Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    40,70% (35)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    20,93% (18)
Ни одной
    19,77% (17)
Одну российскую
    18,60% (16)

Поиск на сайте

Два боя полковника Белявского

Кто карьеры не делал…

Между строк

Наградные документы всегда следует читать между строк. Ведь их лаконичный по-военному стиль не предполагает излишних эмоций. В наградном листе Героя России полковника Владимира Белявского сказано, что «только благодаря его героизму и мужеству, проявленным в боях с превосходящими силами бандформирований подразделение выполнило боевую задачу, избежав крупных потерь».

В том ущелье в чеченских горах отряд десантников-каспийцев оказалась в профессионально подготовленной засаде. Снег окрасился кровью шести павших «черных беретов». Но по всем законам тактики почти все они тогда должны были погибнуть. В те дни и ночи уходящего февраля 2003-го командирская удача и железные нервы тогда еще подполковника Белявского, боевое братство всех тех, кто помог окруженной разведке, спасло десятки жизней.


Десант «Зубра»

Пути военного человека схожи лишь в одном. На каждой их остановке всегда встретишь бывших сослуживцев. С нынешним заместителем командира гвардейской Московско-Черниговской, Краснознаменной, ордена Суворова 2 степени бригады морской пехоты Каспийской флотилии полковником В. Белявским, оказалось, пересекались еще в Севастополе. Там, в черноморском полку морской пехоты, он дослужился до командира разведывательного батальона, пользовался непререкаемым авторитетом. Один из боевых эпизодов в послужном списке комбата иначе как уникальным не назовешь. Историкам еще только предстоит дать оценку событиям октября 1993 года, произошедшим возле берегов Абхазии. Несколько лет необъявленной войны унесли жизни более 20 тысяч человек. Сотни тысяч беженцев оказались изгоями на своей родине. С приходом к власти в Грузии Эдуарда Шеварнадзе на многострадальной земле появилась надежда остановить жестокую усобицу, и грузинам и абхазам, если не договориться о мире, то, по крайней мере, перестать убивать друг друга.

Партия войны в те годы чувствовала себя замечательно на некогда благословенной земле древней Колхиды. Ведь уж точно, кому война, а кому мать родна… На возвращавшийся после переговоров кортеж президента Грузии в районе Кодорского ущелья напала неуправляемая банда малопонятной принадлежности. Уже потом грузины назвали ее абхазской. А те в свою очередь не остались в долгу, отметив одну «пикантную» подробность, что у Шеварнадзе в Грузии многократно больше врагов, чем в Абхазии. Ситуация требовала немедленных действий. Рота российских миротворцев-десантников немедленно выдвинулась на помощь президенту и с ходу вступила в бой. Вертолетчики из Тбилиси получили драгоценное время для эвакуации Эдуарда Шеварнадзе и его ближайшего окружения.

Крылатая пехота дралась жестоко, под давлением многократно превосходящего противника она оказалась прижата к берегу. Помочь, казалось, им могло только чудо. Тем паче «оппозиционеры» вымещали злобу на миротворцах, такая ведь «птичка» упорхнула. Но за сотни и сотни километров от места событий, в тишине штабов уже был продуман план отхода десантников.

Тогда на соленом озере Донузлав в северо-западной части Крыма российский флот располагал современной военно-морской базой, где и находился дивизион десантных кораблей на воздушной подушке. Лучшим из них был ДКВП типа «Зубр» под командованием опытного и решительного офицера Сергея Кременчуцкого. После получения приказа стремительный «Зубр» взял курс на Севастополь, где в районе бухты Казачьей взял на борт разведчиков старшего лейтенанта Белявского. Скорость десантного корабля казалось фантастической – до 60 узлов, около 100 километров в час. Нескольких часов хватило, чтобы проскочить почти половину Черного моря. В темноте подошли к берегу, связались с нашими миротворцами. Рёв корабельных турбин сбил с толку противника. Они решили – со стороны моря приближаются самолеты и открыли заградительный огонь по воздушной цели. Над «Зубром» небо расцветилось трассами артиллерийских орудий и крупнокалиберных пулеметов. Для операции все складывалось в один удачный «пасьянс». Внезапность дополнялась высочайшей выучкой экипажа и морских пехотинцев вкупе с боевыми возможностями летящего над гребнем волны корабля.

«Зубр» на предельной скорости выскочил на берег. Разведчики под командованием старшего лейтенанта Белявского действовали блестяще, время им было отпущено в обрез. Ребят спасли. Правда, остался тогда без награды, но не в том дело. Потом, с ближайшего порта на перехват «Зубра» выскочит вооруженное судно на подводных крыльях. Тогда еще капитан 3 ранга С. Кременчуцкий примет решение открыть огонь на поражение корабельной реактивной установкой «Гроза» – морским аналогом «Града». Комендоры не подведут, противник свою смертельную порцию реактивных снарядов.

Невозможно переоценить события тех октябрьских дней, возле кавказских берегов. Горстка отчаянных российских крылатых и морских десантников, великолепно обученный экипаж корабля на воздушной подушке изменили ход событий уставшем от войны регионе.

Через десять лет, во время «революции роз» вряд ли кто в Грузии вспомнит добрым словом Эдуарда Шеварнадзе, президента, при котором была остановлена война.

Приказ на Кавказ

Через месяц Владимир вновь вернется в те края. Спасенный президент обратился за помощью к России для прекращения гражданской войны. Черноморские морские пехотинцы высадились в районе Поти. Еще три года назад здесь был цветущий край. Сегодня же здпесь бал правит разруха, неограниченным господством обладают те, у кого в руках оружие. Впрочем, «национальные» формирования бандитского толка быстренько вкурили – с «полосатыми дьяволами» лучше не враждовать. Простой народ вздохнул с облегчением, грабежи и мародерство, наконец, прекратилось.


Сейчас, когда прошли годы и годы службы, Владимир Анатольевич постоянно ловит себя на одной и той же мысли, насколько его жизнь связано с непростым регионом Кавказа. В январе 1995-го, когда в горячий от крови снег Грозного ложились наши батальоны, он вместе со своими разведчиками готовился к отправке в Чечню. Тогда для обучения к действиям в городских условиях черноморские морские пехотинцы даже приспособили недостроенный жилой дом возле части. Тогдашний президент Украины Леонид Кучма позвонил командующему Черноморским флотом адмиралу Эдуарду Балтину, напомнил – ЧФ, в соответствии с межгосударственными соглашениями подчинен главам России и Украины, не должен ни при каких обстоятельства принять участия в боевых действиях на Северном Кавказе. Больно, тяжело было смотреть новостийные программы, где смаковалось число убиенных жизней русских солдат. Владимир был уверен, ребята из той, спасенной десантной роты сейчас там.

Начало второй вторая чеченской кампании застало разведчика в академии. Его недавние подчиненные офицеры, ротные да взводные, Вадим Клименко, Владимир Карпушенко, Денис Ермишко вместе с десятками однополчан ушли по тревоге в края, где вновь началась война. Подполковник Владимир Карпушенко, Герой России, после академии вернулся в родной полк. Славный был разведбат в морской пехоте на ЧФ, выходцы из него - два Героя России, десятки разведчиков награждены боевыми орденами.

Судьбой и управлением кадров для Белявского было уготовано другое место службы, Каспийская флотилия.

Надо провести разведку боем…

Тот бой возле Тезен-Кале не забыть и вовек. Все начиналось с какого-то зловещего затишья, когда ничто не предвещает подвоха. Разведывательная группа морских пехотинцев проверяла ущелье, где по предварительным данным как будто все было в порядке. Конец февраля, склоны заснеженные, горный лес густой, ветки как колючая проволока, в клочья рвут самую прочную ткань камуфляжа. Идти по заснеженному склону до невозможности трудно, постоянно скользишь вниз. Несколько сот метров даются с трудом, ноги потом болят как после десятикилометрового марш-броска. Командир разведчиков в таких условиях выбрал нижний, более удобный маршрут. Но в горах, кто выше тот и прав. И надо было проверить склон по самой высокой его кромке…

Засада была организована грамотно, по принципу огневого мешка. На повороте склонов на самых высоких точках «духи» оборудовали три позиции, одну – справа по ходу движения разведчиков, две – слева. По секторам стрельбы получился равнобедренный треугольник, где каждая точка простреливалась с трех сторон. Понятно, пусти командир хотя бы несколько человек по верхним маршрутам, все закончилось обычной перестрелкой. Бандиты бы просто ушли. Когда засада обнаружена, в ней теряется всяческий смысл. Все же случилось по-другому. Как только морские пехотинцы ближе к трем часам дня оказались в центре треугольника смерти по ним открыли шквальный огонь из крупнокалиберных пулеметов.

Ребята сразу залегли, попытались организовать круговую оборону. Но неудобный на переходе крутой склон их же и спас. В несколько минут, большая часть группы сползла вниз, на самое дно ущелья, в мертвую зону. Кто-то отошел назад, к началу ущелья, здесь располагался командный пункт, отсюда подполковник Белявский и руководил операцией.

В горах темнеет быстро. А в конце февраля в четыре вечера уже все во власти сумерек. Целой ночи для врага, знающего горный склон как свои пять пальцев, хватит сполна, чтобы разделаться с горсткой отрезанных от своих десантников. Белявский после переговоров с командованием принимает решение – идти немедленно на выручку группе. За секретность переговоров он не беспокоился. Старенькая радиостанция Р-159 обладала таким кодирующим устройством, что сколь ни перехватывай радиообмен, расшифруешь его лет через несколько, как раз для мемуаров.

Как опытный разведчик Владимир повел свой отряд по самому высокому маршруту. Хоть и потяжелей идти, да надежней. Как нашли во тьме своих «окруженцев» – знает один Бог, свое слово сказал многолетний опыт горной подготовки Белявского. Радости было, не передать словами. Хотя настоящие испытания только начинались. Потом уже спросят у попавших в засаду, отчего не давали сигнальных ракет. Ответ даже обескуражил. Мол, не хотели себя обнаружить. Да, уж точно, душманы держа вас под прицелом с трех точек не «знали», кто уж у них там внизу.


Ночь дала возможность ускользнуть из огневого мешка. Но до возвращения к своим было еще трое суток кровавого боя.

На позицию боевиков нарвались внезапно. Те заорали, Аллах Акбар, сдавайтесь. Владимир сразу прочувствовал настроение своих бойцов – перетрухнули ребята изрядно. С кем, впрочем, не бывает. Дальше, все как в послевоенных комедиях, закричал – первое отделение заходи справа, третий взвод – окружай слева. Ладно, хоть чувства меры хватило не орать, десантно-штурмовой батальон, высаживайся на голову противника. Враг замешался, все-таки и там разведка работала далеко не идеально. Наши взбодрились, по цепи передали команду на занятие круговой обороны, открыли ответный огонь. Даже, большая удача, завалили одного из двоих чеченских снайперов. Позже, при свете дня наш снайпер бросит взгляд на свою винтовку и не поверит глазам. Чеченская пуля пробила ствол аккурат посередине. Лейтенант Сергей Веров и еще двое разведчиков получили приказ выдвинуться вперед, разведать маршрут.

Взрыв мины изранил осколками всех троих из передового дозора. Раздались крики, стон. Подполковник крикнул взводному лейтенанту Константину Ляховскому - бери людей, двигаться только ползком, вытаскивайте раненых. Веров превозмогая боль от раны в ноге, отстреливался до последнего патрона. Пуля настигла его, когда Константин был от него всего в нескольких метрах. Второго раненого удалось забрать ночью. Третий затих, истекая кровью остался лежать в снегу до утра.

С рассветом бой продолжился с новой силой. Со стороны селения Зинкала заработали автоматические гранатометы. Погиб пулеметный расчет. Артиллеристы соседней 205 бригады открыли огонь. Настоящая горечь в сердца морских десантников пришла днем, когда на руках стали умирать раненые… Ночь на снегу, при болевом шоке и потере крови не все смогли пережить.

Вскоре пришла команда готовить площадку для посадки вертолетов. Место определили довольно скоро, на пересечении замерзших двух горных речек. Крылатые машины сделали первый заход, дали залп НУРсами по боевикам. Потом начали садиться. В первые два «борта» погрузили раненых. Они взлетели и ушли так и не обстреливаемые боевиками. В третью «вертушку» Владимир сел вместе с разведчиками, когда поднялись в воздух, даже, вздохнул с облегчением.

Взрыв прервал полет. Вертолет рухнул прямо в лес, кустарники и кроны низкорослых горных деревьев смягчили удар. К счастью, все остались в живых. Летчики получили, правда, серьезные травмы. Десантники выскочили наружу в мгновение ока. Авианаводчик крикнул, что забыл автомат. Белявский, потом он посчитает этот свой приказ единственной ошибкой в том бою, зачем было рисковать лейтенантской жизнью зазря, дал ему команду – возвращайся и забирай оружие. Старлей успел вытащить свой Калашников до того, как пламя охватило искореженный Ми-8. Среди наемников и местных «вольных стрелков» начался настоящий ажиотаж. Со всех окрестных лагерей и сел на место падения «вертушки» хлынули боевики. За каждого живого или мертвого пилота «ставки» могут доходить до нескольких тысяч долларов. Радиоперехват установил работу сотни передатчиков, следовательно, число боевиков могло достигать пяти сотен.

Снова начался изнурительный бег по горным склонам. Пилоты предложили на каком-то этапе вернуться к месту падения, дождаться эвакуационной группы. Десантники по данному поводу даже пошутили, мол, один раз нас уже «эвакуировали». Боевики будут сидеть тихо, пока ведут огонь артиллерия и винтокрылые машины. Но при посадке вертолетов огонь прекращается. И здесь уже начинается «праздник горцев». Потерпи, авиация, доберемся до своих на своих же и двоих, так целей будем.

Офицер, авиационный наводчик, вконец вымотался в постоянных сменах позиций, сел прямо посередине горной тропы – не могу, сил больше нет, ребята, оставьте. Разведчики без лишних слов, подхватили его под руки и вытащили из боя. Пойми, парень, здесь та не вправе распоряжаться своей жизнью как тебе вздумается в минуту слабости. Погибнешь ты, душманы на своих диких плясках под водку с шашлыками будут бахвалиться – мол, взяли живьем «черного берета». А потом твоя же голова будет висеть где-нибудь на нашем пути, как свидетельство вражьей победы. Ты – один из нас, неотъемлемая часть нашей изрядно подранной в здешних зарослях полосатой души. С твоей гибелью смерть придет и в наши сердца. Терпи, еще раз терпи, авиация, коль попал в горно-морской десант! Потом, придет срок, парень сделает свое дело на совесть, наведет на врага крылатую смерть точней и злей не придумаешь.

По ущелью дальше шли тихо, по двум склонам. К ночи вышли на позиции десантно-штурмового полка. Старший, подполковник Александр Коваленко, оказался другом и однокашником по академии, его батальон срочно перебросили к ущелью на помощь гвардейцам. Порадоваться бы, да сил нет. Крылатая пехота по-братски поделились с флотскими сухим пайком, уложили спать. Наутро появились данные об окончательных санитарных «потерях». Ребята после трех суток непрерывных боев на морозе так выключились, даже не почувствовали во сне как немного обморозили ноги.

Как только из ущелья ушли последние разведчики, «духов» взяли в оборот по всем правилам воинской науки. Опять, с помощью перехвата установили, с места боев боевики забрали около сорока своих трупов. До сотни «воинов ислама» получили серьезные ранения. Неудачно начатая разведка позволила выманить под удар крупнокалиберной артиллерии и авиации до полутысячи «чехов», что обернулось в итоге серьезным успехом. Одно лишь вовремя принятое командирское решение, офицерская воля, умение воевать полковника Владимира Белявского склонило чашу весов к нашей победе.

Много лет назад поэт Николай Гумилёв в своих «Записках кавалериста», сказал: «Есть люди, рождённые только для войны, и в России таких людей не меньше, чем где бы то ни было. И, если им нечего делать в «гражданстве северной державы», то они незаменимы в её «воинственной судьбе», и поэт знал – это одно и тоже». Прирожденный офицер полковник Владимир Белявский один из тех воинов России, кто составляет ее силу и славу.


Автор: Александр Чеботарев, "Красная звезда"


Главное за неделю