Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Записки военного журналиста

Ротный Горин

Ротный Горин



Когда в июле 1999 года лейтенант Александр Горин узнал о своем назначении в бригаду морской пехоты Каспийской флотилии, то появилось чувство, будто камень упал с души. По прежнему месту службы больше приходилось заниматься покрасочными да разгрузочными работами. Для выпускника взвода «черных беретов» питерского общевойскового училища подобная хозяйственная деятельность была настоящей каторгой. «Покупатели» из еще больше существовавшей на бумаге части обещали при хороших бытовых условиях и службу на пределе человеческих возможностей.
«А вот это мне подходит, испытание на предел», - подумал Саша и подал рапорт, как и полагается, на перевод к новому месту применения своих, как он полагал, исчерпывающих знаний офицера – морского десантника.
Майор Вячеслав Андрианов, командир 414 отдельного батальона морской пехоты 77 бригады не остался, мягко говоря, удовлетворен «маршевым» пополнением из прежней части Александра Горина. По старому квазифлотскому обычаю «чужакам» отдали самых недисциплинированных матросов, «залетчиков» по неуставным взаимоотношениям, любителей спиртного. Хотя лейтенант чем-то понравился комбату. Спокоен, немногословен, выдержан, с отменной реакцией классного спортсмена. Саша стал кандидатом в мастера в мастера спорта по боксу еще до училища, в 16 лет. Только ростом для картинного образа морского десантника, что называется, не вышел. Хотя для предстоящей боевой работы в горах важней всего была выносливость и умение быть незаметным на местности.
Комбат держал своих офицеров в ежовых рукавицах, учил на совесть. Вся одиночная подготовка отрабатывалась взводными и ротными наравне с матросами. Только лейтенанты обязаны были делать это все на голову выше подчиненных. Анрианов внушал им, вы пример во всем для подчиненных. Даже ваш внешний вид, ваш способ управления матросами. Перед подчиненными вы не имеете права появиться в плохом настроении, с унылой миной на лице, с красными от бессонницы глазами. Если плохо чувствуете себя, лучше не показывайтесь перед матросами и сержантами. Командир в их глазах обязан выглядеть уверенным, бодрым и неутомимым, вызывать восхищение – мол, взводный-то наш, поди, двужильный.
Тучи сгущались над седыми вершинами Кавказа. После позорного отступления 1996 года российские военные молча сглатывали обиду и горечь поражения, без слов терпели боль не отомщенных потерь. Но также как их предки из кавказского корпуса с природным русским терпением готовились к предстоящей брани. В Дагестане и на всем Северном Кавказе разворачивались опорные базы, готовились подразделения. Процесс проходил болезненно, при острой нехватке средств, при отсутствии твердой политической воли высшего руководства страны. О том, что успели, а чего не успели сделать, судить стало поздно в начале августа 1999-го. Поток из тысяч и тысяч разношерстных боевиков, отменно обученных, вооруженных и экипированных перетёк через горные «ворота» и огненной и беспощадной лавой стал сметать все живое со своего пути. Саша при назначении не испытывал ни малейших иллюзий относительно предстоящей деятельности своей новой части морских десантников. Словом, Горин готовься воевать в горах. Но, то, что война начнется через неделю после его прибытия в Каспийск, явно не ожидал.
Батальон проходил этап боевого слаживания, с утренней зарей до поздней ночи здесь занимались боевой подготовкой. В августе к чести командования, необученное подразделение бросать в бой не стали, дали время родиться настоящим «полосатым дьяволам».
Взвод Горина охранял аэродром возле Каспийска. С него винтокрылые «борта» перебрасывали «специальных» солдат в Новолакский район и в Ботлих на необъявленную войну. Обратно они возвращались измотанные до предела, в изорванных «камуфляжах», с лицами, покрытыми пороховой гарью, привозили с собой раненых и убитых.
Осенью каспийский «десант» пошел в Чечню. Взводный получил под команду два десятка морпехов, связиста с громоздкой рацией и позывной по связи – «Ворон». Тогда он еще не знал, что летать на своих двоих придется на отнюдь не авиационной линии Чечен-аул, Шали, Андийский перевал – Андийские ворота, Ца-Ведено, Бено-Ведено, Харачой, Агишбатой…
Работенка выпала самая тяжелая, на пределе физического выживания. Пешком остались пройдены сотни и сотни километров горных троп. На опорном пункте на сон остается от силы часа четыре в сутки. Днем дел у взводного невпроворот. Ночь на позиции делишь пополам с замкомвзвода, со здоровяком сержантом Станиславом Желтянским. Стас – мастер спорта по плаванию, отчислился по «идейным» соображениям из института, с факультета физкультуры и спорта. После службы долго перезванивались, года два назад, правда, связь потерялась.
Кто много спит, тот мало ведь живет. Ночью от смертельной усталости, бойцы, бывало, засыпали на позициях. Таких учили жестоко, незаметно подкрадывались, накидывали мешок на голову и на сутки оставляли связанными. Потом ни живой, ни мертвый от страха матрос жадно глотал воздух под хохот товарищей и безмерно радовался, что оставался жив. Понятно, второго «тихого часа» на посту тот уже себе не позволял.
На Андийском перевале Горин испытал наравне со всеми голод. С собой взяли ведь сухпая всего на трое суток, больше не унести. А просидели на промозглом ветру со снегом месяц. Вертолетчики подниматься на уровень 2 500 метров отказывались – у экипажей не было необходимых допусков к полетам на таких высотах.
Вначале «черные береты» растапливали снег с горных круч. Вода получалась дистиллированная, да такая, что ее невозможно пить, приходилось подсаливать. Здесь, на привольных летом пастбищах, не росло ни одно деревце, не выживал даже такой горный житель как можжевельник. Лишь кое-где рос шиповник. Для профилактики цинги пили его отвар. Надо отдать должное медикам, морпехов они снабдили драже с витаминами. Топливом в здешних краях служил сухой кизяк. Внизу, в аулах, его удалось немного купить. Кое-какие деньги у морских десантников с собой были. Потом, когда желудок начал прилипать к позвоночникам, решились начать поиски продуктов.
В горных кошарах по обычаю местные пастухи на всякий случай оставляли небольшие запасы для случайных путников. К выходам готовились как к боевой операции. На поиск отправлялся один командир взвода и десять матросов с полной выкладкой. Второй офицер оставался на позиции. Выпадет удача, два взвода несколько дней продержатся на подобном «подножном» корме. Потом на «охоту» отправляется следующая группа горно-морской пехоты. Так и перебились месяц. Потом открылись перевалы, подвезли продукты.
Грязь, пот, антисанитари. Такова обратная и, похоже, самая настоящая сторона любой войны. Вечный солдатский спутник, вошь, появилась у всех почти одновременно. Позже, когда начали обустраивать быт в ротном хозяйстве появились легкие сборные бани из снарядных ящиков. Старшина старший сержант, контрактник, с легко запоминающейся фамилией Крымский, деревенский житель откуда-то из сибирской глубинки, обзавелся даже подворьем с непременными индюками и баранами. Впрочем, характером старшина обладал боевым, весьма уверенно чувствовал себя на выходах на задание и в разведывательном поиске. А обедами и помывками в бане своих сослуживцев занимался добросовестно. Но как бы не в ущерб основной, морпеховской специальности.
Александр пробыл со своими ребятами почти год в двух командировках на войну. Двенадцать боевых месяцев меньше всего напоминали парад или победный марш под звуки полкового оркестра. Поставлена задача – вывести в назначенный район разведчиков, она выполняется в срок вне сносок на грязь и расстояния. Там же, в Чечне встретился со своим однокашником по альма-матер, с черноморским разведчиком лейтенантом Денисом Ермишко.
Перестрелки, короткие и скоротечные стычки. Такая вот неромантичная война досталась лейтенанту. Да и к лешему романтику, задачу бы выполнить, да людей не потерять. А о славе и орденах потом вспомним, когда вернемся.
За год войны ни один матрос лейтенанта Горина не был убит или тяжело ранен. Удача командира ни разу не становилась изменницей для Александра.
В один из дней после очередной «непрезентабельной» перестрелки в кустах наткнулись на тело боевика. Потом еще немало попотели, когда под огнем да на склизкой от недавних дождей земле дотащили «находку» до своего опорного пункта. Обыскали, как положено, нашли одно удостоверение народного избранника, да два блокнота. В первом – телефоны и адреса представительниц прекрасного пола по всей России. Во втором, стихи на английском языке. Кто это был, откуда, как оказался на пути наследников легендарных пластунов, остается только догадываться. «Добычей» затем занялись профи из разведки.
Лейтенант на войне та самая рабочая офицерская лошадка, тянущая на себе всю неприглядную тяжесть ратной работы. И Саша не задавал там лишних вопросов. Вокруг же происходили малопонятные события. Еще вчера он стрелял в «чехов». А сегодня уже объявляется первая амнистия. Колонна бородатых борцов за свободу Ичкерии проезжала мимо его блок-поста. Александр заглянул в «уазик», там сидел их командир в сопровождении сотрудника ФСБ. До конца жизни останется в памяти холодно-вежливая улыбка боевика, который не убил тебя вчера. Потом кого-то из амнистированных видели в селах, в милицейской форме. Политика, не солдату о ней судить. Словом, воюй и дальше, как скажут, лейтенант.
Непонятная война шла без прямых линий позиций и четко определенного врага. Пришли как-то разведанные о месте нахождения ныне почившего Шамиля Басаева. Федералы начали стягивать крупные силы. На дорогах и в аулах начало твориться что-то невообразимое. Демонстрации, толпы истеричных женщин образовывали живой щит перед бронетехникой. Потом, на горы спустился туман. Все затихло. Пойми теперь, что происходило там на самом деле. Однако, морпехи успели сделать доброе дело, из леса вывели омоновцев. Какой-то не в меру умный «вождь» отправил в засаду неподготовленных для подобных задач милиционеров, да еще без карт и связи. Как «засадников» самих не перещелкали подобно куропаткам, остается загадкой. Видно, судьба дала им шанс остаться жить.
Война для Александра прекратилась в одночасье. С месяц непонятного головокружения и тошноты завершились московским госпиталем. То, что взводный считал последствиями гастрита, рациона выживания и жирной тушенки, оказалась инкубационным периодом вируса гепатита. Когда позвонил домой, в Питер – мол, полный порядок, лежу в инфекционном отделении, то мать разрыдалась. На войне, она не могла представить, что можно заболеть банальной желтухой. Подумала, сын не хочет ее расстраивать известием о ранении. И через три дня приехала в Москву. Мать плакала от счастья, что Саша остался жив. А здоровье – поправится.
После госпиталя лейтенант Горин перевелся в родной город, был ротным в школе техников. Через полтора года новую должность сократили. Вынужден был уволиться. Принял решение вернуться на службу, но уже бойцом подразделения специального назначения ФСБ. Пока же зарабатывал на жизнь начальником службы охраны, телохранителем. После прохождения всех положенных тестирований и проверок выяснилось – «органы» также не избежали оргштатных мероприятий. Словом, снова жди у моря погоды и в горах тумана, старший лейтенант запаса. Да уж больно беспокойным характером его наделила природа. В Севастополе, в полку морской пехоты служил друг, майор Денис Ермишко. Созвонились. Денис был немногословен. Мол, если желаешь настоящей службы - иди в военкомат, призывайся по новой, езжай к нам. Взвод найдем, а дальнейшая судьба в твоих руках.
Октябрь 2004 года, первый месяц службы «по восстановлению» Александра Горина пришелся на военную инспекцию министерства обороны России. Для кого-то период напряженного смотра боевой готовности и организации службы оказался последней каплей для принятия решения об увольнении в запас. Для «чеченца» Горина недели напролет без отдыхи работы лишь успокоили сердце – наконец, вернулся в свой настоящий дом, в свою армию. А как дальше - так будет дальше.

Бригадный адмирал Георги Георгиев:«Эскадра общего моря» в третий раз обрела реальность»

С бригадным адмиралом ВМС Болгарии мы встретились в августе 2003 года на фрегате "Смели", на тот момент флагмане болгарских военно-морских сил. Личное впячетление от нашего общения осталось прекрасным. Адмирал был душой кают-кампании, образованным человеком, отлично знал русския, даже внес орфографическую правку в мой материал, который ему передал в Поти на рецензирование.
Идея создания единого формирования кораблей причерноморских стран обрела форму конкретных межправительственных и межгосударственных соглашений в начале апреля 2001 года в Стамбуле. «Эскадра общего моря» обрела официальное наименование Черноморская военно-морская группа. В том же году состоялась торжественное открытие ее первой активации в Гельджюке (Турция). По праву страны-инициатора ее первым командующим стал турецкий адмирал Нусрет Гюнер. В августе 2002-го руководство отряда боевых кораблей Причерноморья перешло украинской стороне. Контр-адмирал Игорь Тенюх – представитель ВМС Вооруженных Сил Украины – в течение года возглавлял ОБК с неофициальным названием «кораблей по вызову». Пальма первенства в третьей активации ЧВМГ перешла болгарской стороне. Командир Варненской военно-морской базы ВМС Болгарии бригадный адмирал Георги Георгиев принял под свое начало шесть боевых единиц под флагами России, Украины, Грузии, Румынии, Болгарии и Турции.
Болгарский адмирал – как и большинство представителей офицерского корпуса страны его поколения учился в Советском Союзе. В 1988 году он стал обладателем диплома об окончании военно-морской академии в Санкт-Петербурге. Русским языком владеет в совершенстве. Судите сами, в Поти, в 2003 году, когда я давал ему текст интервью на визирование он исправил допущенную мною орфографическую ошибку. Вместе с тем в уже 90-е годы изучил английский. Общий курс болгарского правительства на интеграцию в европейское сообщество, в Североатлантический блок сказался и на лингвистических «пристрастиях» военных страны на Балканах.
Вниманию российского читателя предлагается интервью с бригадным адмиралом ВМС Болгарии Георги Георгиевым, в 2002-2003 годах он командовал Черноморской военно-морской группой оперативного взаимодействия.
Визитная карточка собеседника. Бригадный адмирал Георги Георгиев родился 17 августа 1956 года в городе Айтос Бургасской области. В 1979 году получил диплом по специальности «Кораблевождение ВМС» ВВМУ имени Н.Й. Вацпарова в Варне. После окончания военно-морской академии в Санкт-Петербурге свое образование не завершил. В «активе» бригадного адмирала курсы генерального штаба в Софийской военной академии имени Г. С. Раковского. Служил на ракетных катерах, прошел все должности от командира боевой части до командира бригады.
Указом президента Республики Болгарии в мае Георги Георгиеву присвоено звание бригадного адмирала с одновременным назначением на должность командира военно-морской базы в Варне. В 2006 году назначен на вышестоящую должность в Главный штаб ВМС Болгарии.
-Господин бригадный адмирал, многие журналисты отметили ваше великолепное владение русским языком. Насколько он по-прежнему популярен в вашей стране?
-С одной стороны официальный язык наших учений английский. Но с точки зрения доброжелательных человеческих взаимоотношений, простой вежливости, считаю нормальным разговаривать с людьми на их родной речи. Если есть, несомненно, возможность. В Севастополе, в Новороссийске, в общении с простыми людьми, при взаимодействии в море при проведении учений, просто в ходе встреч я без особых трудностей общаюсь с русскими и украинскими моряками, представителями властей, жителями и журналистами. Но, будь такая возможность, с таким же удовольствием непосредственно общался бы и с турками, румынами.
Другое дело, далеко не всегда те, кто вроде и говорит на одном языке, понимают друг друга. Для взаимопонимания и доверия, взаимовыручки и дружбы необходимо иметь желание делать одно общее дело. Морякам – а мы все моряки, надо пройти одними курсами, выполнить не одну совместную задачу, познать и преодолеть экстремальные ситуации. Жизнь есть жизнь, и стихия есть стихия. А насчет знания русского языка в Болгарии…. В Бургасе или в Варне, в Софии или Пловдиве русского поймут и без переводчика.
-Насколько тесно складывается взаимопонимание и сотрудничество между моряками во вверенной вам «эскадре по вызову» (прим. – Ордер Согласия ЧВМГ начнут называть только со следующего года)?
-В Гельджюке произошла неприятность на украинском корвете капитана 3 ранга Александра Тарасова. Матрос был травмирован. Турецкая сторона оказала ему немедленную помощь. Жизнь человека была вне опасности. Но возникла проблема с его транспортировкой в Севастополь. Для больного человека выдержать две недели в море на небольшом корабле - очень тяжело. А необходимые условия для ухода за ним были на российском «Пытливом». Решение руководству ЧВМГ о размещении украинского военнослужащего на русском корабле давалось непросто. С точки зрения международного права такая операции называется неприятным для россиян словом «интервенция». И получить на нее официальное разрешение по дипломатическим каналам очень непросто. Но понятия офицерской чести и своего долга одинаково для офицеров любой страны. Стремление сберечь жизни своих подчиненных, сохранить здоровье своих матросов, как я вижу, одинаково сильно среди командиров всех кораблей ЧВМГ.
Мы оценили обстановку. И решили обратиться к российскому командиру с предложением взять травмированного украинского моряка на свой борт. Если бы капитан 2 ранга Олег Криворог отказался, то никто не посмел его ни чем обвинить.
Все понимают риск, цену ответственности за человеческую жизнь. Русский командир – настоящий офицер. Моряк с «Винницы» получал все две недели надлежащий медицинский уход. А уже в Севастополе его разместили в госпитале.
Командование ЧВМГ видит свое предназначение и том, чтобы происходили тесные контакты между моряками всех наших кораблей. Несомненно, они сложны. Не всегда матросы знают язык, разные принципы комплектования – как следствие получается большая разница в возрасте между призывниками и профессионалами. Но все преодолимо, ничто не может остановить дружеских контактов людей, которые живут и служат на берегах общего для всех Черного моря.
-Насколько плодотворна в контексте роста профессионального мастерства командиров и экипажей оказалась третья активация международных учений «эскадры по вызову»?
--Считаю своей профессиональной удачей получить под начало лучшие экипажи и боевые единицы флотов Причерноморья. Одно несомненное преимущество нынешней активации – все корабли в основном представлены классом «фрегат». И хотя они все разной постройки, мы значительно упрощаем для себя управление ордером в море. Грузинской стороне на патрульном катере «Тбилиси» приходится гораздо сложнее. Катера не предназначены для столь длительных переходов ни по запасам, ни по условиям размещения экипажей. Причем значительно расходуется моторесурс. Как моряк-катерник испытываю уважение к волевым качествам грузинских коллег. Малейшее волнение на море осложняет переход «Тбилиси». И не всегда его, возможно, включить в единую программу общего учения по непосредственному предназначению, скажем, по противоминной или противолодочной подготовке. Но само Черное море благоволит к нашим морякам. Все пока происходит при благоприятных погодных условиях.
С профессиональной точки зрения наиболее целесообразно формировать военно-морскую группу из кораблей одного класса. Возможности же каждого государства совершенно разные. И командование «БЛЭКСИФОРа» исходит из реальности, работает именно с теми кораблями, которые направляют правительства государств.
Мое мнение – при каждой активации целесообразно присутствие всех предыдущих командующих ЧВМГ. Сейчас, пока еще накоплен небольшой опыт, подобный «консилиум» экс-командующих необходим. Как-то звучало предложение проводить учения дважды в год. Но экономическое развитие каждого государства Причерноморья различно. И не все страны могут себе позволить направлять свои корабли на активную фазу учений. В качестве компромиссного варианта высказывалось мнение об организации работы постоянно действующего штаба ЧВМГ. Но не все страны в состоянии командировать на год в другую страну своих офицеров. В любом случае – все возникающие вопросы вполне преодолимы. Есть желание всех участников поддерживать жизнь в столь еще молодом формировании кораблей на Черном море.
-Насколько на ваш взгляд ценен практический опыт для командиров и экипажей участников Черноморской военно-морской группы?
-Кораблями командуют молодые, но профессионально очень высоко подготовленные офицеры. Предела же совершенству не бывает. Проводятся постоянные учения, повышается уровень командиров и моряков. Образно говоря, в море встретились две различные военно-морские системы, во многом противоположные школы. С одной стороны – западная, британская, представляемая в большей степени турецкими моряками. И – русская, советская. Пока вполне успешно находили взаимодействие, без непреодолимых сложностей проводили учения, в том числе и по линии коммуникаций. (Прим. – термин, соответствующий принятому в России «связь»).
Выражаю благодарность всем штабным офицерам за совместную работу, высокий профессионализм. Начальник штаба Черноморской военно-морской группы грузинский капитан 2 ранга Заза Ерквания – один из лучших офицеров, с кем мне довелось работать. Командиры фрегатов «Явуз» (Турция) и «Смелый» (Болгария), СКР «Пытливый» (Россия), патрульного катера «Тбилиси» (Грузия), корветов «Винница» (Украина) и «Контр-адмирал Мачеллариу» (Румыния) на высоком уровне выполнили все задачи в море. До недавнего времени, было, редкостью, когда совместном плавании находились российский и украинский, болгарский и турецкий, грузинский и румынский командиры. Но капитаны 2 ранга Олег Криворог, Огнян Колев и капитаны 3 ранга Тамер Зорлубаш, Александр Тарасов, Адриан Лепедату, капитан-лейтенант Роин Джиджелава показали отличный пример как можно найти общий язык за столь короткий срок, сплаваться и даже подружиться.
-Господин адмирал, для севастопольского читателя, как и для многих россиян и украинцев, Болгария в 90-е годы оказалась информационно закрыта. Чем живет ваша страна?
-Наш народ выбрал демократический путь развития, интегрируется в мировое сообщество. Болгары пережили в последние годы кризис в экономике. Сегодня в стране идет массовая приватизация государственной собственности. В обществе растет уверенность в благополучное завтра. Наши граждане считают: достойное будущее для себя и своих детей возможно построить только своими руками. Жизненный уровень в нашей стране далеко не самый высокий в Причерноморье. Но мы, болгары, верим – все преодолимо в труде и старании человека. И надеемся большей частью только на самих себя.
Во внешней политике наше правительство развивает сотрудничество с Европейским Союзом, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе. Вступление нашей страны в НАТО – принципиально решенный вопрос. Общая цель болгарской внешней политики – превратиться в центр миротворчества на Балканах, интегрироваться в единую Европу.
С Россией мы стремимся развивать традиционно дружественные отношения. Мы помним – именно русские богатыри принесли нашей земле долгожданную свободу. Другое дело, мир, в котором мы живем, изменился. Россия отказалась от приоритета силы во внешней политике, стремится строить конструктивные отношения со всеми странами. Болгария на своем уровне стремиться занять свое место в Европе, в мире.
-Какое место в государственной политике отводится вооруженным силам Болгарии?
-Общая концепция – наша страна должна обладать небольшими, посильными ее экономике армией, военно-морскими и военно-воздушными силами. Сейчас остро стоит проблема модернизации существующих и закупки новых вооружения и техники. В перспективе мы хотим начать строительство собственных боевых и вспомогательных кораблей.
Важный аспект деятельности болгарских вооруженных сил – участие в миротворческих операциях. Наши солдаты и офицеры выполняли и выполняют свой долг в Кампучии, в Косово, в Боснии. Болгарское подразделение находится сейчас в Ираке. Уже накоплен большой опыт участия в международных операциях. В той же Кампучии из-за неопытности командования и рядовых происходили несчастные случаи, гибли солдаты. Сейчас все проходит намного продуманней, подготовка ведется предельно тщательно.
В вооруженные силы сейчас приходят молодые офицеры, они ориентированы изначально и приобретают опыт участия в международных военных операциях, как в составе формирований ООН, так и НАТО. Военно-морские силы все более активно принимают участие в совместных международных учениях. И мы уделяем большое внимание изучению иностранных, преимущественно английского, языков нашими офицерами, их подготовке к взаимодействию в составе международных контингентов.
-Следующий вопрос из сугубо военной области. Фрегат «Смелый» сейчас укомплектован матросами и старшинами на контрактной, постоянной основе. Как идет процесс профессионализации в ваших вооруженных силах? В России, в частности на Черноморском флоте РФ, мы столкнулись с тем, что в боевые части и на корабли профи идет не совсем охотно?
-У нас, в Болгарии, все происходит также непросто. И одно дело - масштабы России, общая численность ваших вооруженных сил. В любом случае необходима стабильное экономическое положение в государстве, твердые социальные гарантии. Сейчас и у нас начали уходить с флота старшины и мичманы с 15-20 летним опытом службы. Причины, пожалуй. Те же, что и у вас. Поменялись многие законы, меньше стало социальных гарантий. Но ведь именно на них держится корабельный уклад, данная категория наиболее профессионально знает свое дело. Но удержать человека насильно на службе невозможно, для этого необходимо создавать социальные условия.
Формировать контрактными матросами и старшинами экипажи кораблей заставили сами обстоятельства. При сроке призывной службы в три года уровень знания специальности моряками был вполне достаточен. У меня самого, когда служил на катере, были матросы из тех же студентов, которые в течение нескольких недель изучали все инструкции, документы. Но потом срок службы сократился. И мы сейчас заключаем первый контракт на три года с последующим автоматическим продлением. Профессионалы, как правило, дисциплинированы, стремятся учить специальность. Деньги, один раз вложенные в их подготовку, работают долгое время.
-Господин адмирал, пользуясь возможностью, что бы вы хотели сказать, пожелать россиянам?
-Мира, добра, счастья. Так совпало, во время визита кораблей ЧВМГ в Краснодаре произошел террористический акт. Погибли люди. Мы соболезнуем русскому народу в его трагедии. Еще раз подтвердилось – терроризм не знает границ, он обладает жестокой сутью. Человеческая природа так устроена, у нас у всех своя, правда. Но террористы совершили взрыв. И погибшие люди уже ничего не скажут, их нет в нашем мире.… Нельзя оправдать решение политических целей за счет страха народа, кровью невинных жертв.
Лишь единство общества и государственной власти способно преодолеть подобное зло. Дай вам Бог, русским, разума, терпения и воли обрести спокойствие и мир в своей стране. И хотелось бы дальше ходить с вашими моряками под флагом общего для всех нас Черного моря.
-Благодарю за беседу.

Капитан 1 ранга Александр Мыршу: «Step by step» мы совершенствуем «BLACKSEAFOR»

Данное интервью с румынским командующим ЧВМГ ОВ было выполнено на флагманском корабле ВМС Румынии фрегате УРО "Марашешти" летом 2005 года при стоянке в турецкой военно-морской базе Эрегли на Черном море. Здесь я также постарался отойти от политических шероховатостей в отношениях между нашими государствами, прекрасно понимая, румынский капитан 1 ранга не оказывает по вполне понятным причинам на них ни малейшего влияния и в официальном интервью всегда будет поддерживать официальную позицию своего правительства.
ВМС Румынии для российских моряков в силу определенных обстоятельств с начала 90-х годов прошлого века превратились в «неизвестный» флот. Хотя до тех же портов Констанца или Мангалия от Севастополя меньше суток перехода. В нынешнем году командование Черноморской военно-морской группой оперативного взаимодействия принял старший офицер румынских ВМС, капитан 1 ранга Александру Мыршу. И вполне понятно, отчего во время его интервью корреспонденту в конечном пункте первого, летнего, этапа учений ЧВМГ речь шла не только о совместной работе кораблей эскадры «Общего моря». А речь заходила и о перспективах развития военного флота нашего ближайшего соседа по Причерноморью, о возможностях сотрудничества и взаимных связях российских и румынских моряков.
Капитан 1 ранга А. Мыршу родился 17 июня 1962 года в Констанце. В 1984 году стал обладателем диплома об окончании военно-морской академии. В послужном списке – исполнение должностей дивизионного специалиста противолодочного вооружения, начальника штаба и заместителя командира дивизиона. Образовательный уровень весьма высок. Помимо нескольких офицерских классов, в конце 90-х годов закончил высшую военную академию в Бухаресте.
Если провести параллель с офицерским составом эпохи Варшавского договора, то Александр Мыршу являет собой характерный образец военного руководителя переходного периода. Начиная с 2000 года он прошел поэтапно серьезную подготовку по стандартам Северо-Атлантического союза. На лингвистическом семинаре в американском Ньюпорте в 2000 году, в Канаде, на ежденародных ориентационных курсах штабных офицеров в голландском Делфте, в командном коллеже в Ватчфилде, Великобритания, его знания и само мировоззрение формировались в полном соответствии с западными военными стандартами. Нынешняя должность, которую занимает с декабря 2004 года капитан 1 ранга А. Мыршу, возможно перевести как начальник оперативного управления штаба ВМС Румынии. Летом 2005 года мне довелось интервьюировать командующего ЧВМГ, представителя ВМС Румынии. Переводчиком тогда выступил старший лейтенант Никола Георгиев, ВМС Болгарии.
-Господин капитан 1 ранга, нынешнее развертывание кораблей Причерноморья проходит уже в пятый раз. Скептики в разных странах предрекали окончание каких либо совместных действий военно-морской группы едва ли не с самого начала. Насколько идея «BLFCKSEAFOR» оказалась жизнеспособной? И в чем его объединяющая сила?
-Действительно, под флагом румынской стороны корабли военно-морских сил собираются уже в пятый раз. Если до прошлого года мы однократно развертывались и участвовали в совместных тренировках и учениях в море в течении примерно месяца. То с 2004 года ситуация изменилась. Активации разделились на два этапа – летний и весенний. Сегодня под флагом ЧВМГ собралось пять кораблей, 713 офицеров, петти-офицеров (мичманов), матросов. Нами в едином ордере пройдено 1590 морских миль. «BLFCKSEAFOR» совершил заходы в Констанцу, Варну, Эрегли. Поочередно над нашими кораблями поднимались флаги стран визитов – Румынии, Болгарии, Турции. Всего же с 2001 года в состав ЧВМГ направлялось более тридцати кораблей, причерноморцами в полной мере себя могут называть около четырех тысяч военных моряков шести стран. У нас, в Румынии есть корабль – ветеран ЧВМГ, корвет «Адмирал Хорио Мачеллариу». Для украинского «Славутича» данное развертывание также далеко не первое. Фрегат УРО «Фатих» ВМС Турции был в первом составе нашей общей «команды» еще в 2001 году.
Сегодня есть все основания утверждать – опыт создания и совместной работы в море единой группы боевых кораблей оказался далеко не пустой затеей и бессмысленной тратой денег. Рост мастерства и непрерывное развитие проводимых маневров по сложности выполняемых задач вполне очевидны. Другое дело, насколько повысилась наша готовность продвинуться вперед, усовершенствовать учения и добиваться более значимых целей. Здесь должен срабатывать принцип «step by step» - шаг за шагом.
На мой взгляд, есть политическая основа для существования группы кораблей черноморских стран. Все страны Причерноморья желают жить в мире и процветании. Морская составляющая экономики слишком значима для Украины, Турции, Румынии, Болгарии, России, Грузии. И мореплавание, перспективные отрасли нефтегазодобычи в континентальном шельфе следует сделать максимально безопасной как от угроз террористических атак, так и от возможных ударов стихии и техногенных катастроф. Сделать же в данном направлении предстоит еще очень и очень многое, причем явно выходящее за границы «BLFCKSEAFOR».
Вместо отступления. Статус официального военного журналиста не позволил мне из соображений политической корректности задать один вопрос. Но не вдаваясь в комментарии, считаю необходимым довести до читателя следующую информацию. Незадолго до церемонии активации в Констанце по СМИ прошло сообщение об обращении правительства Румынии в международный суд в Гааге с иском к Украине о разделе экономического континентального шельфа. В начале сентября украинская сторона обязана определить свое отношение по данной проблеме. После чего европейский судебный орган примется за рассмотрение дела. В общей сложности тяжба продлится два года.
Напряженность в румынско - украинских отношениях началось вскоре после распада Советского Союза, с обретением Киева независимости. До 1991 года, вполне понятно, о подобном развитии событий не шло и речи. Но примерно в тот период времени в районе острова Змеиный и в континентальном шельфе нефтеразведка обнаружила значительные запасы углеводородного сырья. До прямых территориальных споров, к счастью, дело не дошло – сработала сложившаяся система безопасности и сотрудничества в Европе. Но разногласия по использованию прибрежных ресурсов остались и приобретают форму судебной тяжбы.
-Один из прежних командующих эскадрой «Общего моря» болгарский адмирал Георги Георгиев на пресс-конференции заявил: «Под моей командой сейчас лучшие корабли Черного моря». Вы готовы присоединится к его словам?
-Вне всякого сомнения. Фрегат УРО «Марашешти» уже несколько лет является флагманом и наиболее боеспособным кораблем румынских военно-морских сил. 8 июня «Марашешти» выполнил совместные стрельбы с ракетным катером «Зборул» и береговым ракетным дивизионом. Причем, они были признаны одними из самых успешных в современной истории наших ВМС.
Турецкий фрегат УРО «Фатих» так же признан одним из лучших в своем классе. Отдельно хотел бы сказать о российском «Ямале». И по морским качествам, и по содержанию он сделает честь любому флоту. А командир капитан 1 ранга Игорь Гавриш по праву заслужил называться мастером-капитаном, настоящим морским волком. Нельзя сказать, что все учения и маневрирования проходили идеально. Такое невозможно, ведь все мы призваны тренироваться. Но главное способность и желание развиваться по всем направлениям.
Наш клуб командиров Причерноморья в который входят капитан 1 ранга Игоь Гавриш, капитаны 2 ранга Адриан Иордаше, Геннадий Касько, Мустафа Коч, капитан 3 ранга Павлин Штерев - высокопрофессионален. Такими офицерами их страны могут только гордиться.
-Так складываются обстоятельства, что ВМС Румынии сегодня становятся для российских моряков «неизвестным» флотом. Некогда тесные контакты между нами во многом потеряны. Не могли бы вы подробней рассказать о перспективах военно-морского строительства в вашей стране, о роли в системе обороноспособности и внимании высшего руководства страны к проблемам военных моряков?
-Я так полагаю, общие закономерности развития примерно одинаковы для всех флотов мира. Все будет зависеть от тех целей, которые ставит перед ВМС политическое руководство. Шаг за шагом, в полном соответствии с возможностями экономики Румынии состав ВМС будет обновляться. Возможности нашей национальной судостроительной промышленности вы сами могла наблюдать на примере «Марашешти», корветов «Адмирал Хорио Мачеллариу», «Контр-адмирал Себастьян» и других кораблей.
Наш фрегат построен на верфи в Мангалии и является наиболее крупным боевым кораблем, построенным в Румынии. Если пройтись по нему и внимательно прочитать надписи на оружии, технике и оборудовании, то нетрудно заметить, что они на русском языке. Впрочем, во время постройки Румыния входила в состав стран Варшавского договора и иного вооружения, чем советское, не имела возможности ни производить по лицензии, ни закупить. Производство собственных систем вооружения в состоянии и позволить себе лишь технологически и экономически развитые страны. При всех наших трудностях румынская промышленность оказалось способной производить модернизацию многих систем ракетной и авиационной техники, оружия и боеприпасов.
За несколько последних месяцев в составе наших ВМС появились корабли английской постройки, обозначенные во всех военно-морских справочниках как тип 22. Я считаю, после вступления нашей страны в НАТО, именно на основе подобных кораблей будет в превосходной степени осуществляться организационный, профессиональный и технический переход на стандарты Северо-Атлантического Альянса. Причем президент Румынии господин Траян Басеску встречал первый корабль английской постройки – фрегат УРО «Ригеле Фердинанд». На торжествах в Констанце он заявил: «Теперь мы надежно будем защищены с моря». Относительно недавно к нам прибыл и фрегат УРО «Регина Мария». Сейчас на кораблях проводится необходимый курс подготовки. Есть значительные успехи. На дне ВМС вы сами наблюдали за посадкой вертолетов на палубу «Ригеле Фердинанда».
Как и принято во всех странах, относящихся к демократическим, мы твердо выполняем политическую волю законно избранного народом высшего руководства страны. Сейчас Румыния интегрируется в структурах Альянса, стремится к вступлению в единый европейский дом.
-Какими вы видите перспективы развития сотрудничества с российским военно-морским флотом?
-Сам я выступаю за самые тесные контакты с вашим флотом, желал бы как можно чаще видеть корабли под Андреевским флагом и в Констанце, и Мангалии. Но из всех программ нашего сотрудничества действует лишь одна - «BLACKSEAFOR».
-В какой взаимной связи находится программа «BLACKSEAFOR» и операция «Черноморская гармония»: они существуют совершенно независимо, одна является логическим развитием другой, дополняют друг от друга?
-Вы знаете, наверное – ни одно, ни другое, ни третье. Черноморская военно-морская группа действует в соответствии с одними соглашениями. «Черноморская гармония» создается на иной договорной основе. Но данные обстоятельства на исключают, а даже предполагают совместные учения в море, тесные контакты. Собственно, что и произошло на второй морской фазе учений при подходе к Босфору. Совместная работа с турецкими фрегатами УРО «Салихреис» и «Гемлик» оказалась полностью выполненной. А участвовать или нет в «Гармонии» - в компетенции руководства стран Причерноморского региона.
-В завершении нашего разговора, скажите, насколько высоко вы оцениваете уровень профессионализма и способность найти общий язык в работе вашего многонационального штабы?
-Все слова только в превосходной степени. Российский начальник штаба капитан 1 ранга Михаил Сухвал обладает колоссальным опытом планирования операций, участвовал во всех без исключениях развертываниях ЧВМГ. Более молодые его коллеги капитаны 3 ранга Ондер Челеби и Вадим Попалов успешно справились со своими обязанностями. Офицер по связям с общественностью старший лейтенант Никола Георгиев так же оказался достойным членом команды. Офицер связи капитан-лейтенант Звиад Кочалидзе также достоин хорошей оценки. Всех моряков, которые были в моем подчинении, благодарю за усилия при выполнении планов учений.

Капитан 1 ранга ВМС Грузии Геннадий Хайдаров:«Под моей командой были лучшие корабли Причерноморья»

Данное интервью было состоялось на борту фрегата ВМС Турции "Йылдырым" в апреле 2005 года. Корректировать в соответствии с политическими изменениями в прошедшем с тех пор семилетии не стал. Наше поколение прекрасно помнит к чему приводит корректировка истории в контексте настоящей политики.

Четвертая активация Черноморской военно-морской группы завершилась. Эскадра «общего моря» прошла очередной этап в своем развитии. Впереди несколько месяцев до очередного развертывания ОБК Причерноморья под командованием румынского командующего. Сейчас наступает время осмысления уже накопленного опыты совместного решения задач. Вниманию читателя предлагается интервью с четвертым командующим «БЛЭКСИФОРа» капитаном 1 ранга Геннадием Хайдаровым, ВМС Грузии.
-Господин капитан 1 ранга, еще до начала учений, в августе 2004 года на пресс-конференции в Батуми, на вопрос журналистов относительно подготовленности кораблей и экипажей к решению задач совместного плавания вы ответили – я уверен, под мое командование направлены лучшие боевые единицы Причерноморья. Насколько подтвердилась ваша уверенность за два месяца активных фаз развертывания группировки «общего моря»?
-Подтвердилась на все сто процентов. Не стану скрывать, в море все обстояло далеко не так гладко, как планировали. Но как иначе, мы все учимся, техника имеет свойство выходить из строя, подчас в самый неподходящий момент на всех, без исключения, флотах. Важно другое, стремление экипажей достойно представить свои военно-морские силы на международном уровне, выполнить с честью свою настоящую мужскую работу.
Походный штаб «БЛЭКСИФОРа» разместился на фрегате УРО «Йылдырым» капитана 2 ранга Мурата Деде. И по этой причине, волне понятно, я обладаю наиболее полным впечатлением об организации именно турецкого корабля. Здесь есть чему поучиться. Бессменный участник эскадры «общего моря» - корвет ВМС Румынии «Контр-адмирал Хория Мачеллариу» капитана 2 ранга Флорина Танасе. Офицеры, экипажи здесь накопили огромный опыт в совместной работе. И, несомненно, все это чувствовалось.
Корабль управления ВМС Украины «Славутич» капитана 2 ранга Геннадия Касько также ранее принимал участие в учениях ЧВМГ. Болгарский средний десантный корабль «Антарес» капитан-лейтенанта Радко Пенева впервые присоединился к нам уже во время второго развертывания в апреле 2005 года. Но о каких-то проблемах, связанных с недостатком опыта, речи даже не заходило. Командир, его офицеры и матросы вполне оказались готовы занять достойное место в едином строю.
Российский БДК «Цезарь Куников» капитана 2 ранга Сергея Синкина, считаю, полностью подготовлен для решения задач любого уровня сложности. Насколько я владею информацией, именно «Куников» будет представлять ВМФ в 2006 году, когда морской палаш командующего ЧВМГ перейдет в руки российского офицера.
В силу вполне понятных причин размещение нашего штаба на грузинском патрульном катере «Диоскурия» невозможно. Приятно, что в Батуми все командиры предложили свои боевые единицы для весьма хлопотной роли корабля управления. Всем им выражаю признательность. Мы остановили свой выбор отнюдь не по политическим пристрастиям на «Йылдырыме». По условиям размещения и работы он как нельзя лучше подходит для подобных целей.
--Командование боевыми кораблями одновременно из шести стран весьма непростое дело. Как удалось справиться, объединив то, что раньше считалось невозможным совместить?
--Роль офицеров штаба сложно переоценить. Я вполне доволен уровнем подготовки и отношения к выполнению поставленной задачи начальника штаба капитана 1 ранга Никулае Вилсона, он представляет ВМС Румынии. Во время пребывания в Бургасе еще раз поблагодарил болгарского бригадного адмирала Георги Георгиева за помощь. Опыт его командования в 2003 году Черноморской ВМГ оказался ля меня весьма кстати и очень полезен.
--В свою очередь, есть ли у вас какое-то видение решения проблемы именно с передачей опыта на уровне командующего и его органа управления?
--Неоднократно в узком круге общения обсуждался вопрос о том, чтобы на церемонию каждой активации прибывали все прежние командующие «БЛЭКСИФОРа». Каких-либо технических и финансовых трудностей для того, чтобы один раз в году собрать вместе нескольких офицеров из причерноморских стран я не вижу. Польза же от этого, несомненно, будет огромная.
Намного более болезненна другая проблема. Успех любого серьезного дела невозможен без кропотливой организационной работы и хорошо поставленного управления. ЧВМГ не исключение. Но реальное положение сейчас, если говорить корректно, далеко не оптимально. Штаб работает впервые два месяца в году. С одной стороны, срок явно недостаточен для приведения управленческого «механизма» в нормальное, работающее состояние. Но и это для нас прогресс. Ведь до недавнего времени все ограничивалось временными рамками. Подготовить все необходимые документы, произвести все положенные согласования, как показывает опыт, невозможно. Другой вопрос, кадры управленцев необходимо готовить применительно к специфике театра, с учетом особенностей всех кораблей.
Обратимся к мировому опыту. Соединение, подобное Черноморской военно-морской группе действует на Средиземноморье, причем вполне успешно, в составе восьми стран-участников. Там существует единое управление на постоянной основе, от каждой страны направляются офицеры. Мы также высказываем предложение рассмотреть на компетентном уровне вопрос о размещении постоянного штаба ЧВМГ в том же Эрегли, или в Севастополе. Все подобные моменты решаемы. Главное достижение, найдено понимание важности и необходимости создания постоянного действующего организма, как ее образно называют, эскадры «общего моря».
--В чем, на ваш взгляд, актуальность для причерноморских стран многонационального военно-морского объединения?
--Впервые в своей многотысячелетней истории военные моряки всех народов стран, расположенные на берегах древнего моря, одной из колыбели цивилизации, ходят вместе по черноморским просторам в едином ордере Согласия. Мне хочется верить в одно, наши усилия не окажутся напрасны. А «БЛЭКСИФОР» переживет надолго первых своих участников.
Моряки во все времена выступали в роли первых народных дипломатов. Именно нам, служителям морской стихии легче всего находить общий язык. Если удается договориться на нашем уровне, то Причерноморье получает великолепный шанс объединить усилия во имя единых целей. А они есть, важные для безопасности и экономики всех стран. Судите сами. Только в порты родной моей Грузии заходит ежедневно от 3 до 5 судов. За год данная цифра составляет более тысячи. Стамбул, со мной согласится даже несведущий человек, морской транспортный узел мирового значения.
Одесса, Новороссийск, Бургас, Варна и Констанца при не всегда схожей структуре грузооборота объединены одним общим знаменателем – они приносят значительные доходы в бюджет своих государств, здесь созданы десятки и сотни тысяч рабочих мест. Любая нестабильная ситуация на морских коммуникациях способна привести к нежелательным последствиям, к финансовым потерям. Для Грузии, которая пережила две войны, любая нестабильность будет восприниматься очень болезненно. Вы были в Батуми, воочию могли убедиться, единственное успешно работающее предприятие города и региона – морской порт. Он дает нам жизнь, вселяет надежду на лучшее будущее.
Мы живем в эпоху, как говорят политологи, асимметричных угроз. Мир после трагедии 11 сентября действительно, изменился. Всем нам предстала со всей очевидностью истина, что от терроризма не спасают барьеры национальных границ. Помните, как сказано у великого писателя «не спрашивай, по ком звонит колокол, колокол звонит по тебе». И только единство людей доброй воли способно остановить угрозу. Грузия, Россия, Турция на себе не раз прочувствовали террористические атаки.
Пример с захватом пассажирского теплохода «Аврасия» более чем убедительно доказал, на море угроза актов бесчеловечности столь же реальна, как и в воздухе, так и на земле. Наш регион не застрахован от угрозы. Более того, так сложилось, преступные синдикаты избрали Причерноморье в качестве пути для переброски оружия, наркотиков, нелегальных мигрантов – а если называть вещи своими именами, то рабов 21 века.
Создание надежного заслона на морских рубежах сейчас как никогда необходимо. И практически все страны региона предпринимают в данном направлении те или иные меры. В Турции подобная программа, например, получила название «Черноморская гармония». Время разрозненных усилий как эффективного средства борьбы с угрозой без границ безвозвратно ушло в прошлое. Страны Причерноморья обладают достаточными военно-морскими силами. Но главное, появилась общая добрая воля объединиться для достижения конкретной цели, для безопасности мореплавания в регионе.
Совершенно естественно стремление причерноморцев контролировать ситуацию в своих «внутренних» водах. Для этого есть все необходимые условия. Четвертая, успешная активация, убедительней всяческих слов.
--Насколько сложно было добиться высокого уровня взаимодействия в столь разнородном соединении, которое и в мире имеет не столь уж много аналогов? Насколько причерноморцы сегодня подготовлены к движению вперед в своем морском искусстве?
--Уровень профессионализма командного центра, командиров и экипажей следует развивать и дальше. Здесь, как известно не может быть пределов совершенства. Оговорюсь сразу, мы не столкнулись ни с одной трудностью, принципиально неразрешимой.
Другое дело, каждая страна обладает с военной, экономической стороны не одинаковыми возможностями, ставит перед собой на учения разные задачи. Для молодых грузинских ВМС, скажем, сложно решить проблему длительного нахождения в море в составе группы. Автономность и мореходность наших катеров несравнима с тем же «Славутичем» или «Йылдырымом». Оттого мы, вероятнее всего, будем рассматривать следующий алгоритм: морская часть – 72 часа, стоянка в порту – 96.
Или, есть еще другой вариант. Корабли группы делятся на два отряда. Первый отряд однородных боевых единиц, например, класса фрегат решает наиболее свойственные ему задачи по перехвату судна-нарушителя, по поиску подводной лодки, по ПВО, осуществляет международное эмбарго. Другой ОБК, из тральных сил, проводит через зону минных постановок конвой с гуманитарными грузами. После выполнения плана учений все встречаются в назначенной точке или в порту захода.
Если подойти с точки зрения поддержания высокой готовности ЧВМГ отреагировать на любую возникающую угрозу, то двух месяцев активной фазы явно недостаточно. Мы предлагаем назначать корабли в группу сроком на один год, с несением дежурства в постоянной готовности к выходу в назначенный район Черного моря.
Схема примерно следующая. По мере возникновения необходимости, командующий объявляет своей группировке «большой сбор». В срок от 72 часов, максимум до 5 суток – временные рамки здесь не принципиальны, эскадра Причерноморья, либо ее часть, собирается в назначенном районе.
Вариантов использования нашего разнородного соединения можно спланировать несколько. Но для этого, повторюсь, требуется постоянно действующий командный центр.
Дорогу может осилить только идущий вперед. В своей небольшой истории причерноморская эскадра уже пережила несколько стадий развития. При целенаправленной, скоординированной работе всех заинтересованных сторон прогресс обязательно будет.
--В нашем разговоре было бы не совсем правильно остановиться лишь на теме «БЛЭКСИФОРа». Как сейчас строится жизнь в Грузии?
--Последние перемены в нашей стране, надеемся, приведут к повышению уровня жизни в стране, восстановят в полное мере гражданский мир и спокойствие. Больной вопрос для Грузии – восстановление территориальной целостности. И пока суверенитет центральной власти не будет восстановлен над ее неотъемлемыми частями, Абхазией и Южной Осетией, не может быть и речи о полноценном развитии Грузии.
Как человек, испытывающий искрение чувства к России, не могу без сожаления говорить о многих камнях преткновения в отношения между нашими странами. Грузины не стали любить меньше народ России, своего северного великого соседа, который принес нам свободу. Но любое резкое заявление определенных кругов в России, попытки давления весьма болезненно воспринимаются грузинами.
Предположим, в России звучат голоса – мол, отключим электроэнергию. Весьма странно слышать, подобные слова предназначены скорее для непосвященных. Через территорию нашей страны в Турцию экспортируется электроэнергия. По соглашению в счет транзита мы получаем ее часть. И если в такой ситуации «вырубать свет», то это означает нарушать внешнеторговые соглашения – линия ведь одна. Во многом неопределенные российско-грузинские отношения негативно отражаются на экономике. Если честно, то мое мнение как гражданина, все участники переговоров ведут не диалог, а монолог. И слушают не друг друга, только лишь себя. Давно пора всем сторонам, грузинской и российской, прийти к взаимопониманию.
Батуми для меня родной и любимый город. Во времена Советского Союза курортный сезон продолжался на нашем побережье с мая по октябрь, отдыхающие заполоняли все санатории, дома отдыха, гостиницы, частный сектор. Сейчас туристический «бум» продолжается всего две недели в августе за счет жителей Тбилиси, центральной и западной части Грузии.
Отечественный товаропроизводитель отнюдь не желанный гость на зарубежных рынках. И наш товар, те же знаменитые грузинские апельсины и мандарины, найдут своего покупателя только на просторах СНГ.
--Насколько реально воссоединение Грузии, ведь и в Южной Осетии и Абхазии с той и другой стороны пролилось немало крови?
-Время лечит. Нам сейчас необходимо одно, чтобы в переговорный диалог, в процесс урегулирования между центральной властью и Абхазией, Южной Осетии не вмешивались никакие «потусторонние» силы (прим. – разговор состоялся в апреле 2005 года).
-На каком этапе сейчас находится становление ваших наиболее молодых в регионе военно-морских сил?
-Процесс происходит достаточно сложно. Для развития столь дорогостоящего вида вооруженных сил как флот, необходима прочно стоящая на ногах экономика. Наиболее наши боеспособные катера переданы в соответствии с программами сотрудничества из иностранных ВМС. Патрульные катера «Кутаиси», «Диоскурия», "Тбилиси" получены соответственно от Турции, Греции и Украины. Малые десантные корабли нам передала Болгария. Если поможет Россия или другое государство, то, может быть, появятся более крупные боевые корабли. До недавнего времени наши курсанты, кадеты обучались в военно-морских академиях Турции, Греции, в России.
В области военного образования сейчас завершается реформирование. Проблема для меня, как начальника военно-морского училища весьма актуальна. Вкратце ее смысл в максимальном приближении к общемировым, западным стандартам. Сейчас мы пришли к той ситуации, что все кадры офицеров готовим у себя на родине. Для этого у нас созданы все необходимые условия. Потребности ВМС невелики, на курсе у нас учатся от 12 до 17 курсантов.

Актёр, запретный для комедий

Лет пять назад, во время очередного похода корабля ЧФ в легендарный греческий Наварин – Пилос, мне довелось познакомиться с молодой русской женщиной Катей. Она вполне удачно вышла замуж за местного журналиста Никоса и была вполне счастлива на земле древней Эллады. Но на прощание Катерина попросила на следующий год передать с оказией, а в те легендарные воды наши «единички» регулярно наведываются вот уже десять лет, видеокассету с фильмом «Офицеры». Что я на следующий год с удовольствием и сделал. О столь необычной просьбе нашей соотечественницы, которая родилась через три года после выхода на экраны страны поистине культового фильма, не преминул случая упомянуть во время беседы с Василием Семеновичем Лановым. Он только улыбнулся.

-Тогда, в далеком 1970-м, сценарий фильма не произвел на меня глубокого впечатления, он показался обычным и непритязательным. Но что привлекло в Иване Вараве, так его невероятно романтический образ. Как же! Герой, в лихо заломленной кубанке, красный командир, даже став трижды прославленным генералом, проносит через всю жизнь чувство платонически чистой любви к жене друга. Тогда и не мог предположить, что актерский образ Ивана Варавы останется со мной на всю жизнь. А меня станут ассоциировать именно с моим экранным героем.
Причем, мало кто знает, ведь первая премьера «Офицеров» провалилась. На конец мая 1971 года был назначен премьерный просмотр в одном из самых престижных кинотеатров Москвы. Зал оказался заполнен всего лишь на четверть. Директор московского кинопроката возмутился. Я, мол, полвека занимаюсь прокатом кино, понимаю вкусы зрителя и знаю свое дело. Мне, лично, фильм, понравился. Отчего народ на него не идет? Да оттого, что народ из Москвы разъехался - кто на дачи, кто на юг, на курорты. Быть того не может, чтобы такое кино стало «провальным».
Осенью люди после летнего отдыха вернулись в столицу. Тогда картина получила оглушительный зрительский успех. Этому событию скоро исполнится тридцать пять лет. И уже половину моей жизни я как бы раздвоен. Василий Лановой в сознании большинства зрителей неотделим от Ивана Варавы. Хотя данная роль далеко не самая любимая в моей актерской биографии.
Верите, нет, мне очень близок образ генерала Вольфа из «Семнадцати мгновений весны». Ведь Юлиан Семенов, когда работал над книгой, писал его с реального, живого человека. Действительно, был такой генерал вермахта, который был глубоко убежден в том, что дальнейшая война может привести к полному биологическому уничтожению немецкого народа. Именно он вел переговоры вначале с небезызвестным Аленом Даллесом, затем с представителями высокопоставленных кругов Англии и Америки. Генерал прожил очень долгую жизнь. Юлиан как-то даже встретился с ним на одном из приемов в Мюнхене. И рассказывал потом: «Знаешь, Вася, увидал я твоего Вольфа в живую. Двести килограмм в человеке сплошного обаяния. Полная твоя противоположность, ты у нас же такой красавчик. Я к нему сразу подкатал с вопросом, - герр генерал, вы смотрели на себя в русском фильме. Оказалось, что видел. А не хотели бы встретиться с актером, который вас сыграл, сразу же задаю встречный вопрос. Нет, отвечает, дескать, все было не так, и он совсем не похож на меня. Но, Василий, бутылку коньяку он тебе все-таки передал». Сразу спросил, а где, собственно, передача-то. Оказалось, в салоне самолета, следовавшем обратным рейсом на Москву, у Юлиана было слишком много знакомых в пересчете на одну «единицу» генеральского коньяка.
Чем мне лично оказался интересен Вольф? Генерал очень мужественный человек, по-настоящему любит свою родину, рискует не карьерой, жизнью. Ведь сложно найти было в той опьяненной безумными идеями Германии после почти шести лет кровавой бойни более здравомыслящего человека, настоящего патриота.
Такое бывает в истории каждой страны. Сыны отечества с четким осознанием подлинных интересов родины и твердостью в действиях во благо народа вызывают ненависть у власть предержащих. А потом выясняется, что «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается». Словом, Вольф в новой Германии оказался если не героем, то, по крайней мере, человеком с чистой совестью, до конца честным перед собой и людьми. Что после пережитых кошмаров той самой страшной войны само по себе бесценное достояние души.
Война, война, война… Семейные наши корни - с Украины. И 20 июня 1941 года наша мама посадила нас, детей, в поезд «Москва - Одесса» и отправила на юг, к дедушке с бабушкой. Мама обещала приехать к нам через две недели. На работе оставались какие-то срочные дела. И обещала, что как только она рассчитается с «долгами», то сразу же возьмет отпуск, мы вновь будем вместе. Ранним утром 22 июня, только-только светало, мы с братьями и сестрой вышли на полустанке возле одного из сел Одесской области. Все небо было черно от сотен и сотен фашистских стервятников. Они летели бомбить Одессу, жемчужину Черного моря. И мама приехала за нами только через три с половиной года. Все ужасы оккупации, голод, расстрелы, повешенные на площадях, страх смерти, через все это пришлось пройти. А потом, весной, к нам в село ворвался лихой отряд кавалеристов. Конник, молодой да бравый парень в лихо заломленной кубанке, ни дать, ни взять Иван Варава, произнес такие слова, от которых в душе все всколыхнулось:
-Все! Немца здесь больше не будет!
И здесь же, за околицей, лежали убитые немцы и румыны. Но не было к ним ни малейшей жалости. Миша Светлов, мой друг, как он великолепно написал своего «Итальянца». «Разве землю нашу, Россию, Рассею, ты вспахал и засеял?». Вот именно в точку попал, «про итальянское синее небо, застекленное в мертвых глазах». Не мы пришли первыми на чужую землю. Наше небо первым разорвали ревущие звуки чужих бомбовозов.
Позже, уже студентом я прочитал стихотворение фронтового поэта и поразился, насколько точно и ёмко передает оно мои не по-детски обагренные кровью и трагедией той войны воспоминания:
Бой был короткий
А потом, из котелков,
мы пили водку ледяную
И выковыривал ножом,
из-под ногтей я кровь. Чужую
… А вот в комедии мне сыграть и не удалось. Как ни мечтал. Здесь, пожалуй, самый большой пробел в моей актерской работе. Хотя, наверное, немного лукавлю. В бессмертном полосатом рейсе все помнят слова моего героя, хлыща-стиляги на пляже: «Хорошо плывет группа в полосатых купальниках». Но изменить что-либо в своем актерском амплуа, пожалуй, уже не удастся НИКОГДА. Так придуманный Иван Варава определил на долгие годы мою жизнь. Это – судьба, возможно, Божий промысел. Как и Михаилу Светлову, мне не давали право быть комичным, смешным. А ведь у автора «Итальянца» какое было потрясающее чувство юмора. Как-то в Сухуме, я подошел к нему в гостиничном ресторане с девушкой. Познакомься, мол, Миша, это Нелли. На что он, приподняв нос из бокала с грузинским вином, изрек:
-Нелли, Нелли, ваши чувства не оледеНелли?

Другая моя мечта, сыграть князя Андрея Болконского. В Киеве, много лет назад, мы с Сергеем Бондарчуком снимались в разных павильонах одно киностудии. В перерыве, в буфете, Сережа, вдруг поймал меня и предложил пройти пробу на роль Анатолия Куракина. Я ответил категорическим отказом. В «Войне и мере» я буду играть только Андрея Болконского! Бондарчук сразу же пообещал, проба на Куракина только так, для проформы. Потом будет обязательно Болконский. Я все сделал, со своей стороны, как договаривались, прошел пробу.
Проба на Болконского отчего-то начал отодвигаться на неопределенный срок. Потом узнаю, в «Войне и мире» меня утвердили именно на Куракина. Я вспылил, хотел высказать все Бондарчуку. Но через год при весьма комичных обстоятельствах, согласился.
Вы помните тот эпизод в лазарете, после Бородинской битвы, когда тяжело раненный баловень судьбы Куракин кричит от боли и жалости к себе. Когда ему, самовлюблённому эгоисту хирург готовится ампутировать ногу. А рядом, за занавесью тихо и мужественно терпит предсмертные физические муки князь Болконский. Вдруг, как в театре, падает занавес. Они, соперники и ненавидящие друг друга люди, смотрят друг другу в глаза. «Как? Он то зачем здесь», тот человек, который исковеркал ему жизнь, лишил любви, задается вопросом князь Андрей. И мы повторяем ему следом, зачем, умирающему Болконскому терпеть у последней черты такие нравственные страдания? А потом Толстой становит все на свои места. Вдруг Андрей Болконский проникается чувством божественной любви, он жалеет Анатолия, он прощает всех. В том числе - и своего врага, не зря оказавшегося рядом с ним на его смертном одре. Земное отходит от князя вместе с жизнью. Душа его идет на встречу с Богом.
И если душа Сергея Бондарчука слышит меня, то пусть знает – я все же осуществил мечту. Недавно вышел в свет мой компакт-диск с шестью часами монологов князя Андрея.
-С большим удовольствием посмотрел новый многосерийный фильм с вашим участием – «Офицеры». Вы сыграли там как всегда великолепно, - не преминул возможности задать свой вопрос Василию Семеновичу .
-Я так и не посмотрел этот сериал полностью. Начнем с того, что первоначальное название фильма «Последние солдаты империи». А «Офицеры» как-то не совсем для него подходит. Хотя я там играю драматическую роль, генерал-полковника Алексея Петровича Осоргина. Он по сценарию теряет сына, на почве переживаний у него случается инфаркт. Но боевики подобного типа меня не совсем прельщают.
Особое мнение.
Режиссер Мурад Алиев совершил легко читаемую попытку продолжить путь «Офицеров» во времени. По сценарию, генерал Осоргин всю жизнь влюбленный в жену друга, в возрасте 54 года встречает и влюбляется со всей страстью в красивую и умную, но немного взбалмошную девушку, чуть старше 20 лет. От их брака рождается сын Егор, которому в пятилетнем возрасте судьбой и сценарием предстоит стать сиротой. Мама, не в силах сдержать страсть к автомобильным гонкам, погибает в аварии. Егор воспитывается отцом. Как приходит черед, он поступает и успешно оканчивает факультет переводчиков Военного института Министерства обороны СССР. Казалось бы, лейтенант Осоргин - живи и радуйся, служба в Москве непыльная, друзья и подруги – «золотая молодёжь», способные со временем поднять на самые высоты управления государством. Но офицерское начало, заложенное предками, берет свое. Обладатель красного диплома престижного ввуза просится в спецназ. Генерал-отец не препятствует мечте сына. Но обращается к сыну своего ближайшего друга, полковнику внешней разведки КГБ по имени Иван. Афганистан и Африка – ждут Егора и его друга Александра. Здесь жанр боевика вполне выдержан и логически завершен. Но для Василия Ланового и в классическом боевике находится место как великого актера. Роль генерала Осоргина во многом драматична. Постоянные переживания за сына, выбор с кем остаться в переломном августе 1991 года – с народом или с номенклатурой, проклятие тех, кого считал друзьями, известие о смерти Егора в далекой Африке… На сердце генерала в отставке выпадают, пожалуй, одни из самых тяжелых испытаний в жизни.
Василий Семенович Лановой своей игрой смог поднять новых «Офицеров» от уровня сериала-боевика на более высокий драматический «пьедестал». Впрочем, в фильме подобрались очень неплохие актеры молодого и среднего возраста. Фамилия Александра Балуева, думаю, говорит сама за себя. В любом случае фильм с рабочим названием «Последние солдаты империи» стоит посмотреть хотя бы из-за прекрасной игры Василия Семеновича Ланового.
Великий актер может позволить сегодня рассуждать о неосуществленных мечтах, о несыгранных ролях комедийного плана. Он полностью прав, нельзя останавливаться в творчестве на одном лишь образе, пусть и блестяще сыгранном. Но в сознании миллионов Василий Лановой останется великим символом, Офицером номер один армии великой страны.


Российский Кустурица на равелине

Разведки всех стран Черноморского региона оказались в одночасье озадачены. Внезапно, возле входа в севастопольскую бухту, на причале Константиновского равелина внезапно появилась неучтенная ни в одном из военно-морских справочников подводная лодка. Но тревоги спецслужб оказались напрасны. Точнейшая деревянная копия субмарины была построена из подручных материалов таджикскими рабочими в рекордно короткие сроки. IMG ID=22355]Только… Откуда в Севастополе появились таджики, да еще на территории российской воинской части? Ответ весьма прост – представители солнечного Душанбе переоборудовали старинный форт в нефтяную базу флота. IMG ID=22356][Зачем, опять-таки вопрос? Пока ведь не было необходимости у нашей службы горючих и смазочных материалов в дополнительных мощностях.
На самом деле здесь просто снималось кино известным режиссером, по национальности таджиком, Бахтияром Худойназаровым. Сюжет фильма относит зрителя в приснопамятные начало-середину 90-х годов к счастью уже прошлого века. На одном из флотов собрались сократить одну из баз горючего. Дескать, корабли и так в море не ходят, корабли уходят «на иголки». И содержать склады и емкости с топливом да еще во главе с капитаном 2 ранга для государства непозволительная роскошь. А вот с «черного золота» и закручивается весь сюжет.

Командир части - актер Алексей Гуськов – весьма неоднозначная, многоплановая, личность. Боевой офицер, участвовал в одном из конфликтов на Ближнем Востоке. Перед пенсией обрел в службе тихую заводь – так он думал, принимая новую должность. Развал Союза и гримасы «дикого рынка» заставили его взглянуть на вверенные ему емкости с топливом совершенно иными глазами. В тех цистернах для еще воспитанного на идеалах социализме и безденежья лихих 90-х командира оказались скрыты несметные сокровища. А денежное довольствие офицерам и мичманам, зарплата гражданским служащим не выплачивалась много месяцев. Кавторанг испытывает нравственные страдания, все, во что он верил и чему служил, разрушилось в одночасье. Он не ищет «рынка» для преступного сбыта нефтепродуктов. Но события происходят почти как в Библии, по написанному еще две тысячи лет назад сценарию. Как только стоит появиться искушению в мыслях, как сразу появляется дьявол. Причем Вельзевул предстает перед героем Алексея Гуськова первоначально в обаятельном образе и прикрывается благими намерениями.

Новый русский, его играет Марат Башаров, безукоризнен в своих намерениях, логичен в суждениях, внешне респектабелен. Командир, я знаю, мои люди в «кадрах» уже сказали, вся твоя часть будет сокращена. Топливо разворуют твои начальники, они уже знают куда потратить вырученные деньги. А ты и твои люди будут выброшены «за борт» без средств. Необходимо лишь одно твое слово. Ночью подойдет танкер «Танго» и заберет остатки топлива. Если ты такой честный, то полученные деньги потрать на выплату долгов своим людям.

Решение офицеру дается непросто. От чувства лжи, мерзкого ощущения своего бессилия, самой подлости и безысходности ситуации он ищет спасения в алкоголе, берет крепко «на грудь». В «самом настоящем» морском баре, с корабельным колоколом и вязанкой тараньки он знакомится с барменшей – актрисой Ириной Розановой. Словом, на криминальной линии сюжета появляется великое чувство любви.
Начальник службы безопасности нефтебазы, его играет Александр Феклистов, как и положено по должности, заподозрил что-то неладное. И не зря! Свой куш от сделки пытаются сорвать бандиты. Причем, иного способа получить «бабки» они не находят, кроме попытки захватить военный объект. События разворачиваются стремительно. Бизнесмен захватывает заложника. Территория части заполнена преступниками с автоматами. Командир, как и положено, принимает решение, делает свой выбор. Алексей Гуськов, в кремовой форменной рубашке берет в руки крупнокалиберный пулемет и открывает губительный для неприятеля огонь. Все в языках пламени, гремят взрывы, кто победил, думаю, говорить нет смысла.

Весь сюжет, понятное дело, пересказывать нет станем.

Добавлю еще, что в образе прекрасной рыбачки-Сони в фильме снялась Екатерина Гусева. Катя полюбилась российско - эсэнговскому зрителю по «Бригаде», где играла роль жены Саши Белого. Причем, ее новый образ полон решительности и морского колорита. В одной из сцен очаровательная рыбачка, одетая в грубые брюки и старый свитер, но в изысканном шелковом платке, ударам свежевыловленной рыбы приводит в чувство спасенного из моря человека.

«Танкер «Танго» снимался полтора года на территории настоящей российской воинской части капитана 1 ранга Константина Клепикова.
Первоначальный бюджет фильма был перекрыт вдвое. Вначале все планировалось сделать как обычный сериал. Но как режиссер Худойназаров не обладал опытом в создании «мыльных опер». И начал работать так, как привык, с многочисленными дублями каждой сцены, с отличной игрой актеров, с созданием сильных образов на экране. Бахтияр не зря получил прозвище «наш Кустурица». С венгерским коллегой он объединен скрупулезностью, детальной проработкой сцен. Словом, от творчески низкого уровня сериала удалось отойти в самом начале. А что получилось из эксперимента, зритель увидел и еще не один раз воочию увидит на экранах телевизоров.

[




Между актерами, техническим составом съемочной группы и моряками Константиновского равелина установились тесные отношения. Непосредственно в обеспечении творческого процесса принимали участие мичманы Михаил Баранник, Сергей Бубликов, контрактник старший матрос Алексей Лукьянсков. А старший матрос Евгений Акульшин даже снялся в эпизоде. Во время нападения на нефтебазу он сыграл бдительного часового, который отважно, во весь рост ведет огонь на поражение. Как всегда художественная правда вошла в противоречие с реальной жизнью. Заместитель командира по воспитательной работе капитан 3 ранга Сергей Ракаускас заметил режиссеру – мол, здесь в сцене, определенные неточности с флотской службой. На что получил ответ, если все сделать «правильно», то вам самим будет неинтересно. Мы не документалисты, где все предельно точно, правильно и выверено. Художественный фильм обязан захватывать зрителя. Во имя главной задачи приходится убирать в сторону все детали, не играющие на сюжет.
Кино, творческий процесс изнутри оказался интересен, но невероятно сложен. Для стороннего наблюдателя казалось малопонятно, зачем «так срочно» требуется тот или иной предмет киношникам.
Вот, дескать, мы у вас видели нечто, не знаем как называется. Но оно – не знаем что, непременно должно быть в кадре. Иначе, ни меньше, ни больше, «кина не будет». Впрочем, одна весьма существенная деталь современной истории Черноморского флота оказалась в фильме весьма искажена. В фильме есть монолог командира, в котором он рассказывает о своем участии в боевых действиях в качестве офицера на торпедном катере. Причем основная опасность для его катера заключалась в необходимости подойти вплотную к кораблю противника и развернуться в непосредственной близости для залпа из кормовых торпедных аппаратов. Начнем с того, что торпедные катера вышли из состава ЧФ к началу 80-х годов прошлого века. А сюжет фильма основан на предполагаемых событиях на рубеже нынешнего и прошлого веков. Более того, необходимость разворота для стрельбы торпедами была только у катеров, построенных во время Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы. Но командир вполне мог участвовать в реальных боевых действиях. с 1980 по 1989 годы корабли ЧФ находились в Персидском заливе, осуществляли разминирование и проводку караванов. Примерно в тоже время на архипелаге Дахлак в Красном море находилась советская военно-морская база, находились наши малые противолодочные корабли, тральщики, морские пехотинцы-тихоокеанцы. Те воды на протяжении многих лет были ареной боевых столкновений между правительственными военно-морскими силами Эфиопии и сепаратистами Эритреи. Советские военные моряки несколько лет подряд принимали участие в жестоких столкновениях на стороне официальной Аддис-Абебы. Примерно в тоже время в районе Западной Сахары возникла спорная экономическая рыболовная зона, где столкнулись интересы Испании и Марокко. Советские рыбаки там стали подвергаться настоящим пиратским действиям со стороны марокканской береговой охраны. Для охраны зоны рыбной ловли в западную Атлантику были направлены наши тральщики. Обстановка, подчас, требовала от наших военных моряков применения оружия на поражение. В одном из боевых столкновений был потоплен катер марокканской береговой охраны. С развалом Союза в Западной Грузии началась гражданская война, чуть северней, в Абхазии разгорелся межэтнический грузино-абхазский конфликт. Летом 1992 года в зоне боевых действий оказались десятки тысяч российских туристов. Флот эвакуировал более 20 тысяч россиян и мирных жителей с охваченных огнем берегов Кавказа. Черноморцы два года охраняли судоходство и районы рыболовства, морские пехотинцы высаживались в грузинском Поти для выполнения миротворческой миссии. В октябре 1993 года российский десантный корабль на воздушной подушке «Зубр» при операции по разблокированию колонны тогдашнего президента Грузии Эдуарда Шеварнадзе высадил морской десант и в последовавшем потом бою потопил катер одной из противоборствующих сторон. Словом, возможностей для командира проявить свои лучшие боевые качества военного моряка у командира было предостаточно. И совсем необязательно было для сценариста на современные события накладывать исторически куда как отдаленные события.
Режиссер Худойназров – выходец из «Таджикфильма». Оттого в его окружении немало земляков. В самом Душанбе, они, по вполне понятным причинам не востребованные. Главный администратор Али Чориев, доктор филологических наук, «подхватил» кинематографическую «болезнь» еще лет двадцать назад. Совершено случайно он попал на съемочную площадку в качестве консультанта. И сегодня не мыслит себя вне нынешней, суматошной жизни.
Али рассказал о своей мечте, воссоздать площадку для съемок в родном Таджикистане. Местные пейзажи достаточно востребованы для немалого числа сюжетных линий. Ведь всего лишь одна деталь. По сценарию события одной из серий «Мужской работы» проходят на Памире, в Таджикистане. Но снимать пришлось вновь в Крыму, под Севастополем. В той ситуации, в которой оказалась сегодня эта среднеазиатская страна, там явно не до кинематографистов. Как знать, может, и сбудутся все сокровенные желания Али Чориева, ведь все дела когда-нибудь начинались с мечты.

Первый съемочный этап в жизни старинного Константиновского равелина был завершен весьма удачно. Впереди его ждали новые эпизоды. На сей раз уже в гораздо более близкой для моряков теме – в съемках фильма «Адмирал Колчак».

Непривычное интервью или русский мир на "Марашешти"

Наш разговор с Владимиром Ларионовичем Аблаем начинается вполне обычно, как и положено при встрече ранее незнакомых друг с другом людей. Мы обмениваемся своеобразными «визитными карточками» - кто и откуда родом, где учился, где крестился… Родители моего собеседника, Ларион и Наталья, по-прежнему живут в родном селе Сарикёй, что возле небольшого города Тульча в юго-восточной части Румынии. В тех краях еще в стародавние времена поселились русские старообрядцы, не принявшие тогдашних изменений в богослужении, решив продолжить, хоть и на свой лад, на свой лад молиться Иисусу Христу. Сейчас в Румынии по разным данным живет около 150 тысяч выходцев из России, именуемых еще лыканами, липованами. Брат Владимира после окончания в Бухаресте медицинского университета работает в тех краях врачом. Сам Володя десять лет назад получил диплом об успешном окончании военно-морской академии в Констанце. Сейчас капитан-лейтенант Аблай служит на флагманском корабле румынских ВМС фрегате УРО «Марашешти» командиром дивизиона живучести – так переводится на русский язык его должность. Нас познакомил коллега по военной печати Причерноморья сотрудник медиа-центра оперативного штаба ВМС Румынии Кодрут Бурдужан. Кстати, там же служит и постоянно публикуется в военно-морском журнале «Марина Романия» лейтенант по имени Михай, носящий вполне русскую фамилию Егоров.
Поколениями позже, различия в толковании постулатов веры уходят в небытие. В пасхальную ночь именно потомок старообрядцев Владимир передал мне зажженную свечу на церковной службе, состоявшейся на юте и вертолетном ангаре «Марашешти». На свежем новороссийском ветре ее пламя то и дело гасло. И мы, русские, украинцы, болгары, румыны зажигали друг у друга маленькие огоньки в святой для нас всех Христов праздник. Отец Думитру одинаково причащал всех православных, не обращая внимания на то в какой форме мы находились и на каком языке разговаривали.
Пятый раз судьба флотского журналиста сводит меня с военными моряками страны-соседа по Черному морю. И каждый раз поневоле удивляешься, насколько незнаком для российских моряков тот флот, на оружии и техники кораблях которого в большинстве своем сохранились аббревиатура на русском языке. Ибо современные румынские ВМС создавались и строились во времена тесного сотрудничества в эпоху расцвета Варшавского договора. В Новоозерном, во время первой пресс-конференции командиров кораблей ЧВМГ не преминул возможности пообщаться с командующим BLACKSEAFOR капитаном 1 ранга Александру Миршу, вручить ему газету с его интервью. Причем, заметил, что материал был опубликован также и в центральной военной газете «Красная Звезда» под заголовком «Неизвестный флот». На мои слова получаю ответ – а, что, собственно вам, как представителю прессы мешает приоткрыть «занавесу». А дальнейшие действия румынского каперанга были вполне в духе корабельной организации, не знающей, похоже, национальных различий. Обязанность содействовать журналистам была возложена на навигатора (штурмана) «Марашешти» капитана 3 ранга Захариа Милу. Коллега – Кодрут - почти моментально нашел переводчика Володю. Понятное дело, договорился побывать на румынском флагмане уже в промежуточном порту учений, в Батуми.
Небольшое отступление. Впервые с Бурдужаном мы встретились в Батуми два года назад. Тогда он произвел, несмотря на молодость и гражданский статус, человека вполне уверенно и даже комфортно чувствующего себя на боевом корабле, не страдая, как говорят от «морской болезни». Неожиданно для себя узнаю – корреспондент «Марина…», оказывается, проходил срочную службу в электромеханической боевой части «Марашешти». Причем его решение призываться со студенческой скамьи, было продиктовано элементарным расчетом. Если бы Кодрут дождался получения диплома журфака Бухарестского университета, то отдавать долг своей стране Дуная и Карпат офицером пришлось несколько дольше. «Переслуживать», понятное дело, желающих нет ни в России, ни в Румынии. Более жестко к службе студентов подходят в Турции, их во время учебы не призывают. А уж после вуза, милости просим, извольте надеть лейтенантские нашивки на рукава в ВМС и погоны «субара» - офицера - в сухопутных войсках.
Молодой журналист немного смеется над собой в матросском прошлом. Как моряк он был совершеннейшим разгильдяем. Оттого великолепно узнал о поёлах, а также устройство корабельных, цистерн и прочих «воспитательных» мест для нарушителей воинской дисциплины. Немного капаю бальзама на его сердце, довожу до сведения, что адресами «передового» опыта румынским и российским командирам не надо делиться. Чувство ответственности к исполнению своих обязанностей у нерадивых матросов на наших кораблях «прививается» вполне идентичными методами.
В Батуми, в ясный солнечный весенний день 2006 года меня пригласили на фрегат УРО «Марашешти». Капитан 3 ранга Захариа Милу, капитан-лейтенант Владимир Аблай, Кодрут Бурдужану провели по кораблю, показали – в рамках дозволенного корабельные помещения, мы поднялись на ходовой мостик. Не преминул заметить, когда проходили по шкафуту – оружие на «Марашешти» еще советского производства, но вот палубу покрыли прорезиненным составом против скольжения уже на вполне натовский манер. Выяснилось, мы в одинаковом неведении, как складывается жизнь и служба на наших флотах.
Сегодня экипажи кораблей наших соседей по Причерноморью полностью укомплектованы профессионалами. Причем, каких-либо трудностей с набором добровольцев не возникло. Денежное довольствие матроса или старшины в пределах 300 американских долларов, выплачивается регулярно. Кроме того, есть немалые льготы, в том числе и по приобретению жилья. А для сравнения, родной брат Владимира, врач довольствуется всего 100 у. е. Причем, потребительская корзина в той же Констанце в целом дороже, чем в Новороссийске или Севастополе. Оттого несмотря на все перипетии истории и политики, тот же мичман Теодор Кроялу служит на фрегате со дня подъема флага, с 1984 года. Стабильность ведь не заменят никакие радужные перспективы шальных денег.
После во многом трагического ухода с румынской политической арены президента Чаушеску отечественная кораблестроительная программа была практически свернута. Крупной последней боевой единицей собственной постройки стал корвет «Контр-адмирал Хорио Мачеллариу», вошедший в состав ВМС в 1993 году. Проблемы с финансированием привели к сокращению численности корабельного состава. Единственная подводная лодка, однотипная с черноморской «Алросой», вынужденно находится у причала из-за отсутствия аккумуляторных батарей. Интенсивность боевой подготовки, по словам того же командира флагманского фрегата капитана 1 ранга Адриана Йордаше, в «варшавские» времена были не в пример нынешним.
Но определенные надежды у наших коллег появляются. Недавно была произведена закупка аккумулятора для субмарины. В состав ВМС вошли бывшие английские фрегаты «Лондон» и «Ковентри», они получили наименования «Регеле Фердинанд» и «Регина Мария». Интенсивность выходов в море на кораблях «пополнения» намного выше, чем в среднем по флоту. Понятное дело, для меня, как для военного журналиста было бы интересно не просто побывать на «старых новых натовцах», особенно в море. Но пришлось ограничиться просмотром видеоролика о сегодняшней жизни ВМС Румынии. Поразило то, что боевой расчет боевого информационного поста на «Фердинанде» выполнял свои обязанности в специальных повязках на лице, фильтрующих дыхание, что делало их внешне схожими с рабочими цехов по сборке компьютерных процессоров завода известной фирмы с мировым именем. И, уже хотел бы поделиться личными впечатлениями, бытовые условия на «Марашешти» и на «Регеле Фердинанде» разнятся примерно как стандартный отечественный садовый домик и многозвездный отель где-нибудь на Карибах.
В самом разгаре беседы с румынскими офицерами, вдруг профессиональным чутьём начинаю понимать: я выступаю в необычной для себя роли интервьюируемого. Кодрут не расстается с видеокамерой, время от времени ловит меня в кадр, просит меня повторить те или иные фразы. А Володя тотчас дает их перевод. Отчего-то коллегу заинтересовала история, как в моей греческой командировке на официальном мероприятии услышал слова грека-бизнесмена – «Только сила, военная и морская, дает право на жизнь и свободу». На каком-то этапе даже больше говорю, чем слушаю своих собеседников. Коллега «по перу» вдруг быстро берет инициативу в свои руки, и я буквально начинаю уворачиваться от его вопросов. Причем заданных весьма корректно. Его интересует насколько важно взаимопонимание между румынскими и российскими моряками, какие перспективы сотрудничества между нашими флотами, насколько сложно в плане цензуры работать военным журналистам России, какие основные темы публикаций, что понравилось или не понравилось в Румынии?
-Володя, переведи Кодруту, на многие вопросы я могу высказать только собственное мнение, не более, - попытался, было отбиться от настойчивого коллеги. Но молодость победила, как в известном отечественном романе.
И начинаю отвечать, в пределах компетентенции. В любом случае, Черное море – наш общий дом. С учетом ныне существующих долгосрочных программ, кораблям России и Румынии предстоит не год и не два ходить в едином ордере. И здесь взаимопонимание, безусловно, на первом месте. Относительно перспектив сотрудничества, здесь все будет проистекать, на мой взгляд, из конкретной необходимости. В боевом составе наших коллег с берегов Дуная находятся «единички» советской постройки – ракетные катера типа «Молния», подводная лодка. Созданные на собственных судоверфях в Мангалии и Констанце боевые и вспомогательные корабли оснащены нашим оружием. И качественное обслуживание, ремонт невозможен без наших специалистов и российской производственно-технической базы. «Числить» какие-то препоны, в виде членства Румынии в НАТО, несколько надуманно. Пример члена Северо-Атлантического альянса с полувековой историей – Грецией, вполне убедителен. Контракты с наследниками древних эллинов на поставку вооружения и техники, в том числе и кораблей, превысили несколько миллиардов долларов. Насчет цензуры… Каких-либо неудобств в плане обеспечения безопасности в области СМИ лично не испытываю. Темы материалов самые разные, от освещения боевой подготовки кораблей в море, до рассказа о наших ребятах, которые воевали в Чечне. В Констанце понравились люди, неплохая архитектура, памятники, музеи. А о том, что было воспринято мной не с лучшей стороны, хотелось бы не упоминать.
Вот здесь Кодрут и Володя не сговариваясь, произнесли в унисон:
-Наверное, не понравились цыгане?
Проблемы, связанные с социальной адаптацией - как сейчас модно говорить - кочевого по природе народа на Балканах стоит достаточно остро. И Румыния здесь далеко не исключение, а сами румыны, подчас, негативно относятся к представителям «малого народа». Впрочем, понимаю, что попытка уклониться от прямого ответа может быть подвержена всевозможным «толкованиям», говорю с улыбкой – мол, не так восприняли мое молчание. Неприятно было видеть дороги и тротуары красивого морского города в состоянии «после бомбежки», да и чистота улиц оставляет желать лучшего. Но что делать, страна только-только выходит из кризиса. Возможно, уже через три-четыре года Констанца преобразится на европейский лад.
Только в контексте вступления в Европейский союз и в составе НАТО дунайская страна воспринимает свое будущее. Сегодня в составе современных экипажей румынских кораблей мало встретишь моряков, говорящих на «великом и могучем». Но большинство же офицеров, многие петти-офицеры и матросы вполне сносно изъясняются на английском. И уроки языка Шекспира на кораблях, участвующих в международных учениях становятся неотъемлемой частью распорядка дня.
Но как приятно, видит Бог, встретить на корабле под другим флагом моряков, для которых русский язык отнюдь не чужой.

Морской крестный ход

Адмирал возвращается
В честь годовщины канонизации Русской Православной Церковью святого адмирала Федора Федоровича Ушакова летом 2002 года состоялся морской крестный поход российских и украинских моряков, верующих. Инициатива в столь необычном походе принадлежит украинской общественной организации “Православный путь”. С благословения митрополита Киевского и всея Украины Владимира корабли двух славянских стран пронесли мощи святого флотоводца там, где он нес знамя победы русского морского оружия. Николаев и Одесса, остров Змеиный и Новороссийск, Феодосия и Севастополь стали свидетелями возвращения великого адмирала. И перед народами России и Украины в едином ордере предстали боевые корабли, несущие флаги наших славянских государств - БДК «Ямал» Черноморского флота Российской Федерации и БДК «Константин Ольшанский» Военно-морских сил Вооруженных сил Украины.
Жара начала июля раскалила до невыносимой температуры металл на стоящих у севастопольских причалов кораблях. От изнуряющей духоты не спасали ни вентиляторы, ни холодный душ по несколько раз на дню.
Минная стенка в Севастополе впервые за долгие годы принимала у своих причалов БДК “Константин Ольшанский” капитана 3 ранга Дмитрия Деренского ВМС ВС Украины. Впервые в истории мирового флота по инициативе украинской общественной организации “Православный путь” проводился морской крестный поход. По словам его духовного руководителя архиепископа Львовского и Галицкого Августина, только денежных средств для подобной акции потребовалось более 1 млн. гривен. Насчет топлива постаралась фирма “Лукойл”. 600 тонн горючего было направлено на отряд боевых единиц двух флотов – БДК “Ямал” и “Константин Ольшанский”.


Украинские моряки столкнулись с трудностями при подготовке материальной части к выходу в море. Командир говорит: его “десантник” лишь недавно вернулся с натовских учений в Средиземноморье. Месяц на “ходу” не прошел даром для двигателей. И сроки отхода от причалов постоянно переносились. Механик с “Цезаря Куникова” капитан 2 ранга Владимир Грузинцев, экс-властитель стального “сердца” украинского корабля, был более категоричен:

-Сашка (командир БЧ-5 “Константина Ольшанского” капитан 3 ранга Александр Тарасовский) – классный парень. Но хороший парень – не профессия на флоте. Да, он образован, знает технику. Но надо уметь заставить подчиненных работать. Механик не имеет права сидеть, сложа руки. “Арифметика” ведь простая. Если денег на ремонт дают меньше, то необходимо тратить больше человеческого труда для поддержания техники в исправности.
Участники морского крестного похода, моряки с обоих кораблей начинают возмущаться: сколько еще можно ждать?
И здесь происходит нечто необычное. Небо вдруг заволакивают грозовые облака, они нависают над крышами домов, антеннами кораблей, скрывают на время Свято-Никольский храм на Братском кладбище. Сверкают молнии, грохочет гром. Ливень длится часа полтора-два. Море пузырится от капель дождя. Дороги, причалы превращаются в огромные лужи. В одночасье становится прохладно. С “украинца” идет доклад о готовности к выходу в море.
— Ну что ж, с божьей помощью и трудом наших механиков мы преодолели все трудности, — невозмутимо комментирует ситуацию командир БДК “Ямал” капитан 1 ранга Игорь Гавриш.
О командирах

Игорь Александрович Гавриш, как говорят, до мозга костей морской офицер. Он немногословен, скуп в оценках, лаконичен в словах. Филигранная точность командирского “глаза” поражает. С видимой легкостью капитан 1 ранга швартуется в Николаеве, Одессе, Новороссийске, Феодосии, проводит корабль Бугско-Днепровско-Лиманским каналом. Причем в большинстве случаев курс для него был внове. Слишком давно Андреевский флаг не развевался в той же Одессе или в районе острова Змеиный.
Дмитрий Деренский – хозяин ходового мостика украинского “десантника”. В 1991 году он окончил Киевское высшее военно-морское политическое училище. Первое место службы – СКР-112. Так сложилось, что именно наш корабль – МПК – должен был сменить “сто двенадцатый” в “точке” боевого дежурства в море. Но...
— Мы приняли сами политическое решение, ушли в Одессу, — сказал в разговоре со мной Дмитрий.
Как говорится, без комментариев.
Если не брать во внимание неполадки с главным двигателем, БДК “Константин Ольшанский” уверенно чувствует себя на морских просторах, во время плавания в узостях. Однако виртуозности российского коллеги капитану 3 ранга Деренскому явно недостает. Но если говорить объективно, то в целом его действия грамотны, уверенны, профессиональны. А разница в опытности командиров во время совместного маневрирования практически незаметна.
Штурманская составляющая

Морской крестный поход носит вполне практический характер. Для флагманского штурмана соединения надводных кораблей капитана 2 ранга Михаила Ворошилова наступил очень интересный в профессиональном отношении период. К слову, он сам бывал в районе острова Змеиный еще лейтенантом во время штурманского похода. Места неведомые, по БДЛК (Бугско-Днепровско-Лиманскому каналу) российские военные моряки давно не ходили. Флагштурман части десантных кораблей капитан 3 ранга Валерий Гапоненко, учитывая это, принял нетрадиционное решение. Руководитель группы тележурналистов и операторов ОРТ Дмитрий Старостин не “устоял” под напором флотского гостеприимства. Моряки и “оэртэшники” договорились о сотрудничестве. И телеоператор первого канала несколько часов простоял на солнце и ветру, снимая на пленку все обозримые ориентиры.
Валера, видать, уже материал на “диплом” готовит, — шутили друзья Гапоненко.
Кстати, капитан 3 ранга Гапоненко в 2002 году. поступил в Военно-морскую академию имени Н. Г. Кузнецова.
А штурманы отрабатывают упражнения по навигации, осуществляют плавание по счислению, решают астрономические задачи.
-Навигационная аппаратура сегодня совершенна, ее возможности огромны, — говорит М. Ворошилов. – Но нельзя забывать основы штурманской практики. Учеба молодых штурманов старших лейтенантов Владислава Горского, Николая Палия, Олега Мальцева, курсанта главного корабельного старшины Виталия Горшкова проходит с огромной пользой. Среди лучших вахтенных офицеров – капитан 2 ранга Олег Дробинин, капитан 3 ранга Дмитрий Сичевский.
Жемчужины Черноморья

До самого последнего момента российские моряки не знали, удастся ли им сойти на берег в Николаеве. Здесь есть одна тонкость в дипломатии. Для того, чтобы российскому кораблю ошвартоваться в украинском порту, требуется подавать заявку за... 45 суток. Международное право со всеми его коллизиями, как выяснилось, было преодолено архиепископом Николаевским и Вознесенским Питиримом. Владыка позвонил кому надо, и российские моряки увидели Николаев, приняли участие в крестном ходе на его улицах.
Корабли бросили якорь возле автомобильного моста через Южный Буг. Проблемы с ремонтом задержали наш отряд с прибытием в порт. Иконы и мощи святого адмирала были перенесены на берег уже ближе к полуночи. Несмотря на столь поздний час, тысячи верующих терпеливо ждали святыни православной церкви. Многие из них стремились прикоснуться и поцеловать иконы. Беспорядков или столпотворения не было, все проходило на редкость организованно. Отец Георгий в самом начале сказал нам: не отставайте, держитесь возле владыки, архиепископов Питирима и Августина. И командир корабля капитан 1 ранга И. Гавриш, капитан 2 ранга О. Дробинин вместе четко исполнили это наставление.
Служба в Николаевском кафедральном соборе Святой Богоматери продолжалась относительно недолго. Заметил в самом конце – один из верующих офицеров, когда настало время исполнить обряд целования икон, на миг надел фуражку и отдал честь образу святого праведника Федора Федоровича Ушакова. С подобным обрядом мне еще не приходилось сталкиваться.
Та ночь надолго останется в моей памяти. В центре по дороге идет крестный ход. С обочин же на нас с любопытством взирают дамы определенного рода поведения. В многочисленных кафе и барах сидят посетители явно не первой трезвости. Владыка Питирим даже возмутился чуть позже:
— У меня лично возникло ощущение зверинца. Идет крестный ход, а “зрители” сидят за столиками. Дескать, очередное бесплатное зрелище на утеху нам устроили. Простая же воспитанность подсказывает: идут люди – встаньте, проявите уважение.
Одесса встретила колокольным звоном с церкви на Морвокзале. Кстати, она построена недавно из современных стройматериалов и выглядит вполне в духе эпохи. В силу определенных обстоятельств архиепископ Одесский и Измаильский Агафангел не смог принять крестный ход, встретить украинских и российских моряков. Представительские функции взяла на себя настоятельница Свято-Архангело-Михайловского монастыря игуменья Серафима. Под ее началом находятся 128 монахинь и послушниц, причем возраст обитательниц святой обители колеблется от 18 до самого преклонного. Матушка по характеру своему весьма решительна, в сотовый телефон бросает руководящие фразы стальной прочности. Внешне это очень красивая женщина. В свое время она окончила факультет журналистики Киевского госуниверситета.
Одесса поразила своей кухней. На святом столе много чего было. Но особенно запомнилось блюдо, ранее невиданное и не пробованное – половинка крупного персика, фаршированного мелко нарезанным мясом. Вкус его очень приятен. Классические одесские бычки в томате чередовались с грибочками, менялись на картофель, отваренный в пиве с жареными бараньими ребрышками... Чуть позже я пошутил, сказав отцу Георгию:
-Что-то я не наблюдаю другого фирменного в Одессе блюда – селедки в меде.
-Однако не читывал ты Священного Писания: “И вкусил Господь наш рыбы с медом...”, – был ответ.
В монастыре поразили порядок, ухоженность и цветы, коих здесь великое множество. Возле одного из крылец замечаю четыре горшочка с прекрасными цветами, подвешенные к перекрытиям навеса.
-Искусственные! – сказал кто-то безапелляционно и прикоснулся к ним. – Нет же, настоящие!
Поздним вечером мы распрощались с хозяевами. Командир похода капитан 1 ранга Олег Гарамов предложил пройтись по ночной Одессе. Путь был указан настоятельницей. И мы отправились... на знаменитую Потемкинскую лестницу.
Памятный обряд

Остров Фидониси навсегда останется в летописи славных свершений и побед русского флота. Именно здесь взошла звезда молодого командира Ф. Ф. Ушакова.
Корабли двух флотов приближаются к острову Змеиный. Безжизненный клочок скалистой земли выглядит мрачно, стоит на всех ветрах. Возле него ведутся работы по строительству причала, видны постройки военного предназначения. Отец Георгий – настоятель храма и отец Георгий – потомок Федора Ушакова приступают к обряду поминовения павших воинов, служат молебен за упокоение. Сознание человека, воспитанного на атеистических традициях, поначалу сложно воспринимает происходящее вокруг. Но, почитая павших героев, отдавая дань мужеству предков, не следует забывать: во славе их побед и горечи поражений, в ранах и бессмертии подвигов всегда рядом находилась православная церковь.
Венки легли на воду в месте отдания воинских почестей. Над ветреным островом сегодня не ощущается ни малейшего дуновения ветра. Воздух прямо-таки застыл. Полный штиль на море. И цветы в траурных лентах долго не отплывают от борта корабля.
Вопросы для архиепископа
Архиепископ Львовский и Галицкий Украинской Православной Церкви Московского патриархата Августин вырос в семье потомственных священнослужителей. На протяжении 41 года его отец возглавлял сельский приход. Сам владыка вырос в городе Коростене Житомирской области.
Августин не чужд мирским делам. Среди его увлечений – авиация. На Ан-24 архиепископ летает вторым пилотом. В числе любимых фильмов – “В бой идут одни старики”. Ценит шутку. В походе он как-то рассказал анекдот на “клерикальную” тематику:
...В сельский приход приезжает с грозной проверкой один архиепископ. Деревенский батюшка, как водится, встречает владыку в суете и треволнениях. И на вежливый вопрос “начальства” от церкви, как идут дела в приходе, простодушно отвечает:
— Ой, не спрашивайте, владыка, сплошные на нас идут напасти в этом годе. То мор на скотину падёт, то засуха. А тут еще и архиепископ на нашу голову приехал.
Естественно, мы неоднократно общались с владыкой. Причем он не уходил от ответов ни на один заданный вопрос.
— Владыко, морской крестный поход во всех его терниях уже стал историей. Но вопросы столь беспрецедентная акция оставила и после своего завершения. Откуда истоки самой идеи пронести мощи святого адмирала по Черноморью?
— Святой праведник Федор Федорович при жизни был великим флотоводцем. Память о легендарном адмирале принадлежит одинаково русскому и украинскому народам. И лучшее отдание почестей праведному воину – пронести его святые мощи по местам славы и побед.
Вместе с тем мы решили: Господь и православная вера лишь возрадуются, если россияне и украинцы, военные моряки и верующие, сотворят вместе столь благое дело.
Не скрою, изначально мы столкнулись с целой стеной трудностей – финансовых, юридических, организационных. Одних только денег потребовалось более миллиона гривен. Но разве в звоне монет измерить духовное начало, разве заменишь чем-то иным потребность человека во внешне невидимой защите души от мрачных сил? Воистину ведь сказано – не хлебом единым жив человек.
А насчет денег... Отчего-то, как бы ни складывались обстоятельства, у православной церкви нет недостатка в жертвователях. Когда потребовалось топливо нашим кораблям, известная фирма “Лукойл” без лишних слов нашла на святое дело 600 тонн горючего.
— В чем же природа подобной благотворительности?
— Сложно ответить определенно. Религия, православие затрагивают самые тонкие струны человеческой души. И, находясь перед лицом вечности, оставаясь один на один с Богом, человек ведет и мыслит себя совершенно по-иному, чем в обыденной жизни. Как служитель церкви я не вправе говорить о сокровенных чувствах верующих, кои мне доверены. Одно лишь совершенно ясно – они чисты в своих помыслах.
— Насколько с пониманием отнеслось к идее крестного похода по Черноморью политическое руководство России и Украины?
— Президент Украины Леонид Данилович Кучма одобрил идею совместного морского крестного хода. В российской столице, в ее властных коридорах мы-то нашли полное понимание. Но заявить безапелляционно: все проходило гладко, как говорят, без сучка, без задоринки, значит, погрешить против истины.
Пример солидарности, братской взаимовыручки между моряками двух флотов явил крестный поход. Нечасто, согласитесь, российский специалист безвозмездно помогает украинским коллегам, как делал капитан 2 ранга Владимир Грузинцев. Пример, согласитесь для подражания на общегосударственном уровне.
— Православие во Львове стоит на передовых рубежах. Как сейчас обстоят дела в ваших краях, продолжается или нет противостояние с греко-католиками? Ведь дело доходило до прямых столкновений. И, говорят, нашлись “верующие” с той, противоположной стороны, лично на вас поднявшие руку?
— Сильно все преувеличено относительно “подняли руку”. Скорее, как еще говорят, немного “помяли” в толпе. До кровопролития дело все-таки не дошло. Ситуация сейчас стабилизировалась, нет той жесткой конфронтации.
Что касается истоков подобной вражды, то нужно заглянуть в историю. Галиция пережила за последние столетия слишком многие беды и завоевания. Некоторые ее жители обладают своеобразным менталитетом, непростой психологией. И почему-то во многих проблемах своей родины они безосновательно обвиняют русских. По мере сил православие, наши священнослужители объясняют людям ошибочность их взглядов, забвение исторической правды.
В Львове даже часто говорят: греко-католичество – наша история. При этом, забывая, что униатство было навязано силой народу Галиции.
Прошлое не вычеркнуть, но его исковерканное восприятие, в угоду политическим поветриям, становится барьером на пути в будущее.
— Насколько, на ваш взгляд, было бы обосновано введение в Вооруженных Силах института штатных военных священников?(прим. - вопрос был задан в июле 2002 года).
— По образцу капелланов? Церковь отделена от государства. И не наше дело диктовать условия правительствам. Духовная работа среди военнослужащих проводится. В ВМС ВС Украины ее проводит отец Геннадий, который прошел весь морской крестный ход. Отец Георгий, настоятель Свято-Никольского храма, в Севастополе духовный наставник, в том числе и черноморцев-россиян, совершает дальние походы на кораблях. Официально, “штатно” проводить работу в качестве священнослужителей пока еще не пришло время. Дальнейший ход событий покажет, насколько актуален вопрос возрождения существовавшего в России до 1917 года института военных священников.
Воспитатель в погонах
Представители церкви проводили на кораблях столь необычного отряда большую работу. На баке БДК «Ямал» неоднократно собирались моряки. И отец Георгий-настоятель Свято- николаевского храма, другой отец Георгий, потомок Ф.Ф. Ушакова, Светлана Александровна Парфенова рассказывали о традициях, вели просветительские беседы на общечеловеческие темы. Работа заместителя командира по воспитательной работе капитана 2 ранга Олега Дробинина оказалась как бы в тени. Так, может вернуть на корабли, как в императорском флоте, штатных священников.
Наряду с духовной пищей моряк четыре раза в день принимает далекие от разносолов корабельные обеды, ужины, пьет чай. И можно спорить о путях преодоления неуставных взаимоотношений, но коррозия “неуставняка” часто острей всего проявляется в столовой команды и на камбузе. Именно корабельные замы внимательно следят за справедливостью во время насыщения “рабов божьих” пищей телесной. Но разве обеды моряка – одна лишь забота у практиков воинского воспитания? Становление молодежи в экипаже, воинское воспитание, культурно-досуговая работа... Словом, круг обязанностей практически неограничен. И еще один “нюанс” — капитан 2 ранга Дробинин по праву считается одним из лучших вахтенных офицеров части десантных кораблей.
Думаю, при всем уважении к архиепископу Августину, прошедшему службу в вооруженных силах, единицы людей духовного звания – и то с моряцким прошлым — способны управлять корабельными вахтами на ходу. Дежурства, наряды, патрули офицер-воспитатель на кораблях несет наравне со своими сослуживцами. И при этом еще во главу угла становится конкретная работа по изучению личного состава, определение его возможностей по службе, участие в отборе кандидатов на контракт... Словом, тысячи “нюансов” и хитросплетений, которые не распутать никакой книжной мудростью, где начинается внешне неприметное творчество, сухо названное “воинское воспитание”.
Олег Дробинин как морской офицер всегда вызывал чувство уважения. В моряцком активе Офицера с большой буквы – боевые службы в Персидском заливе, в Средиземном море. Для интереса добавлю: фотография капитана 2 ранга возле пеленгатора сделана отнюдь не в базовых условиях. И перед фотокамерой Олег не позировал. Во время прохождения Бугско-Днепровско-Лиманского канала он брал пеленги на ориентиры, принимал непосредственное участие в обеспечении безопасности плавания.
Морская судьба непредсказуема. Выпускник Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища лейтенант Дробинин был избран в альма-матер освобожденным секретарем комитета комсомола факультета, был помощником начальника политотдела по комсомолу. Пять комсомольских лет для него пролетели одним мгновением. Но проходит время. И его уже не устраивает достигнутое, он определил для себя на горизонте жизни и службы совершенно иные цели. “Инженер человеческих душ” на морском тральщике работает отнюдь не в белых перчатках. Персидский залив со сводящей с ума жарой, напичканный минами, отличался от спокойствия вод Севастопольской бухты. Но капитан-лейтенант Дробинин выбрал именно полную забот службу на малом корабле.
БПК “Керчь”. Секретарь парткома капитан 3 ранга Дробинин даже в непростые годы лихолетья начала 90-х пользовался огромным уважением на корабле. События августа 91-го застали его на боевой службе в Средиземном море. Департизация не выбила из колеи. Ведь при любой власти востребованы практики, не на помпезных словах делающие черновую работу воспитания матроса. Кстати, многие офицеры и мичманы “Керчи” тогда поддержали добрым словом экс-парторга: все, мол, Олег, будет в порядке.
Сильный человек не позволяет себе неосмысленно плыть по течению жизни, находя выход из любых неурядиц. И, быть может, все рубежи службы для капитана 2 ранга Дробинина доставались в труде и через многочисленные тернии. Но тем весомей его авторитет на флоте, тем искренней уважение среди подчиненных.
Взгляд
С профессиональной точки зрения командировка на БДК “Ямал” для освещения мероприятий морского крестного похода по Черноморью не являлась чем-то из ряда вон выходящим. Нормальная журналистская работа с “Зенитом”, ручкой, диктофоном и передача телеграмм в номер. Кстати, хотел бы выразить благодарность связистам капитана 3 ранга Дмитрия Сичевского. Причем с Дмитрием нас судьба свела еще в 1995 году в новороссийской командировке.
Вместе с тем сознание – человеческое, офицерское – так и не смогло вполне адаптироваться к происходящему. Разве десять лет назад была возможна сама мысль о крестном походе на боевом корабле? Хотя сама новизна подобных акций порождала элементы неразберихи, некоторых организационных проколов. Так, на БДК “Константин Ольшанский” узнали о предстоящем походе за пять дней до его начала. По всем нормативным документам качественно подготовиться здесь попросту не успевали. В спешном режиме российские и украинские моряки занимались ремонтом клапанов на главных двигателях некогда черноморского корабля. Возникли определенные трения по линии министерств иностранных дел. Николаев и Одесса для россиян без малого одиннадцать лет – иностранные порты. И нам следовало делать запрос за 45 суток на разрешение для захода.
Один из знакомых офицеров даже пошутил по сему поводу:
— Все могу простить Украине: раздел флота, присоединение Крыма и Севастополя. Но то, что в Николаеве не смогу попить пива с днепровской рыбкой, – вовек не забуду!
Но в данный момент начались те события, кои вначале казались невозможными. Связи, а если называть вещи своими именами – неофициальная власть православной церкви, оказались весьма значительными. Один из архиепископов в Украине владыка Питирим позвонил, по некоторым сведениям, главе администрации президента. Все правовые тонкости были улажены. Так что желание того офицера вскоре сбылось.
Вместе с тем официальные лица в Одессе и Николаеве не особенно привечали отряд боевых кораблей двух флотов. Ни один из представителей администрации или выборных органов не удостоил вниманием это мероприятие. Причем похожая ситуация происходила и в Феодосии. В Новороссийске же картина была несколько иной. Руководитель отдела международных отношений городской администрации Александр Борисович Титов великолепно справился с ролью радушного хозяина.
Двойственность позиции официальных властей в Украине, впрочем, объяснима. Несомненно, дружба с Россией возведена в ранг государственной политики. И при всех плюсах и минусах курса на сотрудничество и добрососедство с Россией он в целом выдерживается. Но существует и мощнейшая оппозиция нынешнему руководству Украины – проамериканское лобби, отождествляемое с блоком Виктора Ющенко. Президентские выборы не за горами. И среднее руководящее звено в украинской провинции сейчас заняло выжидательную позицию: как выдержать тест на “российские симпатии” перед прозападно ориентированной частью правящей элиты? Словом, именно в разрезе двойственных чувств вполне объясняется отношение власть предержащих к морскому крестному походу. С одной стороны, упаси Бог, “засветиться” в определенных политических кругах в Украине в амплуа “пророссийского”. С другой – мы все-таки братья... И процентов девяносто трений и препон возникало как бы из “ниоткуда”.
— Дело – великое, непростое, но завершено. И все сии тернии даются для испытания духа, — сказал в самом конце похода духовный его руководитель архиепископ Августин.
По большому счету можно сказать, что среди множества конфессий в Украине лишь Украинская православная церковь Московского патриархата последовательна в стремлении к духовному единству с Россией. Католицизм, униатство, “самостийное” православие ориентированы совершенно в ином направлении.
Веками в боли и страдании с русским народом находилась православная церковь. И в этой связи вспоминаю встречу с одним греком. Первый его вопрос ко мне при знакомстве:
Ортодокс (православный)?
Затем речь зашла о роли религии для греческого народа.
— Православие дало нам духовные силы на протяжении веков бороться с враждебным окружением. Крест или полумесяц, сохранение нации или ассимиляция среди миллионов завоевателей – такова наша история.
Религия по-прежнему остается властью над властью. Ибо человека можно сковать силой государственного аппарата принуждения. Но победить, сломить его дух, особенно когда речь идет о нациях... Не наша ли история преподносит уроки многовековой борьбы за право называться русскими, разговаривать на собственном языке, молиться Богу по своим обычаям? Вряд ли есть смысл объединять, как некогда, церковь и государство. И лично я не сторонник введения в российской армии института военных священников. В практическом смысле куда целесообразней корпус офицеров-воспитателей, с четкой направленностью в воинском воспитании матросов и солдат.
Вместе с тем не следует избегать традиций, опыта поколений, тесно связанных с религией. Образно говоря, отказываясь от духовного наследия, мы, славяне, в чем-то перестаем быть самими собой. Хотя не следует навязывать и православие наряду с любой другой религией.
Начало новой традиции?
Время исподволь меняет самые незыблемые взгляды. В 2001 году вряд ли кто-либо смог даже предположить подобный совместный поход украинского и российского кораблей. Сегодня морской крестный поход уже десятилетнее наше прошлое. В Одессе, кстати, тогда простые люди искренне говорили: Андреевский флаг здесь лучше смотрится, нежели стяг “от НАТО”. И поневоле возникает мысль – почему на этой благословенной земле стал возможен инцидент в апреле 1994-го...Тогда, много лет назад ведь захватили черноморский дивизион кораблей консервации украинские роты воздушных десантников из Болграда.
Эпоха задает нам, современникам, непростые вопросы, на кои нам и отвечать перед будущими поколениями. И один из них – насколько прочна дружба между народами России, Украины и Беларуси. Другое дело, насколько мы готовы поменять взгляды, вернуть традиции. Многие в Севастополе тогда, десять лет назад весьма скептически отнеслись к самому факту крестного хода, иронизировали по поводу и над самой ее идеей.
...И все-таки хочется верить: продолжение следует.


12 лет назад полегла 6 рота…Вспомнить, как было

«Крылатая пехота не вышла из огня,
Прости шестая рота,
Россию и меня».
Это было весной 2000 года в старинном русском городе Пскове. Президент России Владимир Путин искренне скорбел с матерями, воинами на годовщине гибели гвардейцев шестой роты 2-го батальона 104-го полка 76-й гвардейской Черниговской Краснознаменной воздушно-десантной дивизии. Галина Ивановна Аронсон, мать погибшего 1 марта 2000 года воина-десантника, не раз ловила взгляд - открытый, ясный, полный боли - президента. Чуть позже Владимир Путин попросил журналистов дать ему возможность остаться один на один с родителями павших.
-Я скорблю вместе с вами. Ваши же сыновья остановили бандитов на пути в Дагестан. Они предотвратили большую трагедию, — произнес лидер России.
В трагедии шестой роты до сих пор много непонятного. Отрывочные же сведения свидетельствуют: для боевиков в тот момент НЕКТО вновь пытался открыть «коридор» в Дагестан. Численность банды Хаттаба достигала 2,5 тыс. «духов». Вооружение и обеспеченность их материальными средствами позволяли вести долгие бои.
Очередной нож в спину России сломался о твердь воинского мужества девяноста десантников. Великий русский народ вновь доказал простую истину – мы были сильны, у нас были годы слабости. Не было лишь мгновения в нашей истории, когда Россия испытывала недостаток в героях.
Нелюди и отребье рода человеческого предлагали десантникам плату за предательство. Но какими деньгами можно купить горстку гвардейцев, готовых в священном жертвоприношении положить на алтарь Отечества свои жизни? И все величие духа, и мерзость предательства объединились в короткие дни и ночи на исходе зимы и в начале весны 2000 года.
Силы — разрушители Отечества в те дни предприняли еще одну попытку зажечь Северный Кавказ. Но оказались бессильны против российской гвардии. Душа нации вновь явила свою несгибаемую мощь. Истина «Гвардия погибает, но не сдается» блестяще, но трагически подтвердилась на рубеже ХХI тысячелетия.
В личные письма, в сокровенные чувства не принято заглядывать. Если сам человек не откроет небольшую, но личную тайну, не раскроет свои чувства.
Из письма руководителю государства. «Уважаемый Владимир Владимирович, пишет вам мать солдата 6-й, павшей роты Псковской воздушно-десантной дивизии старшего сержанта-контрактника Андрея Аронсона. Позвольте вас поблагодарить за то внимание, которое вы оказываете нам, не считаясь ни с душевными силами, ни со временем.
Боль материнская уйдет лишь со мной с этой земли. И вы как муж и глава семьи поймете – ведь мне довелось схоронить и своего мужа, отца Андрея. Теперь Господь забрал к себе и сына...
Я не хочу никого обвинять в смерти Андрея, как это делают иные матери. Бог им судья, их можно понять и простить за боль сердечную. Мой сын сам сделал свой выбор. Он ведь из Севастополя. Волей судьбы мы теперь в Украине. И в армию-то он мог не идти. Андрей же добился своего, служил в Запорожье в спецназе МВД Украины. Он был отличным солдатом. В Чечню тоже имел право не ехать. Но буквально через месяц после «срочной» Андрей отправился в Санкт-Петербург и принял российское гражданство, затем поступил контрактником в Псковскую дивизию».
...Через пять дней после знакомства мичман Северного флота Владимир Аронсон сделал ей предложение. Через месяц они стали мужем и женой, у них родились трое детей. Десять счастливых лет в жизни промелькнули прекрасным мгновением...
В дивизии Андрей буквально обрел самого себя. Он вообще не мыслил себя вне армии, вне десанта, обладая всеми чертами настоящего воина. Командир отделения в спецназе, снайпер, кандидат в мастера спорта по боксу, отличный боец-рукопашник, выдержанный – слова лишнего не скажет. Форма удивительно ладно сидела на его крепкой фигуре.
Из Дагестана Андрей отправил матери письмо, где была строчка: «Только не думай, что я здесь из-за денег». Один рапорт, несколько слов – и гарантировано возвращение в мирную жизнь. Но он вновь делает свой выбор. «Я остаюсь с ребятами». Он посвящал маме стихи:
Выходя из волны бирюзовой,
Афродиты прекрасней была,
Сердце дрогнуло,
Чувствую новый мир, в который
Меня ты влекла.
«Мне грех на что-то жаловаться. Позаботились обо мне даже ранее незнакомые люди. И подчас даже непонятно, отчего все лучшее и доброе в человеке проявляется лишь в такие скорбные минуты.
Командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Петрович Комоедов принял личное участие, помог, решил вопрос с жильем. Все в порядке, если так можно сказать в моем положении матери, потерявшей сына. Не дай Бог кому испытать такое...
Об одном хотела бы просить вас, Владимир Владимирович. Сделайте все возможное, чтобы Россия не знала войны. И я останусь последней матерью в горе. Но это – чувства, сердечная боль. Понимаю, насколько моя просьба невыполнима. Оттого прошу о другом. Если России суждено воевать, то пусть наша армия будет к ней готова. Тогда меньше погибнет наших солдат. И матерей, подобных мне, будет как можно меньше. Сделайте Россию сильной».
Лицемерие и благородство
«...Бог любит добродушный мир, и Бог же благословляет праведную брань. Ибо с тех пор, как есть на земле немирные люди, мира нельзя иметь без помощи военной...»
Из речи митрополита
Филарета к воинам
2 октября 1843 г.
Некогда лучшая подруга Галины Ивановны еще несколько лет назад стала донельзя богомольной. Чуть свет в воскресенье она – в церкви. Поклон, свечечка, поцелуй руки батюшки, молитва... Казалось бы, невозможно сделать еще больнее матери, чем отнять у нее сына. Неправда. Наполнить душу еще большим страданием вполне возможно, оскорбив и облив грязью память о родной кровиночке.
— Андрей за «мерседесом» поехал в Чечню, — верещала на разных посиделках «богомолка». – Вот и получил свое.
Люди передали матери эти слова. Осуждать? Лицемерие прочно вошло в сознание миллионов. Десятки и десятки тысяч белых рабынь славянского происхождения вереницей тянутся во все стороны света именно за дорогими тряпками, иномарками, продавая тела и души за «джорджики» и прочие у.е. Бандиты и киллеры, торговцы наркотиками, коррумпированные чиновники если и «крестятся», то, как правило, втихаря, за глаза. Знает кот, чье мясо съел.
Можно экс-подружке бесконечно обсасывать, сколько получила мать денег после гибели сына. Не встанет солдат, не закроет грязный рот крепкой мужской рукой. Сущность человеческая - это совесть, дар сострадания. Но если этого нет в душе, если внутри лишь дьявольская чернота, то остается лишь откупаться от Бога молитвами не от сердца, свечкой для проформы, причащаясь, не веря... Где ваша вера, женщина? Ведь сказано: «Не судите», ведь православная церковь во все века молилась за павших воинов.
С нами, русскими, происходит что-то неестественное, аномальное. Народ, извечно чтивший воинов, защитников Отечества, возводит на пьедестал преступников и стяжателей вкупе с прочим отребьем.
Мужество и глубокая, искренняя вера в Россию тысяч и тысяч молодых ребят сегодня, к большому сожалению, остаются непонятны для слишком многих в России.
Галина Ивановна не смогла больше общаться с большинством знакомых. «Как ты могла? Вот я бы грудью легла, не пустила бы сына на службу». «Мы заплатили за сыночка столько-то, чтоб не шел в армию». Как удержать волевого мужчину, который сделал свой выбор? Андрей даже как-то написал: «Без спецназа я не могу жить. Армия – моя семья». После службы в Запорожье сын не выдержал и месяца в Севастополе. Ведь полтора года для него прошли в бесчисленных занятиях, тренировках. В 97-м он участвовал в обеспечении правопорядка во время известных событий в Крыму. Вернулся. Во дворе ничего не изменилось. Парни-сверстники сидят на лавочках, пиво, водка, наркотики... Некоторые одноклассники учатся, стремятся достичь успеха в жизни. Но таких немного.
— Мама, о чем с ними говорить?! Они же конченые, — сказал Андрей матери.
Кого-то из его знакомых подрезали в пьяной драке, кто-то умер от передозировки наркотиков...
Андрей уехал в Санкт-Петербург, окончил школу телохранителей. Вот там-то и мог заработать на пресловутый «мерс». Но он сам определил свой дальнейший путь.
Река пустых слов становится обыденностью. Обыватель льет слезы по поводу «развала» страны, армии, правоохранительных органов, искренне настроен против преступности. Но как часто все это оказывается шелухой. «Скорбитель» об армии откупает своего здоровенного детину от службы для его безответственной сытой жизни. «Борцы» с преступностью на словах боятся даже сделать один-единственный звонок в милицию, когда хулиганы избивают соседа или просто незнакомого человека. «Дать на лапу», «кинуть», «обуть», «отмазать» – давно уже стало для многих образом жизни. И если человек не в силах измениться, то не честнее ли хотя бы не осуждать солдата, павшего за Отечество, не вонзать занозы в сердце матери?
Совесть человеческая не может спать вечно. Неправедное вызывает естественное чувство сопротивления. От мерзкого люди начинают уставать, с удвоенной силой тянутся к светлому, прекрасному.
Галина Ивановна искренне считает себя счастливым человеком. Хотя за мгновения счастья пришлось заплатить слишком горькую цену. Муж был тем человеком, с которым десять лет пролетели одной прекрасной секундой. И замены на иной штампик в паспорте ей так и не требуется. Чернилами-то жизнь не заменишь... Сын погиб достойно. В свои неполные двадцать один познал и радость спортивных побед, стал солдатом-профессионалом, находил духовные силы отторгать от себя криминал... Жаль, не оставил внука – земную о себе память.
Люди, окружающие ее, по-разному отнеслись к материнской боли. Кто-то лил грязь. Дети же, взрослые уже люди, одарившие ее внуками, зять Владимир поддержали, не дали умереть духовно.
— Мама, хватит убиваться. Посмотри в зеркало, на кого ты похожа. Я хочу, чтобы ты вновь стала красивой. Сходи в парикмахерскую, сделай прическу. Андрея-то уже не вернешь — так сказал ей старший сын Владислав через несколько месяцев после трагедии.
Хороших людей, как известно, больше, чем плохих. Многие и многие приняли участие в ее судьбе, делом помогли, не бросая пустых слов на ветер.
Память у Галины Ивановны осталась, память о сыне и уважение к его подвигу. И горький привкус счастья солдатской матери.


http://www.redstar.ru/index.shtmlhttp://www.redstar.ru/2002/03/07_03/2_01.html#top#top

Лейтенанты Причерноморья





Эскадра «общего моря», Черноморская военно-морская группа кораблей причерноморских стран, пока находится в состоянии своего становления. При многих положительных моментах в своей деятельности причерноморцы пока еще только закладывают камни будущего союза на берегах «самого синего моря».

Общая идея «БЛЭКСИФОРа» была предельно проста. Мы, россияне, украинцы, румыны, болгары, грузины и турки вполне способны самостоятельно решить все проблемы безопасности в регионе. И для спокойного плавания в наших водах нам совершенно не обязательно уповать на помощь из-за океана или из Забосфорья. Жаль, что прекрасная идея-мечта пос ле серии «цветниково-парниковых», иными словами взращенных в чужих оранжереях от - политтехнологий, явно вступала в диссонанс с «газовыми» и прочими войнами и военным противостоянием. Но как бы то ни было Эскадра Согласия все одно в строго обозначенное время «Ч» брала курс в открытое по-прежнему для всех Черное море.

В течение почти месяца мне пришлось общаться с молодыми представителями морского офицерского корпуса разных причерноморских стран. Различия в мировоззрении, в национальном менталитете, в особенностях образования среди них есть и весьма значительные. Но главное – недавние выпускники причерноморских вмузов при несомненном приоритете патриотизма в своих убеждениях видят общность целей для наших стран. Какое оно, «племя младое и незнакомое» лейтенантов Причерноморья?

Энсен (лейтенант) Бюлент Улколсай с фрегата УРО «Йылдырым» ВМС Турции прибыл на борт «Цезаря Куникова» в качестве офицера связи в Новороссийске. В качестве «связующего звена» он сменил своего коллегу энсена Энгина Айодана. Турецкий офицер как-то с первых шагов по палубе российского корабля почувствовал себя уверенно, держался дружелюбно и с уважением. На естественные вопросы – кто мол, вы да откуда, отвечал весьма охотно. Сам Бюлент родом из Стамбула. Отец долгие годы прослужил государственным чиновником в департаменте водоснабжения и водных ресурсов турецкого правительства. Сейчас находится на пенсии, которая позволяет, по словам Бюлента, «жить ему ради жизни» в своё удовольствие до половины года в Анталье, известном турецком курорте. Мать закончила юридический факультет стамбульского университета, адвокат, специализируется на представительстве в судах по земельным спорам. В отличие от Энгина его семья более, если так можно выразиться, европеизирована и урбанизирована. Отец того же лейтенанта Айодана – горожанин в первом поколении. В Самсуне он работает в отделении департамента сельского хозяйства, учит крестьян передовым методам агрокультуры. Кстати, сам стамбулец далеко не в первом поколении Бюлент, с восторгом читает публицистические произведении о проблемах турецкой деревни, автором которых является Кемаль - однофамилец первого президента страны. Кстати, именно с Айоданом произошла история, которая вызвала немало улыбок весной 2005 года. После публикации в газете материала «Лейтенанты Причерноморья», во время очередной активации кораблей Эскадры Согласия, на приеме подошел к командиру турецкого фрегата УРО «Йылдырым» капитану 2 ранга Мурату Деде и в самых изысканных словах рассказал, как было приятно общаться с его лейтенантами, попросил вручить им на память газету с их фото. Причем, передал командиру три экземпляра, по одному на каждого и плюс на корабль. В Бургасе встретил своего знакомого Энгина Айодана, тот попросил… дать ему «настоящую русскую военную газету». Здесь я рассмеялся. Лейтенант оказался и на турецком флоте всего лишь лейтенантом. Газеты разошлись по всем инстанциям, кроме тех, для кого они предназначались. Но у меня как говорят – с собой было.

В самом деле, не мог же я, кап – два российского флота, обидеть офицерского «ребенка», пусть и «сына турецкоподданного».

-Я счастлив, я нахожусь на настоящем русском корабле. – Как мне показалось, Бюлент говорил с неподдельным восторгом. – Совсем недавно мы с друзьями посмотрели американский видеофильм «К-19», он произвёл на нас неизгладимое впечатление. Мужество ваших моряков вызывает лишь восхищение. Тогда ещё подумал, было бы неплохо побывать на корабле России. Мечта моя сбылась.

Лейтенант Улколсай человек с разносторонними интересами, с развитым чувством патриотизма. В турецком обществе вообще характерно почитание своего первого президента Ататюрка Кемаля. В каждой каюте на кораблях, в офицерских салонах (кают-компаниях) и столовых на самом видном месте находятся портреты Ататюрка. Бюлент в свободное от служебных обязанностей время с интересом читает его биографию. Причём, когда речь зашла, что объединят или разъединяет наши народы в современной истории, раскрыл книгу и показал запись. В 1921 году делегация турецкого правительства совершила визит в Москву. И её результатом было предоставление молодой советской России военной помощи только что образованной турецкой республике.

Для лейтенанта с фрегата УРО «Йылдырым» характерно здоровое стремление сделать карьеру. Так сложилось, почти все его однокашники по военно-морской академии в Стамбуле избрали местом службы корабли флотилии амфибийных сил, предназначенные для переброски и высадки десантов. Да, в плане движения вверх по карьерной лестнице существуют определённые трудности, здесь весьма невысоки должностные ранги. Зато интенсивность выходов в море несоизмерима с фрегатами. Так только за восемь месяцев 2004 года «Йылдырым» находился на ходу в течение 1200 часов, не считая стоянок в иностранных портах и в точках якорной стоянки вне главной базы в Гельджуке. На турецких «десантниках» о подобной интенсивности плавания знают лишь понаслышке.

Для такого жизнелюбивого молодого человека, коим без сомнения является Бюлент, подобные редкие «свидания» с берегом не стали основанием отказываться от возможности служебного роста. Первый результат весьма необычен для российского флота. Лейтенант Улколсай получил недавно предложение и прошёл все отборочные тесты для поступления в лётную школу в Анкаре. После годичного обучения он станет пилотом палубного вертолёта. В турецких ВМС принято считать, только корабельный офицер способен знать все тонкости военно-морской тактики и с полным знанием специфики действовать в интересах своих в недалёком прошлом коллег.

Впрочем, задерживаться в вертолётчиках Бюлент не собирается – служебный рост здесь в лучшем случае лишь до капитана 3 ранга. Затем планирует поступить в штабной колледж. А там, кто знает…. Может и напишет британский журнал «Джейн» через два десятка лет о назначении на высокопоставленную должность адмирала Улкосая.

Совпадение или нет, но оба турецких лейтенанта в разговоре со мной рассказали о своём желании получить заочно гражданское образование в стамбульском университете. И если Энгин желает обрести диплом менеджера в сфере международных отношений, то Бюлент предпочитает углубить свои знания в области точных наук. Причём, командование лишь приветствует подобное стремление своих офицеров в повышении своего образовательного уровня. А государство принимает на себя значительную часть расходов по обучению своих офицеров.

В разговоре с молодыми офицерами с фрегата УРО «Йылдырым» довольно легко читается стремление турок к большей экономической, военной и политической свободе от Запада. Энсен (лейтенант) Энгин Айодан с большим сожалением говорил о не самых современных технологиях, коими обладает турецкая экономика. И ни страны Евросоюза, ни Япония, ни Новый Свет, не стремятся поделиться с его родиной ноу-хау в современных отраслях экономики.

О том, что фундаментализм и сепаратизм относится к самой болевой точке турецкого общества, думаю, не стоит долго распространятся. С болью в голосе Бюлент Улкосай говорит о тридцати тысячах жертв курдских повстанцев. В каждой стране существуют свои наболевшие проблемы. Но невозможно остановить распространение того же терроризма в мире, поставить заслон на пути «белой смерти» силами одного только государства. Через черноморский регион проходит один из мощнейших наркотрафиков. И от него, как от мутного потока, питаются радикальные всевозможные движения и группировки, в том числе и в Турции. Корабли «БЛЭКСИФОР» - не панацея от страшной беды региона. Но создаётся прецедент единых действий военных моряков разных стран. А там их примеру обязательно последуют и все остальные силовые структуры.

Турецкие лейтенанты чётко представляют задачи эскадры «общего моря». Причём, неслучайно, во многом идея единого Чёрного моря разрабатывалась в Анкаре и в Стамбуле. Впрочем, после нескольких активаций ЧВМГ становится ясно – при уважительном взаимном отношении друг к другу всех причерноморцев, наибольшими ресурсами и потенциалами обладают именно российская и турецкие стороны. И от позиций России и Турции будет во многом зависеть будущее эскадры «общего моря». Думаю, в будущем проблем во взаимопонимании между нашими военными моряками так же не возникнет. Молодые турецкие лейтенанты нашли общий язык с нашей молодёжью, с капитан-лейтенантом Александром Серебровым, старшим лейтенантом Фёдором Подложновым. А как показывает опыт - впечатления офицерской молодости самые яркие, и проносятся через всю службу.

С точки зрения взаимодействия между флотами Причерноморья определённый интерес представляют молодые грузинские офицеры. Подготовка офицерских кадров для военно-морских сил для земли легендарной древней Колхиды осуществляется как в России и Украине, так и в Турции и Греции. Небезынтересно, что старший сын начальника военно-морского отделения Батумской морской академии капитана 1 ранга Геннадия Хайдарова закончил ввмуз в Санкт-Петербурге. Правда, особенность жизни современных вооружённых сил закавказской республики, он для того, чтобы заработать денег ушёл на фрахт на сухогрузе третьим помощником капитана. Причём, не порывая с военно-морской службой. А средний, Николай, год назад стал обладателем диплома об окончании военно-морской академии в Стамбуле. В нынешнем году именно на капитана 1 ранга Г. Хайдарова было возложено командование «эскадрой общего моря».

Так сложились обстоятельства, что первый разговор с лейтенантом Николаем Хайдаровым состоялся на фрегате УРО «Йылдырым». Похоже, Николай, чувствовал себя здесь явно не чужим. Несколько его одноклассников по академии проходили службу на корабле. Прекрасное знание русского и турецкого, добротное владение английским языком позволяло грузинскому лейтенанту общаться без переводчиков со всеми участниками причерноморской «эскадры». Николай, коммуникабельный, любопытный и вежливый парень, стал настоящим любимцем на всех кораблях. И, по-своему, незаменимым человеком. Ведь кроме него одновременно никто не мог общаться с русскими и турками на их родной речи.

Впрочем, любопытство Николая, подчас, настораживало. Например, он мог задать узконаправленный вопрос относительно боевого состава и технической готовности части десантных кораблей Черноморского флота. Понятное дело, как офицер оперативного отдела штаба Батумского военно-морского района он стремился к максимальной эрудиции относительно наших БДК. Ведь именно наши «аллигаторы» чаще всего находятся возле грузинских берегов, работают в интересах группировки российских войск в Закавказье. Но для сглаживания возможных вследствие столь открытого проявления своего любопытства острых углов, следует быть более аккуратным.

Командир радиотехнической службы ПК «Диоскурия» ВМС Грузии лейтенант Геллан Бестанашвили появился на «Цезаре Куникове» при не совсем приятных обстоятельствах. Рулевой с его катера матрос Анзор Гигинешвили получил травму. И в море больного грузинского моряка вместе с офицером пересадили на российский корабль.

Лейтенант Бестанашвили показал себя заботливым командиром, искренне переживающим за здоровье «главного движителя» грузинского флота. О себе говорил без «запретных тем». В юности поступил на учёбу в кадетский корпус в Тбилиси. Насколько сложно было учиться, говорит без обиняков – с нас, кадетов, офицеры-воспитатели не могли требовать по всей строгости ни по дисциплине, ни по знаниям. Ведь прежде чем за что-то спросить, надо человека в погонах обеспечить всем положенным по нормам довольствия. А с питанием в «кадетке» было, мягко говоря, неважно, зимой в казармах царил промозглый холод. Но Геллан выдержал. И по окончанию корпуса получил предложение продолжить обучение в греческой военно-морской академии, в Саламисе.

-Условия жизни и службы греческих кадетов несопоставимы с тем, что довелось испытать на своей родине. В четыре часа, перед самоподготовкой, в столовой нам давали булочки, – чтобы до ужина не проголодались. Горячая вода в общежитиях - постоянно, отличное питание, мощная учебная база …. Всё сделано для будущих лейтенантов. С нами учились, кстати, и сириец, и африканцы. По учёбе с иностранцев требовали меньше, чем со своих, греков, - вспоминает Геллан.

относительно перспективы применения своих знаний на практике, лейтенант весьма скептичен. Надо переходить – либо в милицию, либо вовсе уезжать в Россию к родственникам. Денежное довольствие его составляет 120 лари – 60 долларов. Фонд Сороса ежемесячно доплачивает ещё около 80 лари. Отец, инженер-конструктор с Тбилисского авиационного завода, подкидывает еще около 100. Словом, жить можно, но не на зарплату.

Впрочем, проблемы молодого грузинского офицера полностью совпадают с трудностями вооружённых сил его государства.

Единый причерноморский менталитет сегодня лишь зарождается. И рано еще даже говорить об образовании стандарта в подходах, едином понимании проблем региона среди наших стран. С другой стороны, неоднократно на разных уровнях звучала идея. Если мы, причерноморцы, не сможем договориться по принципиальным позициям друг с другом, то есть определённые перспективы получить «помощь» со стороны в виде «миротворческих «Томагавков».

Люди старшего поколения, подчас, склонны к определённому консерватизму. Впрочем, один из классиков как-то сказал, – кто в молодости не был революционером, а в старости не стал консерватором, тот зря прожил жизнь. Будущее, безусловно, за молодыми. И если опытные офицеры из флотов причерноморских государств вольно или невольно, несли в себе груз прежней эпохи противостояния двух систем, отпечаток нынешнего времени перемен, то молодёжь сейчас начинает жизнь и службу буквально с чистого листа.

А значит, именно они обладают верным шансом перейти от эпохи взаимной настороженности к общему пониманию в деле мира и борьбы с терроризмом на причерноморских берегах. И корабли «эскадры общего моря» - если будет на её жизнь политическая воля наших правительств, станет обладать старшими офицерскими кадрами с ещё лейтенантским опытом взаимодействия.
Время показывает плодотворность идеи единого Причерноморья.

Командирский союз под знаком Причерноморья





В сухих строчках планов всевозможных учений «BLACKSEAFOR - 2003» как-то не предусматривалось тесное общение между моряками-причерноморцами. И уже, судя по опыту предыдущих программ «Общего моря», само по себе решение единых задач, общие встречи, в том числе и на неформальном уровне, объединяют людей, способствуют возникновению дружеских связей. В данном контексте командир Черноморской военно-морской группы бригадный адмирал Георги Георгиев (ВМС Болгарии) сумел найти золотую середину в сочетании морской практики, сплаванности кораблей и появлению дружеских контактов между людьми в погонах из различных государств.
Кают-компанейское застолье и откровенные беседы способны сблизить моряков. Ведь на всех флотах атмосфера единых команды, офицерского коллектива и экипажа одинаково лелеется кают-компанией, как места отнюдь не только предназначенного для завтраков, обедов и ужинов. Причем, как довелось увидеть на приеме в Новороссийске, под обаяние моряцкого застолья попал и сугубо гражданский человек – заведующий сектором международных связей Новороссийской государственной администрации Александр Борисович Титов.
Языкового барьера - как такового – на «эскадре общего моря» не существовало. Уровень знания английского позволял осуществлять управление кораблями в море, проводить учения по коммуникации. Моряки из Болгарии, Грузии, Румынии, само собой Украины владели разговорным русским языком. Причем, кто-то даже пошутил – официальный язык учений один, общаемся между собой совершенно на другом, на «едином и могучем». Нечто, похожее происходило и на «командирских» приемах на болгарском фрегате «Смелом», проводимых командиром ЧВМГ в каждом порту захода кораблей «эскадры общего моря». Дружеская беседа здесь прекрасно подпитывалась вкуснейшей болгарской кухней и знаменитой ракией. Впрочем, российские моряки на СКР «Пытливый» также не ударили лицом в грязь, благодаря стараниям командира капитана 2 ранга Олега Криворога. Причем, старший мичман Александр Карась как всегда блистал мастерством в кулинарии и сервировке.
Так получилось, с хозяевами ходовых мостиков довелось близко познакомиться в Новороссийске, на «Смелом», именно во время приема командующего ЧВМГ. И дальнейшее общение происходило именно под добрым знаком «общей кают-компании».

Командир румынского корвета капитан 3 ранга Адриан Леподату.

Хозяин ходового мостика «Мачеллариу» разговаривал с нами на хорошем русском языке. В свое время Адриан проходил подготовку в 30 учебном центре подготовки иностранных специалистов в Поти. И почти сразу попросил называть его на наш манер – Андреем. Как с юмором он говорит о себе, ему пришлось служить и «над водой и под водой». В его послужном списке значится и субмарина
Оказалось, несмотря на различия – в языке, в национальностях, у нас намного больше общего, нежели различий. Выяснилось, юмор и хорошую шутку одинаково хорошо воспринимают все, независимо от языка и менталитета. «Вспышки» смеха то и дело раздавались за столом в кают-компании. Вместе с тем не забывали, и поговорить о серьезных вещах, так или иначе, нас всех касающихся.
Пользуясь, случаем, поинтересовался у Адриана Леподату, как обстоит дело с комплектованием его корвета профессионалами. Командир «Контр-адмирала Мачеллариу» ответил – проблем нет, отбор матросов и старшин на корабль идет по конкурсу. Желающих более чем достаточно. Служба на флоте пользуется престижем благодаря стабильности в выплате денежного довольствия, определенным социальным гарантиям. Поинтересовался, за какую сумму, в среднем, ежемесячно расписывается в финансовой ведомости румынский профи. Оказалось, речь идет где-то о ста пятидесяти долларах.
-Андрей, как так у вас, получается? - сказал я, обращаясь к Леподату. - Наш контрактник на боевом российском корабле получает денежной довольствие, вполне сопоставимое со своими румынскими коллегами. Но процент профессионалов у нас не превышает десяти процентов.
-Мне сложно судить, почему у вас так происходит, а у нас так, - ответил Адриан.
-Все очень просто. – Поддержал разговор командир украинского корвета «Винница» капитан 3 ранга Александр Тарасов. – Адриан, скажи, во сколько вы у себя «закрываете море на замок»?
-В шесть вечера.
-А смены боевого обеспечения на вашем флоте предусмотрены?
-Нет, на корабле остается только дежурный и вахта.
Квартирный вопрос в ВМС Румынии решается в течение года полтора после прихода молодого офицера на корабль за счет служебного жилья. Причем благодаря системе кредитов государственную квартиру можно выкупить. И в этом случае вновь приобретается право на жилплощадь от правительства. «Не обижены» и матросы, старшины. После подобной вполне подробной информации о степени социальной защиты украинских моряков, вопросов, понятное дело, у меня поубавилось.

Командир турецкого фрегата «Явуз» капитан 3 ранга Тамер Зорлубаш.

С турецким офицером познакомился также в Новороссийске, на приеме по случаю прибытия в морские ворота юга России. Так случилось, в кают-компании болгарского фрегата «Смелый» наши места оказались напротив. Тамер - брюнет чуть выше среднего роста, приветливый, внимательный к собеседнику, как-то сразу расположил к себе. Причем, как говорили наша офицеры, командир «Явуза» пользовался всеобщим уважением именно благодаря личному обаянию.
В море капитан 3 ранга Тамер Зорлубаш действует решительно, даже красиво. Наблюдал, как корабли ЧВМГ выполняли очередной эпизод учений. Фрегат «Явуз» осуществляет перестроение в ордере. Теперь турецкий корабль идет прямо по курсу «Пытливого». Сейчас российским и турецким морякам предстоит отработать передачу «гуманитарного» груза с одной «единички» на другую. Погода благоприятствует. Море спокойное. В самой операции внешне нет ничего сложного, если учитывать отменную обученность экипажей. Турецкий фрегат и российский «сторожевик» - на траверзе друг друга. Отчетливо видны все небольшие вмятины на борту «Явуза», каждый элемент его надстройки. Его моряки одеты в спасательные жилеты, стоят вдоль борта в стальных шлемах американского образца, в строевой стойке вооруженных сил своего заокеанского партнера.
Грузами обмениваются носовые команды. Турки облачены в разноцветные жилеты. Бросательный конец сразу же попадает на палубу «Пытливого». Всего эпизод занимает несколько минут. В пакете с «Пытливого» несколько так называемых пресс-пакетов (в него входит буклет, фотография корабля и …. две бутылки отличного сухого вина). На прощание моряки машут друг другу головными уборами. С турецкого фрегата звучит популярная эстрадная песня на русском языке. Не знаю, насколько хорошо владеют языком северного соседа на «Явузе», чтобы понять нашу эстраду. Но с чувством юмора на «турке», похоже, все в порядке. В транслируемом сингле российских моряков больше всего рассмешили слова – «Я сошла с ума».
Тамер Зорлубаш принадлежит к новому поколению турецких морских офицеров. Вся его служба прошла на современном боевом корабле. На «Явузе», фрегате западногерманской постройке, он с лейтенантов. Предшественникам Тамера повезло меньше. Долгие десятилетия турецкий флот комплектовался из настоящего корабельного «секонд-хенда» преимущественно американских ВМС. Как следовало из разговоров с нм, отношение к вооруженным силам в Турции весьма почтительное. Офицеры – элита общества. Сегодня идет бурное перевооружение и обновление боевой техники в сухопутных войсках, корабельного состава ВМС.
Тамер с удовольствием откликнулся на мое желание побывать на «Явузе». Причем особо подчеркнул, он приглашает меня в любое время днем, а не в рамках официального «отрезка» для посещения фрегата.

Командир фрегата ВМС Болгарии капитан 2 ранга Огнян Колев.

Огнян в полной мере соответствует своему «пожароопасному» имени. К сожалению, в понедельник утром 25 августа, уже в Новороссийске, стало известно о террористических актах в Краснодаре. Командир отряда ЧВМГ болгарский бригадный адмирал Георги Георгиев тогда выразил искреннее сочувствие и понимание всей сложности проблемы международного терроризма во время протокольного визита главе администрации Новороссийска Владимиру Синяговскому.
-Одной из наших задач является противодействие терактам, общая координация действий флотов стран Причерноморья в борьбе с подобным злом», - было заявлено во время приема в администрации города.
Болгарский командир весьма эмоционально отреагировал на гибель людей в Новороссийске. Он не мог понять – как так, при наличии мощных правоохранительных структур в России происходят взрывы, гибнут люди. А огромная страна не в силах преодолеть до конца сепаратизм в Чечне.
-Распад Союза ослабил у нас государственную власть, - отвечаю болгарскому командиру, - ты же сам учился в Питере в 93-94 годах. Неужели не помнишь, как все происходило? Сейчас возвращаем все на круги своя. Но, как, видишь, все происходит очень тяжело.
Огнян еще больше разгорелся, когда узнал – я из флотской газеты. Оказывается, на болгарском языке журналист звучит как «дописник». Даже немного пошутили, - дескать, главное моряки уже сделали в море, мне же остается лишь «дописать». Особой популярностью в среде военных печатный еженедельник «Болгарская армия» не пользуется. Хотя, судя по качеству полиграфии и содержанию публикуемых материалов, выглядит вполне достойно. Главное, что не устраивает болгарских военнослужащих – официозность, отсутствие критических материалов в их газете.
-Пресса должна быть властью, настоящей властью. А не плестись в хвосте чьего-то мнения и писать так, как ей скажут.
Взгляды взглядами, с Огняном вполне возможно поспорить относительно места масс-медиа в политической структуре общества. В любом случае, он согласился со мной – на основании того, что по утрам открываешь газету, нельзя утверждать, что разбираешься во всех тонкостях журналистики. Но в открытом море, на ходовом мостике «Смелого» Колев ведет с настоящей виртуозностью профессионала. Фрегат, похоже, он воспринимает как стальное продолжение своего тела. «Единичка» послушна ему на все сто. Маневрирование происходит с предельной скоростью, по-моряцки лаконично. Дай Бог, Огнян, еще раз встретиться на учениях «эскадры общего моря». Доспорим!

Командир катера ВМС Грузии капитан-лейтенант Роин Джиджелава.

Грузинским морякам во время учений приходилось весьма непросто. Мореходность камера была явно несопоставима с остальными участниками ЧВМГ. «Тбилиси» держался на воле своего экипажа и командира – Роина Джиджелавы.
Путь Роина в военно-морские силы, в общем-то, типичен для молодого флота Грузии. Гражданский моряк по образованию, он участвовал в конфликте в Абхазии как раз на одном из первых грузинских катеров. Один раз даже чуть не вступили в перестрелку друг с другом с нынешним командиром бригады капитаном 3 ранга Романом Пипия. Во время «той» войны погиб его дед. И каждый раз, когда причерноморцы собирались вместе, он говорил один и тот же тост – за мир.
По результатам участия «Тбилиси» в международных учениях капитан-лейтенант Джиджелава представлен досрочно к присвоению очередного воинского звания капитан 3 ранга.

Командир «Винницы» капитан 3 ранга Александр Тарасов (Украина).

Александр – выпускник Севастопольского военно-морского института имени П. С. Нахимова 1996 года. На переломе эпох, еще курсантом, принял решение о приеме присяги на верность народу Украины. Довольно быстро стал командиром корабля.
На подходе к турецкому Гельджюку на корвете ВМС ВС Украины произошел несчастный случай. Тяжело был травмирован моряк. В совместных действиях моряков-причерноморцев его жизнь была спасена. В Севастополь украинского матроса доставили на российском «Пытливом». Представляю, насколько тяжело переживал за произошедшее командир. Ведь, несмотря на внешнюю сдержанность, он искренне переживает за корабль, за экипаж.
«Винница», несмотря на громкое название – корвет – есть ничто иное, как известный всем морякам - овровцам малый противолодочный корабль типа «Альбатрос», приспособленный для службы в морских частях пограничных войск. Именно из состава балаклавской морской пограничной бригады ее и передали в состав ВМС. Служба на подобных единичках – малоприятное «удовольствие». Корабль бросает даже на небольшой волне. Бытовые условия в кубриках и каютах оставляют желать лучшего. Оттого, характер моряков с «альбатросов» одинаково тверд, они всегда в готовности к испытаниям.

Командир СКР «Пытливый» капитан 2 ранга Олег Криворог

О хозяине ходового мостика «Пытливого» рассказано очень многое на страницах флотской газеты. Четыре месяца сторожевой корабль Черноморского флота провел на просторах морской стихии. Причем, все время на ходу. Олег Леонидович показал себя и на учениях ЧВМГ с наилучшей стороны, сумел стать настоящей душой «командирского клуба», нештатного, но искреннего объединителя хозяев командирских мостиков эскадры причерноморцев. «Эскадра общего моря» в третий раз провела свое «рандеву» на просторах Черного моря. Одной из ее традиций уже стало проведение парада-прощания кораблей перед возвращением к родным берегам. Поочередно место флагмана занимают все участники ЧВМГ. Импровизированный салют возвещает одновременно и радость предстоящей встречи с домом. И – сожаление от расставания с новыми друзьями.
….Каждый командир-причерноморец на прощание желает своим коллегам еще раз встретиться. Все ведь живем и служим на берегах одного моря!

Хождение по морю в стиле «Осьминог»

8 августа 2002 года в Севастополе состоялась вторая активация международных учений Черноморской военно-морской группы БЛЭКСИФОР. Накануне боевые единицы из Турции, Болгарии, Румынии, Грузии, России и Украины ошвартовались на одном причале. Общее руководство учениями на 2002-й год в торжественной обстановке было передано от турецкой украинской стороне. Командование ЧВМГ принял на себя капитан 1 ранга В. Тенюх, военно-морские силы ВС Украины. Функции штабного корабля принял на себя корабль управления «Славутич», где командиром капитан 3 ранга Андрей Тарасов. 12 августа интернациональный отряд боевых кораблей вышел за боновые ворота главной базы ЧФ РФ и ВМС ВС Украины и направился к Босфору. Россию на учениях представлял морской тральщик «Железняков» капитана 3 ранга Александра Вьюркова. Морской тральщик уже второй раз участвует в подобных мероприятиях. Так, что здесь накоплен огромный опыт взаимодействия с иностранными моряками, нашими соседями по Черноморью. И наименования ордеров кораблей в натовском стиле – «Осьминог» или «Дельфин», порядок следования в них боевых единиц, британо-американские системы измерений были к тому времени основательно освоены российскими моряками. Начало учений, первые дни в море несколько были омрачены выходом из строя главных двигателей на флагмане группы – корабле управления «Славутич». И вместо проведения неофициального визита в турецкий порт и военно-морскую базу Тузла было принято решение зайти в Эрегли, порт на Черном море. Для украинских моряков международные учения проходили не очень удачно. Уже при стоянке в Эрегли их корабль попытался самовольно оставить один из матросов - «срочников». Но буквально вскоре беглеца задержали турки и передали обратно на «Славутич».
Порт и город Эрегли относительно недавно принял турецких военных моряков. В 2000 году на правительственном уровне было принято решение о размещении здесь на постоянной основе боевых кораблей и подводных лодок. Причем каких-либо конфликтов или противоречий с гражданскими властями, похоже, не возникло. Хотя направленность грузооборота местных портовиков связана с ввозом железной руды для металлургического гиганта «Эрдемир», занимающего ведущее место по объемам производства в Европе. Сталь, металлопрокат также вывозится на экспорт и в другие регионы Блистательной Порты преимущественно морским транспортом.
За столь короткое время для военно-морской базы были построены причальные сооружения, создана необходимая инфраструктура, построен военный городок с прекрасно развитой социальной сферой. Организационно ВМБ подчинено командованию Северной Части Черного моря, которое возглавляет бригадный адмирал Д. Кутук. Уровень организации службы турецких моряков находится на весьма высоком уровне. Судите сами. Решение о заходе кораблей Черноморской группы в Эрегли было принято буквально накануне. И на подготовку у хозяев оставалось всего несколько часов. Вместе с тем все без исключения вопросы были решены, не было перебоев с подачей воды, электричества от береговых источников. А судоремонтные мастерские в кратчайший срок самостоятельно изготовили для украинского корабля необходимую деталь. Сразу, как только «единички» ошвартовались у причалов на «джипе» подкатил патруль и два «мехметчика» (солдата) приступили к охране гостей с оружием в руках от возможных эксцессов. Причем по точности их смены с поста можно было сверять часы. По внутреннему рейду всю ночь патрулировал катер с задачей противоподводно-диверсионной обороны. Кстати, его двигатель фирмы «Ямаха» работал с еле различимым в тиши ночи звуком. Подобные меры предосторожности, похоже, были нелишни. В горах Курдистана турецкая армия продолжает операции против вооруженных формирований курдов. А обстановку в стране в контексте борьбы с сепаратизмом вряд ли возможно назвать спокойной.
На момент захода отряда кораблей ЧВМГ в базе находились два фрегата УРО типа «Меко-200»: «Тургут Рейс» и «Явуз». Подводные лодки проекта 209 накануне покинули свои причалы, и вышли в море. В отличие от Севастополя турки вежливо не позволяли фотографировать свои боевые единицы с причалов и территории базы. Понятное дело, запретить фото- видеосъемки непосредственно с кораблей они не могли.
Россиян встретил помощник военного атташе Посольства России в Турции капитан 2 ранга А. Федоров. Хозяева любезно разрешили коллегам – военным морякам беспрепятственно посещать прекрасный пляж на территории городка, спортзал, магазины и кафе. Примечательно, что любители «оседлать волну» могли за сумму, эквивалентную примерно в пяти долларам в час, арендовать виндсерфинг. Обслуживающий персонал во всей, условно говоря, социальной структуре – матросы, служащие по призыву. Цены в магазинах и в кафе турецкого аналога нашего «Военторга» существенно ниже, чем в городе. Причем офицер по связи от турецких ВМС старший лейтенант (юзтегмен) Абдул Кадыр-Кучюк, навигатор с «Явуза», весьма сокрушался по поводу «облома» с заходом в Тузлу. Мол, вот где можно отдохнуть и «оттянуться» по полной программе с кегельбаном! На «Явузе» офицером противолодочного вооружения служит женщина в звании лейтенанта. Такой вот пассаж в сторону Евросоюза и США.
Ежемесячное денежное довольствие офицеров и уоррент-офицеров ВМС нашего южного соседа и в недалеком прошлом противника по Черноморью составляет, скажем, у старшего лейтенанта до 600 долларов. Капитан 3 ранга может расписываться в ведомости за сумму примерно в 800 «зеленых» представителей Соединенных штатов. Но матрос-призывник довольствуется всего семью «баксами». Причем, в общении с некоторыми гражданскими турками, за «челночное» десятилетие вполне сносно освоивших русский, выяснились некоторые особенности положения «главного движителя» флота Блистательной Порты. Между «низшими» и «высшими» чинами здесь существует огромная пропасть. Если в автобусе находится хотя бы один офицер, матрос не имеет права не то, что сесть в его присутствии, а просто в него войти. Причем, подобного у нас на флоте контроля над питанием моряков, похоже, здесь не существует. Шефская помощь морякам «Железнякова» позволила нашим морякам выглядеть на очень приличном уровне. Муниципальное образование «Надым и Надымский район», лично его мэр Владимир Ковальчук, помогли привести в порядок, отремонтировать столовую команды, закупили две автоматические стиральные машины престижной фирмы. Причем благодаря шефам с далекого Севера наша футбольная команда единственная в ЧВМГ обладала прекрасной спортивной формой. Кстати, капитан команды старший лейтенант Павел Гридасов, сумел проявить дар спортивного организатора и тренера в одном лице. И на фоне поражений нашей сборной на чемпионате мира-2002 сумел хоть в чем-то взять мини-реванш!
В Эрегли искренне гордятся своим металлургическим гигантом. И в первую очередь экскурсия в город была организована именно на «Эрдемли». Размеры предприятия, уровень компьютеризации поражают воображение. Туркам, действительно, есть, чем гордится. К иностранцам жители относятся приветливо. Но торгуют в полном соответствии с традициями восточных народов – шумно, на первый взгляд чересчур навязчиво предлагая свой товар. Мусульманские традиции весьма чувствуются в объявленном здесь светском обществе. На улице в открытом виде невозможно пронести, скажем, бутылку пива, не появишься в шортах. Женщины, несмотря на жару, носят длинные одежды, не снимая платков. Хотя вооруженные силы весьма европеизированы. Практически все офицеры владеют английским языком. А на территории военного городка жены военнослужащих позволяют себе выглядеть более практично на летнем солнцепеке. На вывесках – надписи на пяти-шести языках, среди которых русский и украинский. «Добро пожаловать» здесь соседствует с «Ласкаво просимо». А чуть ниже местный «знаток» лингвистики может изобразить нечто вроде рекламы: «Заходите, у нас есть пиво, вотка».
Не хотел бы лукавить и утверждать, что на МТЩ «Железняков» в полном соответствии с передовицами еще недавних времен «все и всегда» было в порядке. По итогам прошлого года корабль получил немало замечаний по технической готовности, отмечался в не лучшем контексте в приказе главнокомандующего ВМФ России. И тем значимей заслуга командира и заместителя по воспитательной работе капитанов 3 ранга Александра Вьюркова и Алексея Османова. Рулевой матрос Дмитрий Бондаренко, буквально перед учениями прибыл на морской тральщик. Но уже через два дня самостоятельно нес ходовую вахту. Радиометрист старший матрос Андрей Поляков с отменной точностью выдавал информацию о надводной обстановке. Сигнальщики матросы Сергей Радаев и Сергей Рубан профессионально несли свои нелегкие вахты. И безопасность совместного плавания во многом зависела от моряков. С задачей они справились выше всяких похвал. Трюмные старшие матросы Сергей Захаров, Евгений Плитинь, Дмитрий Свечников, мотористы старшие матросы Вячеслав Бибуков, Дмитрий Чарунов, Алексей Луцук, матрос Алексей Курамшин обеспечили бесперебойную работу всей корабельной «начинки». Вестовые и коки старшие матросы Сергей Портка, Николай Соломаха, Виталий Малышев, матросы Александр Ефимов, Евгений Митюков на уровне не ниже «Метрополя» проводили приемы, готовили обеды и ужины, а один раз даже умудрились испечь великолепные пироги.
Экипаж до и после выхода в море – разительно отличаются по уровню практики, по уверенности в собственных силах и по бесценному опыту плавания.
90-е годы не прошли бесследно в сознании жителей Причерноморских государств. Военные моряки сегодня мыслят и воспринимают историю подчас совершенно иначе, чем еще в недалекие времена Советского Союза и существования Варшавского Договора. Мне как-то попал в руки великолепно иллюстрированный журнал о болгарских военно-морских силах. В историческом экскурсе скрупулезно перечислено число моряков, награжденных в годы второй мировой войны как германским, так и советским командованием. Потопление русского эсминца и советской подводной лодки, постановки мин против наших боевых кораблей, участие болгарских моряков в боях с фашистами в составе Дунайской флотилии в годы Великой Отечественной войны в сем реестре «славных» дел чередуются в соседних абзацах.
Люди старшего поколения в Болгарии еще хорошо говорят по-русски. Лейтенант же, болгарин, в официальной обстановке разговаривал либо на родном, либо на английском языке. И лишь после довольно длительного общения признался – учил «великий и могучий» в школе лишь до восьмого класса. Затем как-то все прекратилось. Командир МТЩ «Шквал» капитан-лейтенант Павлин Штерев неплохо понимает русскую речь, но ему явно не достает разговорной практики. До сих пор основа болгарского флота составляют построенные в России боевые корабли. Содержание их весьма неплохое, ремонт осуществляется на судоремонтном предприятии «Флотский Арсенал» в Варне. Подводные лодки нашего 641-го проекта до сих пор уверенно чувствуют себя в морских глубинах. Флагман ВМС Болгарии фрегат «Смели» - во время своей службы в Поти именовался «Дельфин». К сожалению, по каким-то бюрократическим причинам не нашлись 100 долларов на закупку венков и возложение их к могилам советских воинов в портах захода. Есть ли вообще хоть какой-то смысл в подобной экономии?
На болгарских пляжах летом преобладает русская речь. Туристы с Урала и Дальнего Востока, с Москвы и Санкт-Петербурга приезжают отдыхать в эту балканскую страну. Сленчев Бряг становится чем-то похож на крымский или кубанский берег. В Варне вполне возможно купить российские газеты, а русскоязычное издание пикантного «Плейбоя» стоит доже дешевле, чем в Новороссийске. В магазинах, на улицах к нашим морякам по-прежнему относились приветливо. В Румынии, в Констанце произошло изменение к лучшему в общественном мнении. Если еще год назад на фоне лозунгов воссоединения Румынии и Молдавии русским могли бросить в спину нечто оскорбительное вроде «оккупанты», то сейчас ничего подобного не происходит. И здравый смысл потомков древних даков вновь возобладал. Старшее поколение и в Болгарии и в Румынии сохранило теплоту чувств к нам, к россиянам. Младшее куда прагматичней, внешне, даже безразлично относится к потомкам русских солдат и матросов, некогда принесших их народам свободу.
В Варне даже один военный моряк-отставник спрашивал: мол, против кого вы собираетесь воевать, если все Причерноморье представлено в программе БЛЭКСИФОР? А Турция далеко не самый последний участник Североатлантического блока. Все непросто на берегах моря, некогда звавшегося Русским. И еще, несколько лет назад вряд ли кто-нибудь мог даже представить недавних противников, чье соперничество уходит в века, в едином ордере боевых кораблей, пусть и натовского стиля.
Вторая активация, многоплановые учения в море – сегодня страничка недавней истории. Черноморская военно-морская группа, международная программа сотрудничества моряков разных государств продолжила свою деятельность. Будущее покажет, насколько удачным окажется принятое тогда на самом высоком уровне решение о создании объединенной эскадры.

В контексте единства «Общего моря»

[SIZE=3][B]

Читать подробнее...

Глава 1. Дыхание Причерноморья. Блэксифор-таким, каким его увидел.

Подчас мы ищем новизны впечатлений и экзотики за многие тысячи километров от родного дома. Но забываем о богатстве природы и культуры нашего родного Причерноморья. Я благодарен судьбе журналиста, которая приоткрыла для меня великолепие красок и колорит культур народов нашего общего «самого синего в мире», Черного моря. Ведь мне довелось много раз участвовать в учениях Черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия, Ордера Согласия шести флотов стран Причерноморья.
Впечатление первое. Грузия.
…За Батуми дорога идет вдоль моря. Вдруг, автобус останавливается возле древней крепости, выложенной из гранита. Форпост римской империи возник на месте поселения Гонио-Апса. По преданию, древний царь Апсурт именно здесь встретил аргонавтов. Впоследствии, крепость использовалась по своему прямому предназначению турками. Сегодня здесь расположен государственный музей, ведутся раскопки древнего поселения. Большой крест покоится на гранитном основании. Надпись предельно лаконична. Еще на заре первого тысячелетия христианские миссионеры основали храм на грузинской земле возле селения Дидачара.
Поражает гармоничность сада, выросшего за огромными крепостными стенами. Мандарины здесь соседствуют с аджарскими маслинами, тропический киви растет вдоль ухоженной дорожки. Вода из колодца чиста, холодна и прозрачна, подобно горному хрусталю. Прекрасный затерянный в пространстве и времени мир в конгломерате древности и настоящего.
Впечатление второе. Блистательная Порта
Первым турецкий город, в котором мне довелось побывать, стал Эрегли – он расположен на месте Гераклеи Понтийской. Именно отсюда отправились первые колонисты осваивать новые поселение – Херсонес Таврический. Гордостью промышленности Блистательной Порты считается металлургический комбинат. В его цехах работает более 7 000 рабочих и служащих.
В краеведческом музее «клубничного града» мне довелось увидеть богатство культуры древнейшего города. Первое торговое поселение на этих берегах возникло еще в античные времена четыре тысячи лет назад. По преданиям именно здесь легендарный Геракл совершил свой подвиг - спустился в царство мертвых. Сейчас здесь проходит один из туристических маршрутов, в подземелье в свете прожекторов причудливо смотрятся известковые «наплывы» сталагмитов, во влажной духоте не шелохнется водная гладь небольшого озера. Под охраной государства здесь находится и другой памятник древней архитектуры – христианский храм еще византийской эпохи, расположенный в соседних катакомбах. Подобно со святилищами Херсонеса, в нем сохраняется с незапамятных времён мозаичные полы.
Стамбул причудливо соединяет в себе одновременно восточный колорит и весь динамизм промышленного развития по западным стандартам. Фешенебельные отели, промышленные предприятия, офисы знаменитых во всем мире фирм чередуются с традиционными, подчас весьма ветхими постройками, старинными мечетями, как национальные элементы вкрапляются в деловой стиль одежды стамбульцев. А насчет полуразвалившихся зданий в городе, где земля стоит весьма приличных по мировым меркам деньгам, выяснилось просто. Государство приняло закон, запрещающий сносить старые здание в исторической части городов, которые разрешается только реставрировать в прежнем виде. Хозяева далеко не всегда располагают необходимыми средствами, такие работы весьма недешевы. Оттого сохраняют за собой участок земли до лучших времен, а дом оставляют заброшенным.
Византия, Царьград, Истанбул, как не хочется тебя покидать! Но впереди ждет болгарский Бургас и Варна.
Впечатление третье. Страна славянской души
….В центре Бургаса есть тихая улочка, мимо которой не пройдет ни один русский человек. «Улица славянская» утопает в тени белоствольных берёзок, она узенькая. Но в ней есть нечто, присущее всей Болгарии. Такого чувства умиротворения и душеного отдохновения я не ведал давно. Не спорю, каждый из нас в Варне или Бургасе найдет свое очарование. Разнообразие кухни и гигантские пляжи Сленчева Бряка замечательно дополнены одним обстоятельством. Здесь замечательно то, что «великий и могучий» не чужой. И как замечательно чувствовать себя не одиноким и понятым на своей родной речи.
…Где бы я ни был, как бы ни складывались обстоятельства, я все равно буду стремиться вновь и вновь увидеть буйство природы Батумского ботанического сада и благословенной Аджарии, еще раз пройтись по разноголосым кварталам всемирного города-рынка Ак-Сарая, посидеть в кафе на берегу Солнечного Берега в Варне. Дыхание Причерноморья очаровывает и вовек не отпускает вас от своего великолепия красок жизни.

Пари британского министра обороны

КАПИТАН 2-го РАНГА АНДРЕЙ УФИМЦЕВ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ СТОЯЛ НА ЛИНИИ ОГНЯ В ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ В АФРИКЕ. В 2000-м, Андрей даже столкнулся с британским спецназом. Англичане освободили его вместе с другими офицерами миссии ООН из плена сепаратистов.

"Друг, здравствуй," - с таким приветствием в разных странах Африки к капитану 2-го ранга Андрею Уфимцеву обращались не раз и не два. За советские десятилетия тысячи и тысячи африканских специалистов получили образование в СССР. В большинстве армий континента элита офицерского корпуса готовилась в основном в российских военных училищах и академиях. Сейчас есть генералы с нашим образованием даже в ЮАР. Десятки, если не сотни тысяч наших военных, инженеров и рабочих "поднимали" местную экономику. И русский язык до сих пор распространен на Черном континенте. Политический капитал России в Африке достался в наследство от "единого и могучего". А вот насколько он используется?


"Голубые каски" не всегда желанные и неприкосновенные гости в "горячих точках" Африки.


Знаешь, Саша, говорил он мне, старайся в присутствии чернокожих жителей Африки никогда не употреблять слово "негр". Само по себе оно означает "черный", первыми его, понятно, применили колонизаторы, поэтому носит весьма унизительный оттенок. Мы в Сьерра-Леоне и Бурунди говорили нейтрально - африканец. А к какому народу или расе он принадлежит, не важно. Тем более, что континент настолько насыщен культурами, народами и племенам всех цветов кожи, что я за четыре с половиной года разобрался в самой малой толике всего этого нагромождения.

ШКОЛА ВЫЖИВАНИЯ

Капитан 2-го ранга Андрей Уфимцев дважды побывал в длительных командировках в составе миротворческих миссий ООН. Годы жизни в невероятно трудных для европейца условиях наложили определенный отпечаток на его привычки, образ мыслей. Андрей нетороплив в рассуждениях, в чем-то осторожен при выборе слов, всегда внимателен к собеседнику. В квартире - стандартный набор африканских сувениров, прекрасно выполненные тамошними мастерами фигурки из черного дерева.

Школа выживания для миротворца в тропиках весьма сурова. Поначалу он даже не мог понять, отчего африканцы практически на всем континенте сушат вещи после стирки, расстелив их на земле. Мягко говоря, ведь негигиенично. Но все дело в местной разновидности мух тумбу, которые откладывают яйца на всем, что висит. А уж ее личинки вызывают такие заболевания, да еще подобно мине замедленного действия даже через годы, что поневоле задумаешься о сомнительных преимуществах европейского способа сушки белья на Черном континенте.

Когда заходит речь о престиже и высоких заработках миротворцев, Андрей грустно улыбается. Один из его хороших знакомых умер от сердечной недостаточности в одном из европейских аэропортов, где самолет совершил промежуточную посадку. Поездки в патруле на ооновских джипах по зонам разделения противоборствующих сторон также не добавляют здоровья и мало похожи на увеселительные прогулки.

Один из непременных принципов направления миротворческих контингентов и миссий наблюдателей ООН - добровольное согласие всех сторон конфликта на прекращение огня и восстановление мира и спокойствия в зоне вооруженного конфликта. По формальной логике "голубые каски" - желанные и неприкосновенные гости на территории затухающей "горячей точки". Но все умозаключения холодного и аналитического разума оказываются подчас лишены смысла там, где первобытное состояние "войны всех против всех" давно стало привычкой и нормой короткой человеческой жизни. В той же Бурунди, на памяти Андрея, темнокожий солдат-миротворец был хладнокровно убит выстрелом в голову, когда ехал в обычном маршрутном микроавтобусе. Другим ооновским солдатам-африканцам, не хотелось бы называть страны, повезло еще меньше. Одна из неуправляемых и никому не подчиненных вооруженных группировок там, в Бурунди, захватила девятерых военнослужащих подразделения миротворцев. Потом на их останки со следами нечеловечески жестоких пыток было невозможно смотреть без содрогания.

ПАРИ БРИТАНСКОГО МИНИСТРА

В мае 2000 года сам Андрей был захвачен вместе с еще одиннадцатью офицерами в Сьерра-Леоне. Все начиналось внешне совершенно безобидно. Накануне местные вожди обратились к их командиру с просьбой приехать в городок на торжественную встречу. Подполковник Дуи Уджанту, индонезийский офицер-артиллерист, согласился. Да и как ответить отказом, если отношения с местными властями и отрядами сепаратистов из Революционного народного фронта (РНФ) вроде бы складывались вполне дружелюбно. Накануне даже сыграли с ними в волейбол, неплохо пообщались. Но все поменялось в одночасье, когда по каким-то собственным соображениям руководство повстанцев приняло решение на захват "голубых касок". Поводом послужила очередная полубандитская разборка, в которой погибли два "революционера". А миротворцев обвинили в том, что они ничего не предприняли для предотвращения стычки.

Импозантно-экзальтированная на местный манер юная особа угрожающе подняла автомат АК-47. Понятное дело, она была в окружении соратников по "борьбе". Кстати, там был и child-combat - 14-летний подросток. Но вооруженные группировки используют детей и еще более младшего возраста. В Африке никого не удивить солдатами 7-8 лет от роду, которые воспринимают войну и смерть всего лишь игрой, оттого не знают ни жалости, ни цены человеческой жизни. И начались долгие недели заключения. Каким-то чудом Андрей, улучив минуту, вышел на связь с Фритауном, столицей Сьерра-Леоне, сообщил о нападении.

Так было организовано отделом кадров военного контингента миссии ООН, что все двенадцать офицеров представляли двенадцать различных стран. Здесь, в тесном кругу поста мира, делили все "тяжести и лишения" индиец и пакистанец, гвинеец и англичанин, малиец, представители Замбии, Непала и Бангладеш, Гвинеи и Танзании. В целом все вели себя достойно, хотя сложно было не сломаться под постоянным прицелом автоматов.

Английский майор-десантник Энди Харрисон окажется вскоре ключевой фигурой события, облетевшего весь мир. Руководство ООН через своих представителей несколько недель безуспешно пыталось договориться с оппозиционерами об освобождении своих офицеров. Когда переговоры окончательно зашли в тупик, в дело вступил английский спецназ. Дело в том, что до освобождения от колониальной зависимости страна находилась под сенью британской короны. И, несмотря на формальное обретение свободы, экс-метрополия по-прежнему занимает прочные позиции в экономике, способна влиять на решение ряда вопросов внутренней политики страны. А уж солдаты парашютных войск Ее Величества не раз наведывались в знакомые дедушкам и прадедушкам края для выполнения иных, весьма щекотливых операций.

Британец оказался тем самым "своим в тылу врага". Под предлогом необходимости постоянного общения с женой для поддержания душевного равновесия ему передали спутниковый телефон. Понятное дело, с близкими разговаривали все пленники. Оттого британскому правительству пришлось оплатить затем счет на 356 000 фунтов стерлингов. Под предлогом общения с родиной, понятное дело, велась и передача необходимой информации для разработки операции по освобождению солдат мира.

Но с расходами никто не считался, поскольку речь шла о жизни и свободе офицера Ее Величества королевы Елизаветы. А министр обороны еженедельно звонил жене своего плененного офицера Каролине и сам рассказывал о ситуации с его освобождением. Насколько, понятно, позволяли требования секретности подготовки операции. Нетрудно догадаться, что она обошлась английским налогоплательщикам не в один десяток миллионов фунтов стерлингов. Впрочем, позже во всех интервью Харрисон будет упоминать об Андрее как о самом его надежном помощнике. Но до будущего внимания журналистов еще надо было дожить.

Энди, человек железной выдержки, сделал все правильно. Ведь профессионализма и любви к своему Отечеству ему не занимать. Решение стать офицером он принял в 1982-м, во время конфликта на Фолклендских островах. В 1991-м, во время первой войны в Заливе, несколько месяцев патрулировал границу между Ираком и Кувейтом. А в Африку поехал, движимый прежде всего здоровым честолюбием и новыми возможностями для карьеры. Ведь если финансовая сторона вопроса для латиноамериканцев или восточноевропейцев является превалирующей при решении податься в миротворцы, то иное дело - офицеры стран элитной "восьмерки". Сам факт участия в программах ООН, иного международного сотрудничества поднимает статус офицера, открывает дорогу для служебного роста.

Пари - неотъемлемая часть национального характера англичан. И министр как-то поспорил с Каролиной, что если через неделю она не обнимется с мужем, то он без сожаления расстанется со своим денежным окладом за три месяца. Нетрудно предположить, что семейный бюджет главы британского военного ведомства нисколько не пострадал. А ровно через неделю Каролина и Энди встретились у себя дома, в Англии.

Вертолеты с британскими "командос" прилетели совершенно неожиданно для повстанцев. Но их пленники твердо знали, как себя вести и что от них требуется сделать. А профессионализм и отвага английского спецназа сыграли решающую роль в успехе операции.

До сих пор остается безнаказанной смерть российских дипломатов в Ираке. А на территориях, сопредельных с Россией, почти в открытую функционируют базы боевиков. Оттого многолетний опыт борьбы за жизнь и свободу своих граждан англичан, французов, израильтян и американцев следует полностью взять на вооружение. Российский человек везде обязан находиться под защитой своего государства.

БУРУНДИ

После внеочередного отпуска Андрей вновь вернулся в Сьерра-Леоне. Но уже в качестве офицера миссии по взаимодействию с полицией. Местные блюстители порядка оставили у него двоякое впечатление. На уровне общения - доброжелательны, всегда готовы прийти на помощь. Но с точки зрения выполнения прямых обязанностей все обстояло гораздо сложнее. Десятилетие гражданской войны почти напрочь выбило из местных органов внутренних дел высокоподготовленные кадры. В полицейские попадали, примерно как в России после революции, и порядочные люди, но без каких-либо навыков правоохранительной работы.

После первой африканской командировки вскоре последовала вторая, в Бурунди. Здесь происходили страшные этнические чистки. Народности тутси и хуту, с удивительно схожими между собой языком и культурой, с невероятной жестокостью пытались уничтожить друг друга. По примерным подсчетам, только в Руанде погибли 3 миллиона человек. Огонь войны унес в Бурунди 800 тысяч жизней.

Обычная работа "голубых касок" продолжилась и здесь, где неподалеку берет начало великий Нил. Российский офицер-черноморец даже сумел выучить еще один язык - французский. Здесь он был востребован гораздо более, чем английский. Для Андрея было немного непривычно видеть, как сдавали оружие повстанцы. Африканец в шлепках на босу ногу и ультрамодных джинсах-"дранках" привычным движением разобрал свой АКМ и затем на британский манер выполнил строевой прием отхода от начальника. Откуда у них подобные "манеры"?

Здесь колонизаторами были вначале германцы, потом французы, а уж окончательная свобода пришла от бельгийского протектората. Только вот опьянение "свободой" оказалось кровавым. И сколько лет еще останутся подразделения ООН в этих экваториальных странах, сколь успешна окажется миссия мира, еще большой вопрос. Но есть ли альтернатива солдатам мира, особенно там, где до сих пор находят массовые захоронения жертв геноцида?

В любом случае, если представится возможность, Андрей Уфимцев постарается вернуться туда, где был все эти четыре с половиной года.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | След.


Главное за неделю