Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

И.Ф. Александровский - создатель первой в мире торпеды

Капитан 1 ранга С. В. РОГУЛИН

В нашей исторической военно-морской литературе при освещении вопросов создания минного и торпедного вооружения кораблей до сих пор незаслуженно забываются имена многих замечательных русских изобретателей, внесших немалый вклад в развитие этого грозного вида морского оружия.

Одним из таких забытых создателей торпедного оружия является талантливый русский изобретатель-самородок Иван Федорович Александровский. Он вошел в историю как автор проекта подводной лодки, но совершенно несправедливо забыт как изобретатель первой русской самодвижущейся мины-торпеды.

Реакционные царские чиновники из морского ведомства, пресмыкавшиеся перед всем иностранным и не верившие в силы русского народа, не оказали должной технической и материальной помощи Александровскому. Несмотря на замечательные результаты, полученные изобретателем при первых же испытаниях своей торпеды, изготовленной кустарными средствами, царское правительство предпочло заплатить громадную сумму денег австрийскому заводчику Уайтхеду за его торпеду, которая была по тактическим свойствам нисколько не лучше торпеды Александровского.

Подводная лодка И.Ф. Александровского  5 Кб - 29 Кб
Подводная лодка
И.Ф. Александровского
(1866 г.)

Иван Федорович Александровский в 1861 г. окончил разработку проекта подводной лодки и построил ее в 1866 г.

Во время работы над проектом подводной лодки у И.Ф. Александровского родилась мысль создать самодвижущуюся подводную мину, которая по его идее должна была быть копией с изобретенной им подводной лодки. Полностью разработанный проект такой мины был представлен И.Ф. Александровским в 1865 г. в морское министерство, но реакционные руководители министерства отклонили этот проект "как преждевременный".

Вот как свидетельствует об этом факте сам Александровский в докладной записке, поданной им в инженерное ведомство 8 июля 1882 г.:

"В 1865 году мною был представлен бывшему управляющему морским министерством адмиралу Краббе проект изобретенного мною самодвижущегося торпедо. Сущность устройства изобретенного мною торпедо ничего более, как только копия в миниатюре с изобретенной мною подводной лодки. Как в моей подводной лодке, так и в моем торпедо главный двигатель - сжатый воздух; те же горизонтальные рули для направления на желаемой глубине моря, с тою лишь только разницею, что подводная лодка управляется людьми, а самодвижущееся торпедо управляется автоматическим механизмом. По представлении моего проекта самодвижущегося торпедо, Н.Н. Краббе нашел его преждевременным, ибо в то время моя подводная лодка еще только что строилась..."

Таким образом, еще за год до того, как англичанин Уайтхед официально объявил в 1866 г. об изобретении им торпеды, И.Ф. Александровский разработал проект самодвижущейся мины, работающей на сжатом воздухе, и правильно разрешил вопрос управления торпедой по глубине. Решение этого вопроса впоследствии составляло главный "секрет" мины Уайтхеда.

В 1868 г. Александровский второй раз представил морскому министерству проект торпеды с учетом опыта построенной им подводной лодки. Только в следующем году было получено разрешение построить ее на "собственные средства с последующим возмещением".

Александровскому сразу же пришлось столкнуться с громадными трудностями технического порядка из-за технической отсталости царской России. Но главная трудность заключалась в том, что Александровский столкнулся с бюрократизмом царских чиновников, которые, вместо оказания помощи, крайне равнодушно и презрительно отнеслись к замечательному русскому новатору.

Лучше всего об этом говорил сам Александровский в своей записке временно управляющему морским министерством от 8 октября 1875 г.: "...Для сообщения торпедо возможной легкости, согласно изъявленным требованиям, я решил сделать корпус оного из листов самого лучшего сибирского железа в 1/16 дюйма толщины. Такового железа ни в порту, ни во всем Петербурге не оказалось, ни один заводчик не брался изготовить оное к нужному для меня сроку, а потому мне оставалось только купить в складе демидовское железо в 1/2 дюйма толщины и прокатать его на древесном угле, на что согласился один лишь Балтийский завод. Но листы вышли не в 1/16, а в 1/8 дюйма толщины, что принудило меня для сохранения необходимой пловучести изменить первоначальные чертежи...".

Вот еще выдержка из этого же документа: "...Во избежание потери времени и для возможности при открытии навигации производить опыты над изготовленным уже в прошлом году торпедо с целью изучения всех его недостатков и испытания на нем аппаратов, усовершенствованных мною для новой мины, я просил г, начальника минного отряда о дозволении производить в Кронштадтском порту все мелкие исправления приспособления к старой мине, на что его превосходительство контр-адмирал Пилкин изъявил свое согласие. Вследствие ходатайства его превосходительства Кронштадтской конторой над портом отдан был наряд Кронштадтскому пароходному заводу на исполнение указанных работ, к которым и было приступлено. До окончания оных оставалось всего лишь несколько дней, когда начальник завода приказал остановить работу. Я доложил об этом г. начальнику минного отряда. Его превосходительство в первых числах мая отправился вместе со мною на Кронштадтский завод, где начальник оного объявил контр-адмиралу Пилкину, что не имеет возможности отделить для окончания мины ни одного мастерового по необходимости приготовить броненосную эскадру к 1-му июню. Таким образом, я принужден был ждать до 1-го июня. Когда же в первых числах того месяца я снова обратился к начальнику завода с просьбой об окончании мины, то он откладывал эту работу под разными предлогами и на мою последнюю настоятельную просьбу и на изложение важных последствий от такового замедления отвечал мне, чтобы я его оставил в покое и что я его только отрываю от занятий...".

Несмотря на все трудности и препятствия, чинимые царскими чиновниками, Ивану Федоровичу Александровскому удалось блестяще выполнить поставленную задачу - построить первую в России торпеду, которая по тактическим данным не уступала торпеде Уайтхеда, несмотря на то, что для изготовления ее Уайтхед целиком приспособил свой хорошо оборудованный по тому времени механический завод.

Вот как описывает Александровский результаты опытов со своими первыми торпедами и судьбу своего замечательного изобретения:

"...Получив разрешение, я тотчас же занялся этим делом и устроил мастерскую в старом адмиралтействе. Но в 1871 и в 1872 годах я по поручению морского министерства был исключительно занят работами по подъему со дна морского подводной лодки. Вследствии этого, а также по причине крайне неудовлетворительных механических средств, которыми я мог располагать, и кратковременностью нашей навигации, торпедо мое могло быть изготовлено не ранее 1874 г. и тогда же было подвергнуто испытанию на кронштадтском восточном рейде в присутствии начальника минного отряда контр-адмирала Пилкина. На этом испытании торпедо мое три раза кряду проходило с большою меткостью назначенное для него расстояние в 2500 фут., постоянно сохраняя при этом определенное ему шестифутовое углубление в воду. Начальная скорость его, на расстоянии 1000 фут., была 8 узлов, конечная - 5 узлов. ...Мне было приказано для устройства минной мастерской выбрать место в новом адмиралтействе, но... постройка мастерской в то время не состоялась.

С.С. Лесовский
С.С. Лесовский

В 1875 г., когда С.С. Лесовский производил смотр миноносного отряда, я повторил в его присутствии опыты с торпедо. На расстоянии 600 фут. был поставлен тузик, и два раза пущенное мною торпедо прошло как раз под ним. Так же удачно был произведен опыт и тогда. когда С.С. Лесовский лично находился в шлюпке, под килем которой должно было пройти торпедо. Все три раза торпедо имело ход от 9 до 10 узлов.

Осмеливаюсь заметить, что в это время во многих из государств делались попытки разрешить возможность устройства самодвижущегося торпедо, но все попытки в этом роде оказались безуспешны, за исключением Уайтхеда. Между тем, торпедо Уайтхеда, купленное перед тем австрийским правительством, за 200 тыс. гульденов и английским за 15 тыс. фунтов стерлингов, имело всего только 7 узлов хода, уступая таким образом в скорости хода торпедо, придуманному мною. Несмотря однако на результаты, достигнутые моим торпедо, все мои просьбы об устройстве механической мастерской оставлены без последствий...

...Не давая мне средств усовершенствовать оказавшееся во всяком случае годным торпедо, изобретенное мною, морское министерство сочло нужным купить за 9 тыс. фунтов стерлингов секрет торпедо Уайтхеда, заплатив ему сверх того до миллиона рублей за изготовленные им экземпляры".

После покупки царским правительством в 1876 г. торпед Уайтхеда,. в чем ярко выразилось преклонение перед иностранной техникой и неверие в замечательные способности русского народа, морское министерство устроило специальную минную мастерскую в Кронштадте для ремонта и изготовления у нас торпед. Александровский, пользуясь мастерской, внес небольшие усовершенствования в свою торпеду и на испытаниях проведенных им в 1879 г., в присутствии главного командира Кронштадтского порта Казакевича добился скорости своей торпеды 18 узлов, что было всего на 2 узла меньше скорости торпед Уайтхеда. По направлению и глубине хода торпеда Александровского нисколько не уступала торпеде Уайтхеда.

В упомянутом выше докладе Александровский писал, что он мог бы получить еще лучшие результаты, придав более закругленную форму носовой части торпеды. В этом он был прав, хотя в то время существовало мнение, сторонником которого был Уайтхед, что большей скорости можно достигнуть, придавая торпеде как можно более заостренную форму носовой части.

В 1880 г. Александровский был совершенно отстранен от работ над своей торпедой и уволен со службы в морском министерстве. Вскоре после этого Александровский умер в бедности, истратив все средства на свои замечательные изобретения.

Заслуги Ивана Федоровича Александровского в истории развития минного оружия громадны. Ему первому удалось блестяще разрешить задачу, над которой долгое время работали многие умы лучших изобретателей и новаторов минного оружия.

Документы подтверждают, что приоритет в изобретении торпеды бесспорно принадлежит Александровскому, а не англичанину Уайтхеду, как это совершенно незаслуженно ему приписывалось. Удалось также выяснить, что управляющий морским министерством и заведующий минной частью на флоте, по настоянию которых была куплена торпеда Уайтхеда, умышленно не давали хода замечательному изобретению Александровского и сделали все для того, чтобы правда о первой торпеде Александровского была предано полному забвению.

* * *

Судьба Ивана Федоровича Александровского, как и судьба его крупнейшего изобретения - самодвижущейся подводной мины, - является ярким подтверждением раболепства и преклонения правящих классов царской России перед иностранной военной техникой, презрительного отношения к замечательным творческим силам и способностям простых русских людей.


Главное за неделю