Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    36,30% (49)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,70% (32)
Одну российскую
    21,48% (29)
Ни одной
    18,52% (25)

Поиск на сайте

Черноморцы в Чечне

Там, где гора Бено-Ведено…
- Какие отношения между людьми на войне – лучше или хуже, чем в мирной жизни? – переспрашивает меня капитан 2 ранга Андрей Петров.

В Чечне он пробыл два года в должности заместителя коменданта по воспитательной работе комендатуры Шелковского района.

– Сложно ответить со всей однозначностью, - продолжает он. - Если так разобраться, то попал в Чечню уже в период относительного затишья. И сам Шелковской район, где я служил, не считается особенно воинственным. Крупномасштабных боевых действий там не велось даже в первой чеченской кампании. За два года боевые потери в нашей комендатуре составили двенадцать человек убитыми и ранеными. Немного даже по тамошним «мирным» меркам. И в районе горы Бено-Ведено, где мы располагались после вывода подразделений федеральных сил из станицы Шелковской, было также относительно спокойно.

Хотя как оценивать категориями "много" или "мало" человеческие жизни? Капитан Вадим Романюк воевал в Афганистане, в первой чеченской кампании, был награждён орденом Красной Звезды. Офицер с большой буквы, кои служат «не за звания и не за ордена», выслуживая сполна свои «капитанские звёздочки». Где сейчас твоя звезда на могиле, Вадим? На фотографии он остаётся навек улыбающимся.

А как жили в коллективе, как относились друг к другу, как сами воспринимали всё, происходящее вокруг… Всё, пожалуй, происходило, как и в России, где не слышны выстрелы, не ставят на дорогах мины. И пятилетние мальцы не провожают презрительными жестами бронетранспортёры с трёхцветными флагами. Только ни разу не видел, как сама по себе боевая обстановка меняла бы полностью внутреннюю суть человека. Если есть в нём что-то подленькое, то там эта червоточинка лишь разрастается. И не дай Бог доверить такому «защитнику» интересов России на Северном Кавказе власть, людей.

Но никакие испытания и соблазны на войне не заставят отказаться настоящего российского офицера от законов чести. Офицером чести Андрей искренне считает своего коменданта – сейчас уже военного комиссара Псковской области генерал-майора Игоря Анатольевича Бескровного.

Всякое там бывало… Один такой «носитель погон» попытался незаслуженно обвинить офицера-подчинённого, пошел даже на подлог. Но ведь смогли разобраться в своём коллективе. По-свойски «вразумили» того начальника, невзирая на звания и должности.

А так даже на войне люди стараются все равно получать какие-то радости от жизни - отметить праздник, сыграть в тот же волейбол или футбол. Причем провели несколько товарищеских матчей с местной администрацией. Правда, Новый 2002-й год прошёл под «фейерверк» перестрелки. Жаль. Ведь готовились к застолью всей комендатурой.

Как проходила служба? В конкретных делах, без бумажной «шелухи» мирного времени.

Первый раз больше всего поразил подход проверяющих офицеров. Едва только они представились, так сразу – в солдатские палатки. Причем сами по себе питание и быт «серых шинелек» проверяющих интересовал уже во вторую очередь. Тот подполковник первым делом въедливо посмотрел, есть или нет в простынях солдатское бедствие – постельная вошь. Стыдно признаться, говорит Андрей. Но от этой нечисти не избавлены даже иные подразделения в самой Ханкале, в штабе объединённой группировки. Питание в подразделениях, подчинённых комендатуре, было организовано неплохо. Причем батальон внутренних войск по снабжению «давал фору» всем остальным.

К моряцкой «родословной» своего заместителя комендант, как и все офицеры, отнеслись с уважением. Благодаря «черным беретам», героям первой и второй чеченских кампаний, авторитет флота «за бурным Тереком» весьма высок. Ведь даже когда пришло время готовить представление на присвоение очередного воинского звания Андрею Петрову, комендант сам проследил, чтобы, упаси Бог, в документах не прошёл сухопутный «подполковник». И во всех приказах именовал своего зама только капитаном 2 ранга.

Впрочем, капитал доверия к флотским, завоёванный морскими пехотинцами, пришлось подтверждать почти сразу. В комендатуре было за правило заниматься определённой боевой работой всем без исключения офицерам. После участия в первой операции стали доверять проводить колонны с техникой и людьми.

Однажды разведчикам даже довелось обнаружить… русских рабов. В Чечне почти повсеместно развито «самопальное» производство бензина и соляра сомнительного качества. Возле одного из таких заводиков буквально примостился террикон – насыпь отработанных горных пород с карьера. Разведчики решили проверить, а вдруг там кто-то есть. Аккурат наверху террикона они увидели вход, закрытый люком. Открыли. Крикнули, выходи, кто есть живой. Или же бросаем гранаты.

Двадцать пять бледных, истощённых жителей Ставрополья и Кубани щурясь от дневного света молча, не веря в счастье своего освобождения, смотрели на людей в камуфляже с эмблемой «Россия, Вооружённые Силы» на рукавах. Некоторые из них находились в рабстве с 90-х годов прошлого века. Долгие месяцы и годы рабы 21 века провели на подпольном нефтеперегонном заводе одного из полевых командиров. Многих из них отчаялись вернуться в родной дом, увидеть близких.

Разведгруппа во время другого поиска в «зелёнке» неожиданно обнаружила огромное поле площадью около ста гектаров, не очень-то и спрятанное от посторонних глаз. Разведчики не сразу и поняли, что за «культура» произрастает на подобной «ниве»… Почти открыто здесь росла конопля. И, похоже, ее «хозяева» были даже уверены в своём надёжном прикрытии. Торговля наркотической «дурью» приносила им такие доходы, что – как они считали – «бизнес на смерти» вполне «защищен».

На свой страх и риск решили разведчики сжечь поросль «поганой травы». Благо самопальной солярки в тех местах в избытке. Потом его хозяева пытались вычислить, кто принёс «убыток» и отомстить. Но никто из солдат и офицеров даже не обмолвился словом. Хотя поговаривают, наркодельцы сулили за информацию немалые деньги.

Подбор контрактников в регионах, прилегающих к Чечне, старались по возможности проводить через своих представителей. Подобная практика оправдывала себя почти на все сто. А то по разнарядке могут облагодетельствовать такими, с позволения сказать, кадрами, что не будешь знать, как избавиться от подобных «профессионалов».

Как заместитель коменданта по воспитательной работе капитан 2 ранга Петров неоднократно ездил в командировки в различные военкоматы. Первый раз он отправился в Волгоград на обычном рейсовом автобусе. Вначале – показалось даже странно - без единого досмотра доехали до Кизляра. Потом взяли направление на Волгоград. Автобус неоднократно останавливался на блокпостах. Водитель-чеченец что-то говорил милиционерам, «отстёгивал» причитающиеся им суммы. Так въезд в город-герой на Волге «обошёлся» для него в 2500 рублей. Одним словом, после событий в «Норд-осте» Андрей не задавал «излишних» вопросов – как вооружённая до зубов чеченская банда оказалась в центре Москвы.

Вот и разберись после всего увиденного в российских делах! И пойми подобную «сговорчивость» служителей правопорядка при проверке и досмотре явно подозрительного транспорта из «горячего» региона. Ведь от гибельных взрывов террористических актов не застрахованы ни они сами, ни их близкие. В любом случае, без укрепления государственности в России невозможно привнести мир и порядок на Северном Кавказе.

Чечня оставила в памяти Андрея весьма неоднозначный след. И точно на роль эксперта по чеченским делам он никогда не будет претендовать. Чувство постоянной опасности здесь оказывалось замешано на почти полной неразберихе во взаимоотношениях с местным населением. Очень многое из происходившего здесь так и осталось непонятным. Подчас поражало, как взятые в плен боевики с оружием, в зелёных повязках и со своими знаками различия через два часа оказывались на свободе. Объяснение чеченских милиционеров поражало «бетонной» логикой. Дескать, вы, «федералы», не разобрались. А пойманные вами бандиты на самом деле мирные жители, кои ехали в райотдел милиции сдавать оружие.

После возвращения из командировки Андрей оказался «не у дел» в семейной жизни. Пока ещё не определился с новой должностью. Но горная республика отчего-то вспоминается больше с благодарностью. Здесь он испытал себя на прочность, приобрёл боевых настоящих друзей.

….А кто остался прав или не прав в круговерти того стреляющего и взрывающегося минами «мира» - покажет лишь время.

Автор: Александр Чеботарев, "Красная Звезда"


Главное за неделю