодок (постройки 1944-1945 гг. - U3515, U2529, U3035, U3041, U1057, U1058, U1064, U1305, U1231, U2353 ).
Не менее острыми оказались дискуссии по поводу раздела вспомогательных судов.
6 декабря 1945 года был подписан итоговый доклад Тройственной военно-морской комиссии.
Всего на долю Советского Союза при разделе германского флота пришлось 155 боевых кораблей и 499 вспомогательных судов.
В числе полученных кораблей, помимо названных выше, были 44 тральщика, 31 торпедный катер, 135 десантных барж, 38 морских буксиров, 45 траулеров, 5 плавбаз и другие корабли и суда.
Доля Великобритании составила 545, США — 590 кораблей и судов.
Корабли и суда категории «С» предлагалось разобрать или затопить на глубине не менее 100 м.
\ Не распределенные подводные лодки следовало уничтожить к 1 февраля 1946 года, закончить уничтожение не распределенных кораблей - к 15 мая 1947 года.
С советской стороны приемкой, переводом кораблей руководил командующий Кронштадтским морским оборонительным районом вице-адмирал Ю.Ф. Ралль.
Передаваемые Советскому Союзу корабли сосредоточивались в Киле, оттуда переводились в Травемюнде, где готовились к окончательной передаче, и затем в составе конвоев следовали либо в Варнемюнде, либо в Свинемюнде.
До этих пунктов перевод кораблей осуществлялся немецкими экипажами под контролем наших офицеров. В Варнемюнде и Свинемюнде корабли принимали наши экипажи, а немцы возвращались в английскую зону оккупации.
Перевод кораблей осуществлялся несколькими группами в Лиепаю. Он начался 20 декабря 1945 года и завершился 6 февраля 1946 года.
Но работа Тройственной комиссии на этом не прекратилась.
По инициативе англичан в начале февраля 1946 года ее работа возобновилась. Поводом послужили многочисленные ошибки и неточности в списках разделенных кораблей: в ряде случаев был допущен двойной счет, некоторые корабли по их техническому состоянию не соответствовали категории и т.д. Всего предлагалось утвердить более 350 поправок.
23 марта 1946 г. было принято Дополнения №1 к Итоговому докладу комиссии от 6 декабря 1945 г., содержащего 366 поправок. Советский Союз при этом потерял 2 корабля, Англия 41, США 55.
В различных портах обнаруживались новые немецкие корабли и суда, не включенные в списки раздела. К концу мая 1946 г. их насчитывалось свыше 100 единиц.
31 мая 1946 г. комиссия приняла Дополнение №2 к Итоговому докладу, содержащее 102 поправки.
Теперь доля СССР составила - 790, Великобритании - 630 и США -665 кораблей и судов.
Но 28 июня 1947 года было принято Дополнение №3 к Итоговому докладу от 6 декабря 1945 года, которое содержало еще 102 поправки.
В окончательном итоге Советскому Союзу передавалось 769 кораблей и судов, Великобритании- 621, США- 665 кораблей и судов.
Помимо того, Советский Союз получил 39 плавдоков и 9 понтонов. Англии досталось 34 дока и 14 понтонов, США — 40 доков и 15 понтонов.
Крейсер "Нюрнберг", получивший название "Адмирал Макаров", до 1957 года находился в боевом составе ВМФ СССР, после чего его переклассифицировали в учебный крейсер. Был списан в том же году.

Крейсер «Адмирал Макаров» ( “Нюренберг»)

По мере вступления в строй новых кораблей отечественной постройки корабли и подводные лодки, принятые по репарации от Германии выводились из боевого состава, переформировывались в опытовые суда, плавказармы, учебные суда, корабли-цели и пр..
Значительную часть десантных барж после недолгой службы в составе ВМФ передали в народное хозяйство. Большинство тральщиков использовалось по прямому назначению до середины-второй половины 50-х годов. Долго оставались в строю плавбазы. Одна из них, "Вальдемар Копхамель", получившая название "Кубань", в качестве плавказармы дожила до 1978 года.
Долгожителями из всех кораблей и судов оказались парусники.

Переданные по репарации от Германии четырехмачтовые барки "Падуя" и "Коммодор Енсен", получившие имена "Крузенштерн" и "Седов", находятся в строю до настоящего времени.
Переданный нам трехмачтовый барк «Гор Фок», получил имя «Товарищ».
(Его можно видеть в кинофильме «Алые паруса»).
Но при распаде СССР барк остался на Украине, которая не смогла его содержать и он достался ФРГ. С 2005 года под своим прежним именем «Gorch Fock» размещен в гавани города Штральзунд, который и был его первоначальным портом приписки, в качестве плавучего музея.

Барк «Крузенштерн»


Барк «Седов»


Барк «Товарищ»

СССР получил также немецкое судно «Aviso Hela». Его основным предназначением было управление подводными силами германского флота. Белоснежное судно было перебазировано в Севастополь и получило имя «Ангара». Некоторое время оно находилось в составе морских частей погранвойск КГБ СССР.
В дальнейшем корабль использовался как корабль управления Черноморского флота, а так же как представительский корабль. На нем бывали Сталин, Ворошилов, Молотов, Хрущев, и Косыгин во время своего отдыха на Черном море. Многие высокопоставленные гости во время их пребывания в Севастополе, предпочитали жить не в гостинице, а на «Ангаре», на которой были прекрасно отделанные каюты.

Штабной корабль ЧФ «Ангара»


Подлежал разделу и флот Италии.
Флот Италии к началу Второй мировой войны представлял из себя довольно внушительную силу.
Он имел в своем составе два новых линкора «Литторио» и «Витторио Венето» и четыре линкора постройки времен первой мировой войны,
В составе итальянского флота были: 8 тяжелых и 12 легких крейсеров, 70 подводных лодок и значительное количество кораблей других классов.
Но уже к июню 1941 году флот Италии был изрядно потрепан англичанами.
12 ноября 1940 г. английскими самолетами в порту Торонто были торпедированы итальянские линкоры «Литторио», «Андреа Дориа», а также линкор «Конте де Кавур», который итальянцы не сумели ввести в строй до самого конца Второй мировой войны.
Одно из основных сражений итальянского флота с английским в Средиземном море, у мыса Матапан, 27 марта 1941г. закончилось полным крахом итальянцев.
Англичане в этом сражении потопили новейшие итальянские крейсера «Зара», «Пола» и «Фиуме», эсминцы «Витторио Альфиери», «Винченцо Джиберти» и «Альфредо Ориани», а линкор «Витторио Венето» был серьезно поврежден.
К июню 1941 г. англичанам удалось утопить итальянский тяжелый крейсер «Сан Джоржио», легкие крейсера «Армандо Диас» и «Бартоломео Колеони».
Практически, после сражения у мыса Матапан итальянский военно-морской флот практически прекратил какие-либо активные действия против англичан.
Еще в апреле-мае 1944 года в результате договоренности с англо-американским командованием, СССР в счет причитающейся ему доли итальянского флота получил во временное пользование от Англии линейный корабль «Royal Sovereign» ( переименован в «Архангельск»), эскадренные миноносцы «Cytlsea» («Дерзкий»), «Churchill» («Деятельный»), «Rotsborough» («Доблестный»), «St. Albans» («Достойный»), «Brighton» («Жаркий»), «Leamington» («Жгучий»), «Georgetown» («Жесткий») и «Richmond» («Живучий»), подводные лодки «Sunfiish» («B-1»), «Unbroken» («B-2»), «Unison» («B-3») и «Ursula» («B-4»), а от Соединенных Штатов - легкий крейсер «Milwaukee» («Мурманск»).
Надо отметить, что линкор и крейсер практически не использовались против германского флота в Заполярье, а, находясь в Ваенге и Мурманске, осуществляли их противовоздушную оборону.
В сентябре 1943 года война для Италии официально окончилась. 3 сентября 1943 года в Кассибиле, в строжайшей секретности, была подписана капитуляция Италии. Итальянскому флоту было приказано прибыть на Мальту и сдаться союзникам.
Итальянский флот в ожидании своей участи мирно покоился без экипажей, боезапаса и топлива в различных базах и портах Средиземного моря под формальным контролем союзников.
Только более чем через полтора года после завершения войны страны-победительницы вновь заговорили о дальнейшей судьбе флота Италии.
10 января 1947 года в Совете министров иностранных дел союзных держав было достигнуто соглашение о распределении передаваемых итальянских кораблей между СССР, США, Великобританией и другими странами, пострадавшими от агрессии Италии.
Так, например, Франции были выделены четыре крейсера, четыре эсминца и две подводные лодки, а Греции - один крейсер. Линейные корабли вошли в состав групп "A", "B" и "C", предназначенных для трех главных держав.
Советская сторона претендовала на один из двух новых линкоров, по своей мощи превосходивших даже германские корабли типа "Бисмарк".
Но поскольку к этому времени между недавними союзниками уже начиналась Холодная война, то ни США, ни Англия не стремились усиливать ВМФ СССР мощными кораблями. Пришлось кидать жребий, и СССР получил группу "C".
Новые линкоры достались США (“Литторио” ) и Англии ( “Витторио Венето”). Позже линкоры были возвращены Италии в рамках партнерства по НАТО и в период 1953–1955 гг. были разобраны на металлолом.
Вот так уже тогда действовали наши бывшие союзники в войне, не желая, чтобы эти новейшие линкоры достались СССР.

Линкор «Литторио»


Линкор «Витторио Венетто»

В результате СССР получил по репарациям от Италии 45 кораблей и вспомогательных судов, в том числе: линейный корабль («Giulio Cesare» введен в состав флота Италии в 1914 году), легкий крейсер («Emanuele Filiberto Duca D Aosto» спущен на воду в 1934 году), по три эскадренных миноносца и миноносца, две подводные лодки, 10 торпедных катеров, три сторожевых катера, столько же десантных судов, военный транспорт, танкер, четыре водолея, 12 буксиров и учебное парусное судно.
Для комплектования экипажей принимаемых кораблей начальник Главного морского штаба Военно-Морских Сил адмирал А.Г.Головко в начале февраля 1947 г. подписал соответствующую директиву.
В Париже 11 февраля 1947 г. начала работу Военно-морская комиссия четырех держав (ВМКЧД) для обсуждения вопросов, связанных с приемкой кораблей итальянского флота.
Она занималась вопросами, связанными с выяснением технического состояния кораблей, обеспечением их необходимой технической документацией, запасными частями, дооборудованием и приведением их в пригодное для любых действий состояние, снабжением вооружением и боезапасом.
Проведя в Париже 64 заседания, комиссия 13 октября 1947 г. переехала в Рим, где продолжила свою работу. Делегацию Соединенных Штатов Америки возглавлял кептэн Прайс, Великобритании - кептэн Беверлей, Франции - адмирал Робуффель, Советского Союза - контр-адмирал В.П.Карпунин.
Итальянские корабли находились не в строю, нуждались в больших ремонтно-восстановительных работах на гражданских верфях в Генуе, Вараццо, Ливорно, Неаполе, Байе и Кастелламаре ди Стабия.
От Италии потребовали выделить официального представителя для связи с комиссией и подготовки кораблей к сдаче на гражданских судостроительных и судоремонтных предприятиях.
Основным пунктом передачи кораблей избрали Одессу, но часть кораблей, в частности «Новороссийск» и подводные лодки передавались нам в албанском порту Валона.
Переходы кораблей и судов в порты передачи производили итальянские экипажи под коммерческим флагом и под наблюдением советских представителей.
Командиром отряда особого назначения по приему и переводу трофейных итальянских кораблей из Албании на ЧФ назначен адмирал Г.И. Левченко
Сразу же после начала комплектования экипажей кораблей назначались и их командиры.
«Giulio Cesare» должен был принимать капитан 1 ранга Ю.К.Зиновьев (бывший командир линкора «Севастополь»), a «Emanuele Filiberto Duca D Aosto» - капитан 2 ранга С.М.Лобов (впоследствии Адмирал флота Командующий Северным флотом)
После сформирования экипажей прошло еще более полутора лет, прежде чем советские моряки смогли приступить к их приемке.
Линкор «Giulio Cesare» был сразу же переименован в «Новороссийск».
Крейсер «Emanuele Filiberto Duca D Aosto» первоначально был назван «Адмирал Ушаков», позже - «Одесса» и лишь накануне его окончательной приемки получил название «Керчь».
Эскадренные миноносцы «Artigliere», «Fuciliere» получили названия- «Ловкий», «Легкий»; миноносцы «Animoso», «Ardimentoso», «Fortunalе» - «Ладный», «Лютый», «Летный» соответственно..
Подводная лодка «Маrеа» стала именоваться «С-41», a «Nichelio» - «С-42».
19 января 1949 г. в Аугусте от острой сердечной недостаточности скоропостижно скончался будущий командир «Новороссийска» Ю.К.Зиновьев. Вместо него назначили капитана 1 ранга Б.Беляева.


Крейсер «Керчь» («Emanuele Filiberto Duca D Aosto») в Севастополе




Первым в Одессу прибыл «Artigliere» («Ловкий») 21 января 1949г. под командованием капитана Резидерио Бараккини. А уже через два дня этот эсминец приняла советская команда, и на нем спустили итальянский флаг.
3 февраля 1949 года при приеме линкора «Новороссийск» в Валоне, во избежание возможных диверсий командир отряда адмирал Г.И.Левченко, в нарушение достигнутого ранее соглашения, по которому советский личный состав переводился на корабль после подписания приемо-сдаточного акта и спуска на нем итальянского флага (Военно-морской флаг СССР поднимался утром следующего дня), приказал экипажу линейного корабля «Новороссийск» подняться на борт и приступить к несению якорной вахты.
5 февраля 1949 года подписали акт о передаче линкора, а на следующий день - подводных лодок.
19 февраля 1949 года обе подводные лодки в сопровождении танкера «Фиолент», а через три дня и линейный корабль вышли из Валоны.
Все корабли, за исключением «Новороссийска», перегонялись без боезапаса на борту.
Линкор «Новороссийск», единственный из всех кораблей, шел в СССР с артбоезапасом, на его борту находилось около 900 тонн артбоезапаса.

26 февраля 1949 года эта группа кораблей прибыла в Севастополь.



В марте- апреле 1949 г. в Одессе принимали корабли всех остальных групп, в которые вошли: крейсер, остальные эсминцы, торпедные и сторожевые катера учебный корабль и военный транспорт и др. В Одессу торпедные и сторожевые катера следовали на буксире.
Так закончилась передача кораблей Италии по репарации.
После получения Советским Союзом итальянских кораблей из состава Северного флота были выведены и возвращены Англии линейный корабль
«Архангельск», и другие корабли, переданные нам союзниками еще в 1944 году в счёт будущих репараций с Италии

Но жизнь кораблей Италии в составе ВМФ СССР была весьма недолгой.
В декабре 1954 г. все бывшие итальянские эсминцы и миноносцы разоружили, перевели в категорию судов обеспечения боевой подготовки и переформировали в корабли-цели, в 1958-1959 году сдали на слом.
В марте 1955 г. исключили из состава флота подводную лодку «С-42» («Nichelio»), а через одиннадцать месяцев – «С-41» («Маrеа»).
Легкий крейсер «Керчь» в февраля 1956г. вывели из боевого состава и переформировали в учебный крейсер. Свою первую курсантскую корабельную практику, после первого курса, проходил и я на этом крейсере летом 1957 года.
В марте 1958 г. крейсер переименовали в опытовое судно «ОС-32», в 1959 г. списали на слом.
В конце 1950-х годов все принятые торпедные и сторожевые катера демонтировали и сдали на слом.
«Долгожителем» стал лишь военный транспорт «Ингул» («Monte Kucko»), исключенный из списков судов ЧФ в июне 1964г.
Судьба линкора «Новороссийск» сложилась трагично: в ночь на 29 октября 1955г. он погиб от мощного взрыва на стоянке в Севастопольской бухте.
Тайна его гибели до настоящего времени остается не раскрытой.

В ходе военных действий с Японией в 1945 году трофейных кораблей было захвачено сравнительно немного. Это были: 2 сторожевых корабля, 1 десантный корабль, 4 канонерские лодки, 2 патрульных катера.
После окончания войны с Японией из 134 оставшихся у нее боевых кораблей СССР получил по репарации 31 корабль, из которых 7 эсминцев (Hibiki, Hatsuzakura, Kiri, Kaya, Shii, Harutzuki, Kizi), 17 эскортных кораблей и др. Все оставшиеся японские подлодки были затоплены.
Все корабли были получены от Японии в "демилитаризованном состоянии", то есть без какого-либо вооружения и с частично демонтированными приборами, практически в боевой состав флота не вводились, а использовались во вспомогательных целях.
К 1955 году эти корабли были выведены из состава ТОФа и сданы на слом.
Доступа же к каким-либо японским технологическим разработкам СССР не получил (так как мы согласно Потсдамской декларация не участвовали в оккупации Японии, целью которой было лишение ее способности вести войну, разоружение). Впрочем, они, видимо, практически не интересовали советскую сторону в отличие от германских разработок.
Полученные по репарации корабли выводились из состава ВМФ по мере вступления в строй новых кораблей и судов отечественной постройки, ну и, конечно, из-за ветхости и старости этих кораблей.
Так как ни один из них не прошел не то что капитального, но и текущего ремонта (линкор «Новороссийск», например, пришлось 7 раз ставить в заводской ремонт за его недолгую службу), практически не были укомплектованы запасными частями, то боеспособность принятых кораблей по репарации у руководства советского Военно-Морского Флота вызывала обоснованные сомнения.
Но ради справедливости надо сказать, что все корабли и суда (особенно вспомогательные суда), переданные нам по репарации все же сыграли определенную роль в деятельности ВМФ СССР и Минморфлота, корабельный состав которых к окончанию войны понес весьма ощутимые потери.
Вот только потери боевого состава Черноморского флота:
1 крейсер, 3 лидера, 11 эсминцев, 32 подводные лодки, 21 тральщик, 56 малых охотников, 59 торпедных катеров и др.
Кроме того, за годы войны в Черном море погибло 95 судов Минморфлота.

Блокадные 125 грамм хлеба



Вот они блокадные 125 грамм хлеба.....



Хлебная карточка Ленинградцев

Вот что помню об этом блокадном хлебе по рассказам моих близких:

За хлебом в очереди ходила моя тетушка (ей было тогда 15 лет) в булочную на Малый проспект Васильевского острова, к 8 часам утра.
Хлеб привозили вечером. Но утром шли в очередь потому, что за ночь он немного подсыхал, и всем казалось, что вроде бы его становилось немного больше по объему, когда его взвешивали.
После долгой стоянки в очереди в дом, бережно приносят блокадный хлеб, и бабушка, постелив салфетку на столе, осторожно резала его каждому по маленькому кусочку, чтобы хватило принесенного хлеба на весь день.....
А затем мы с моим братом Юрой, обслюнявив свой палец, пытались собрать им на столе хоть какие-нибудь оставшиеся крошки хлеба и отправить их в рот.....

“ 125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам….”.

Это слова поэтессы Ольги Бергольц, пережившей всю Ленинградскую блокаду, голос которой ежедневно звучал в репродукторах города, поддерживая в эти тяжелейшие дни Ленинградцев.
Состав блокадного хлеба: 73% ржаной муки, остальное - целлюлоза, выколотки из мешков, обойная пыль, отруби, жмых, соя.


“Дорога жизни” по льду Ладожского озера

Вот что писала Ольга Бергольц, об этой Дороге :
“Дорогой Жизни шел к нам хлеб,
Дорогой дружбы многих к многим.
Еще не знают на Земле
Страшней и радостней дороги”.

Везли и меня вместе с мамой и тетушкой в марте 1942 года в полуторке по “Дороге жизни”, после пережитой первой и самой страшной блокадной зимы.
Знаю по рассказам, что гремел котелок с гайками над головой и у нашего водителя, чтобы тот не засыпал, и машина не угодила в полынью. Ведь водители делали по три-четыре ходки в день и смертельно уставали.
Кто пережил первую блокадную зиму получил официальное право именоваться “Жителем блокадного Ленинграда”.
Шесть человек из нашей семьи навсегда остались в блокадном Ленинграде.
Где они похоронены, никто не знает, может быть на Пискаревском кладбище, где покоятся тысячи умерших в блокаду Ленинградцев.
Отец в 1943 году убит в боях на Синявинских высотах.
Много позже я нашел в Интернете, размещенные там документы о погибших в Великую Отечественную войну - Выписку из журнала безвозвратных потерь 588 стрелкового полка 142 стрелковой дивизии за время с 01 февраля по 27 февраля 1943 года, в которой, за № 128 приведена запись о гибели моего отца 23 февраля 1943 года. Место захоронения указано шифром “4090».
Вероятно, это точка на какой-то топографической карте.
Вот такая горькая память о тех днях....

О «крещении» кораблей, об их именах и судьбах

Один из самых древних морских ритуалов – традиция «крестить» новое судно. Люди вкладывали в этот ритуал глубокий духовный смысл, ибо не хотели вверять свои корабли воле морских божеств, не умилостивив их предварительно какой-либо жертвой.
В древности корабль считали живым существом и даже божеством, которое требует жертв.
Викинги окропляли свои новые дракары кровью убитых пленников. Народы, принявшие христианство, заменили кровь красным вином - в память о Тайной вечере, на которой Иисус подавал вино апостолам, говоря, что это его кровь.
У каждого народа и культуры были свои особенности, сопровождающие спуск на воду нового судна. Греки и римляне призывали Посейдона и Нептуна защитить моряков: все присутствовавшие на церемонии покрывали свои головы венками из веток оливкового дерева, пили вина в честь богов и благословляли судно, поливая его водой.
Спуск корабля на воду уподоблялся религиозной церемонии крещения ребёнка.
Ключевым моментом ритуала является наречение корабля именем, которое символизирует начало его жизни. Крестная или крестный торжественно обращается к кораблю, произнося его имя, далее следует разбитие бутылки с вином.
В Англии в 17-ом веке при спуске корабля на воду его окропляли вином из большого золотого кубка, произносилось имя корабля, просили богов благословить корабль и моряков.
Кубок назывался «стоячей чашей». После спуска судна на воду из него также пили за здоровье Короля, а затем выбрасывали кубок за борт, где собравшиеся зрители старались его поймать или выловить из воды.
В 1690 году чашу заменили на бутылку вина, видимо посчитав за дорогое удовольствие каждый раз выбрасывать золотой кубок, учитывая, что кораблей стали строить все больше и больше.
Почётную обязанность спустить судно на воду в Англии выполняли члены королевской семьи, старшие морские офицеры и представители Адмиралтейства.
Женщин к этой процедуре стали допускать только с 19-го века: неизвестная женщина провела церемонию «крещения» нового судна в 1811 году с личного разрешения короля Георга IV.
Однако, «первый блин оказался комом», и она попала бутылкой в одного из присутствующих гостей.
После этого случая Адмиралтейство приказало в будущем привязывать бутылку к носу корабля специальным тросом.
Этот метод используется и сегодня.
Именно с той неизвестной особы пошла традиция, что спускать судно на воду должна именно женщина- крестная корабля..
Использование для этих целей шампанского началось в конце 19-ого века.
Если бутылка шампанского не разбивается с первого раза или пролетает вообще мимо корпуса корабля, то это является дурным предзнаменованием и сулит всяческие несчастья кораблю.
И к сожалению этому есть свои примеры.
У компании «Уайт Стар», которой принадлежали лайнеры «Титаник» «Олимпик» и «Британик» , была своя традиция - никогда не освещать свои суда. И судьба этих лайнеров была печальной. Об этом расскажу ниже.
В 2006 году при спуске на воду круизного лайнера «Costa Concordia» модель Ева Герцигова, которую пригласили стать крестной матерью судна, не смогла с первого раза разбить бутылку шампанского о форштевень лайнера.
Вечером 13 января 2012 года лайнер налетел на скалы у итальянского острова Джильо в Тирренском море и затонул.

При спуске на воду 11 октября 1959 года атомной подводной лодки К-19 бутылка шампанского не разбилась о ее форштевень.
Подводной лодке и ее экипажу пришлось пережить все мыслимые и немыслимые несчастья, за что ее и стали называть «Хиросимой».

Когда-то Павел Флоренский отмечал, что между именем человека и событиями в его жизни существует тайная и неизвестная связь.
А корабли ведь, как и люди, живут тоже своей жизнью, рождаются и умирают.
Многие моряки считают, что название корабля, данное ему при постройке, отражается на его судьбе.
Также как и люди они могут «рождаться в рубашке», со счастливой судьбой или быть невезучими, которых как бы преследует злой рок, а на некоторых из них вообще лежит печать проклятья.
Рок проклятья лежал на ряде нацистских кораблей буквально с их рождения.
Вот взять линкор нацистской Германии «Шарнхорст» (типа «Гнейзенау»).
Достроенный еще до половины, он по неизвестным причинам перевернулся в сухом доке. Более сотни рабочих были раздавлены насмерть и еще около двухсот получили тяжелые увечья.
«Шарнхорст» вернули в прежнее положение, тщательно укрепили.
Но при спуске линкора на воду, на котором присутствовал Адольф Гитлер, опять произошла трагедия. «Шарнхорст» раздавил две береговые баржи, одна из которых вместе с экипажем тут же пошла ко дну, а на другой погибла почти вся команда, собравшаяся на палубе и наблюдавшая спуск линкора.
Гитлер, веривший во всякого рода знамения, после этой трагедии хотел немедленно отдать приказ об отправке злосчастного судна на металлолом, но его отговорили. В 1939 году линкор был все таки введен в строй.


Нацистский линкор «Шарнхорст»

Но несчастья преследовали «Шарнхорст» всю его недолгую службу.
Во Второй мировой войне, при обстреле с моря Данцига, в носовой башне линкора произошел взрыв. Погибло около двадцати человек.
Днем позже вышла из строя система подачи воздуха во второй носовой башне, отчего в пороховых газах задохнулось еще двенадцать моряков.
Год спустя, когда линкор участвовал в обстреле Осло, он был торпедирован. Следуя на ремонт, в устье Эльбы столкнулся с трансатлантическим лайнером «Бремен», который в результате сел на мель.
После многомесячного ремонта, едва «Шарнхорст» вышел в море у норвежских берегов в результате атаки английских торпедоносцев потерял ход и загорелся.
Буквально за несколько минут пожар достиг артпогреба, и страшной силы взрыв практически разломил «Шарнхорст» пополам.
26 декабря 1943 года один из мощнейших кораблей нацистского флота исчез в волнах северо-восточнее мыса Нордкап. Из двухтысячного экипажа спаслось только 36 человек.
Возьмем другой нацистский линкор «Тирпиц» ( типа «Бисмарк»).


Линкор «Тирпиц»

Он был введен в строй в 1941 году. Но значительную часть своей совсем короткой службы простоял у причальной стенки, то в доке. Причина всегда была одна- устранение последствий очередного пожара.
Впервые «Тирпиц» загорелся 15 июля 1941 года, вскоре после вводе в строй. Возникший пожар тушили 10 часов подряд. Через три месяца «Тирпиц» загорелся снова. На этот раз пожар едва не добрался до артпогребов..
Спустя еще несколько месяцев возник очередной пожар, который тушили почти двое суток. В дальнейшем «Тирпиц» горел еще трижды, пока 14 ноября 1944 года не ушел на дно в бухте Хогейботн (Норвегия), после налета британских бомбардировщиков и попадания в него трех авиабомб.

Теперь о несчастливых названиях кораблей.
Первым в этом ряду стоит "Титаник», первое же плавание которого завершилось трагически. Он является одним из самых знаменитых и невезучих кораблей в истории мореплавания.
«Титаник» был вторым в серии суперлайнеров компании «Уайт Стар», совершавших регулярные рейсы между Европой и Америкой. Первым был «Олимпик», построенный в 1910 году, третьим «Британик» 1914 года постройки.
10 апреля 1912 года "Титаник" вышел в свой первый и последний рейс в Америку, взяв на борт более 2,2 тысячи человек. 14 апреля, на исходе четвертого дня плавания, "Титаник" столкнулся с огромным айсбергом. Погибли, по разным данным, от 1,4 тысячи до 1,517 тысячи человек, спаслись около 700.


«Титаник»

«Олимпик» уже вскоре после своей постройки, 20 сентября 1911 года, идя по фарватеру из Саутгемптона, столкнулся с крейсером «Худ», получил 14 метровую пробоину и вынужден был почти год стоять на ремонте. После гибели «Титаника» он снова встал на годичный ремонт c целью оборудования водонепроницаемых переборок.
15 мая 1934 года, идя в густом тумане, «Олимпик» протаранил и потопил плавучий маяк Нантакет.

«Британик», сданный в эксплуатацию накануне Первой мировой войны, был превращен в плавучий военный госпиталь. В 1916 году подорвался на мине и затонул в Средиземном море.

Во французском флоте называли подводные лодки в честь одной из героинь древнегреческой мифологии -Эвридики, конечно, зная при этом, что судьба ее была печальна. Она так и не смогла выйти из царства мертвых за своим женихом Орфеем и осталась в нем навсегда.
Первая подлодка «Эвридика» вступила в состав ВМС в 1929 году. 27 ноября 1942 подлодка затоплена экипажем в Тулоне из-за угрозы захвата ее Германией. Затем была поднята и законсервирована в Тулоне, в гавани Брегальон. В июле 1944 потоплена при бомбардировке гавани английскими бомбардировщиками, вновь поднята в апреле 1945 и использовалась как понтон.
Вторая дизельная подводная лодка «Эвридика» вступила в состав ВМС в 1964 года. 4 марта 1970 года затонула в Средиземном море, недалеко от Сен-Тропе и Тулона во время учений. Погибли все 57 членов экипажа.

Подводная лодка «Эвридика» 1968г.

В качестве возможной причины гибели подлодки назывался ее провал на предельную глубину в результате столкновения с грузовым судном.

В итальянском флоте несчастья преследовали корабли, носившие имя адмирала Андре Дориа (1468–1560) – генуэзца и одного из самых прославленных флотоводцев Италии. Число погибших парусников с именем адмирала достигает десяти.
В годы Первой мировой войны трагически погиб, перевернувшись от взрыва, линейный корабль-дредноут «Андре Дориа», а в 1956 году весь мир потрясла катастрофа океанского лайнера с этим именем, которую сравнивали даже с «Титаником». Во время рейса лайнер «Андре Дориа» 25 июля столкнулся со шведским сухогрузом «Стокгольм» и затонул в Атлантическом океане в 80 милях от побережья США на глубине 73 метра.

Несчастливые названия кораблей есть во многих флотах мира.
В российском флоте такое название - «Адмирал Нахимов». Практически все корабли, названные именем прославленного адмирала, по тем или иным причинам долго не служили своему отечеству или их судьба была невезучей.
Чем объяснить такую судьбу кораблей с именем национального героя России П.С. Нахимова? Может быть причиной этому вынужденное «святотатство», что П.С. Нахимов затопил корабли Черноморского флота на входе в Севастопольскую бухту и перегородил вход союзной эскадре в бухту.
Но ведь приказ на затопление кораблей исходил от князя Меньшикова. Вице-адмирал В.А. Корнилов и П.С. Нахимов жестко воспротивились этому решению, но вынуждены были подчиниться.
Существует даже предположение, что после затопления российских кораблей, испытывающий сильнейшую душевную боль, Нахимов начал намеренно искать смерти на бастионах Севастополя. куда установили все пушки с обреченных кораблей.
Нахимов, якобы, находясь в состоянии душевного слома, просил не давать его имя каким-либо судам. Но это только предположение, ничем и никем не подтвержденное...

П.С. Нахимов был смертельно ранен на Малаховом Кургане 29 июня 1855 года, на следующий день скончался.

Вскоре в его память был переименован грузовой пароход Российского общества пароходства и торговли. В 1897 году во время сильного шторма у берегов Турции пароход «Нахимов» погиб вместе со всем экипажем.

В 1887 году вступил в строй броненосный крейсер «Адмирал Нахимов», построенный на Балтийском заводе. С началом русско-японской войны он был включен в состав идущей на Дальний Восток эскадры вице-адмирала Рождественского.


Броненосный крейсер «Адмирал Нахимов»

В мае 1905 года броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» погиб в Цусимском сражении.

В октябре 1913 года на Николаевском судостроительном заводе «Руссуд» (впоследствии завод им. 61 Коммунара) был заложен крейсер, в киль которого прикрепили серебряную пластину с названием корабля - «Адмирал Нахимов».
25 октября 1915 года он был спущен на воду для достройки.


г. Николаев.
Спуск на воду крейсера «Адмирал Нахимов»
25 октября 1915г.

Но началась Первая мировая война, затем Октябрьская революция, за ней- Гражданская война.
Во время политических катаклизмов было не до строительства.
Только в 1923 года на заводе им. «61 Коммунара» приступили к достройке корабля по первоначальному проекту. Крейсер получил новое имя— «Червона Украина» и в в марте 1927 года крейсер вошел в состав Черноморского флота.
Однако в киле корабля так и осталась заложенная 14 лет назад пластина с прежним названием- «Адмирал Нахимов».

Крейсер «Червона Украина»

12 ноября 1941 г. при налете немецкой авиации на Главною базу флота - Севастополь в крейсер "Червона Украина", стоящий у Графской пристани, попали несколько бомб и крейсер затонул.

Затонувший крейсер «Червона Украина»

В марте 1953 года вошел в состав Черноморского флота легкий крейсер пр.68 бис «Адмирал Нахимов», построенный на Николаевском судостроительном заводе.
Но спустя всего два года, в 1955 году находившийся в строю крейсер «Адмирал Нахимов» на Николаевском заводе был переоборудован по проекту 68Э (68ЭП) для проведения корабельных испытаний ракет КСС.
Вместо двух носовых артиллерийских башен на нем была установлена пусковая установка СМ-58 для стрельбы ракетами КСС комплекса «Стрела». Длина направляющих СМ-58 составляла 12 метров.
Но уже к 1960 году крейсер был разоружен и исключен из списков ВМФ. Cнятые с крейсера 12 -ти метровые направляющие пусковой установки СМ-58 привезли зачем-то в ЧВВМУ им. Нахимова и разместили во дворе лабораторного корпуса, где они и ржавели.
В 1961 году корабль использовался как мишень, при стрельбе крылатыми ракетами.
В 1962 году крейсер «Адмирал Нахимов» на базе Главвторчермета в Инкермане был разделан на металл.


Крейсер «Адмирал Нахимов», переоборудованный под пусковую установку СМ-58 ( видна в его носовой части)

Долгое время витала «утка», что где-то в конце 1960 года в районе мыса Меганом, под днищем « Адмирала Нахимова» в испытательных целях была взорвана атомная глубинная бомба, что корабль после этого был сильно радиоктивно загрязнен и вот поэтому его быстро и разрезали.
Могу сказать, поскольку долгое время своей службы занимался ядерным оружием ВМФ (разработкой, испытаниями и пр.), что это действительно «утка», никаких ядерных взрывов в Черном море никогда не проводили и не могли проводить, что называется по определению.
Вот такая незавидная судьба была у крейсера «Адмирал Нахимов».

В 1973 году в Цемесской бухте в результате обледенения затонуло у портового мола научно-исследовательское судно «Нахимов». Более половины экипажа погибло.
В ноябре 1971 года вступил в строй кораблей Северного флота большой противолодочный корабль (БПК) проекта 1134-А «Адмирал Нахимов», построенный на судостроительном заводе им. А.А. Жданова.

БПК «Адмирал Нахимов»

С невероятным постоянством этот корабль преследовали неудачи.
В декабря 1983 года, когда корабль находился в Бискайском заливе, у него потекли трубки в котлах. Корабль потерял ход и двое суток находился в дрейфе, пока проводили ремонт.
Чуть позднее, на полигоне для ракетных стрельбе с кораблем случилась очередная неприятность. При стрельбах противолодочным комплексом КТ-100 ("Метель";) у ракеты-торпеды консоли крыльев откинулись раньше, чем она вышла из контейнера, что повредило трубки гидропривода крышек контейнера. Масло из гидросистемы облило контейнер и загорелось от двигателей ракеты.
Пожар удалось потушить. В других трех соседних контейнерах, находились еще три ракето-торпеды.
В феврале 1986 года в полигоне боевой подготовки, следуя в составе отряда боевых кораблей, бпк столкнулся с АПЛ «К-255», получив повреждения корпуса ниже ватерлинии. Из-за полученных повреждений был аварийно поставлен в док. Пробоина в носовой части, как потом оказалось 2 на 6 метров.
В апреле 1987 года произошел навал корабля на причальную стенку в Североморске.
В марте 1989 года поставлен на ремонт и модернизацию, но ремонт не был завершен и в январе 1991 года корабль исключен из состава ВМФ, а в 1994 году продан в Индию на металлом. До места разделки не дошел, сел на мель и был разбит штормом у Дурбана.

После раздела флота побежденной Германии к СССР перешел пассажирский лайнер «Берлин», постройки 1925 года.\
Еще будучи немецким, он тонул.
31 января 1945 года на рейде Свинемюнде «Берлин» подорвался на мине. Несмотря на пробоину 6×8 м, судно продолжало двигаться. Вскоре он получил вторую пробоину от повторного подрыва и судно оказалось подтопленным на глубине 13 метров. В начале 1947 года при попытке судоподъёма судно опять погрузилось на дно, вновь было поднято в сентябре 1947 года и получило название «Адмирал Нахимов».


Теплоход «Адмирал Нахимов»

С 1949 по 1957 год «Адмирал Нахимов» проходил капитально-восстановительный ремонт в ГДР.
В течение 29 лет совершал рейсы по Крымско-Кавказской линии.
31 августа 1986 года, выходя из Цемесской бухты, в 23. 12 столкнулся с грузовым теплоходом «Петр Васев». Удар пассажирскому лайнеру был нанесен ниже ватерлинии в два отсека: дизельгенераторный и машинное отделение. Образовалась пробоина примерно в 90 квадратных метров. Через 8 минут судно затонуло. По официальной версии, в результате катастрофы погибло 423 человека (359 пассажиров и 64 члена экипажа). Всего на его борту в этот момент находилось 1243 человека (346 членов экипажа и 897 пассажиров)..

В декабре 1988 года вступил в строй тяжёлый атомный ракетный крейсер (ТАКР) «Калинин», в 1992 году его переименовали в «Адмирал Нахимов». Последний раз выход в море крейсер совершил в 1997 году.


ТАКР «Адмирал Нахимов»

В августе 1999 года ТАКР поставлен на ремонт и модернизацию на завод «Севмаш» в Северодвинске, где находится до настоящего времени. Когда он выйдет из ремонта, одному богу известно....
Как после этого не поверить, что какая-то мистическая тайна преследует корабли, названные именем прославленного адмирала?

О вежливом дне

Хочу продолжить пост Светланы о вежливом дне …
К большому сожалению он незнаком очень многим на Земле-матушке, и, конечно, же господам-американцам, из уходящей администрации во главе с Брако-Бамой.




Думаю, что эта фотография очень красочно говорит о вселенском хамстве этой уходящей камарильи.
Но несбыточные надежды принять их хамство вежливыми людьми России никак у них не получилось.
Их хамство- предыдущие санкции (высылка дипломатов и пр.) были просто проигнорированы Россией, а дети американских дипломатов в Москве были даже приглашены на Кремлевскую елку.
Вот это действительно российская вежливость!
А вежливых людей у нас очень много, и они очень помогли Крыму вернуться домой, в Россию и помогают сейчас и Сирии...

О 28 Героях-панфиловцех и 68 Героях - Ольшанцах

В последнее время в связи с 75 летием подвига 28 героев-панфиловцев в СМИ довольно широко освещалась эта тема.
Опубликованы целый ряд статей а прессе, демонстрировался художественный кинофильм «28 панфиловцев», снятый на народные деньги, на ТК «Звезда» прошла передача «Секретная папка “Панфиловцы. Правда о подвиге» и др.
Опять начали вспоминать доклад Главного военного прокурора ВС СССР генерал-лейтенанта Афанасьева секретарю ВКП(б) А.А. Жданову от 10 мая 1947 года, опубликованный несколько лет назад Государственным архивом России, в выводах которого было сказано, что «...подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати является вымыслом...».
И пользуясь этим, подвергать сомнению сам факт боя панфиловцев у разъезда Дубосеково.
Хотя доклад, по своему содержанию не опровергает этого боя. Просто все «ниспровергатели» этого боя, видимо, внимательно не читали его, а прочли только вывод.
Героический бой в районе Дубосеково 16 ноября 1941 года был и это исторический факт, хотя его обстоятельства и участники боя отличаются от того, что вошло христоматийно в учебники, освещалось средствами массовой пропаганды.
В докладе, например, приведены показания бывшего командира 1075 стрелкового полка Капрова Ильи Васильевича, допрошенного об обстоятельствах боя 28 гвардейцев из дивизии Панфилова у разъезда Дубосеково и обстоятельствах представления их к награде, который рассказал:
«В этот день у разъезда Дубосеково, в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах».
Там же приведены объяснения председателя Нелидовского с/совета Смирновой :
«Бой панфиловской дивизии у нашего села Нелидово и разъезда Дубосеково был 16 ноября 1941г.... Во время этого боя все наши жители, и я тоже в том числе, прятались в убежищах...».
Так что по существу героями- панфиловцами являются не только 28, а по меньшей мере весь состав 4-ой роты 1075-й стрелкового полка 8-ой (Панфиловской) Гвардейской дивизии, которые 16 ноября 1941 года насмерть стояли у разъезда Дубосеково и не пропустили немецкие танки.
После боев 16 ноября от полка численностью около 1500 человек осталось всего около 170 человек.

Но официальной версией подвига панфиловцев стал опубликованный 22 января 1942 года в газете «Красная звезда» очерк военного корреспондента Александра Кривицкого «О 28 павших героях», в котором он описал этот бой, и уже назвал 28 фамилий участников боя.
Была действительно путаница со списком участников этого героического боя, который получил военный корреспондент А. Кривицкий только в конце декабря 1941 года, т.е. более чем через месяц.
Фамилии 28 участников боя, как показал А. Кривицкий, ему уже давал командир 4 роты капитан Гундилович (он был убит в апреле 1942 года), взяв их из какой-то ведомости, как предполагают некоторые историки, чтобы «отцепился» от него назойливый корреспондент (идут бои, личный состав сменился уж несколько раз, а его «трясут» и требуют фамилии).
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года всем 28 гвардейцам, перечисленным этом очерке, было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.
Но вот в 1947 году военной прокуратурой Харьковского гарнизона за измену Родине был арестован Добробабин Иван Евстафьевич, который как выяснилось был одним их 28 панфиловцев, удостоенных звания Героя Советского Союза.
(Однако, как говорит академик Г. Куманев- руководитель Центра военной истории России, лично знавший Добробабина, еще в ходе войны выяснилось, что Добробабин Родине не изменял, был проверен «Смершем» и оправдан, ему вернули звание сержанта. Прошел путь до Вены, награжден орденом Славы 3 степени).
Также выяснилось, что кроме Добробабина в живых остались еще 4 человека, которым было присвоено звание Героя Советского Союза.
Вот в связи с этим, как сказано в докладе Главного военного прокурора, и «возникла необходимость расследовать сами обстоятельства боя 28 гвардейцев из дивизии им. Панфилова, происходившего 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково».
Поэтому не могу согласиться с заявлениями некоторых историков, выпрыгивающих из собственных штанов (например М.Мягкова -директора военно исторического общества и др), что целью Доклада Главного военного прокурора от 10 мая 1948 года была провокация против маршала Г.К.Жукова и его дискредитация, т.к он был лично инициатором представления участников боя к званию Героя Советского Союза и пр.
Это совершенно бездоказательные заявления. К тому же в Докладе указано, что было ходатайство командования Западным фронтом, а не лично Г.К. Жукова,
Далее, к 10 мая 1948 года, к моменту выхода Доклада, Г.К. Жуков уже два года назад - 9 июня 1946 года, после «трофейного дела», как был снят с должности Замминистра ВС СССР и назначен Командующим Одесским военным округом, а 20 января 1948г., т.е за четыре месяца до выхода Доклада, Политбюро приняло постановление «О т. Жукове Г. К. Маршале Советского Союза», и 4 февраля 1948 года он был назначен Командующим Уральским военным округом.
Таким образом, на Г.К. Жукова уже, что называется, «навешали всего, чего могли» и дискредитировать его уже не было необходимости. И притягивать сюда за уши Доклад просто не корректно.
Кроме того, А.А. Жданов, прочтя этот Доклад 17 мая 1948 года (о чем стоит его подпись с датой), дал указание его спрятать. Могу предположить, что он, как умный человек, понял, что героев-панфиловцев было гораздо больше, чем 28, но просто не счел нужным ломать ту хрестоматийность подвига панфиловцев, которая уже сложилась и Доклад был отправлен в Госархив, где и хранился.
Поэтому Доклад не мог сыграть никакой роли для дискредитации Г.К. Жукова.
Отвергая старые мифы, не надо создавать новые мифы. У нас и так в ряде случаев получается не история, а мифология.


Подвиг 28 панфиловцев стал легендой и навечно вошел в нашу историю, а также был первым в истории войны 1941-1945 года, когда присвоили звания Героя Советского Союза сразу одновременно большой группе бойцов за совершенный ими подвиг.

Но за время войны было еще два таких случая:
- Указом Президиума Верховного Совета звания Героя Советского Союза 18 марта 1943 года были удостоены все 25 человек взвода лейтенанта Широнина, уничтожившие в бою под Харьковым 16 танков и бронемашин, огнём из пулемётов уничтожили свыше 100 солдат противника;
- Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 года 55-ти морякам-десантникам присвоены звания Герой Советского Союза. Это были участники Николаевского десанта под командованием старшего лейтенанта Константина Ольшанского.
«Десантом в бессмертие» назовут этот десант.

Вот о нем хочу рассказать более подробно.Кроме того, с городом Николаевым у меня связано многое в жизни.
В операции по освобождению города Николаева, которая была запланирована на конец марта 1944 года в помощь наступательным войскам было решено высадить морской десант.
Десант был сформирован из моряков 384-го Отдельного батальона морской пехоты Черноморского флота, которым командовал майор Федор Котанов.
В соответствии с боевым приказом командира 384 ОБМП десанту была поставлена задача:
«....высадится десантом в районе элеватора с задачей нарушить боевое управление противника, нанести удар по немецкой обороне с тыла и содействовать частям Красной армии в овладении городом Николаев....»,

Командиром отряда назначен старший лейтенант Константин Федорович Ольшанский. Это был опытный боевой офицер-десантник, награжденный к тому времени двумя орденами: «Александра Невского» и «Красной Звезды». Его заместителем назначен капитан Алексей Головлев, начальником штаба старший лейтенант Григорий Волошко. В состав десанта вошли еще два офицера: младший лейтенант Василий Корда, лейтенант Василий Чумаченко.



Старший лейтенант К.Ф. Ольшанский

Согласно официальной версии в десантный отряд вошли 67 человек, из которых 55 морских пехотинцев из 384 батальона морской пехоты и 12 красноармейцев (саперов) из 1-го гвардейского укрепрайона 3–го Украинского фронта, приданные десантникам буквально в последний момент.
События развивались следующим образом:
25 марта 1944 года около 21.00 во главе с К. Ф. Ольшанским из села Богоявленское, (ныне Октябрьское) на р. Южный Буг, но направлению к Николаевскому элеватору, на 7 старых рассохшихся рыбачьих лодках (байдах), т.к. других просто не нашлось, вышел десант в количестве 67 человек.
Впереди было около 10 км. трудного пути. Был сильный ветер, лодки заливало водой.
Около 01.00 26 марта десантникам удалось скрытно высадиться в полукилометре восточнее портового элеватора, снять часовых. Основной опорный пункт десанта был размещен в двухэтажной конторе "Заготзерно". Все остальные десантники расположились в небольшом здании конторы элеватора и в каменном сарае.
Около 08.00 26 марта они были обнаружены и начался бой десантников с немцами, который продолжался весь день. Положение осложнилось настолько, что К. Ольшанский вынужден был два раза запрашивать артподдержу десанта. В штаб батальона ушли 2 радиограммы:
«Противник атакует. Положение тяжёлое. Прошу дать огонь по квадрату В44А3. Дайте быстро. Ольшанский».
Практически это был вызов огня нашей артиллерии на себя.
После ночной перестрелки, к утру 27 марта, в живых оставалось всего 15 человек. Ольшанский получил ранение, но продолжал командовать десантниками.
27 марта атаки врага возобновилась. Немцы начали использовать огнеметы, зажигательные снаряды, шестиствольные минометы, .дымовые шашки, пытаясь «выкурить» десантников из занимаемых ими зданий. Бросили на десантников танки.
На второй день боев была повреждены рации, погибли оба радиста, и связь со штабом батальона была потеряна.
Командир отряда К.Ф.Ольшанский отправил за линию фронта с донесением старшину 1-й статьи Ю.Е.Лисицына.
Тот, переодевшись в форму, снятую с убитого немца, пересек линию фронта, но подорвался на мине, потерял от взрыва ступню, но несмотря на это все же пробрался к своим.
Была попытка помочь Ольшанцам, отправив десант из ста человек, однако не нашлось плавсредств...
27 марта немцы прямой наводкой из 4-х 76-мм орудий начали вести огонь по зданиям, в которых держали оборону десантники,
Вечером 27 марта погиб командир отряда Константин Ольшанский, который был уже неоднократно ранен.
Командование принял старшина 2-й статьи К.В.Бочкович.
К. В. Бочкович после героического боя был тяжело ранен, но остался жив. После госпиталя снова воевал и погиб в августе 1944 в боях на придунайской земле.
( И вот очень трогательный эпизод, связанный с именем этого героя. Когда после войны дочь К.В. Бочковича выходила замуж, то вместо отца под венец ее вел бывший командир 384 ОБМП, в котором воевал ее отец- Ф.Е. Котанов)



Последнюю - восемнадцатую атаку гитлеровцев оставшиеся десантники отбили 28 марта.

Утром 28 марта 1944 года 61-я гвардейская и 243-я стрелковая дивизии из состава 6-й армии форсировали реку Ингул и с севера ворвались в город Николаев. Одновременно с востока в город вошли части 5-й ударной армии.
С юга в город вступили войска 28-й армии и 2-й гвардейский механизированный корпус.
Город Николаев, находившийся в немецкой оккупации с 16 августа 1941 года, был освобожден. На момент освобождения Николаева в городе осталась примерно треть от довоенной численности населения - всего 65 тысяч жителей.

Когда наши воины 28 марта пришли к месту боя десантников, то перед ними предстала картина боя: обгоревшие тела десантников, не одна сотня трупов противника, уничтоженные десантниками орудия, танки. Здания, в которых держали оборону десантники, были буквально снесены до уровня земли.
Из всего отряда в живых оставалось лишь 12 человек. Каждый из выживших был ранен и обожжен, не могли самостоятельно передвигаться. В течение нескольких последующих суток еще трое из них умерли от ран.

Личности погибших Героев приходилось устанавливать по личным вещам и оружию, если невозможно было узнать в лицо. Все они были обожжены огнемётами
. Например, Ольшанского идентифицировали только по его личному пистолету ТТ.
После этого героического подвига, специальная комиссия провела расследование действий десантников. Были сделаны выводы, о том, что на позиции отряда враг бросил 3 батальона пехоты, два средних танка, четыре 75-миллиметровых орудия, два многоствольных миномета, огнеметы.
В официальном донесении командира батальона майора Ф. Котанова было сказано:
«Отряд старшего лейтенанта Ольшанского за двое суток отразил 18 атак противника, вывел из строя свыше 700 гитлеровцев, уничтожил несколько танков и орудий противника, посеял панику в тылу врага, помешал уничтожению порта и элеватора».

В честь освобождения города Николаева 28 марта 1944 года в Москве прогремел орудийный салют из 20 артиллерийских залпов из 224 орудий.
384-му отдельному батальону морской пехоты приказом Верховного Главнокомандующего присвоено звание «Николаевский».
4 апреля 1944 года останки десантников были преданы земле, на центральной площади Николаева. на высоком берегу Ингула.

О героическом десанте в количестве 67 человек сразу же доложили в Москву, и из Ставки ВГК поступила команда о представлении на них материалов к присвоению звания Героя Советского Союза.
В самом конце марта, начале апреля 1944 года сразу же были подписаны и направлены в Москву наградные листы на представления к званию Героя Советского Союза на К. Ольшанского и на всех 55 моряков-десантников.


Наградной лист на К.Ф. Ольшанского

На списке, представленных к присвоению звания Героя Советского Союза участников Николаевского десанта, начальник штаба 384-го Отдельного батальона морской пехоты Одесской военно-морской базы капитан А. Самарин сделал следующее примечание:
"В список не включены 12 красноармейцев 1-го Гвард. Укреп. района 3-го Украинского фронта, которые действовали в составе десантного отряда".
Это были 12 красноармейцев во главе с сержантом из 1-го гвардейского укрепрайона 3–го Украинского фронта, приданные десантникам буквально в последний момент, но фамилии их просто никто не знал.
Несмотря на многолетние поиски историкам, краеведам, следопытам установить фамилии этих людей так и не удалось, хотя была информация о якобы найденных фамилиях 4 человек, которые могут иметь отношение к десанту, в качестве саперов и радистов.
Вот эти имена:
сержант Русин П.Г.
Капитан Монастырских Б.А.
Старший сержант Самойлов В.С.
Ефрейтор Чекунов Д.М.
Но достоверно не установлено , что они были в составе десанта.
Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении о званий Героя Советского Союза морякам-десантникам вышел 20 апреля 1945 года, т.е практически через год



Как видим, это Указ о присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому, старшинскому и рядовому составу Военно-Морского флота «за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецким захватчиками и проявленную при этом отвагу и геройство», в котором названы фамилии 67 человек (именно столько человек погрузилось на 7 рыбацких лодок и направилось в десант). В нем не указано, что за участие в десанте, не упоминается и Николаев.
Звание Героя Советского Союза присвоено 55 морякам-десантникам из отряда К. Ольшанского и еще 12 воинам (именно такое число красноармейцев включили в десант в последний момент, и фамилии которых до настоящего времени неизвестны), которые в состав десанта не входили.
Но эти 12 человек, включенные в Указ, достойные воины, проявившие свой героизм в других боях.
Взять хотя бы командира 384 батальона Морской пехоты майора Ф. Котанова(под №28 в Указе). Он человек - легенда, воевал еще в составе десантников Цезаря Куникова на Малой земле, возглавлял сводный батальон морской пехоты Черноморского флота на параде Победы. Или воевавшего на Балтике, подводника капитана 3 ранга И.В. Травкина (№53 в Указе), подполковника Усачева Ф.А.(№56 в Указе), чьи имена мы находим в Указе от 20 апреля 1945 года и еще другие 8 фамилий.
Существует предположение, что поскольку было направлено 55 представлений на присвоение звания Героя Советского Союза, то Москва затребовала, а где еще 12 человек? Так как в первоначальной информации о десанте, которая сразу прошла в Москву, в Ставку ВГК, было указано количество десантников — 67. Но сообщить фамилии этих 12 человек командование батальона десантников не могло, т.к. не знало их.

Вот тогда, видимо, в Москве, в Наркомате ВМФ и стали добавлять представления к званию еще на 12 достойных людей, но не принимавших участие в десанте Ольшанского, что и привело к такой задержке выхода Указа. И название самого Указа также сделали более общим, а не за участие в десанте.
По представлению Николаевского обкома партии проводник десантного отряда молодой рыбак А.И.Андреев был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года.
Как выяснили много лет спустя историки и краеведы, перед самой посадкой десантников в лодки к ним присоединился молодой парень из местных рыбаков А.И.Андреев, который вызвался быть проводником.
Таким образом десантников вместе с проводником стало 68.
Участник этого героического десанта, оставшийся в живых- Н.Я. Медведев написал книгу «Нас было 68»....
Но в ней почему-то не упомянуто ни одной фамилии из 12 красноармейцев, вошедших в десант и того, как они действовали ....
Все эти годы краеведы и историки занимались сбором материалов по «Десанту в беcсмертие», как стали называть этот героический десант.
77 лет прошло после окончания войны, но вопрос, кто эти 12 красноармейцев-саперов, приданные десанту, остается открытым.

Николаевский краевед В.Касьяновский, много лет занимающийся поиском материалов по Героям-Ольшанцам, как и ряд других, утверждает, что десантников, высадившихся в Николаевском порту и принявших бой, было 56 человек, вместе с проводником.
Как ему удалось установить, после того как рассохшиеся лодки стали сильно наполняться водой и чуть было не тонуть, то в районе Сиверсова маяка командир десанта приказал подойти к берегу и высадил всех 12 красноармейцев, чтобы хоть как-то облегчить лодки. Проводник остался с десантом. Таким образом, по его мнению в десанте осталось 56 человек (вместе с проводником).

Версию В. Касъяновского подтверждает и Василий Ильич Дитяткин, участник боев за Николаев в 1941г., Григорьевского десанта под Одессой, обороны Севастополя, боев на Малой земле.
С мая 1943 г. и до конца войны он воевал в составе 384-го отдельного батальона морской пехоты, участвовал во всех десантных операциях батальона, за исключением десанта отряда К. Ольшанского, участвовать в котором качестве командира одной из штурмовых групп, ему помешала травма ноги, полученная уже в момент посадки десанта в лодки.
Одно перечисление боевых действий, в которых участвовал этот человек, вызывает уважение к нему.
Он пишет, что «молчал 30 лет, но когда увидел, что о десанте стали писать всякие небылицы, молчат и оставшиеся в живых и не только молчат, но своими выступлениями и периодическими статьями в печать еще больше запутывают этот вопрос» решил послать письма Ф.Котанову, в Музей Ольшанцев в Николаеве, в редакцию «Красной звезды», чтобы рассказать о десанте то, чему был непосредственный свидетель.
Привожу, в некотором сокращении то, о чем рассказал В.И. Дитяткин в своих письмах в 1975 году.

24 марта, в 21.00 отряд моряков, около 170 человек, под командованием К.Ф. Ольшанского подошел к причалу села Богоявленское для посадки на десантные плавсредства, которые подогнали к пристани армейцы понтонного подразделения 28-ой армии в количестве 14 человек, Это были мостовые понтоны.
Однако, они оказались не приспособлены для перевозки людей, плохо управлялись, с них трудно было грести, не обладали достаточной остойчивостью. В результате один за другим три понтона с десантниками, едва отойдя от причала перевернулись, и личный состав оказался в воде. По этой причине дальнейшую погрузку и выход десанта 24 марта отменили.
Когда перевернулся понтон c его штурмовой группой, то Дитяткин получил серьезную травму ноги, после чего Ольшанский приказал ему остаться и передать командование штурмовой группы Кириллу Бочковичу.
25 марта понтонеры пригнали в Богоявленское 7 рыбацких лодок-байд. Они были в плохом состоянии, 5 из них пришлось срочно ремонтировать и конопатить. Помогали в этой работе 14 армейцев во главе с сержантом. Вечером началась погрузка десанта.
Для десанта Ольшанский из 170 моряков отобрал 60 человек для первой волны десанта. Остальные должны были идти во второй волне.
По замыслу командования, чтобы сэкономить силы бойцов-десантников на лодках должны были пойти в качестве гребцов армейские понтонеры.
Они же должны были доставить лодки назад, для погрузки второй волны десанта.
Вечером 25 марта Дитяткин был на причале и
видел погрузку и отход десанта своими глазами.



Вот может быть так, как на этой фотографии, стояли на причале перед посадкой в лодки и десантники отряда К. Ольшанского

На причале по его словам еще находились:
Начальник штаба батальона капитан Самарин, зам. командира по политчасти майор Аряшев и командир 1 роты лейтенант Михайловский, который должен был идти командиром второго эшелона десанта.
Первыми сели в байды, как гребцы, 13 солдат и один сержант,
После загрузки лодок в них поместилось 53 десантника и 14 гребцов, и больше не было возможности возможности разместить хотя бы одного человека.
Тогда Ольшанский подошел к оставшимся и стоящим возле причала 7 морякам и спросил: "Еще двое, кто пойдет? Но с условием – на веслах". Все семь сделали шаг вперед. Он выбрал из них двух человек - Дермановского и Коновалова, сняв на одной байде 2-х армейских гребцов, приказал десантникам занять места этих гребцов.
Для облегчения лодок станковый пулемет был заменен ручным, вместо трех ружей ПТР смогли взять только два.
Таким образом, в лодках оказалось 55 десантников и 12 гребцов.

В пути, в 2-х километрах от села Богоявленское, у Сиверсова маяка, в одной из лодок проломилось днище, а две стали быстро наполнятся водой.
Ольшанский вынужден был повернуть к берегу, провести перегруппировку,
снять 12 армейских гребцов с лодок, чтобы разместить 55 десантников на оставшихся шести байдах.
(Что эта версия Дитяткина достоверна говорит и факт радиообмена между радистом десантного отряда и 384 ОБМП 25 марта 1944г.
Вот сообщение радиста отряда:
«21.20 Невозможно идти- заливает лодки
21.55 Невозможно идти -тонем»).\

Вот почему не возвратилась за вторым эшелоном лодки с гребцами и не было второго эшелона десанта. Вот почему, по его словам, идут бесполезные поиски 12-ти саперов-понтонеров, ушедших в десант.

Далее он пишет:
- «...с группой разведчиков и оставшимися на причале бойцами, не ушедшими в десант, 28 марта был на месте боя и до вечера отыскивали и распознавали своих друзей. Своего друга-Владимира Очаленко я узнал по немецкому пистолету, который ему подарил. Опознавали десантников по оружию, портсигарам, по матроским поясным ремням и бляхам, если невозможно было узнать лицо.
И тот кто там нашел хотя бы осколок медали, тот извините меня, врет, не зная нерушимого закона любого тактического десанта и десантника. Все документы, награды (ордена и медали), письма, погоны сдаются перед выходом в десант. И это положение было строго обязательным для любого, идущего в тыл противника.
Я до сегодняшнего дня могу рассказать, где находилось большинство погибших. И поверьте мне, среди убитых мы не встречали солдат или неопознанных офицеров. И что в тот день было для нас странным, что никто из представителей армии на место боя не искал своих погибших. Не было представителей армии и на похоронах.
Если бы в десанте погибли солдаты армии, то я уверен, что их искали бы на месте боя и обязательно присутствовали бы на похоронах представители армейской части.
Значит 12 человек армейцев, снятых с лодок, в 2-х километрах от Богоявленска, благополучно возвратились в свою часть и о них никто не проявлял беспокойства».

Но в отношении проводника Андреева рассказ Дитяткина не соответствует версии историков и краеведов, по которой этот проводник был взят в десант в самый последний момент и погиб с десантом. Вот что он пишет относительно проводника:
« ..Андреева, как бы взятого проводником в десант, среди них не было. Во-первых, в десант никогда не взяли бы непроверенного человека...,
Во-вторых, Валентин Ходарев на заводе им. 61 коммунара строил, а потом и служил на эсминце «Сообразительный», проводил заводские испытания корабля, а все это происходило вокруг Николаева по фарватеру Буга. В десанте было около 10 уроженцев Николаева, кто хорошо ориентировался на местности. Потому необходимости в проводнике просто не было.....
...Я прекрасно помню и несу полную ответственность за каждое здесь написанное слово...».
Но Дитяткин упоминает о том, что еще 21 марта, когда их батальон наступал на село Богоявленское, то провести их по минному полю у Широкой балки взялся житель этого села, молодой парень, не старше 25 лет, как говорили рыбак, который утверждал, что видел и запомнил место, где немцы произвели постановку мин, и приблизительно знает проход через минное поле. Но при проходе батальона через минное поле проводник сам погиб на нем. Может быть, по мнению Дитяткина, это и был проводник Андреев, которого впоследствии стали считать проводником десанта Ольшанского. (Так что Андреев заслуженно получил звание Героя-sad39)
В бою за село Богоявленское, по словам Дитяткина, «...Константин Ольшанский получил пулевое ранение. После того, как я с Владимиром Очаленко сделали ему перевязку, он просил нас никому не говорить о том, что ранен...».
Об этом до письма Дитяткина не было никому известно.
Значит К. Ольшанский пошел в десант, будучи раненым?! Вот мужество человека-воина!
Что касается радистов и саперов, то то вот его слова:
- «...какой командир будет брать в десант чужого радиста, в отряде были два отличных радиста Григорий Ковтун и Александр Лютый и были саперы: Тищенко, Недогибченко, Осипов, поэтому надобности брать в отряд радистов и саперов со стороны не было никакой необходимости...”.
О четырех человеках, фамилии которых были установлены позднее и которых относят к возможным участникам десанта в качестве саперов и радистов, Дитяткин считает, что, возможно, они были участниками двух корректировочных групп связи, проникшими на окраины Николаева перед наступлением наших войск и погибшими в период 24-25 мая, которых после освобождения города искали армейцы.
Вот такой рассказ бывшего морского пехотинца 384 ОБМП, участника многих десантных операций В.И. Дитяткина, который, как видим, не во всем соответствует официально принятой версии по числу участников этого десанта.
Здесь, как и с 28 героями-панфиловцами, получилось некоторое расхождение христоматийно сложившейся легенды об этом десанте с имевшими место фактическими событиями.
Но глубинная память истории не в том, сколько десантников было на самом деле - шестьдесят восемь или пятьдесят пять, а в том что подвиг этих людей стал святой легендой.

7 ноября 1946 года на месте захоронения десантников был открыт памятник Героям-Ольшанцам (Скульптор А.М. Измалков).
Я был на открытии этого памятника, поскольку жил в Николаеве с мая 1944 года по 1950 год, пока не поступил в Рижское Нахимовское училище
В Николаеве мы с мамой оказались, приехав из Тюмени, где были в эвакуации, попав туда весной 1942 года, пережив первую блокадную зиму в Ленинграде.
Николаев - город моего детства, который остался в моем сердце навсегда. Здесь начал, что называется, ощущать себя человеком, пошел в школу, у меня появился первый настоящий друг, началась вполне осознанная жизнь мальчишки.
И память об Героях-Ольшанцах - это память моего послевоенного детства.

У нас мальчишек подвиг этих героев, о котором так иного говорилось в ту пору, вызывал ребячье поклонение. Мы часто играли в Ольшанцев, разбиваясь на две группы - десантников и немцев, и «сражались» до синяков в разрушенных николаевских домах, которых в городе в то время было очень много. Самое трудное было разделиться на две группы, ведь никто не хотел изображать фашистов.
Бегали в порт, к развалинам тех зданий, где Ольшанцы держали бой, пока туда не закрыли проход.
В развалинах николаевских домов часто находили исковерканное оружие, патроны, иногда неразорвавшиеся гранаты.
Потом патроны бросались в костер и начиналась “стрельба”, от которой еле успевали прятаться за разрушенными стенами.
До сих пор я удивляюсь, как мы, 6-7 летние мальчишки, мотались по всему городу в поисках «приключений».
Это, видимо, тоже были отзвуки войны, когда мы быстро взрослели и считали себя самостоятельными.
На открытии памятника Ольшанцам было такое множество людей, что казалось пришел весь город поклониться памяти Героев-Ольшанцев.
Он открывался как Памятник «67 Десантникам» и стал священным местом для Николаевцев.
Очень запомнилась еще одна история, связанная с тем послевоенным временем в Николаеве.
Вскоре после окончания войны, осенью 1945 года в Николаеве состоялся суд над предателями-полицаями, признанными виновными в совершенных ими преступлениях против своего народа. Они были повешены.
Это страшное действо мне, как и многим другим николаевским мальчишкам довелось видеть.
Помню запруженную людьми всю главную улицу города - Советскую,где на пересечении ее с улицей Херсонской была установлена виселица для этих предателей-полицаев.
Мы мальчишки, взобравшись на ажурные металлические фонарные мачты, стоящие в ту пору на Советской, наблюдали это жуткое действо....
Как подъехали к виселице два студебеккера, со стоящими в них людьми, им набросили на шею петли, машины отъехали…..
А потом детское любопытство побеждало страх перед висящими на веревках несколько дней телами этих людей, мы прибегали туда и издалека рассматривали их, конечно, считая, что так и им нужно -этим предателям.
Нас не смущало это жестокое зрелище, мы, наверное, тоже тогда были жестокими, и нас тогда такими сделала война.
Но прошло некоторое время, и наши детские сердца постепенно отогревались.
И вот мы с моим другом Шуркой Селивановым приносим из дома кое-какую еду, а иногда и несколько раздобытых папирос пленным немцам, которые работали тогда на стройке, в начале улицы 1 Слободской. Там впоследствии открылся Строительный техникум.
У нас уже не было на них злобы, что они были немцы, пришли на нашу землю и лишили нас с Шуркой отцов. Они казались нам хорошими и добрыми людьми, очень смешно пытающимися говорить по русски, показывали нам фотографии своих детей, дарили разные безделушки, сделанные ими.
Недаром говорят, что время все лечит, и ребячьи раны и обиды тоже...

В тридцатую годовщину освобождения Николаева от немецко-фашистских захватчиков 28 марта 1974 года состоялось торжественное открытие нового Памятника-Мемориала легендарному десанту, уже «68 Десантникам», но его авторы сохранили первоначальный замысел первого автора памятника- А.М. Измалкова. Был зажжен Вечный огонь.



Памятник Героям - Ольшанцам



Вечный огонь у места захоронения Героев-Ольшанцев

Около Вечного огня установили пост №1, где несли почетную вахту учащиеся школ города.
Памятники и памятные знаки установлены в целом ряде других мест Николаевщины.



Памятник Героям-Ольшанцам в селе Богоявленское

Николаевцы бережно хранят память о Героях.
Все оставшиися в живых Герои-Ольшанцы стали почетными гражданами г. Николаева.
В Николаевской области один из поселков назван «Ольшанское».
В г. Николаеве открыт Музей боевой славы Ольшанцев, создана диорама «Ольшанцы».
Именем К. Ольшанского был назван большой десантный корабль ЧФ.
В честь подвига названа малая планета 2310 Ольшания (Olshaniya), которая была открыта 26 сентября 1974 г. в Крымской астрофизической обсерватории.
Периодически приезжал в Николаев. Всегда с замиранием сердца ходил по знакомым с детства местам.
Последний раз побывал в Николаеве в 2010 году. Приходил к Мемориалу поклониться памяти Героев. Вечный огонь горел и пост №1 стоял.
Когда в 2014 году начались в Незалежной события на майдане, то Николаевцы, защищая Мемориал, разбили палаточный лагерь рядом с ним, чтобы предотвратить ожидаемое нападение со стороны бандеровцев.
Мэр города Юрий Гранатуров тогда официально заявил, что он готов сдать мандат, если потребуется, и идти защищать памятник вместе с народом.

К сожалению в конце 2014 года вечный огонь был потушен.
Но воздвигнутый Мемориал «68 Десантникам», надеюсь, остается для Николаевцев священным местом и сейчас.


.

С некоторых пор боюсь включать утюг...

С некоторых пор боюсь включать утюг, хожу в «мятых» штанах... ....
Почему?
А вдруг и из утюга послышится, как из телевизора или радио:
- «...продолжаются акции протеста в США против Дональда Трампа, победившего на президентских выборах...», «...мир на грани войны...», «...Россия и США на грани серьезного вооруженного конфликта...», «...бои в Сирии, Алеппо, боевики обстреливает гумкоридоры...”, «...Российские самолеты строго соблюдают гуманитарную паузу и не наносят ударов по Алеппо...», «боевики вновь заняли Пальмиру», «...удары по городским кварталам Мосула выполнили стратегические бомбардировщики В-52Н...», «...силовики Украины обстреливают Донецк...», «хакеры атакуют банки России», «России объявлена информационная война», «...очередной, 60-десятый по счету гумконвой прибыл в ДНР с 400 тоннами продуктов, медикаментов...», «..идет полноценная гибридная война с Россией..», «...характер глобальных противоречий сейчас значительно превосходит те причины, которые вызвали Первую и Вторую Мировые войны...», а на канале Ren TV - сплошная «территория заблуждений» господина Прокопенко (правда успевающем почему-то и рекламировать свои книги, используя отведенное ему время на передачу), а также повествования о грядущем климатическом или другом апокалипсисе на планете и пр. пр.
Ну все! Совсем как у Зощенко: «....Запасайтесь граждане гробами!»
Масла в огонь добавил и Президент России В.В. Путин на Валдайском форуме, сказав следующее : «....будущее, к огромному нашему сожалению, чаще всего кажется смутным и мрачным. Будущее не зовет, оно пугает....».
Будет война или нет, это, как говорят, науке не известно, но при такой «борьбе за мир» от него уж точно может камня на камне не остаться.
«Дежурные» политологи, функционеры всех мастей, думцы и совфедовцы (во главе с Жириновским, Клинцевичем, Станкевичем и др.), перебегая с одного телеканала на другой, не успевают друг друга перекричать, нагнетают обстановку, и во всех наших бедах и трудностях, начиная с загаженного подъезда дома, заканчивая выступлениями людей, не во всем согласных с политикой и действиями власти, видят происки «вашингтонского обкома». Призывают народ «сплотиться», «напрячься», «дать отпор проискам...» и пр. пр.
(Правда очень интересно «напрягается» в свободное от таких столов время сенатор Ф.Клинцевич. Отдыхая под новый 1916 год в реабилитационном центре «Русь», в Президентском люксе, он так «напрягся», что не заплатил за отдых порядка 285 тыс. руб. Эти деньги с него пытаются взыскать в соответствии с решением Рузского районного суда. Но «бедный» сенатор решил обжаловать это решение, утверждая, что это происки против его).
А наших думцев похоже вопросы своего личного благополучия волнуют гораздо больше, чем финансовые и экономически трудности государства.
Как очень правильно отметила блогер Светлана в своей статье «Как умирает вера», размещенной в блоге 09.12. 2016, что в это не простое для людей время, депутаты-думцы, абсолютно потерявшие совесть (на мой взгляд они ее никогда и не имели), голосуют за увеличение штата и зарплаты своих помощников, а также за увеличение финансовой поддержки политических партий, что потребует дополнительного финансирования еще около 7 млр.руб, а бывшие депутаты, видимо, из из числа «уря-патриотов», отказываются освобождать служебные квартиры.
А как «напрягались» целый ряд губернаторов, ряд высших чинов МВД, Министр Улюкаев и многие другие, беря миллионные взятки.. ?!
Коррупция чиновников разъедает государство, которое управляется сейчас нашим Президентом в «ручном режиме».
Как сказал один политолог: «Мне кажется, в России нет политики — везде один Путин, поэтому обсуждать что-то серьезное — значит, говорить о Путине».
Но хорошо, слава богу, что это Президент- В.В. Путин. А если, например, придет другой, и вместо решения важнейших государственных проблем начнет опять менять названия полиции на милицию, изменять часовые пояса, вводить зимнее и летнее время, создавать очередное Сколково или Осколково и пр.?
Главным критерием истинности стало считаться соответствие того или или факта или события интересам России. Иными словами, если даже какое-то заявление или событие лживо, и это доказано, но оно нужно в высших интересах, то значит это - истина. А если ты с этим не согласен, и имеешь свое мнение, то значит ты не патриот. Сама патриотическая риторика особенно активно используется проходимцами - аля- патриотами всех мастей для выстраивания личной карьеры.
Все, в то числе и наши высшие руководители, сетуют на отсутствие общероссийской объединяющей идеи, предлагают в качестве ее - «общероссийский патриотизм», говорят, что у нас нет никакой и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма.
Простите, а как тогда понимать Статью 13 Конституции РФ, где записано:
- «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».
Как можно наше все национальное духовное богатство свести к одной идее?
Единственной общероссийской, объединяющей нас всех идеей, должна быть Конституция РФ, и которую должны чтить, как святыню, все мы.
Вот что сказано в преамбуле Конституции РФ:
«Мы, многонациональный народ Российской Федерации......, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы,стремясь обеспечить благополучие и процветание России, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы,стремясь обеспечить благополучие и процветание России,исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями,сознавая себя частью мирового сообщества,принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Что еще надо, какой спрашивается «объединяющей» идеи нам не хватает?
Конституция РФ всех нас объединяет! Здесь и патриотизм и духовные скрепы и преемственность поколений и пр. пр.

Но у нас так повелось, что Конституция, как и принимаемые законы, живут сами по себе, а мы сами по себе. Думцы пекут по 140 законов в день (это ведь на грани законодательного помешательства), которые никто не выполняет, и предлагают в качестве законодательных актов все, что только выдумало их больное воображение, лишь бы их их «бурная» деятельность была замечена.
Вот один депутат очень озабоченный нашим душевным здоровьем, особенно детей, «сподобился» и продвигает поправки в закон о СМИ, которые передвигают демонстрацию на телевидении боевиков и триллеров, содержащих сцены насилия, на ночные часы.
А это значит, что фильмы о войне, исторические фильмы, с показом различных сражений и пр.пр., могут нам теперь демонстрировать только глубокой ночью. Там ведь тоже сцены насилия...
Ну просто прелесть наши думцы!
Все сравнивают сложившуюся сейчас ситуацию с началом
60-х годов (период Карибского и Берлинского кризисов), когда мир был на гране войны, и твердят о том, что ситуация сегодня еще более усугубляется из-за того, что противостоящие стороны располагают более обширным и совершенным ядерным арсеналом и высокоточным оружием.
Но не надо забывать, что в ту пору вместе с СССР был целый социалистический лагерь - мощное военно-политическое объединение, скрепленное Варшавским договором 1955г.
Численность Объединенных Вооруженных сил стран Варшавского договора составляла более 7.5 млн. чел. Мощные группировки советских войск (в том числе и с ядерным оружием) располагались практически по всей Европе.
Одни многочисленные танковые соединения в Группе советских войск в Германии ( более 7500 танков) приводили в трепет весь Запад.
В Средиземном море постоянно осуществляла свое присутствие 5-я Оперативная эскадра ВМФ, созданная в июне 1967 года, сразу после окончания арабо-израильской Шестидневной войны (5-10 июня 1967 года) на Ближнем Востоке, между Израилем с одной стороны и Египтом, Сирией, Ираком, Иорданией и Алжиром с другой .
В 1971 году Правительством Сирии в распоряжение ВМФ СССР была предоставлена морская база в городе Тартус.
База в Тартусе создавалась для обеспечения действий флота в Средиземном море — в первую очередь ремонта и снабжения кораблей и судов 5‑ой Оперативной эскадры.
Рядом военных специалистов и экспертов считается, что создание 5-й оперативной эскадры исключило участие на стороне Израиля в Шестидневной войне 6-го флота ВМС США, одновременно став сдерживающим фактором для любых недружественных акций против СССР и его союзников на Средиземном море.
ВВС Израиля 5 июня 1967 года за несколько часов уничтожили ВВС арабской коалиции, после чего Израиль в течение 6 дней одержал победу над оставшимися без воздушной поддержки арабскими армиями, практически полностью их разгромив.
СССР рассматривал этот военный конфликт исключительно как проявление конфронтации арабского национально-освободительного движениям с империализмом. Израиль считался нами прямым пособником империализма.
Сколько же раз уже возникало разных внешнеполитических коллизий, связанных с Сирией, когда СССР приходил ей на помощь?
Вспомним немного историю отношений СССР и Сирии.
В феврале 1946 г., когда Совет Безопасности рассматривал просьбу правительства Сирии о выводе с её территории английских и французских войск, то только СССР выступил в защиту Сирии, что помогло этой стране обрести независимость.
Следующий раз СССР встал на защиту Сирии в 1957 году, когда США задумали планы свержения сирийского правительства,
18 октября 1957 г. было опубликовано заявление ТАСС:
- «Ни у кого не должно быть сомнения, что в случае нападения на Сирию Советский Союз, руководствуясь целями и принципами Устава ООН и интересами своей безопасности, примет все необходимые меры к тому, чтобы оказать помощь жертве агрессии».
Началась переброска советских войск в Закавказский военный округ, командующим которого был назначен заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза
К. К.Рокоссовский.
После таких действий СССР обстановка разрядилась.
Шестидневная война 1967 года была остановлена также благодаря вмешательству СССР.
10 июня 1967 г. СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем и объявил, что если Израиль не прекратит военные действия, то Советский Союз «не остановится перед принятием мер военного характера».
10 июня военные действия были прекращены.
После жестокого поражения Сирии в Шестидневной войне Советский Союз стал усиленно модернизировать потрепанную сирийскую армию.
СССР постоянно оказывал Сирии громадную военную и экономическую помощь.
В 1973 г. началась Четвёртая арабо-израильская война - «война Судного дня». Назревавшая катастрофа на Сирийском фронте (особенно значительные потери авиационной техники и наземных средств ПВО) заставила президента Хафеза Асада в очередной раз запросить срочной помощи у Москвы. Был организован воздушный мост, по которому в Сирию и Египет хлынул поток вооружений и боеприпасов из Советского Союза.
24 октября 1973 г. советское руководство предупредило «о самых тяжелых последствиях», которые ожидают Израиль в случае его «агрессивных действий против Египта и Сирии».
И опять благодаря нашему, но совместно с США, которые тогда еще прислушивались к мнению СССР, вмешательству война была остановлена.
В 1982 году, во время Ливанской войны, СССР вновь встал на защиту Сирии. В Сирию был отправлен советский военный контингент, имеющий зенитно-ракетные части, подразделения радиоэлектронной борьбы. Общая численность воинского контингента составила около 8 тысяч человек.
После того, когда в феврале 1984 г., Многонациональные силы (состоящие из войск США, Франции, Италии) покинули Ливан, в июле из Сирии были выведены и советские войска.
Таким образом, мы видим, что пока СССР был силен, и существовал Варшавский договор, то Запад, в том числе и США, к мнению СССР прислушивались, все наши защитные внешнеполитические акции в отношении Сирии имели успех.
Не оставался в стороне от событий в Сирии и ВМФ СССР и прежде всего 5 Оперативная эскадра ВМФ, о которой было упомянуто выше.
Вот только некоторые эпизоды, связанные с Сирией, произошедшие в недалеком прошлом, которые могли бы привести к серьезному конфликту в мире, и которые относятся к действиям ВМФ СССР.
В марте-апреле 1968 года на боевой службе в Средиземном море находилась атомная подводная лодка с крылатыми ракетами (пларк) Северного флота К-172 (проект 675). Подводные лодки этого проекта имели 8 пусковых контейнеров с крылатыми ракетами П-6. Подводники называли лодки этого проекта «раскладушками». Старт ракет производился с надводного положения. Ракеты оснащены ядерными боеголовками. Командиром пларк К-172 был капитан 1 ранга Н. Шашков.
Вот что рассказал ныне вице-адмирал в отставке Н. Шашков:
«Перед выходом на боевую службу я получил устное распоряжение Главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота Советского Союза С.Г.Горшкова: "Быть готовым к нанесению ракетного удара по побережью Израиля". Разумеется, если бы американцы и израильтяне начали высадку десанта на побережье дружественной нам Сирии. У берегов Сирии и была моя позиция. Меня очень сковывала дальность полета моих ракет. Она не превышала шестисот километров, поэтому мне пришлось "елозить", как говорят подводники, в опасной близости от американских авианосцев. А их было три: "Америка ", "Форрестол " и "Энтерпрайз". А в эскорте у каждого - ни много ни мало 20-30 кораблей …
...Я прекрасно понимал весь риск нашего, так сказать, предприятия. Но на войне как на войне. Рискуешь каждый день, а под водой, с двумя атомными реакторами, с двумя десятками торпед и восьмью ракетами под боком, рискуешь ежечасно, если не ежеминутно. Мы военные люди - мы присягали выполнять любые приказы партии и правительства, даже если они связаны с угрозой собственной жизни...
Вы думаете, американцы не вели себя точно так же? Я могу назвать вам фамилии командиров американских атомоходов, которые держали под прицелом Москву или промышленные районы Урала. Им тоже могла выпасть честь, а точнее сказать, несчастье - начать третью мировую. ”
К счастью приказ из Москвы не поступил...., и ракеты в ядерном оснащении не были выпущены по побережью Израиля.
Здесь непонятно одно. Прошел почти год после окончания Шестидневной войны, никаких активных боевых действий уже не велось. Сирия потерпела сокрушительное поражение, но главной темой советской внешнеполитической пропаганды оставалась агрессивная политика Израиля, представлявшая якобы главную угрозу всеобщему миру и безопасности народов.
(Пройдет время и мы увидим, что в 1999 году Израиль резко осудил агрессию НАТО против Югославии, сейчас поддерживает Россию в борьбе с исламским терроризмом. Он оказался одним из двух союзников США (вторым была Южная Корея), который не ввел никаких санкций против России в связи с событиями на Украине).
О каком совместном американо-израильском десанте на побережье Сирии можно было тогда говорить? Что могли натворить наши верховные руководители СССР, уму непостижимо?!
Кроме того, на самой пл К-172 произошел очень серьезный инцидент.
Во время этого плавания произошло загрязнение отсеков подводной лодки металлической ртутью. Это привело к массовому отравлению парами ртути членов экипажа, который практически стал находиться в полуобморочном состоянии.
Первые пострадавшие появились на 11 сутки плавания. Люди начали терять аппетит, слабели физически. У многих появилась рвота, кое-кто стал терять сознание. Интоксикации подвергся весь практически экипаж за исключением шести человек.
Лодке даже пришлось всплыть в точке 3, у берегов Туниса, и эвакуировать на плавбазу особо тяжело больных.
Теперь о втором эпизоде.
В октябре 1973 года между Израилем и другими странами ближневосточного региона разгорелась новая война. За несколько дней израильские войска продвинулись в глубь сирийской территории, захватив на Голанских высотах территорию, площадь которой составляла более тридцати квадратных километров.
Советский Союз не был сторонним наблюдателем. Он не только помогал Сирии, но и готов был вмешаться в конфликт.
Планировалась даже морская десантная операция в Латакии, которую должна была провести 5 Оперативная эскадра ВМФ.
Вот что вспоминает адмирал И.М. Капитанец, в то время заместитель командира 5-й эскадры ВМФ:
- «Я был назначен командиром сил высадки. Десант мы должны были высаживать в случае падения Голанских высот и возникновения непосредственной опасности для Латакии.
Команда на десантирование могла последовать в любую минуту, напряжение было очень велико…»
Опять же к счастью, советский десант не состоялся и СССР не ввязался в крупный военный конфликт.
Так что история наших отношений и Сирией полна весьма драматических моментов.
1 июля 1991 г. в Праге был подписан Болгарией, Венгрией, Польшей, Румынией, СССР и Чехословакией Протокол о полном прекращении действия Варшавского договора 1955 г.
Сейчас же нет уже и СССР и соцлагеря, все советские войска Западной группы войск к августу 1994г были выведены и стран бывшего соцлагеря.
Как выводились войска это отдельная тема, позорная для наших бывших руководителей С. Горбачева и Б. Ельцина, спешивших в угоду руководителям Германии и других стран быстрее вывести наши войска. Это было настоящее предательство. Войска выводились по сути в «чистое поле», поскольку в СССР для их размещения не было подготовлено никакой инфраструктуры, ни военных городков, ни квартир для семей военнослужащих и служащих. А ведь только из Германии было выведено более 330 тысяч военнослужащих.
После распада СССР, в декабре 1992 года 5 Оперативная эскадра ВМФ расформирована.
Прекратили существование единые Вооруженные силы СССР. Начался парад суверенитетов.
Россия растеряла всех своих былых союзников, которые поддерживали бы ее во всех внешнеполитических акциях и нам приходится теперь надеяться только на себя.
Сколько у нас осталось союзников можно увидеть из состава Евразийского экономического союза (ЕАЭС): Армения, Белоруссия, Казахстан и Киргизия и организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ): те же страны плюс Таджикистан.
Насколько серьезно могут рассматриваться нами эти «союзники» показал тот факт, что ни одна из этих стран не присоединилась к России в признании независимости Абхазии и Южной Осетии, а о Крыме и говорить нечего... Не проявляют они особой активности сейчас и сейчас, в связи с событиями в Сирии.
Российский Император Александр III говорил:
"Во всем свете у нас только два верных союзника — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас».
За этими словами Александра III стоит, видимо, горький опыт России XIX века, что каждый раз, когда она принимала участие в борьбе каких-либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии об этом только сожалеть.
Александр I спас Европу от Наполеона I, и следствием этого явилось создание на западных границах Российской империи Германии и Австро-Венгрии, противостоящих России.
Николай I послал Русскую армию в Венгрию для подавления революции 1848 г. и восстановления династии Габсбургов на венгерском престоле, а в благодарность за эту услугу император Франц-Иосиф потребовал себе политических компенсаций за свое невмешательство во время Крымской войны и пр.пр.
Прошли лихие 90-годы. Россия медленно, но неуклонно пытается восстанавливать свое былое влияние в мире, начинает что называется «сердиться», когда ей пытаются диктовать свои условия страны Запада и прежде всего США.
Здесь уместно вспомнить слова последнего канцлера Российской империи А.М. Горчакова:
«...Говорят, что Россия сердится. Нет, Россия не сердится, Россия сосредотачивается....Россия выходит из того положения сдержанности, которое она считала для себя обязательным после Крымской войны 1854-1856гг...»
Россия в 90-е годы и в начале двухтысячных, учитывая свои социально-экономические проблемы, плачевное состояние Вооруженных сил вела себя довольно «сдержанно», но сейчас пришло время, когда она посчитала возможным заявить о себе в полную силу.
15 марта 2011 г. против Сирии началась агрессия террористов.
И вновь Россия оказалась надежным союзником Сирии. С самого начала конфликта Россия осуществляла поставки вооружения, военной техники и боеприпасов.
А затем Россия решила бороться с ИГИЛ уже прямыми военными действиями на территории Сирии.
Как только Россия активно вмешалась в сирийский конфликт она стала для Запада мишенью номер один. В ООН одно за другим принимаются заявления о том что действия Россия в Сирии это преступления против человечности.
30 сентября 2015 г. Россия начала операцию против террористов в Сирии, которая проводятся Воздушно-космическими силами РФ. Участвует в ней и ВМФ России.
По сути сегодня война в Сирии - это схватка двух держав - США и восстанавливающей былое влияние Россией.
Страны Запада, несмотря на все дипломатические усилия полностью игнорируют призывы России вести эту борьбу с ИГИЛ единой коалицией, обвиняя Россию в «военных преступлениях», которые она якобы совершает в Сирии своими военными действиями.
Не хочу проводить никаких параллелей с Афганистаном, но не хотелось бы что бы «влезли» мы в эту войну надолго. А судя по тому, что освобожденная Мальмира вновь была атакована и оказалась в руках у террористов, к этому дело идет. Сирийская армия просто «проспала» продвижение группировки террористов численностью около 4000-5000 человек, вместе с бронетехникой, от Мосула и Ракки к Пальмире.
Уже есть потери и гибель наших людей. Официально признана уже гибель в Сирии двадцати трех россиян, Потеряны (по техническим причинам) два палубных самолета ( Су-33 и Миг-29) с крейсера «Адмирал Кузнецов», но летчики были спасены.
Турецким самолетом сбит наш Су-34 и в воздухе расстрелян террористами спускавшийся на парашюте летчик. Совсем недавно был нанесен удар по российскому полевому госпиталю в Алеппо. Погибли две медсестры и тяжело был ранен военврач.
Помнится, что когда была начата эта операция, то СМИ нам сообщали, что никаких дополнительных затрат Минобороны России на ее проведение не потребуется, поскольку эти затраты как бы перераспределяются с затратами на военные учения, которые проводит Минобороны России.

Трудно поверить в эти указанные затраты, слушая сообщения о таких довольно широкомасштабных военных действиях наших ВКС, гуманитарных операциях, проводимые Россией в Сирии, о внушительном и все возрастающем контингенте наших военных и военной техники, находящегося там, включая зенитные ракетные комплексы С-400 и пр. Только объем доставляемых грузов нашим частям, по заявлению Министра обороны России С.К. Шойгу, составляет в среднем 2000 тонн в сутки. А масштаб военных действий все нарастает. Специалисты НАТО российскую систему доставки материальных средств в Сирию назвали "сирийским экспрессом".
За время операции в Сирии Минобороны РФ доставило российской группировке уже более 710 тысяч тонн грузов.
В Средиземном море находится практически все ядро надводных кораблей ВМФ России, во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов» и атомным крейсером «Петр Великий».
Уничтожать террористов ИГИЛ и всяких других организаций нужно везде и всюду- это не подлежит сомнению! Но у нас и в России их еще достаточно, о чем говорят последние сообщения о раскрытии террористических и экстремистских групп в Москве и С. Петербурге.
Нельзя постоянно ориентироваться только на внешнюю угрозу, как источник развития государства, это абсолютно тупиковый путь.
Создавая военное настроение, привлекая внимание людей к внешним проблемам, очень легко отвлечь внимание народа от проблем, имеющихся в государстве, которых у нас выше крыши, начиная с того, что в России по официальной статистике Росстата 23% населения живет за чертой бедности!!!
Цены на продукты и лекарства с каждым месяцем растут, зарплата ку-ку.., нищенские пенсии нашим ветеранам-пенсионерам и пр.пр..
Перекраивается скудный бюджет России...
Слава богу, состоявшаяся продажа пакета акций (19,5%) Роснефти иностранным компаниям пополнит бюджет порядка на 10 млр. евро.
Хочется надеяться, что наши руководители не станут разбрасываться по всему свету, как это постоянно делали бывшие руководители СССР, кому только не оказывая экономическую и военную помощь в борьбе за национальную свободу и государственную независимость, начиная от Египта и Сирии, и заканчивая целым рядом африканских стран.
(Только через Анголу с 1975 по 1991г прошло около 11 тысяч советских военнослужащих).
Борясь с террористами ИГИЛ, нужно не забывать и о наших внутренних проблемах, действительно сосредоточиться, создавая мощную и процветающую Россию, наконец найти пути выхода из порочного круга противостояния с Европой и США, наладив действенный диалог для совместных действий против терроризма, к которому вроде бы сейчас появились предпосылки в связи с избранием Д. Трампа новым Президентом США.

Намедни на телеканале «Звезда» 18 октября 2016 года

Намедни на телеканале «Звезда», 18 октября 2016 года, прошел выпуск Проекта «Улики из прошлого» - фильм «Взрыв линкора «Новороссийск»
Отрадно, конечно, что телеканал обратился к этой трагедии, которой вот уже 60 лет, но до настоящего времени не выяснены причины этой трагической истории гибели линкора.
C большим интересом начал смотреть эту передачу, тем более, что было обещано в начале фильма: «новое прочтение архивных документов и, конечно, следственные эксперименты...., и, вооружившись новейшими технологиями и открытиями в науке, докопаться до истинных причин трагедии...., выяснить, где все-таки находился роковой заряд......и разумеется, узнать, кому был выгоден взрыв линкора «Новороссийск».
Надеялся действительно увидеть и услышать с экрана новые данные о тайне подрыва линкора «Новороссийск».
К сожалению мои ожидания не оправдались, и прежде всего потому, что стало ясно, что создатели фильма, и прежде всего его автор - Михаил Родин, весьма слабо владеют имеющимися материалами по этому трагическому событию, и поэтому пытаются, «вооружившись новейшими технологиями и открытиями в науке... выяснить» то, что давно уже считается твердо установленными фактами в этой трагедии.
Попутно выдается в фильме целый сонм домыслов, различных легенд и пр.пр.
В результате слабого владения уже имеющимися исследованиями и фактами по гибели линкора авторы фильма еще более запутали эту тему, ни до каких истинных причин трагедии естественно не докопались, не узнали кому был выгоден этот взрыв, даже не знали что взрыв был двойной и пр. пр.

Авторы фильма, как видно из его содержания, использовали только материалы доклада Правительственной комиссии по расследованию причин этой катастрофы, полную несостоятельность выводов которой о том, что причиной подрыва линкора был подрыв под днищем корабля немецкой донной мины еще 25 лет назад опровергли многие исследователи этой трагедии, и прежде всего Б.А. Каржавин, который еще в 1988 году первым добился доступа к закрытым официальным архивным материалам ЦВМА по гибели линкора «Новороссийск» и опубликовал две книги-исследования:
-“Тайна гибели линкора “Новороссийск”. СПб, 1991г
- “Гибель линейного корабля “Новороссийск”. Документы и факты” СПб.1992г.

Имеется еще целый ряд других публикаций исследователей, достаточно корректно освещающих события гибели корабля, а также выдвигающие свои версии этой трагедии.
К числу таких публикаций можно отнести:

- Н. Муру «Линкор «Новороссийск»: Уроки трагедии» ( Н.Муру Капитан 1 ранга в отставке доктор технических наук, профессор. Главный инженер экспедиции особого назначения по подъему затонувшего линкора);
- А.Н. Норченко “Проклятая тайна” СПб. 1999г. (А.Н. Норченко капитан 1 ранга, единственный человек, который встречался с бывшими итальянским подводными диверсантами, рассказ об этой встрече есть в моей статье -А.С.);
Н.И. Никольский “Гибель линкора Новороссийск, 2005г. ( Н.И. Никольский контр-адмирал, в в 1955 году Врио Командующий эскадрой ЧФ, находился на линкоре «Новороссийск» 29 октября 1955 года);
Е. Шубочкин А. Колпаков, Б Коржавин «Гибель ЛК Новороссийск: Мина маловероятна” Морской сборник №10 1992г.;
- статьи О.Л. Сергеева в журналах “Морской сборник”, “Независимое военное обозрение” - «Двойной взрыв», «Вопросы остаются» и др.

Перечисленные выше документы документы наиболее полно на сегодняшний день освещают все детали гибели линкора, а также рассматривают свои версии гибели линкора.

В результате выполненных исследований, в том числе и с использованием компьютерного модельного расчета динамики взрыва, было достаточно достоверно установлено, что произошел взрыв двух зарядов суммарным тротиловым эквивалентом около 2000-2500 кг, одного из них под днищем линкора, другого со стороны правого борта, на некотором расстоянии от него, но не на грунте. Взрывы зарядов произошли с коротким временным интервалом, не превысившим десятых долей секунды.

О недостаточном знакомстве авторов фильма с имеющимися материалами по гибели линкора говорит тот факт, что в фильме даже не упоминается о самом важнейшем факте, что взрыв под линкором был двойной.
Поэтому все последующие рассказы в фильме, с демонстрацией микровзрывов в трех аквариумах, компьютерное моделирование взрыва представляют собой просто детские модельно-компьютерные игры, абсолютно не проясняющие реальную картину взрыва.
Подтверждением факта двойного взрыва служат документальные свидетельства участников событий, которые различили два толчка с коротким временным интервалом, не принятые во внимание при расследовании и не нашедшие отражения в материалах Правительственной комиссии.
Под линкором были обнаружены две воронки:

- 30 октября 1955 года опытный водолаз старшина 1 статьи Яковлев. обнаружил воронку диаметром около 10 метров, глубиной 1-1,2 метра. Дно воронки состояло из уплотненного грунта без особых разрушений. ( Об этой воронке говорится в фильме);
- 31 октября 1955 года группа водолазов под руководством лейтенанта Горяинова. Они обследовали участок дна 100х70 метров и обнаружили рядом с воронкой Яковлева вторую воронку, размером 12х14 метров и глубиной 1,5метра.
На кромке воронки был найден лист железа 4х2 метра, толщиной 20мм, лист “свежий” без обрастаний, т.е. этот лист оказался на дне недавно ( об этой воронке в фильме даже не упомянуто), Была обнаружена рваная часть баржи длиной 8-9 метров, выступающая из грунта на 4 метра, большой металлический бак, трубы различного диаметра, остатки различного кабеля и пр., всего 12 предметов.
Но ни о первой ни второй воронках в докладе Правительственной комиссии упомянуто не было. А поскольку авторы фильма, кроме доклада Правительственной комиссии другими документами, видимо, не пользовались, то они также не знали об этом очень важнейшем факте;
Кроме того, свидетельством о втором взрыве служит и сейсмограмма (сейсмической станции Симферополь) взрыва 29 октября 1955 г. в 01ч. 30 мин.48,5 сек., на которой явно просматривается момент сложения колебаний первого и второго взрывов, обусловившее появление разрывов в сейсмограмме и ускоренное затухание колебательного процесса.
На это обратили внимание в своих исследованиях еще Каржавин и Сергеев.
Поэтому непонятно, почему авторы фильма, «используя новейшие научные методики» при расшифровке сейсмограмм 55-го года, не увидели то, что до них было установлено более 25 лет назад, без применения «новейших методик».
Правда не сказано, какими «новейшими методиками» расшифровывались сейсмограммы, если не считать показанное в фильме их рассмотрение экспертом через увеличительное стекло.
Надо отметить, что в фильме справедливо указано на не корректность проведенных двух экспериментальных взрывов.
Однако, уже давно и без использования «новейших методик», Каржавиным, Сергеевым и другими исследователями было указано на некорректность проведенных двух экспериментальных взрывов (из-за разных условий их проведения) и их сравнения с реальным взрывом.
Так что авторы фильма и здесь ничего нового н сказали.
Рассказывая о повреждениях, которые получил линкор в результате взрыва, в фильме называют только пробоину со стороны правого борта площадью 150 кв.м.
О том, что у линкора, с левого борта и вдоль киля образовалась вмятина со стрелкой прогиба от 2-х до 3-х метров, и которая, как утверждают исследователи, была результатом воздействия одного из двух зарядов, авторы фильм, видимо и не знали.
Далее, в фильме прозвучала сказанная диктором фраза, что «водолазы собрали разбросанные по акватории улики на дне, в районе гибели линкора».
Однако, в том и беда, что никаких улик не было собрано и не предъявлялось Правительственной комиссии для анализа, т.к. она этого к сожалению не требовала. Водолазы дали только описание того, что обнаружили в районе взрыва в двух воронках
Комиссия не сочла нужным проанализировать, каким образом оказались эти предметы в районе взрыва, в том числе и лист железа размером 4х2 метра, «свежий без обрастаний».
В фильме значительная часть экранного времени отведена рассмотрению «итальянского следа» в этой трагедии, в связи с появившимися в 2013 году с «признаниями» Уго Д’Эспозито (ветерана итальянского подразделения боевых пловцов «Гамма» из 10 флотилии MAC).
Уго д’Эспозито — бывший военнослужащий группы «Гамма» морских коммандос 10-й флотилии штурмовых средств (10-я Флотилия МАС — Decima Flottiglia Mezzi d'Assalto, Xª MAS), бывший агент итальянской военной разведки, бывший агент немецкой Службы безопасности (СД), эксперт в области шифрования и радиотелеграфной связи.
Это было интервью, данное им итальянскому изданию (порталу 4ARTS.IT) 25 июля 2013г.
В основном оно посвящено послевоенной истории Италии, в основном попытке перевороте в Италии 1970 года.
Из трехстраничного текста этого интервью здесь приведу лишь то, что сказано о линкоре «Новороссийск». Привожу текст вопроса и ответа на русском и итальянском языке:
Вопрос:
- «28 октября 1955 года (в годовщину Марша на Рим — ред.) в гавани Севастополя затонул бывший итальянский линкор «Джулио Чезаре», переименованный русскими в «Новороссийск» - его передали СССР в качестве репараций после войны.
Как, по-вашему, это было дело рук бойцов 10-й Флотилии МАС?»

Ответ:
- «Коммандос 10-й ФМАС не желали, чтобы линкор был у русских и уничтожили его. Они сделали все, возможное, чтобы потопить его».

Текст вопроса и ответа на итальянском языке
Вопрос
- 28 ottobre del 1955 (anniversario della Marcia su Roma – ndr) venne affondata nel porto di Sebastopoli l’ex corazzata italiana Giulio Cesare, ribattezzata Novorossiysk dai russi ai quali era stata ceduta come risarcimento per danni di guerra. Secondo lei sono stati uomini della X MAS?
Ответ
- Quelli della Xa MAS non volevano che questa nave andasse ai russi e quindi la distrussero. Fecero tutto il possibile per affondarla.

Можно ли на основании такового весьма краткого и расплывчатого ответа, без приведения веских доказательств принимать всерьез эти «признания» стареющего человека, явно желающего на старости лет привлечь внимание к свое персоне.

Надо сказать,что это далеко не первое «признание» бывших итальянских диверсантов.
Все эти “признания” бывших итальянских подводных пловцов отряда “Гамма”, которых к настоящему времени накопилось уже несколько, при их анализе оказывались либо пустышками, либо рекламными акциями, желающих привлечь внимание своей персоне.
10-я флотилия МАС была сильна лишь в период войны. После оккупации Италии войсками союзников итальянский флот со всей его техникой был поделен между странами - победительницами, а военные организации расформированы. Заключенный с державами-победительницами мирный договор запрещал Италии иметь на вооружении "человеко-торпеды" и взрывающиеся катера. 10-я флотилия была расформирована.
Многие участники боевых действий итальянских ВМС до 1955 года находились под следствием международного трибунала, а многие жили под пристальным вниманием соответствующих служб союзников. Спланировать и провести диверсионную операцию относительно «Новороссийска» итальянцы просто не могли физически. Все диверсионные средства прибрали к рукам англичане и американцы.
Кстати, о тяжелых временах, которые после войны сложились для бывших коммандос 10 флотилии МАС, говорит и сам Эспозито в своем интервью, вот его слова:
- «Слушайте, что касается бывших бойцов 10-й флотилии МАС, то что случилось потом, для нас было все равно что похороны. Отсутствие всякой инициативы. Я уехал домой в Египет и в Италию вернулся только спустя какое-то время».

А вот что рассказал капитану 1 ранга Норченко при встрече в Италии Эвелино Марколини, в прошлом диверсант-торпедист из 10 флотилии МАС, во время войны участвовал в операции против английского авианосца “Акуила”, за что был награжден Большой золотой медалью за воинскую доблесть:

“Мы все в курсе дела, что под линкором рвануло больше тонны взрывчатки. На своей “Майале” (управляемая торпеда, водителем которой во время войны был Э. Марколини - sad39) я бы мог доставить не больше 280 кг килограммов. Но даже допустим, чтобы доставить к линкору наш заряд потребовались бы средства обеспечения: или подлодка или что-нибудь вроде “Ольтерры”. И чтобы они были недалеко. Потому что запаса хода на возвращение практически не было бы: торпеду надо было бы потом утопить, а самим выбираться просто так.
А это же физически невыполнимо в малоизвестном месте. Да еще в считанные минуты….
О пловцах из “Гаммы” и говорить нечего. В вашей воде они бы вообще долго не продержались (температура воды 28 октября 1955г. в районе Севастополя была 12 градусов - sad39). Так что я плохо представляю, как бы сам это сделал. Да и зачем нам это было нужно?….
Если бы мы и на самом деле участвовали в подрыве “Джулио Чезаре ”, то это сразу же стало бы известно всем, и с нами тогда расправились очень быстро, разорвали бы на куски. И, прежде всего наши левые, они имели тогда большую силу в Италии».

Или вот слова бывшего катерника-диверсанта, служивший в отряде штурмовых и торпедных катеров X флотилии МАС.Эмилио Леньяни, (он начинал свою службу молодым офицером на линкоре “Джулио Чезаре”), в том числе и о клятве князя Боргезе на своей золотой шпаге утопить линкор, но не дать ему служить у большевиков:

- “ Фантазии все это. Князь, насколько я его знал, никаких таких клятв никому не давал. Да и шпаги у нас у всех были одинаковые. И вообще, зачем нам, итальянцам, было рисковать, чтобы подорвать этот ржавый ящик, который еле плавал и стрелять почти не мог?! Я то лично знаю это лучше других. Из-за него и рисковать нечего было, пусть бы себе плавал и разорял вашу казну….А если уж кому и было мстить, так это Англии с Америкой – они забрали у нас совсем новые линкоры “Витторио Венето” и “Италию”, а немцы разбомбили “Рому” в день перемирия. Так что ни с какой стороны эта акция с “Джулио Чезаре” в Италии была абсолютно не нужна…. Виновных и заинтересованных надо искать в другом месте”.

Меня очень удивила информация, прозвучавшая в фильме о том, что «...Уго Эспозито не побоялся связаться с одним из ветеранов линкора Виктором Салтыковым и поведал ему детали операции...», а также дальнейший пересказ в фильме этих деталей уважаемым ветераном.
Хотелось бы сразу спросить уважаемого ветерана о том, каким образом с ним связался господин Эспозито и как они общались с ним, на русском или итальянском языке? Вряд ли Эспозито знает русский язык, или может быть В. Салтыков знает итальянский... ?
Председатель совета ветеранов линкора «Новороссийск» Виктор Салтыков имел даже намерения обратиться к президентам России и Украины с просьбой инициировать проведение международного расследования по факту гибели корабля на основании признания Уго Д, Эспозито. (Эта информация у меня по материалам газеты «Флаг Родины» - г. Севастополь).
Должен сказать, что В. Салтыков в этом вопросе не одинок.
Н. Титоренко в своей книге “Последний парад линейного корабля “Новороссийск”. 2013г.. утверждает, что он раскрыл тайну гибели линкора (основываясь на информации опять же Николло-sad-39) и что это дело рук итальянских боевых пловцов!
И теперь по его мнению, когда обстоятельства произошедшей трагедии стали ясны, семьи погибших моряков с "Новороссийска" получили возможность обратиться в международный суд и требовать у Италии компенсацию.
Почему я обратил внимание на этот вопрос?
Пересказанные В. Салтыковым детали операции, якобы сообщенные ему Эспозито, удивительно совпадают с информацией, которую относят к одному из «итальянских диверсантов» по имени Николло, и которую много лет назад одним из первых начал усердно измусоливать в своих статьях капитан 2 ранга О.Бар- Бирюков.
Он служил на линкоре, но судьба его уберегла, в день трагедии его не было на корабле, он находился в отпуске.
В своей же книге “Час Х для линкора “Новороссийск”. История службы и гибели бывшего итальянского линкора “Джулио Чезаре”. Исследование корабельного офицера” (Москва, 2006г.) он утверждает:
- “скорей всего исполнителями поистине дьявольского замысла явились итальянские специалисты “темных дел”, наподобие головорезов из 10 флотилии ВМС Италии” ;
- “автор убежден, что тайна подрыва линкора “Новороссийск” может считаться раскрытой”
- “катастрофу по большому счету следует отнести к первому в новейшей истории акту международного терроризма” .
В качестве доказательства этих перлов он приводит по его мнению «эксклюзивную информацию» о подводном диверсанте Николло, которую ему якобы сообщил из США бывший морской офицер ВМФ СССР М.Ландер, переехавший туда.
Правда, как выяснилось, эту информацию О. Бар- Бирюков почерпнул из интернета. где и был помещен рассказ Ландера о Николло, с которым он познакомился в 1997 году в Чикаго.
По словам Николло, он служил в итальянском отряде подводных пловцов и рассказал свою версию, как они потопили линкор «Новороссийск».
В рассказе Николло были: подводная лодка «Пиколло», пароход, направляющийся в один из Черноморских портов под погрузку пшеницы, как они устанавливали мины под «Новороссийск», успев это сделать до захода солнца, переодевание в «скафандры», а не в гидрокостюмы и пр. .
( Но есть целый ряд очень существенны[ неувязок в информации, которые сразу показывают, что это «липа», Вот, например, одна из них:
-Как интересно они успели установить мины под линкор до захода солнца, если солнце 28 октября 1955года в районе Севастополя зашло в 17.17, а линкор “Новороссийск к моменту захода солнца еще не закончил швартовку. Она закончилась в 17.30???!!!. - sad39).
В этом рассказе абсолютно те же детали операции, которые якобы «сообщил» В. Сальтыкову Уго Эспозито.
Правда, если судить по интервью последнего, то там этими деталями даже и не «пахнет».
Откуда они появились у уважаемого ветерана В. Салтыкова, для меня большой вопрос, но думаю, что не от Уго Эспозито, а скорее всего он прочел где-то эту информацию - «признания» Николло.
О несостоятельности версии о причастности итальянцев в подрыву линкора «Новороссийск» очень хорошо рассказано в книге А.Н. Норченко «Проклятая тайна», который единственный из русских журналистов встречался и беседовал с бывшими итальянскими подводными диверсантами из 10 флотилии МАС.
И очень жаль, что авторы фильма не владели этой информацией.


Абсолютно тенденциозно выглядит прозвучавшая в фильме информация, что в связи с тем, что мы якобы намеревались оснастить линкор артиллерийским снарядами в ядерном оснащении, то «...,Английские острова становились беззащитными...».
Надо обладать очень большой фантазией, чтобы представить себе, как ( даже в гипотетическом случае такого оснащения) можно было дотянуться до Англии, если учитывать, что дальность стрельбы артиллерийскими установками главного калибра была порядка 30-40км, и что Англия действительно «испугалась» этого линкора, который практически еле плавал, семь раз с 1949 года находился в ремонте.
Как указано в докладе Правительственной комиссии, линкор из-за существенных конструктивных недостатков, перегруженности, больших проблемам в части непотопляемости и пр., «...находясь в строю, подвергался постоянной угрозе..» ( если это расшифровать, то мог просто сам утонуть... )
Правда такой фантазией уже обладал упомянутый выше О. Бар -Бирюков, который заявил, что «в обстановке строжайшей секретности для линкора “Новороссийск” было изготовлено 1000 снарядов с ядерной начинкой, мощностью 5 килотонн».,
Комментировать эту галиматью считаю просто неуместным...
Кроме того, авторы фильма как-то стыдливо обошли молчанием возможную версию о причастности наших спецслужб к возможной диверсии, хотя эту версию достаточно подробно рассматривают в своих работах А.Н. Норченко и О. Сергеев и и ряд других авторов.
Выяснилось после открытия доступа к архивным документам этой трагедии, единственный экземпляр доклада Правительственной комиссии с грифом “совершенно секретно”, сохранившийся в ЦВМА Министерства обороны, не был подписан одним из ее членов - А.Шилиным, представителем КГБ СССР Почему эта подпись отсутствовала остается только гадать....
Без малейших доказательств в фильме сразу отметена причастность английских подводных диверсантов к этой трагедии следующими словами: «английский след здесь не прослеживается».
А ведь англичане располагали значительными подводными диверсионными средствами и подводными пловцами, у них была 12 флотилии подводных диверсионных средств, весьма успешно действующая во Второй мировой войне.
Английская сверхмалая подводная лодка “X-6”, длина которой составляла 16 метров, диаметр- 2 метра, полное водоизмещение- 30 тонн, доставленная на буксире подводной лодкой “Стабборн” к Кофиорду (Северная Норвегия), 22 сентября 1943 г. сумела сбросить на грунт, прямо под корпусом немецкого линкора “Тирпиц” два боевых заряда общим весом порядка 4-х тонн. Взрыв этих зарядов причинил линкору значительные повреждения и вывел его из строя на полгода.
Здесь можно также вспомнить историю с таинственным исчезновением в апреле 1956 года в гавани военно-морской базы Великобритании – Портсмут ветерана 12 флотилии, водолаза-диверсанта капитана 2 ранга Лайонела Крэбба, о чем о расскажу ниже.
Теперь некоторые совсем незначительные детали, но которые также свидетельствуют о том, что авторы фильма не совсем владеют темой, о которой взялись рассказывать.

Вот, например, в фильме говорится о том, что линкор «Новороссийск» достался нам по репарации, в результате «жребия, который тянули из личной фуражки адмирала Гордея Левченко». Чтобы усилить зрительский эффект сказанного показывают фуражку, из которой вытягивают бумажки.
Адмирал Левченко действительно был Главой советской делегации в Тройственной военно-морской комиссии, но по разделу германского флота и руководитель перехода этих трофейных кораблей в ВМБ и порты СССР .
Он действительно на этой комиссии потребовал именно жеребьевки, кораблей (прежде всего крейсеров и эсминцев).
На долю Советского Союза при разделе германского флота пришлось 155 боевых кораблей и 499 вспомогательных судов.
Эта комиссия закончила свою работу 6 декабря 1945 года.

В работе же по разделу итальянского флота Г. Левченко участия не принимал.
Работу по разделу итальянского флота проводила Военно-морская комиссия четырех держав (ВМКЧД). Представителем СССР в этой комиссии был контр-адмирал Карпунин.
В результате жребия, проведенного в 1947 году, Советскому Союзу досталась группа «С», в которую вошли: линкор "Джулио Чезаре"( “Новороссийск») легкий крейсер "Эммануэле Филиберто Дюка Д'Аоста"( «Керчь»), 5 эсминцев и две подводные лодки и др., всего 45 кораблей и судов.
Адмирал Г. .Левченко прибыл в Италию в январе 1949 года, как командир отряда особого назначения по приему и переводу доставшихся СССР трофейных итальянских кораблей из албанского порта Валона на Черноморский флот.

Далее, авторы фильма, говоря о швартовке линкора на бочку №3, правильно указали, что это была не его штатная бочка. И в качестве штатной бочки линкора указывают бочку №12.
В действительности же штатной бочкой линкора «Новороссийск» являлась бочка № 14, в самой глубине Севастопольской бухты, напротив бухты Голландия.
На этом же месте 7 октября 1916 года стоял и погиб линкор «Императрица Мария», тайна гибели которого не раскрыта до сих пор.

Далее, в фильме не совсем точна информация (историка Жукова) о том, что Севастопольскую бухту до этой трагедии «вычистили от мин вчистую».
В действительности же после подрыва “Новороссийска” и завершения работы Правительственной комиссии Севастопольская бухта была вновь обследована, водолазы буквально прошли по дну, с интервалом в 1 метр. Было обнаружено 32 мины типа RMH и LMH, причем одна из них на расстоянии 300 метров от якорной бочки № 3.
Но мины при их проверке были уже не боеспособны (разряжены полностью источники питания).

На сегодняшний день можно твердо считать установленным только одно, что линкор “Новороссийск” погиб в результате диверсии.
Но кто ее организовал - это пока остается тайной.
И гибель линкора “Новороссийск” останется такой же тайной, как и гибель линкора “Императрица Мария” в Севастопольской бухте 7 октября 1916 года.
Поэтому надо очень внимательно и скурпулезно собирать все возможные сведения об этой трагедии и их тщательно анализировать, отбрасывая различные домыслы, легенды.

Об английском подводном диверсанте Лайонеле Крэббе.

Со временем некоторые тайны начинают вроде бы начинают потихоньку как бы приоткрываться, как это случилось с таинственным исчезновением в апреле 1956 года в гавани военно-морской базы Великобритании – Портсмут ветерана 12 флотилии, водолаза-диверсанта капитана 2 ранга Лайонела Крэбба.

18 апреля 1956г. с официальным визитом в Англию прибыла Правительственная делегация СССР во главе с 1-й секретарем ЦК КПСС Никитой Сергеевичем Хрущевым, который находился на борту крейсера “Орджоникидзе”- флагмане отряда советских кораблей.
Корабли пришвартовались у причала британской военно-морской базы Портсмут.



Крейсер «Орждоникидзе» в Портсмуте

На второй день вахтенный крейсера “Орджоникидзе” заметил в воде у борта корабля человека в водолазном костюме.
На крейсере была дана команда: “Провернуть гребные винты”.
И вроде бы этого водолаза “случайно” затянуло под винты.
Был заявлен официальный протест Правительству Великобритании, Правительством Великобритании принесены соответствующие извинения, с уверениями, что ему ничего неизвестно об этой провокации.
Досужие журналисты тут же “раскопали”, что этим водолазом был водолаза-диверсант капитан 2 ранга Лайонел Крэбб.



Водолаз-диверсант капитана 2 ранга Лайонел Крэбб

Его интересовали обводы крейсера и гребные винты.
Такая версия об этом событии существовала более 50 лет.
Но вот 05 марта 2009г. в 22.00 на телеканале Ren-TV был показан документальный фильм из серии “Секретные истории” - “Ликвидация. Тайны подводных диверсантов” о тайне исчезновения Лайонела Кребба.
На борту крейсера “Орджоникидзе”, во время его визита в Англию в числе других 9 человек из спецподразделения ГРУ “Барракуда” находился Эдуард Кольцов, водолаз, по словам которого я и излагаю те события.
Как только был замечен человек в водолазном костюме, он получил команду немедленно спуститься под воду, и под водой, у борта крейсера действительно обнаружил человека в легководолазном снаряжении.
Э.Кольцов, незаметно приблизившись к нему снизу, дернул его за ноги вниз, а затем ножом перерезал ему дыхательный шланг и горло.
Определив по окрашенной кровью воде направление течения, он направил тело этого человека по направлению течения.
Затем, внимательно осмотрев днище крейсера, Э. Кольцов обнаружил прикрепленную к днищу магнитную мину. Он снял эту мину и вместе с ней отплыл в дальнюю часть гавани Портсмута, где ее и оставил.
И может быть, по его словам, эта мина находится до сих пор там.
Что тот водолаз был Лайонел Кребб Эдуард Кольцов, как он говорит в фильме, уверен на 100 процентов.
Вскоре после этих событий Э. Кольцова вызвал к себе его начальник, и вручил ему орден “Красной Звезды”, предупредив его при этом, чтобы он этот орден никогда не носил, и никому ничего не рассказывал.
Спустя год на побережье Чичестера было обнаружено обезглавленное тело пловца в легководолазном снаряжении.
По гидрокостюму и характерному шраму на левом колене сослуживцы опознали Лайонела Крэбба.
Но родственники Лайонела Кребба до сих пор не уверены, что это был он.
На надгробии его могилы, которое показано в фильме, даже не стоит дата его смерти.
Все материалы по делу Лайонела Кребба в Великобритании засекречены до 2056года.

Продолжение истории Э. Кольцова
( по материалам корреспондента газеты “Красная звезда” Александра Хроленко)


…В редакцию (“Красной звезды”) пришел «герой» похода в Англию крейсера «Орджоникидзе» в Портсмут, весной 1956 года. и прямо с порога заявил: «Хотите знать правду о гибели Крабба? Пятьдесят лет молчал, а теперь, когда чушь начали писать, меня задело. Люди должны знать всю правду того хрущевского похода. Я готов рассказать».
И далее: Эдуард Петрович Кольцов родился в городе Ростове-на-Дону. Здесь окончил школу и политехнический техникум. В армию пошел по призыву. На сборном пункте спортивного телосложения юношу заметили «покупатели» из морской разведки. Так он стал боевым водолазом группы специального назначения «Барракуда.
Боевое крещение получил в английском порту Портсмут... Буквально на третьи сутки пребывания, в два часа ночи Кольцова разбудил командир группы. Срочное погружение, акустик услышал посторонний шум. На сборы давалось несколько минут. Надев простейшее водолазное снаряжение, Эдуард Петрович бесшумно ушел под воду. Осмотревшись, разведчик увидел водолаза, который крепил мину в районе пороховых погребов крейсера». План созрел моментально. Поднырнув под диверсанта, Кольцов резко дернул его за ноги. Когда их головы поравнялись, он резким боковым ударом ножа перерезал вместе с дыхательными трубками горло диверсанта.
Затянув у горла водолазный костюм, чтобы создать плавучесть, и по крови определив направление подводного течения, подтолкнул труп. Закончив дуэль, Кольцов поднялся на борт. Его попросили забыть об этой истории. И он про нее забыл.
Вспомнил, когда вызвал в кабинет контр-адмирал Тишкин. Он достал из сейфа орден Красной Звезды: «Это тебе за Крабба. Не трепись и не носи», - и уже более теплым тоном добавил - «Традиции нарушать не будем». Старший начальник разлил бутылку на два граненых. Выпили залпом»...
И в страшном сне не могу представить адмирала, пьющего гранеными стаканами водку с матросом, даже если последний - геройский парень... Кстати, участник Великой Отечественной войны контр-адмирал Николай Венедиктович Тишкин (24.12.1906 г.р.) в 1952 - 1955 годах служил начальником флотской разведки - заместителем начальника штаба ВМФ. И героев повидал немало. Впрочем, важнее другое - в 1956 году контр-адмирал Тишкин начальником разведки ВМФ уже не был.
Поскольку телефонный номер «живой легенды Ростова» остался неизвестен, пригодилась стандартная схема добычи информации - через Совет ветеранов, военный комиссариат и другие компетентные источники. Шло время, а вопросов становилось больше, чем ответов. В официальных списках ветеранов Кольцов не значился, прочая информация была крайне скудной и настораживающей.
К примеру, Объединенный военкомат Октябрьского и Ворошиловского районов города Ростова-на-Дону официально сообщил, что Кольцов Эдуард Петрович, 1933 года рождения в Вооруженных Силах офицером не служил, военный билет получил 20 ноября 1967 года, с 1974 года работал водителем Ростовского пассажирского автотранспортного предприятия № 3. Офицерское звание получил в запасе (в частности, звание старшего лейтенанта присвоено приказом командующего войсками СКВО 30 мая 1977 года). По достижении предельного возраста, в 1989 году, снят с учета.
….. Для надежности, мы обратились в Подольский Центральный архив Министерства обороны РФ, где «рукописи не горят», ордена не оплавляются, не говоря уже о сохранности наградных документов. И вскоре пришел ответ: «В картотеке учета награжденных Кольцов Эдуард Петрович, 1933 года рождения, уроженец города Ростов-на-Дону, не значится. В учетно-послужной карте на старшего лейтенанта Э.П. Кольцова... сведений о награждении орденом Красной Звезды не имеется. При наличии ордена Красной Звезды просим указать его номер. Начальник Центрального архива полковник С.Чувашин».
Между прочим, ношение ордена, которым человек не награжден, влечет уголовную ответственность... .

Вот таким оказался финал истории Э.Кольцова.
Такими же на сегодняшний оказываются все финалы так называемых “признаний диверсантов” трагедии линкора “Новороссийск”
Тайна его гибели остается пока нераскрытой.

Намедни....

Сейчас модным стало опровергать всякие исторические мифы о России.
Намедни довелось прочитать книги нашего «ниспровергателя» всяческих мифов о России - историка и министра В. Мединского «О русской угрозе и секретном плане Петра Первого» и «Об «особом пути» и загадочной русской душе».
Это книги из историко -публицистической серии «Мифы о России» ( 8 книг, общий тираж которых составляет сейчас составляет 705 тыс. экземпляров выходили, начиная с 2005 года, после чего В. Мединский стал широко известен в узких кругах, как говорят злые языки - в кремлевских, и с 2012 года занял пост министра культуры).
До этого был знаком с его книгой « Война. Мифы СССР 1939-1945г», но ее комментировать не хочу.
Приведу лишь один фрагмент из отзыва об этой книге военного историка А. Исаева: «....нельзя сказать, что лажа составляет 100% объема книги... Постепенно складывается впечатление, что книжка Мединского опирается, условно, на три «А»: агитпроп, ахинея и алогичность.... ».
Борьба с мифами дело важное, если мифам противопоставляется поиск истины, а не используются приемы, которые сами же создают новые мифы.

В своей книге «О русской угрозе и секретном плане Петра Первого» ниспровергая миф о «русской угрозе» В. Мединский пишет, что Древняя Русь и Российская империя всегда являлась такой «белой и пушистой», за исключением IX – XII веков, когда она «была очень агрессивной и захватнической державой».
Все остальное время она просто отбивалась от врагов и была «вечной жертвой нашествий» и никакой склонности к агрессии и экспансии не проявляла.
Однако, иногда автор вынужден делать исключения, как например, что Ливонскую войну 1558-1583 гг. «начала Московия нападением на Ливонский орден», но тут же добавляет, что «откровенно говоря, Ливонская война 1558-83 годов была агрессивной для всех ее участников», и что жестокость, в которой обвиняли русских в этой войне, «в ходе войны проявляли абсолютно все».
Не правда ли, весьма сомнительный довод для историка - «откровенно говоря» и ответ оппоненту на какие-либо его обвинения по принципу - «сам дурак».
В книге идет постоянное сослагательное наклонение «если бы.., не будь этого то...”
Вот например:
- «Не будь этого внезапного прекращения войны (с получением известия о болезни Императрицы Елизаветы Петровны Главнокомандующий русскими войсками, действующими в Восточной Пруссии, С.Ф. Апраксин прекращает наступление и разворачивает войска назад- sad-39) Семилетняя война сделалась бы двухлетней и окончилась бы уже весной 1758 года. А у России навсегда бы оставалась бы как минимум Восточная Пруссия»;
- “Продли Господь еще на пару лет дни Елизаветы Петровны и не только Восточная Пруссия, но и Западная, с Берлином ( который русские войска взяли в 1760 году- sad39) могла бы войти в состав Российской империи».

Как нехорошо, господин В. Мединский, сожалеть об этом, ведь цель Вашей книги- опровергнуть миф о том, что Россия кому-то угрожает и претендует на чью-то территорию...

- “Если бы Нельсон перехватил Наполеона на пути ( имеется ввиду если бы бы эскадра адмирала Нельсона в Средиземном море перехватила транспортные суда Наполеона, на которых его армия двигалась для высадки в Египет (Александрию) — sad-39) c вероятностью в 99, 9% французская эскадра была бы потоплена, Наполеон был бы пленен либо погиб, ну и вся мировая история — по меньшей мере, вся европейская история пошла бы по другому пути.»;
- “Если бы Европа тогда, в далеком 1899 году прислушалась к предложениям России (имеется ввиду первая международная конференция 1899 года по разоружению, проходившая в Гааге-sad39) может быть мир и не узнал бы ни ядерного оружия ...не было бы ни Хиросимы, ни Сталинграда, ни Вердена, ни Дрездена..»
- «Победи поляки в 1612 году, шведы в в 1712 году, французы в 1812 году- и это означало бы конец государственного бытия России и русских»
и пр. пр.

Ну чем не прелесть, хорош историк!
Но не терпит Госпожа История сослагательных наклонений!

История России такова , что русскому народу пришлось воевать без конца.
Как писал в 1894 году знаток русской военной истории генерал Сухотин Н.Н. с XIV века и до наших дней, в течение 525 лет Россия провела в войнах 305 лет.

Спрашивается, могла ли Российская империя стать Великой державой, от Балтийского моря до Тихого океана, не ведя активную экспансионистскую политику по территориальному расширению своих границ и зон своего влияния, а только отбиваясь от нашествий?
Конечно нет, это тоже было бы очередным мифом!

B конечном же итоге, в этой книге ( «О русской угрозе...”), после своего «развенчания мифа о русской угрозе» господин В. Мединский делает вывод:

- «...окидывая историю роста нашей державы, мы видим. что действительно территориальная экспансия доминировала в русском взгляде на освоение мира».

Это называется, приехали!
Как говорят, комментарии излишни!

И не надо было господину В. Мединскому изобретать велосипед и пытаться развенчивать мифы о «русской угрозе и агрессивности».

Россию на протяжении всей истории всегда осуждали за ее «агрессивность» (хотя она никогда не вела колониальных войн), за все присоединенные земли и, вероятно, будут еще долго осуждать, и ниспровергать эти мифы, как говорят, себе дороже. Особенно это усилилось сейчас, после присоединения Крыма к России в 2014 году.

Вспомним немного как проходило приращение России новыми территориями:

- Казанский и Астраханский походы в XVI веке
московского великого князя Василия III и его сына Ивана IV Грозного, первого русского царя, с целью присоединения Казанского ханства;
- В XVI веке началось продвижение России в Сибирь. Сибирское и Тюменское ханство стали вассалами России. В XVII русские дошли дошли до Амура;
- Россия «рубила окно в Европу», пробивалась, искала пути и проложила их к Черному, Азовскому, Каспийскому морям, присоединила Крым -этот форпост России на Черном море, вела войну Кавказскую войну 1817-1864 гг, связанную с присоединением горных районов Северного Кавказа;
- В первой половине XVIII века Россия вела свои войны с аборигенами Камчатки и Чукотки.
( Кстати, вот какую информацию прочитал в журнале- "Забытые войны России" о чукчах - этих наивных героях советских анекдотов. Они оказывается были далеко не так безобидны, и были чуть ли не единственным народом в Сибири, которому удавалось долгое время отстаивать свою независимость. Все попытки покорить этот упрямый народ терпели крах.
В марте 1730 отряд казачьего головы Афанасия Шестакова на реке Ягач был разгромлен чукчами, а сам Шестаков зарезан.
Чукчи оказались довольно хитрыми в этом столкновении с отрядом Шестакова. Они хладнокровно выждали, пока отряд казаков даст залп из ружей, после чего, не дав возможности перезарядить ружья, бросились на них всей массой и перерезали ножами.
В марте 1747 года таким же образом чукчи уничтожили отряд капитана Тобольского полка Дмитрия Павлуцкого на берегу реки Орловой.
Только при Екатерине II чукчи формально согласились признать русское подданство, но фактически пользовались полной независимостью от центральной власти вплоть до 1917 года.);
-- В царствование Екатерины II к России было присоединено территорий с населением более 6 млн человек;
- В результате русско-шведской войны 1808-1809 гг. Россия присоединила Финляндию, сделав ее княжеством в составе Российской империи. Российский император в свой титул получил новое звание- Великий князь Финляндский;
- После окончания Отечественной войны 1812 года по решению Венского конгресса 1815 года, созванного согласно условиям Парижского договора от 30 мая 1814 между Франций и антифранцузской коалицией государств (Россия, Великобритания, Австрия, Пруссия), Россия получила большую часть Великого герцогства Варшавского;
Российский император Александр становится и царем польским. Царским наместником в Польше стал родной брат императора Александра I Константин;
-В Средней Азии в 1846 году присягнули на верность России казахи, в 1854 году русские построили крепость Верный ( ныне Алмааты );
- В 1881году в результате походов генерала Скобелева был присоединен к России Туркестан.

Вот так наши предки создавали Российскую империю от моря и до океана!

Полный титул императора Российской империи включал в себя 113 слов, а вот привожу сокращенный титул, который употреблялся в некоторых законом определенных случаях:
«Божиею поспешествующею милостию, Мы, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский, Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая...».
Так что нам надо действительно гордиться «русской агрессивностью» и тем как действовали наши предки, расширяя Государство Российское и плевать на всякие мифы и не надо самим создавать новые....

А теперь еще о некоторых замечаниях, по книге («О русской угрозе...»):

- В. Мединский, как следует из этой книги, называет все татарские ханства - Казанское, Тюменское, Сибирское, Астраханское, Крымское, а также Кыргызский каганат - Империями.
Не буду спорить с доктором исторических наук, видимо, это его «новое открытие» в исторической науке, но полистав энциклопедию и заглянув в интернет, обнаружил, что из перечисленного только Кыргызский каганат или Кыргызская великая держава (840-924гг.) относится к Империям;

- Ведя свой рассказ об Отечественной войне 1812 года, В. Мединский сетует на то , что «мы мало и плохо использовали массовый подвиг народа для утверждения своих народных ценностей... нужны памятники, картины, романы. передачи..., А у нас что, почти ничего...».
Правда это не совсем так.
Видимо, В. Мединский забыл что самым величественным памятником об этой войне является «Храм Христа Спасителя» в Москве, воздвигнутый в 1883 году, разрушенный в 1931году и вновь отстроенный в 1997году. На стенах Храма начертаны имена офицеров, павших в Отечественной войне войне 1812г.
Согласен, мало, надо чтить память своих предков и гордиться ими.
Но господин В. Мединский- Вы же министр культуры, Вам и карты в руки, вот и действуйте, а не плачьтесь в жилетку в своей книге.
И вместо установки памятной доски Маннергейму в Санкт-Петербурге, одним из главных инициаторов которой были Вы, и которая вызвала, прямо скажем, далеко не восторженные оценки Питерцев, а просто разделила их на поклонников русского генерала Маннергейма и врагов финского маршала Маннергейма, воевавшего с СССР, следовало бы установить памятник Героям войны 1812 года или какой -либо другой нашим героическим предкам.
Кстати, вот как писал В. Мединский в книге «Война. Мифы 1939-1945гг.» о Маннергейме:
«1 августа 1941 года финны вышли на старую советско-финскую границу около Ленинграда, тем самым замкнув полукольцо блокады города с севера. Блокада Ленинграда и голодная смерть почти миллиона жителей города стала возможна потому, что финны замкнули свою половинку кольца.
Это не было случайностью. Маннергейм не скрывал, что от отношений с немцами зависело существование Финляндии как независимого государства, дружил с Третьим Рейхом не за страх, а за совесть».
Но памятную доску все же установили...

- Рассказывая об Императоре Александре I, автор называет его «Горбачевым своего времени».
На мой взгляд слишком большая честь Горбачеву.
Александр I был собирателем Русской земли. За время его правления территория Российской империи значительно расширилась: в российское подданство перешли Восточная и Западная Грузия, Финляндия, Бессарабия, большая часть Польши.
А что делал господин Горбачев? Чтобы понравиться Западу и США- отдавал территории СССР.
Так, в в 1990 году Соглашением между СССР и США, именуемым “Соглашение Шеварнадзе- Бейкера», к США в Беринговом море отошла часть исключительной экономической зоны СССР площадью 23,7тыс. кв.км, участок континентального шельфа площадью 46,3 тыс. км² в открытой центральной части Берингова моря, находящийся за пределами 200 морских миль от исходных линий.
По оценке экспертов уступка морских владений Америке лишила Россию возможности ежегодно вылавливать 200 тыс. тонн минтая. Кроме того, наличие пограничной линии усложняет свободное торговое судоходство и блокирует с востока Северный морской путь, возрождение которого, в том числе для евроазиатских транзитных грузоперевозок, правительство России объявляло стратегической задачей. Не пускают в этот район и российских рыбопромысловиков; при этом канадские, японские, южнокорейские и тайваньские рыбокомпании имеют там квоты.
Район этот также включает перспективные нефтегазовые месторождения.
А затем при Горбачеве начался и полный распад Российской империи под названием СССР;

- Теперь немного о романтическом мифе - о нашем «особом пути и загадочной русской душе».

Мы все знаем знаменитые слова Ф. Тютчева:
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Об этом мифе особенно часто вспоминают тогда, когда России что-то крупно не удается. Когда возникает ситуация «хотели как лучше, а получилось как всегда».
Не обошел этот миф и В. Мединский, он пишет:

- “Благодаря своему особому территориальному положению Россия сложилась и развивалась как совершенно особая цивилизация. Особая, поскольку развитие практически шло без ресурсных ограничений: сырьевых и пространственных. В сочетании с православием это формировало совершенно особую культуру- открытую, любознательную, экспансионистскую, но лишенную этнической заносчивости, в некотором роде альтруистическую.
Правда, подобное отсутствие ограничений значительно расслабило и народ и элиту. Стимулировало пространственную экспансию....».

Как видим, здесь он явный сторонник этого мифа или, если хотите, теории нашей «исключительности, загадочности русской души».

Но вот что удивительно, в следующей своей книге - «Об «особом пути» и загадочной русской душе» он уже яростно опровергает этот миф, критикуя всех сторонников этого «особого русского пути и загадочной русской души», начиная от Чаадаева и заканчивая академиком Дмитрием Лихачевым, и делает следующее заключение:

«...Получается, что все особенности нашего «особого пути» вовсе не такие уж особенные и исключительные. Каждый элемент того, что составляет наш особый путь, обязательно присутствует и в других странах. Эти части «особого пути» могут не собираться вместе – по крайней мере так же, как в России. Но они обязательно есть и в других странах мира, и на Западе, и на Востоке. Все особенности русской истории могут объясняться совершенно без всякой мистики, вполне реалистично....
В конечном счете, все наши особенности и весь исторический путь вполне укладываются в рамки общемирового процесса...».
“Так что давно пора, ядрена мать, умом Россию понимать» - так говорил Юз Алешковский.
Очень быстро меняет свои взгляды историк В. Мединский;
- Хочу упомянуть также об одном «воспитательном моменте», который предлагает использовать автор.
Рассказывая о том, что доблестью русского солдата восхищались все, даже враги, он приводит фразу, которую произнес Фридрих Великий:
-«Русского солдата мало убить. Его надо еще и повалить!»
Так вот, эту фразу он предлагает «написать на красном кумаче и повесить в каждой воинской части России», вместо «всякой банальщины от Ленина или как стало модно — от Путина».
Со вторым его предложением полностью согласен, но насчет фразы Фридриха Великого у меня большие сомнения.
Представляете себе, входит наш молодой человек-призывник, недавний выпускник школы, сдавший ЕГЭ и имеющий «обширные познания» в истории государства Российского, первый раз в воинскую часть и видит такой лозунг...
Думаю, что «потрясающий эффект» (по Жванецкому) после «снотворного вместе со слабительным» ему обеспечен;

- В книге В. Мединский упоминает о разгроме «турецкого флота при Тендрах(1790г.)».
Что это такое «при Тендрах» знает только сам автор.
Было знаменитое морское Сражение у мыса Тендра (Тендровской косы) произошедшее между русской эскадрой Ф.Ф. Ушакова и турецкой эскадрой 8-9 сентября 1790г.
11 сентября является Днем воинской славы России - День победы русской эскадры под командованием Ф.Ф.Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра, но, простите, ни «при Тендрах»
Такие описки историку непростительны;

- Теперь относительно опровержения В. Мединским мифов о Крымской войне:
К настоящему времени существует исторически сложившийся взгляд на Крымскую войну, согласно которому Россия потерпела в Крымской войне очень серьезное поражение, что подорвало ее влияние на мировой арене, привело к экономической изоляции. Крымская война нанесла огромный ущерб экономике страны. Война привела к расстройству финансовой системы. Россия потратила на войну 800 млн рублей и пр.пр.
В. Мединский считает, что все выше сказанное о Крымской войне было старым мифом и попутно создает уже свой миф:
- « Поражение в Крымской войне -весьма условное..... Крымская война для нас была пораженим, но вовсе не таким страшным, как оно представлялось.... Россия не потеряла ни одного квадратного сантиметра своей территории (это особо отмечу-sad39)... запретили иметь на Черном море военный флот... Ну запретили. Ну, обидно, да. При этом такой же запрет распространялся и на Турцию... наш собственный флот был и не нужен: воевать было не с кем... Что пользы от флота, если турецкой угрозы больше нет....».
Прямо скажем, у автора «легкость в мыслях прямо необыкновенная»....
Как видим, «все хорошо, прекрасная маркиза!».

Но так ли это?.
Действительно русской дипломатии, используя противоречия между победителями, удалось добиться смягчения условий Парижского мирного договора от 18 марта 1856 года. Россия, например, не платила контрибуцию, удалось отстоять и ряд территорий ( в частности Николаев и Херсон), но тем не менее договор привел к значительному ущемлению прав и интересов России
Россия лишилась южной части Бессарабии (плавание по Дунаю объявлялось свободным, для чего русские границы были отодвинуты от реки и часть русской Бессарабии с устьем Дуная была присоединена к Молдавии), также возвращала Турции город Карс с крепостью и с прочими частями оттоманских владений, занятых русскими войсками. В эти прочие земли входили Баязет, Ардахан, Кагызман и позиции в 5,5. км от Эрзерума. В замен Россия получила захваченные у нее в войне Севастополь, Балаклаву, Керчь.
Россия лишалась предоставленного ей Кючук-Кайнарджийским миром 1774 года протектората над Молдавией и Валахией и исключительного покровительства России над христианскими подданными Османской империи.
России и Турции запрещалось иметь на Черном море военный флот, создавать военно-морские базы.
Отдельная русско-турецкая конвенция к этому договору конкретизировала типы судов на Черном море, которые каждая из черноморских держав могла иметь для береговой службы: по шесть паровых судов длиной до 50 м по ватерлинии и водоизмещением до 800 т., а также по четыре легких паровых или парусных судна водоизмещением до 200 т.
Таким образом, Российская империя ставилась в неравноправное положение с Османской, сохранившей полностью свои военно-морские силы, которые базировались у нее в проливной зоне, в Мраморном и Средиземном морях, а Россия не имела права строить военный флот и крепости на Черном море целых 15 лет!
Таким образом, Парижский договор по существу лишил Россию результатов ее многовековой борьбы за выход в Черное море и оставил беззащитными южные окраины.
Только в 1871 году Лондонским договором были отменены столь унизительные для России статьи Парижского договора.
В очередной войне с Турцией 1877-178 гг , поскольку к тому времени Россия на Черном море флота по существу не имела и не могла оказывать эффективную поддержку, действовали практически одни русские сухопутные войска и вдали от побережья.
Черноморский флот действовал весьма ограничено, в основном ночными минными атаками (минными катерами), пытаясь парализовать действия турецкого флота.
К строительству большого флота на Черном море Россия приступила только в начале 80-х годов XIX века
Так что доктору исторических наук надо было более внимательно ознакомиться с Парижским договором, прежде чем создавать свой миф...
В заключение хочу привести информацию, которую не днях прочитал в интернете:
«Диссертационный совет Уральского федерального университета (УрФУ) 4 октября рассмотрит заявление о лишении ученой степени доктора исторических наук министра культура Владимира Мединского, который 27 июня 2011 года на заседании диссертационного совета, созданного на базе Российского государственного социального университета (город Москва), защитил докторскую диссертацию на тему: «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV – XVII вв.» по специальности – Отечественная история....,
.....в случае Мединского основная претензия носит содержательный характер: его работа попросту ненаучна, а местами и прямо абсурдна».

Видимо, «достал» свои историческими изысканиями
В. Мединский историков....

Немного о флотском юморе

Как говорил Виктор Конецкий: «Флот одной ногой стоит на море, а другой- на юморе...”
Кстати, по своему звучанию и написанию эти слова очень похожи.
Уберите букву «ю» в слове «юморе», то, как видим, получится «море»....
Действительно, юмором всегда славился флот и говорить о нем можно бесконечно, начиная от очень древних его перлов со времен парусного флота типа:
- «Капитан!
Что?
Якорь всплыл...
Дааа...,? Плохая примета...»;

- « Капитан, барометр упал!
Сильно?
Вдребезги!»;

- «Бахус утопил больше людей чем Нептун...»

до современных:

- «И вот с милыми улыбками, с цветочками в петлицах — офицеры штаба прибывают на атомный ракетный крейсер и начинаетcя тщательно запланированный геноцид...»;

- «Если понадобится, товарищи офицеры штаба, то при проведении итоговой проверки на кораблях, вы не должны чураться закатать рукава повыше и покопаться в дерьме поглубже, для более полного освещения обстановки. И знайте — копаться в дерьме не стыдно, стыдно — получать от этого удовольствие....»;

- «Молодые офицеры — выпускники военно-морских институтов снискали в нашей суровой флотской среде прозвище «институток».
( В связи c переименованием Военно-морских училищ в институты).;

- «Запомните, товарищи офицеры, чтобы ничего не делать, надо уметь делать все...».

И тд. и т.п....

В большинстве своем флотский юмор, что называется светлый, и даже несмотря иногда на его некоторую тяжеловесность и балансирование на уровне фола,, он поднимает настроение, вызывая в целом у тех, к кому отнесен положительные эмоции.

В октябре этого года предстоит поход такр «Адмирал Кузнецов» с кораблями сопровождения в Средиземное море, к берегам Сирии.
Хочется пожелать им счастливого плавания, успешного решения всех стоящих перед ними задач
Особенно хочется пожелать флотской удачи экипажу авианесущего крейсера, чтобы его поход не омрачился как в 1996 году серьёзнейшими проблемами с котельными установками, в результате которых корабль неоднократно лишался хода, и не мог развивать полный ход., а также различными неполадками с корабельными системами.
В составе кораблей сопровождения в Средиземное море идет и бпк «Вице- адмирал Кулаков».
Но здесь хочется сказать уже о черном флотском юморе, связанном с именами этих адмиралов
На флоте достаточно давно обыгрывается тема:
- такр «Адмирал Кузнецов» под конвоем бпк «Вице -адмирал Кулаков».....

Лично у меня вызывает сожаление и недоумение, почему вообще назвали корабль его именем и до сих пор не переименовали его, учитывая весьма неоднозначные заслуги вице-адмирала Кулакова.
Сколько же будет ходить за выдающимся Наркомом ВМФ- Н.Г. Кузнецовым эта тень вице -адмирала Кулакова?
Не пришла ли пора переименовать этот корабль.. , и прекратить всякий повод для этого черного юмора, к сожалению горького, но справедливого.
Неужели у нас нет достойных адмиралов, чтобы их именем назвать корабль?!!!
Не представляю себе, о каких подвигах этого героя политработника рассказывают матросам корабля.

Вице-адмирал Кулаков Н.М. самым активным образом участовал 12 января 1948 года в позорном "суде чести" по так называемому "делу по обвинению адмирала флота Кузнецова Н.Г., адмирала Галлера Л.М., адмирала Алафузова В.А. и вице-адмирала Степанова Г.А. в совершении антигосударственных и антипартийных поступков...", представляя в одном лице и судью, и общественного обвинителя.
Как вспоминал об этом процессе Н.Г. Кузнецов: "...До сих пор звучит в ушах голос обвинителя Н.М. Кулакова, который уже называя нас всякими непристойными словами, требовал как можно более строго на снаказать...».
Вот что говорил адмирал В.А.Касатонов : "Н.М. Кулаков, которого в своё время Николай Герасимович (Кузнецов) уберёг от ответственности за просчёты и ошибки в самые тяжёлые времена, будет не только верным "цепным псом" обвинения, но и постарается как можно больше унизить личное достоинство обвиняемых".
Там постановили ходатайствовать перед Советом министров СССР о рассмотрении дела Военной коллегией Верховного суда СССР.
3 февраля 1948 года адмиралы были признаны виновными, и получили различные тюремные сроки.
На свободе остался только снятый с должности Н.Г. Кузнецов, пониженный в звании до контр-адмирала.
После трагедии в Севастополе с линкором «Новороссийск» в 1955г. Н.М. Кулаков был снят с должности Члена Военного Совета-Начальника политуправления Черноморского флота.
В заключении правительственной комиссии утверждалось: "Прямую ответственность за катастрофу с линейным кораблём "Новороссийск", и особенно за гибель людей, несёт также и член военного совета Черноморского флота вице-адмирал Кулаков...".
Но Н.М. Кулаков, как все тогдашние политработники, оказался непотопляемым. За гибель линкора "Новороссийск" ответил Н.Г. Кузнецов, а Кулаков Н.М. "отделался лёгким испугом и временной ссылкой" в Кронштадт.
Не хочется здесь вновь поднимать тему об эвакуации, а прямыми словами бегстве руководителей Севастопольской обороны во главе с Ф.С. Октябрьским и Н,М. Кулаковым в июле 1942 года из Севастополя.
Вот копия телеграммы, в которой эти руководттели просят об эвакуации, но не войск и громадного количества скопившихся в Севастополе раненых защитников Севастополя, а просят о своей эвакуации и 200-250 ответственных работников!!!! \



На прояжении всей обороны Севастополя Кулаков и Октябрьский бомбардировали Ставку ВГК, Наркомат ВМФ о переводе Военного Совета ЧФ и Флагманского командного пункта флота и себя, конечно, на Кавказ, чтобы оттуда руководить действиями по обороне Севастополя!!!
Такие просьбы отправлялись ими 3, 4, 5 и 9 ноября 1941г., 23 ноября 1941 г., 21 мая 1942г.
Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов впоследствии писал:
«В момент, когда фашисты готовили штурм Главной базы, когда были особенно нобходимы организационная четкость и твердое руководство предлагалось Военному Совету руководить флотом с Кавказского побережья, т.е. с него фактически снималась ответственность за судьбу Главной базы».
Не было в истории войн случаев, чтобы высшие военноначальники бросали свои войска и позорно бежали, оставив их на произвол судьбы. Всегда высшие начальники разделяли участь своих войск, обреченных на окружение, плен или гибель. Эти же бросили около 80 тысяч оставшихся защитников Севастополя, которым предстоял плен и унижения, а сами сбежали...
Но тем не менее, 7 мая 1965 г., к 20-летию Победы, вице-адмиралу Н.М. Кулакову присвоено звание Героя Советского Союза.
Кроме того, именем «непотопляемого героя» вице-адмирала Кулакова , были названы большой противолодочный корабль Северного флота пр.1155, а также одна из улиц в Севастополе, по которой избегают ходить оставшиеся в живых защитники Севастополя..
Вот такая история с белым и черным флотским юмором.

Как сто лет назад черноморские подводники приводили на буксире в Севастополь плененные ими турецкие суда.

В своем блоге, 13 марта этого года я рассказал о том как русские морские летчики в марте 1917 года пленили и привели в Севастополь турецкую шхуну.
Но еще в 1916 году черноморские подводники приводили в Севастополь на буксире плененные ими турецкие суда.
В 1908 году на Черном море был создан Отдельный дивизион, а затем бригада подводных лодок.
Основу ее составили подводные лодки "Судак" и "Лосось", прибывшие на флот в 1907 году на специальных транспортерах по железной дороге.
К 1908 году в дивизионе было уже 5 ПЛ. К первым двум прибавились 3 лодки немецкой постройки: "Камбала", "Карп" и "Карась"
Командиром дивизиона стал капитан-лейтенант, позднее - капитан 2 ранга Н.М. Белкин.
Началось активное развитие подводных сил Черноморского флота России.
На Черном море, на подводной лодке "Лосось" впервые было испытано устройство для работы двигателя внутреннего сгорания по водой, Но, к сожалению, в то время оно не было оценено по достоинству Морским Генштабом.
Существует версия, что чертежи этого изобретения были просто выброшены в Санкт-Петербурге, и попали в руки агента германской разведки, что помогло немцам в дальнейшем создать свой знаменитый "шнорхель".
На "Лососе" также была отработана технология подачи воздуха высокого давления в отсеки, что позволяло избежать быстрого заполнения лодки водой при пробоинах, полученных на малых глубинах. Был создан аварийный буй, всплывающий при аварии на ПЛ и обозначающий её место под водой.
В 1908 году инженером Р.Н. Ниренбергом при поддержке капитана 2 ранга М.Н. Беклемишева (командир первой русской подводная лодки, получившей имя «Дельфин», в дальнейшем он занимался развитием подводных сил России, и молодой Советской республики) была создана аппаратура для звукового телеграфирования через воду. Это был крупный шаг в решении проблемы связи с подводными лодками под водой.
Первая станция звукоподводной связи была установлена в 1909 году на черноморской лодке "Карп".
Под руководством Н.М. Белкина была начата разработка вопросов тактики подводных лодок, стали практически осуществляться дневные и ночные торпедные атаки.
К сожалению, ночная учебная атака эскадры Черноморского флота подводной лодкой "Камбала" в ночь на 30 мая 1909 года закончилась трагически. Лодка оказалась на курсе атакуемых кораблей эскадры и была перерезана пополам броненосцем "Ростислав".
В живых остался только исполняющий обязанности командира лодки лейтенант М.Аквилонов, находившийся на её мостике.
На «Камбале» погиб и капитан 2 ранга Н.М. Белкин.
В сентябре 1909 носовая часть лодки с находившимися в ней телами 15 подводников была поднята.
29 мая 1912 года, к третьей годовщине гибели подводной лодки на месте захоронения моряков на Карантинном кладбище в Севастополе был установлен и освящен памятник, сооруженный по проекту лейтенанта Г.Ф.Дудкина на средства офицеров подводного плавания и народные пожертвования.
Над могилой в виде памятника на каменном цоколе установили подлинную рубку «Камбалы», в которой повесили образ с теплящейся перед ним неугасимой лампадой.



Рубка «Камбалы» была увенчана фигурой Cкорбящей матери из белого мрамора. В период Войны 1941-1945гг памятник серьезно пострадал, мраморная фигура Скорбящей была утеряна.



Так памятник подводникам «Камбалы» выглядит в наши дни

Надо отметить, что этот памятник является единственным в России памятником подводникам Императорского Российского флота, если не считать, установленной Мраморной доски в Свято-Никольском Морском соборе. Санкт-Петербурга.



В Сестрорецке, на берегу озера «Разлив», встала часовня «Святителя и Чудотворца Николая памяти всех поколений подводников России”. На ее стенах памятные доски с перечнем всех погибших за сто лет русских и советских подводных лодок.

Многие советские подводные лодки, или их рубки, установлены как памятники славным советским подводникам во многих городах России.
Привожу здесь только некоторые из них:
- Рубка подводной лодки Л-16 установлена в Вилючинске ( Петропавловск -Камчатский).
( Л-16 при ее переходе совместно с пл Л-15 из Петропавловска-Камчатского на Северный флот 11 октября 1942 года при подходе к Панамскому каналу была торпедирована предположительно японской подлодкой и
погибла ).



Рубка-памятник погибшей подводной лодки Л-16 создан из рубки однотипной с ней пл Л-15;

- Краснознаменная пл С-56 установлена на набережной Владивостока;
- Рубка атомной подводной лодки К-228 (пр.667АУ) установлена на территории судоремонтного завода «Звездочка» в Северодвинске;
- Подводная лодка Б-413 встала на вечную стоянку в Калининграде;
- Подводная лодка Б-396, на которой размещен музей Морской славы, встала на вечной стоянке в Москве;
- Подводная лодка К-19 пр.658 ( получившей печально название «Хиросима») установлена перед судоремонтным заводом «Нерпа» в Снежногорске;
- Рубка пл К-141 ( «Курск») установлена в Мурманске;
- Рубка пл. Л-3 установлена на Поклонной горе в Москве;
- Рубка пл пр.641 установлена в Полярном;
- Подводная лодка Д-2 «Народоволец» установлена в С. Петербурге;
- Рубка пл.Б-107 пр.641 установлена на территории Музея истории подводных сил России им. А.И.Маринеско в С. Петербурге.
Целый ряд советских подводных лодок, проданные за рубеж и на слом в «лихие 90-е годы», в пору, когда из боевого состава ВМФ было выведено 156 подводных лодок, в том числе 20 атомных подводных крейсеров ракетоносцев стратегического назначения, стоят в иностранных гаванях, видимо, как реликвии холодной войны:
- Нидерланды, г. Хелдер- пл. Б-80 пр. 611;
- Швеция, г. Стокгольм -пл. С-194 пр.613;
- США , г. Лонг-Бич - пл. Б -427 пр.641;
г.С. Петербург (Флорида) — пл.К-484 пр.651;
- Англия г. Фолкстоун — пл.Б-39 пр.641;
- Канада г. Нью-Вестминстер — пл.Б-156 пр.641;
- Бельгия г. Зеебрюге- пл. Б-143 пр. 641;
- Германия г. Пенемюнде — пл. К-24 пр. 651.

До сих пор где-то на дне, в районе внешнего рейда Севастополя покоится кормовая часть подводной лодки «Камбала». Несколько раз появлялась информация об обнаружении кормовой оконечности подводной лодки, но она постоянно оказывалась ошибочной.
Последний раз сведения об обнаружении подводной лодки «Камбала» появились в августе 2008 года, но при более тщательном изучении выяснилось, что это германская подводная лодка времен Великой войны.
На начало 2016 года подтвержденных данных об обнаружении кормовой оконечности подводной лодки «Камбала» нет.
Проект реконструкции памятника подводникам «Камбалы» и восстановления его первоначального вида был выполнен в Севастополе архитектором Р. А. Котельниковым, но до настоящего времени проект к сожалению не удается осуществить.

Проект реконструкции могилы-памятника погибшим подводникам «Камбалы»

В Первую мировую войну подводные лодки Черноморского флота вступили только в начале 1915 года, начав свои первые боевые походы.

К этому времени вступили в строй построенные по судостроительной программе 1911 года подводные лодки "Нерпа" ( сдаточные испытания были начаты в Севастополе в декабре 1914 года), "Тюлень" (февраль 1915), "Морж" (март 1915), "Краб" (июнь 1915).
Несколько позднее к ним присоединились ПЛ "Нарвал" (июль 1915), "Кит" (сентябрь 1915), «Кашалот» (ноябрь 1915).
Деятельность русских подводных лодок на Черном море оказалась весьма эффективной, особенно против турецких угольных транспортов, систематически ходивших между Босфором и угольными шахтами в Эрегли и Зонгулдаке.
Первый боевой поход на Черном море был совершен 20-23 февраля 1915 года подводной лодкой 'Нерпа', которая несколько часов пробыла на позиции Кефкен-Босфор, прикрывая набег наших кораблей на Зонгулдак.
29 апреля - 7 мая подводная лодка 'Нерпа' снова выходила на позицию в районе Зонгулдак-Босфор.
1 мая 1915 года она уничтожила шесть груженых фелюг и обстреляла две шхуны в бухте Кефкен-Адос, а 2 мая потопила шхуну на входе в Босфор.
В начале июня 1915 года подводная лодка "Тюлень" выходила в атаку на немецкий крейсер "Бреслау", но атака оказалась безуспешной
Но в следующем походе она уничтожила турецкий пароход "Эрдек" (660 брт.), барк "Тахив", колесный пароход "Гайрет" (230 брт.) и несколько шхун с углем.
28 июля 1915 года у острова Кефкен и 10 августа около Зонгулдака, пл. "Тюлень" утопила ещё два парохода с углем, один из них назывался "Зонгулдак" (1545 брт.).
Турецкие транспорты, научившиеся избегать частых встреч с русским надводным флотом, оказались под постоянной и невидимой угрозой.
Турецкое судоходство сократилось. В Стамбуле начались серьезные перебои с топливом, прежде всего с высокосортным углем для боевых кораблей. Немецкий линейный крейсер "Гебен" был вынужден из-за этого ограничить свою активность.
В сентябре 1915 года командир "Тюленя" П.С. Бачманов получил назначение на новую подводную лодку "Кашалот", а новым командиром удачливой субмарины стал старший лейтенант (впоследствии капитан 2-го ранга М.А. Китицын (1885-1960), которому вскоре было суждено стать самым знаменитым подводником императорского флота России.



Подводная лодка «Тюлень» в Южной бухте Севастополя


21 марта подводная лодка "Тюлень" уничтожила артогнем сразу 11 шхун с углем, причем некоторые из них ему пришлось таранить, чтобы они быстрее затонули, а также буксир и бригантину с грузом соли и керосина.
1 апреля 1916 года у мыса Галата-Бурну, при входе в Босфор "Тюлень" потопила пароход "Дутор" с грузом угля. Пароход затонул на мелководье, и турки решились снять с него уголь.
Но 16 апреля подводная лодка "Морж" своими торпедами окончательно добила это судно в мелкие обломки, а также пустила на дно стоявший под погрузкой угля из трюмов "Дутора" парусный бриг.
В апреле-первой половине мая 1916 года "Тюлень" потопила несколько турецких парусных шхун с углем.

Черноморские подводники не только успешно топили турецкие суда, но и захватывали и приводили их на буксире в Севастополь.

Так, 20-28 мая 1916 года ПЛ "Тюлень", действуя у болгарского побережья, потопила 4 парусные турецкие шхуны, а пятую, двухмачтовую шхуну "Балджи" (144 брт.) как приз привела в Севастополь на буксире.



7 июня 1916 года этот опыт привода «за ноздрю» турецкого судна в Севастополь повторила подводная лодка "Морж", которая захватила турецкий бриг "Бельгузар", следовавший из Констанцы, с грузом около 300 тонн керосина.



Севастопольская бухта. "Морж" буксирует "Бельгузар".



11 октября того же 1916 года произошел артиллерийский бой между подводной лодкой "Тюлень" и крупным турецко-германским транспортом "Родосто" (3662 брт), вооруженным 1 - 88 мм и 1 - 47 мм орудиями. Лодка уступала противнику по вооружению, имея 1 - 75 мм и 1 - 37 мм пушки, но её комендоры превзошли противника в скорости и меткости стрельбы.
С "Родосто" было выпущено 30 снарядов. ПЛ ответила противнику 46 выстрелами, 13 из которых попали в цель. Транспорт, на котором возник пожар, прекратил стрельбу и спустил шлюпки. Подводная лодка подобрала двух турок и шесть немцев, высадила на транспорт часть своей команды. Пожар потушили, привели механизмы в рабочее состояние, и через 40 часов привели транспорт в Севастополь.



За этот подвиг командир подводной лодки «Тюлень» старший лейтенант М.А.. Китицын был награжден орденом Святого Георгия IV степени.

Вот так успешно действовали Черноморские подводники в Первую мировую войну.
Надо отметить, что подводные силы Черноморского флота за всю войну потеряли только одну подводную лодку- «Морж».
Много загадок породила эта единственная боевая потеря среди русских подводных лодок на Черном море..
Это произошло в мае 1917 года, когда в России уже перестала существовать династия Романовых, но война еще продолжалась..
Последний раз «Морж» вышел из Севастополя вечером 28 апреля 1917 года, он должен был сменить на позиции у Босфора подводную лодку «Кашалот».
Подводная лодка «Морж» погибла со всем экипажем из 42 человек на позиции у берегов Турции в районе Эрегли.
Вот копия телеграммы Командующего Черноморским флотом А.В. Колчака

Адмиралу Русину Ставка
Из штаба Черфлота HP 1080/ОП
Б/СП 12/5 19 30
Оперативная секретная
Вышедшая въ очередной дозоръ 28 апреля подводная лодка Моржь подъ командой старлейта Гадонъ до сих поръ не вернулась Посланные на поиски миноносцы захватили пленныхъ которые показали что первого мая видели бой подводной лодки Моржь съ гидроаеропланами у Ерегли Вследствие етого является предположение что лодка во время боя погибла точка
19 час 25 минуть
12 мая 1917 года
номерь 1080/ОП
КОЛЧАК


28 июня 1996 года на территории летней резиденции генерального консульства России в Стамбуле открыт памятник морякам подводной лодки «Морж».



Памятник морякам подводной лодки «Морж» на безымянной могиле русских моряков на территории генерального консульства России в Стамбуле.


26 августа 2000 года у входа в пролив Босфор в Черном море в точке с координатами 41°22,45' с.ш. и 29°15,81' в.д. на глубине 90 метров международная подводная экспедиция обнаружила затонувшую неопознанную подводную лодку, которую по характерным признакам наличия решетчатых торпедных аппаратов Джевецкого можно считать подводной лодкой «Морж» (не исключено, что это французская "Тюркуаз";).
Корпус подводной лодки в кормовой части длиною около 12 метров разорван мощным взрывом и развернут на 120 градусов.

Надо сказать, что из 12 подводных лодок Германии, вошедших в Черное море в период Первой мировой войны было потеряно 5 пл, и действия немецких пл вследствие активных русских минно-заградительных операций, действия немецких ПЛ были весьма ограниченны,

Но подводным силам Императорского Черноморского флота России недолго пришлось существовать.
2-24 апреля 1919 года, в ожидании захвата Севастополя войсками "красных", подводные лодки АГ-21, "Налим", "Скат", "Лосось", "Судак", "Карп", "Карась", "Краб", "Кашалот", "Кит", "Нарвал", "Гагара" и "Орлан" по приказу английского командования были затоплены в районе Севастополя.
14 ноября 1920 года, после окончательного поражения "белых" на юге России, началась эвакуация из Крыма армии и флота генерала Врангеля.
4 подводные лодки: "Тюлень", "Буревестник", "Утка" и АГ-22 в составе "Морских Сил Белого движения" (около 150 вымпелов) ушли в Константинополь, а оттуда, в декабре - в Бизерту.
В Бизерту с белыми ушли почти все командиры и офицеры черноморских подводных лодок: М.А. Китицын, В.Е. Клочковский, Б.В. Соловьев, П.С. Бачманов, М.Е. Крафт 2-й, С.В. Оффенберг, Д.Д. Кочетов, В.В. Погорецкий, Я.С. Андросов, П.К. Столица и другие.

Сейчас подводные силы Черноморского флота России вновь возрождаются, на флот поступили 2 новейшие дизельные подводные лодки пр.636 с крылатыми ракетами «Калибр», ожидается поступление еще 4 подводных лодок.

Воспоминания о питонской жизни на «Авроре»

«Аврора» после продолжительного ремонта вновь заняла свое место на вечной стоянке, на Петровской набережной, напротив Нахимовского училища.
Вспоминаю далекий 1956 год! Но все было как-будто вчера!
В Питере белые ночи, а у нас - питонов выпускные экзамены....( "Питон"- производное от слова "воспитанник" нахимовского училища. Так мы тогда себя называли)
В ночь, перед экзаменом по физике, сижу на палубе «Авроры», под историческим орудием, и зубрю билеты по физике. Как всегда, на подготовку не хватило одного дня. Зубрил и уснул под ним.
Но знаменитая пушка, наверное, помогла и физику сдал на 5.
В те времена я еще не знал, что пушка, под которой я зубрил и спал, была не совсем той, из которой прогремел исторический выстрел, как говорили тогда «возвестивший о начале новой эры».
Та носовая шестидюймовая пушка, как и все остальные, была в 1919 году снята и отправлена на фронта Гражданской войны. Потом на «Аврору» установили 130 мм. пушки, но их тоже сняли во время войны в 1941г.
"Аврора" получила серьезные повреждения в годы Великой Отечественной войны. Во избежание опрокидывания на корабле открыли кингстоны, и он опустился на грунт на ровный киль. Произошло это в октябре 1941 г., а подняли "Аврору" только в августе 1944 г.
В 1947 году, во время ремонта, установили вновь шестидюймовые пушки, набранные по разным арсеналам, но однотипные тем, которые были на ней в 1917 году.
В отношении залпа и грома пушек «Авроры» тоже вопрос риторический...
Все, кто был на Английской набережной С.Петербурга, у особняка Румянцева, видели, конечно, мемориальную стеллу со следующей надписью:
«25 октября (7 ноября) 1917 года, стоявший против этого места, крейсер „Аврора“ громом своих пушек, направленных на Зимний дворец, возвестил 25 октября начало новой эры— эры Великой социалистической революции».
Но ведь не было никакого залпа и «грома своих пушек», а был лишь холостой выстрел бакового орудия.
Но назначение этого выстрела было - не сигнал к штурму Зимнего, а «сигнал для всех судов, стоявших на Неве (ведь их вошло в Неву около десяти), и призывавших их к бдительности и готовности». Об этом писал даже и первый комиссар крейсера А. В. Белышев.
Правда, факт и холостого выстрела некоторые историки подвергают сомнению по следующей причине.
На «Авроре» не должно было быть никаких снарядов,т.к. она уже длительное время, с 1916 года, находилась в ремонте на Франко-русском заводе, откуда и перешла к Николаевскому мосту (ныне Благовещенскому) на Неве, а затем через три дня вновь вернулась на завод для окончания ремонта. А как известно, перед постановкой в заводской ремонт весь боезапас с корабля выгружается.
Кроме того, по непонятным причинам исчез вахтенный журнал крейсера «Аврора» того времени, который бы развеял все сомнения историков. И он до сих пор не найден.
Как пишет В. Д. Доценко, известный морской историк, в своей книге "Мифы и и легенды Российского флота" уже в 1927 году крейсер "Аврора". был канонизирован как символ Октябрьской революции.
Однако, оставим все это на рассмотрение историков.
7 ноября 1948 г. крейсер поставили на вечную стоянку у набережной Невы, около Нахимовского училища.
В день 30-й годовщины Октябрьских событий 1917 года - 7 нjоября 1947года, крейсер был поставлен на Неве, в том же месте у моста Лейтенанта Шмидта (так, в ту пору назывался Николаевский мост), где он стоял 25 октября 1917 года, и по команде А. В. Белышева из носового орудия был произведен холостой выстрел в память об историческом событии.
В 1967 г. в дни празднования 50-летия Октябрьской революции этот выстрел повторили.
26 июля 1992 г. на крейсере "Аврора" подняли Андреевский флаг.
А вот «залпы и гром пушек «Авроры», направленных на Зимний дворец» - это просто один из мифов и легенд.
Ведь мы усердно создавали не историю России, а мифологию и легенды.
Но несмотря на все сказанное, крейсер «Аврора» заслужил почитание и уважение как старейший военный корабль Российского флота, участник Цусимского сражения и других событий за свой долгий век. А мифы и легенды об «Авроре» пусть вызывают к ней дополнительный интерес.
Возвращаюсь вновь в 50-е годы.

В те времена нахимовцы выпускного класса жили на «Авроре». Если я не ошибаюсь, то так было еще до 1961 года.
Там, где впоследствии после ремонтов «Авроры» в ее носовой части разместили помещения музея, в то время размещались кубрики, где мы и жили. вернее спали, а все остальное время проводили в учебном корпусе.
Экскурсантов тогда водили только по верхней палубе корабля и показывали историческое орудие на баке, радиорубку, расположенную по левому борту, из которой было передано «Воззвание к гражданам России».
На крейсере тогда действовало одно котельное отделение, которое обеспечивало отопление корабля, подачу горячей воды. Были очень хорошие душевые, где мы с удовольствием мылись.
Как мне помнится, в одном из бывших котельных отделений был спортивный зал для команды крейсера.
Работало котельное отделение на угле. Поэтому в начале осени устраивался большой аврал по погрузке угля на крейсер. Нахимовцев к этой работе не привлекали, всю погрузку осуществляли матросы команды крейсера.
К борту «Авроры» походила баржа с углем, уголь сначала выгружали на палубу корабля по левому борту, а затем его в мешках матросы переносили и сбрасывали в угольную яму, расположенную у котельного отделения. Всего по проекту корабля было 32 такие угольные ямы, которые вмещали до 900 тонн угля. Сколько их осталось и использовалось тогда не помню.
Но угля загружалось достаточно много, в чем мне пришлось убедиться воочию, т.к. грузить уголек в угольной яме действующего котельного отделения «Авроры» мне все-таки один раз пришлось.
Вернее не грузить , а перебрасывать уголь в угольной яме поближе к тому месту в ее нише, откуда его удобнее было брать матросам-кочегарам котельного отделения.
Этой «чести» некоторые из питонов удостаивались по воскресеньям, получив взыскание в виде «наряда на работу» или другое взыскание, и вместо увольнения иногда направлялись в угольную яму, чтобы помочь матросам кочегарам. И я был удостоен такой «чести» за свой чересчур строптивый характер.
Наш старшина роты - мичман Новожилов Борис Васильевич был, как говорят мужик- кремень, гонял всех нас нещадно, наряды на работы раздавал направо и налево.
Но иначе с нами было нельзя, ведь мальчишеская энергия била через край и не всегда была направлена, что называется в мирных целях.
Как сейчас помню эту громадную угольную яму (бункер) на крейсере.
С одной стороны яма почти под подволок (потолок) была заполнена углем, а с другой стороны, внизу у ниши, из которой его постоянно брали матросы-кочегары и забрасывали в топку котла, было уже относительно свободное место. Горела там какая-то лампочка, вся в угольной пыли, так что был практически полумрак.
И вот задача заключалась в том, чтобы ползая чуть ли на четвереньках под подволоком этой ямы перебрасывать этот уголек вниз, к нише, откуда его удобно было бы брать матросам -кочегарам.
Никаких респираторов не давали, поэтому угольной пыли наглотался вдоволь, отплевывался этой пылью достаточно долго.
Даже после продолжительного горячего душа глаза оставались покрытыми черною каймой еще пару дней.
Зато очень хорошо понял тяжелый труд кочегаров котельного отделения.
Второй раз такую процедуру естественно повторять не хотелось, и поэтому старался быть более осторожным и осмотрительным в своих поступках, чтобы не попасть опять в угольную яму.
Не знаю, применяли ли эту воспитательную меру после нас еще в питонии, но я в свое время это испытал, однако никакой обиды нет, даже интересно это вспомнить: Ведь когда-то уголек таскал в бункере знаменитого крейсера!
Думаю, если бы сейчас использовали такую «экзекуцию» к современным питонам, (правда «Аврора» уже давно не работает на угле), то она была гораздо более действенней, чем все другие меры воздействия, применяемые для возвращения провинившихся на путь истинный.
А крейсер «Аврора» для меня был и остался прежде всего памятью об учебе в Ленинградской питонии, неотъемлемой достопримечательностью города, символом Флота Российского, ведь это единственный сохранившийся русский боевой корабль со времен Цусимского сражения,в котором она принимала участие, в ходе которого погиб командир корабля капитан 1 ранга Е. Р. Егорьев.
Нам было очень жаль, что к моменту юбилейной встречи питонов выпуска 1956 года, которая состоялась 4 июня этого года, «Аврора» еще не заняла свое место перед Нахимовским училищем.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге...

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге, в подвале доме Ипатьевых, были расстреляны последний русский император - Николай II и его семья. Вместе с ними были расстреляны и члены их свиты.

Семья императора Николая II.1914г. ( Фото1)



Дочери Николая II со своей матерью императрицей Александрой Федоровной . 1913 г. (Фото 2)

В подвале дома были найдены стихи- молитва, которые написала написала Великая Княжна Ольга ( на фото 2 - слева) незадолго до расстрела:

Пошли нам, Господи, терпенье
В годину бурных мрачных дней
И пытки наших палачей.
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейство ближнего прощать
И крест тяжёлый и кровавый
С Твоею кротостью встречать.
И в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Теперь позор и оскорбленье,
Христос Спаситель помоги,
Владыка Мира, Бог вселенной,
Благослови молитвой нас…
И дай покой душе смиренной
В невыносимый страшный час.
И у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы-
Молиться кротко за врагов…

Воистину, большевики не ведали, что творили...

Останки Цесаревича Алексея и Великой княжны Марии ( на фото 2- справа ) до сих пор еще не захоронены....

Великая княжна Мария. 1906 г.

РПЦ все еще не может определиться с признанием достоверности проведенного следствия по идентификации их останков....

(Приведенные здесь старые фотографии раскрашены фотоколористом Ольгой Ширниной, которая раскрасила уже около двух тысяч исторических снимков, и выкладывает их в Интернете в свободный доступ).

Как утверждают наши историки император Николай II питал к флоту большую личную симпатию, поддерживая любые меры по его усилению, постоянно посещал корабли Балтийского и Черноморского флотов.
В марте 1895 года была принята семилетняя кораблестроительная программа с целью усиления Балтийского флота, затем принято решение о создании третьего флота в России — Тихоокеанского, с двумя ВМБ- Порт-Артуром, арендованном нами у Китая в 1898 году на 25 лет, и Владивостоком.
Но это к сожалению не помогло избежать Цусимы....

Царевича Алексея на фотографии мы видим в морской форме.
Несмотря на тяжелую болезнь (гемофилию), которой он страдал по наследству, его готовили и к военной карьере.
По желанию Государя -императора Николая II царевич Алексей должен был по достижению 13 лет, т. е. с 1917 года, воспитываться в Морском кадетском корпусе, который открылся осенью 1916 года в Севастополе и получил шефство наследника Цесаревича Алексея.
Строительство корпуса началось еще в 1914 году, с целью перевести сюда кадетские роты из Петербургского морского кадетского корпусе, оставив там толькот гардемаринские классы.
14 мая 1916 года Николай II, после посещения линейного корабля «Императрица Мария», который стоял в Севастопольской бухте, посетил место строительства Морского корпуса, на высоком берегу бухты Голландия на Северной стороне, о чем сделал запись в своем дневнике.
Севастопольский морской корпус был открыт 6 ноября 1916 года, еще в недостроенном здании, где начала обучение 1-я рота, из 125 молодых кадет, в которой и должен был в следующем году воспитываться царевич Алексей.

Вот этот прекрасный архитектурный ансамбль бывшего Морского корпуса

Но грянула февральская революция 1917 года.... , затем октябрь1917 года, а потом ипатьевский подвал...

В ноябре 1920 года вместе с русским флотом севастопольские кадеты покинули Севастополь и ушли на кораблях в Бизерту, где продолжали свое обучение.
В 1951 году в зданиях бывшего Морского кадетского корпуса было создано Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище, которое просуществовало до 1991года.
Более подробно об истории Севастопольского морского кадетского корпуса расскажу в своем блоге позже.

Страницы: 1 | 2 | 3 | След.


Главное за неделю