Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    37,61% (44)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,08% (27)
Одну российскую
    20,51% (24)
Ни одной
    18,80% (22)

Поиск на сайте

Русские морпехи брали Бейрут и Париж

Три столетия морские солдаты верно служат Родине
Кибовский А.В., Леонов О.Г. 300 лет российской морской пехоте. Том 1 (1705–1855). – М., фонд «Русские витязи», 2007. – 384 с., ил. Тираж 300 экз.


Гвардейский экипаж в Париже в 1814 году. Картина художника Ивана Розена. 1911 г.

Создавая военный флот, царь Петр I понимал, что на море, кроме матросов, потребны и солдаты для десантных действий на берегу. Прежние разрозненные абордажные команды новым задачам не соответствовали. И с присущим ему размахом Петр поручил генерал-адмиралу Федору Головину создать единый морской полк. Тот отдал соответствующее распоряжение вице-адмиралу Крюйсу 16 (27) ноября 1705 года. От этой даты и начался отсчет славных лет русской морской пехоты.

Спустя три столетия фонд «Русские витязи» подготовил к изданию первый том истории российской морской пехоты, охватывающий период от Петра I до Восточной (Крымской) войны. Отдельная глава посвящена частям – преемникам морских полков, история которых доведена до Первой мировой и Гражданской войн. Эту книгу с полным правом можно назвать и художественным альбомом, и энциклопедией морской пехоты, и научным изданием. Богато иллюстрированная, красочная, научно выверенная – эта книга стала настоящим подарком для патриотов морской гвардии.

Оба автора – известные специалисты в области военной формы одежды и атрибутики, консультанты и преподаватели истории военного костюма театрального вуза, авторы множества публикаций по истории униформы. Александр Кибовский, кроме того, сам служил в морской пехоте.

СЛАВНОЕ НАЧАЛО

Даже великое прошлое не может состоять из одних побед и успехов. Учиться можно и на ошибках минувших дней. Первые годы существования морских солдат отнюдь не были радужными. Ответственность за них пополам несли сухопутное и морское ведомства. В итоге каждое норовило уклониться от своих обязанностей, а солдатам не хватало элементарного. Не только жалованье вовремя не платили, но даже военной одеждой обеспечить их не могли. Если бы не усилия царя Петра, так и «зависли» бы морпехи между сушею и морем.

Усилия государя оправдались при Гангуте 27 июля 1714 года. Регулярная морская пехота России получила боевое крещение. При участии батальона Галерной эскадры штурмом были взяты 9 судов шведской флотилии, включая флагман – 18-пушечный прам «Элефант». 24 мая 1719 года произошел первый бой российского парусного флота в открытом море. Эскадра капитана 2 ранга Наума Сенявина атаковала и заставила сдаться шведские корабль, фрегат и бригантину капитан-командора Врангеля. Исход боя решили умелое маневрирование и меткий пушечный огонь, но и морские солдаты сыграли свою роль, потеряв трех человек убитыми.

В 1720 году вышел «Устав морской», определивший положение матросов и солдат в составе флота. Этот основополагающий документ, разработанный под руководством Петра I, оказался столь удачен, что им пользовались с небольшим перерывом более ста лет. Вообще петровские реформы на много лет определили развитие армии и флота. В 1719 году регулярная морская пехота впервые получила мундиры особенного цвета – из василькового сукна. Впрочем, надевали их только по особым случаям, а повседневно носился матросский мундир.

В Черноморском бассейне российская морская пехота впервые появилась весной 1736 года. Сводный батальон, набранный из состава двух полков, с Донской армией генерала Петра Ласси отправился отвоевывать у турок Азов. Командировка затянулась на несколько лет. На следующий год после взятия крепости Донская армия совершила беспримерный поход в Крым по узкой Арабатской стрелке.

В 1738 году с кораблями Донской флотилии батальон вышел в поход на лодках. Но на этот раз турки приготовились к встрече. Их флот блокировал русские лодки у Федотовой косы. Тогда солдаты в два дня прорыли канал шириной 8,5 м, перетащили 119 лодок и снова канал засыпали, отгородившись от кораблей противника. Но через неделю турецкий флот обошел косу. Тогда лодки вытащили на отмель, построили батареи и приготовились к обороне. Месяц шла перестрелка с турецкими кораблями. Поскольку возможности прорваться по воде не было, 15 июля лодки сожгли, пушки утопили в море, и посуху войско двинулось к Азову. По маловодной степи морские солдаты 8 августа 1738 года пришли в крепость. До 1741 года они составляли ее гарнизон, а затем возвратились в Петербург.

Морская пехота использовалась и для других целей. Их массово отправляли для охраны портов, верфей и военного имущества. Даже в Камчатской экспедиции Витуса Беринга участвовали более 40 солдат и гренадеров. 7 из них умерли от истощения...

ЗОЛОТОЙ ВЕК ЕКАТЕРИНЫ

В результате к началу Русско-шведской войны 1741–1743 годов морская пехота пришла в упадок. Да еще самых опытных, «старых и в морской службе бывалых», перевели в матросы. В итоге на корабли пришлось сажать солдат обычных пехотных полков. Вот что случается, когда войска используют не по назначению. Только с помощью полевой пехоты удалось провести удачные кампании против шведов в 1742 и 1743 годах.

Флоту долго не везло, о нем почти забыли. Однако морские солдаты приняли участие в осаде прусской крепости Кольберг во время Семилетней войны (1756–1763). Кольберг сдался 5 декабря 1761 года, дорога на Пруссию была открыта, но восшедший на трон Петр III оказался отнюдь не продолжателем славных дел своего великого деда. Россия возвратила пруссакам завоеванное...

Однако в результате дворцового переворота престол заняла чистокровная немка Екатерина II, которая в отличие от германофила-мужа была патриоткой России. И наступил «золотой век Екатерины».

Как заведено в государстве Российском, начало нового правления ознаменовалось очередными реформами. И в который раз была создана комиссия по приведению в порядок «российских флотов и адмиралтейского правления». 22 марта 1764 года императрица утвердила новые штаты Балтийского флота. Отныне морские солдаты предназначались только для службы на кораблях, галерный флот в случае войны комплектовался чинами армейских полков. Численность морской пехоты при этом возрастала до 8100 человек.

Тут подоспела новая Русско-турецкая война (1769–1774), и русская морская пехота впервые вышла в дальнее плавание. В составе эскадры адмирала Спиридонова 1006 морских солдат и офицеров, усиленных тремя сотнями человек из Кексгольмского пехотного полка, отправились в Средиземноморье. Семь месяцев русская эскадра добиралась от Кронштадта до Греции. За это время болезни унесли 400 жизней матросов, солдат и артиллеристов. Заняв порт Витулло, сформировали два Спартанских легиона из местных жителей. Какие-то крепости взяли, где-то отступали под напором превосходящих сил турок.

Для захвата крепости Модон был сформирован отряд морских солдат при четырех пушках и двух единорогах. К нему присоединились «спартанцы» под командованием князя Юрия Долгорукого – 800 греков и 100 албанцев. Но тут подошел мощный турецкий корпус, и легионеры разбежались. 500 морпехов остались против 8 тыс. турок. Они с боем стали прорываться к своим в Наварин. Были убиты 150 солдат и капитан, 250 ранены. Отличился бывший интендантский офицер Полянский, разжалованный «за недосмотр» в солдаты. Он спрятал на груди два знамени, продолжал сражаться, был ранен в ногу. Не в силах идти, передал знамена генералу Долгорукому и секунд-майору 1-го морского батальона. За подвиг был снова произведен в прежний офицерский чин.

Центральными событиями кампании 1773 года стали операция возле сирийского побережья и двухмесячная осада крепости Бейрут. С 23 июля по 29 сентября 1773 года крупный русский десант (около 1000 человек) вел боевые действия на нынешнем ливанском берегу. После сдачи крепости морские солдаты оставались в Бейруте до января 1774 года. За этот поход, длившийся не один год и отмеченный целым рядом сражений, все морпехи получили серебряные медали с надписью «Победителю». Это была первая солдатская награда на ленте только что учрежденного военного ордена Святого Георгия.

АРНАУТЫ

Экспедиция в Средиземное море имела одно неожиданное последствие. На корабли поступили тысячи местных добровольцев – греков, албанцев, сербов, черногорцев. Всех их вначале называли албанцами, или арнаутами. Но греки позже добились, чтобы их именовали в соответствии с национальностью. После заключения Кучук-Кайнарджийского мира в 1774 году сынов Эллады вместе с семьями перевезли в Россию. Царица выделила им место жительства в недавно приобретенных крымских крепостях Керчь и Енекале. Так морской флот был усилен опытными бойцами, которых, впрочем, нельзя было в мирное время использовать «вне пределов их». Позднее грекам также выделили место возле Таганрога.

В 1777 году крымские татары затеяли междоусобную войну. Россия поддержала хана Шагин-Гирея в борьбе с протурецкой оппозицией. И здесь замечательно проявило себя Албанское войско. Греки и арнауты показали, что не зря получили льготы и землю. Позднее из них сформировали Греческий пехотный полк. В 1778 году из жен офицеров полка была составлена Амазонская рота – первое женское подразделение в российской армии. Это был один из потемкинских сюрпризов Екатерине II, посетившей Тавриду и Крым.

С началом Русско-турецкой войны 1787–1791 годов греки снова оказались в зоне боевых действий. Команда добровольцев успешно атаковала турецкие торговые суда и совершала другие подвиги. На следующий год в Таганроге была сформирована целая корсарская флотилия. Потемкин писал императрице: «Греки крейсирующие весьма храбро и охотно поступают. Хорошо, коли бы наши морские подобились им». Но они не только крейсировали, но и высаживались десантами. Например, 22 апреля 1778 года в Констанце, которую изрядно пожгли.

Не только Англия и Франция имели каперские корабли. Пожалованный за храбрость в офицеры поручик Ламбро Дмитриевич Качиони (Ламброс Кацонис) получил в 1788 году «аматорский патент», на деньги греческой общины в австрийском Триесте снарядил корабль, набрал команду и отправился воевать с турками в Архипелаг. В октябре он вернулся на зимовку, имея уже 9 кораблей и около 500 волонтеров. Трофейным кораблям он давал названия «Великий князь Константин», «Князь Потемкин-Таврический», «Граф Александр Безбородко» и т.д. Качиони бил турецкий военный флот, алжирский и их союзников, брал крепости и острова. Только превосходящие силы турок и алжирцев, напавшие с разницей в день, лишили русского корсара 5 кораблей из 7. Сам он был ранен. Императрица произвела отважного грека в полковники, наградила орденом Святого Георгия 4-й степени.

После перемирия он свою войну не закончил, продолжал орудовать в Средиземноморье с эскадрой из 22 судов. Только мощный турецкий флот при поддержке французских кораблей смог сломить его сопротивление. Три дня превосходящими силами противник штурмовал его базу Порто-Кайо. Греки рассеялись. Качиони ночью ускользнул на ялике и продолжил служить уже в Петербурге. На своей исторической родине его чтут как национального героя. Кстати, 300 греков из его флотилии были поселены в Одессе.

Греческие батальоны, в которых числились поселенцы, еще не раз принимали участие в боях. Так, Балаклавский батальон действовал во всех десантных операциях Русско-турецкой войны 1806–1812 годов. Командир батальона Ревелиоти дослужился до чина генерал-майора. Летом 1812 года он, тогда еще подполковник, разогнал восставших крымских татар, которые подняли мятеж после вторжения Наполеона.

И даже в 1842 году две роты Балаклавского батальона участвовали в кавказских экспедициях, неся постоянную службу в Новороссийске. Балаклавцы отличились и в Крымскую войну, когда буквально горстка греков – 80 солдат и 30 отставников – встали на защиту своего города против дивизии англичан с артиллерией и 20 кораблей, бомбардировавших развалины старой генуэзской крепости, где укрепились храбрецы. Свой долг они исполнили до конца. Уцелевший в бою 18-летний унтер-офицер Георгий Бамбука в дальнейшем получил три Георгиевских креста за воинскую отвагу. Распустил батальоны в 1859 году Александр II, и греки стали мирными обывателями…

ПРОТИВ НАПОЛЕОНА

Один из самых выдающихся подвигов российских морпехов – штурм крепости Корфу. История известная, стоит лишь упомянуть, что потери русских (союзники-турки отказались идти на штурм) составили в ожесточенном бою убитыми: 1 поручик, 2 унтер-офицера, 7 гренадеров и 15 фузелеров. Раненых оказалось немногим более 40. Тем не менее в советском фильме о походе эскадры адмирала Ушакова «Корабли штурмуют бастионы» русская кровь льется буквально рекой, убитые падают десятками. В том и отличие русской морской пехоты, что воевала она храбро и умело, а потому и потери несла гораздо меньше противника. Всего на кораблях эскадры находилось 2056 военнослужащих Черноморских батальонов.

Десант капитан-лейтенанта Белли 3 июня 1799 года в Италии атаковал мост Святой Магдалины и, потеряв трех раненых, взял батарею из шести пушек. Преследуя французов, морпехи вошли в Неаполь. В это время в тыл русским вышла колонна противника в 1000 человек. Белли послал ей навстречу поручика Александера со 100 солдатами, 30 матросами и 2 орудиями. После нескольких артиллерийских выстрелов отряд ударил в штыки. В ходе четырехчасового боя унтер-офицер Роман Линев «имел щастие взять из толпы неприятельского войска ихнее знамя», за что Павел I впоследствии произвел его сразу в поручики. В штыковом бою морпехи положили 300 французов, 60 взяли в плен, отбили 5 пушек. Сами потеряли 3 человек убитыми и 8 ранеными.

Отряд, который едва насчитывал 500 воинов, освободил все Неаполитанское королевство. Император Павел произвел капитан-лейтенанта Белли сразу в капитаны 2 ранга и наградил генеральским по статусу орденом Святой Анны 1-й степени – уникальный случай в истории императорской наградной системы. 7 унтер-офицеров отряда были произведены в подпоручики.

Очередная реформа морского ведомства привела к созданию 16 февраля 1810 года Гвардейского экипажа. В следующем году в ожидании войны с Наполеоном морские полки включили в состав пехотных дивизий, чтобы подготовить к боевым действиям на суше. В Отечественную войну 1812 года моряки Гвардейского экипажа обеспечивали переправы, уничтожали припасы и водяные мельницы. Наводили они переправы и через многочисленные речки под Бородином. Под огнем противника потом разрушили мосты через Колочь, что не позволило французам атаковать на этом участке.

Когда захватчиков погнали за Березину, снова пришлось наводить мосты, зачастую стоя в ледяной воде. Матросы замерзали, простужались и умирали. За время войны Гвардейский экипаж потерял убитыми 22 нижних чина, а умершими от ран и болезней – 31. Переходя через Неман, пришлось оставить в госпиталях 170 человек. 9 мая 1813 года в свой экипажный праздник гвардейцы стойко сражались при Бауцене. Потом было сражение на Кульмских высотах, в конце которого командовавший французами генерал Вандам сдался капитану 2 ранга Колзакову, иначе не спастись бы ему от казаков. При Кульме Гвардейский экипаж потерял убитыми и ранеными 75% офицеров и 38% нижних чинов. За подвиги он первый на русском флоте получил Георгиевское знамя. Прусский король также наградил всех гвардейцев знаком отличия Железного креста. В 1910 году Железный крест стал основой нагрудного полкового знака Гвардейского экипажа.

На различных участках фронта действовали морские полки, участвовали во многих битвах, осаждали Данциг, брали Париж.

КАМЧАТСКИЕ ГЕРОИ

В ходе Восточной войны, которая в России привычно называется Крымской, русским морякам впервые пришлось встретиться с вражеской морской пехотой. Этот бой произошел не в Крыму под Севастополем, а на далекой Камчатке. Во Франции его назвали «поражением, постыдным для чести флага». В Великобритании – «пятном, неизгладимым в истории».

В книге подробно описывается, как готовили город к обороне матросы 47-го экипажа и фрегата «Аврора», строили батареи и обучали артиллерийскому делу писарей, поскольку людей не хватало. Часть гарнизона составляли рекруты из пехотных полков, уже отслужившие четыре года, многие из них были прежде сибирскими охотниками. 18 августа 1854 года шесть подошедших англо-французских кораблей провели первую бомбардировку Петропавловска.

20 августа несколько сотен союзников высадилось на берег, и вскоре французы заполнили оставленную русскими батарею. Но тут их по ошибке метко обстреляли с английского парохода, а затем еще более метко накрыли артиллерийским огнем «Аврора» и транспорт «Двина». Увидев приближающиеся отряды гарнизона, десант быстро вернулся на корабли. После артиллерийской перестрелки, получив повреждения, вражеские корабли собирались отступить. Но тут противнику удалось захватить на берегу недалеко от города двух матросов с американского судна. И те рассказали об удобной дороге, ведущей в Петропавловск с тыла.

На рассвете 24 августа на берег высадилось 676 человек. Англичане оседлали Николину гору, с которой Петропавловск был виден как на ладони. Пришлось их контратаковать. Один из отрядов противника (французы) совершил обходной маневр, но был встречен писарями-пушкарями и группой казаков. Пушки за недостатком ядер и картечи заряжали даже гвоздями. Маневр не удался, и англичане на горе, лишенные поддержки, оказались заложниками ситуации. Еще одна группа французов, двигавшаяся берегом, попала под обстрел. Потеряв нескольких человек, она взошла на гору, соединясь с англичанами. Постепенно сюда стекались и русские команды, собралось на восточном склоне 267 человек против 500 союзников. По северному склону незаметно поднялся небольшой отряд мичмана Михайлова. И оказался в самой гуще врага. Рекрут Сунцов первым же выстрелом уложил офицера. Им оказался командовавший десантом капитан Паркер. В густом кустарнике завязалась ожесточенная рукопашная схватка.

В донесениях сохранились подробное описание боя и фамилии отличившихся: Степанов, Яковлев, Кислов, унтер-офицер Абубакиров, матрос Бикней Диндубаев, матрос 1 степени Халит Саитов, положивший штыком троих неприятелей. Не зная дороги, союзники срывались с кручи и разбивались. При эвакуации они оказались на виду и понесли потери от меткого ружейного огня. Особенно постарались 16 местных добровольцев-камчадалов, «обыкновенно убивающих бобра в головку, чтобы не испортить шкурки», выбивавшие выборочно офицеров и сержантов. Был застрелен командовавший десантными судами лейтенант Бурассе. Пятичасовой бой закончился полным поражением нападавших.

Победа досталась дорого. 31 нижний чин был убит. В другой братской могиле схоронили 38 союзников. Часть убитых им удалось переправить на корабли. Камчатская экспедиция обошлась англичанам и французам в 210 человек – 59 убитых и умерших от ран и 151 раненого. Четверо попали в плен. А главное – на берегу осталось знамя британских морпехов. 27 августа эскадра снялась с якоря и отправилась восвояси…

Петропавловская победа стала тем редким случаем, когда за рубежами России ее никто не оспаривает. И не придумывает лукавых оправданий своей неудаче.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Виктор Мясников


Главное за неделю