Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    36,57% (49)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,13% (31)
Одну российскую
    21,64% (29)
Ни одной
    18,66% (25)

Поиск на сайте

Подводные крейсера на конвейере

В 1997 г. в Санкт-Петербурге в ЦКБ МТ "Рубин" прошла военно-историческая конференция, посвященная 30-летию ввода в состав 8МФ первого ракетного подводного крейсера стратегического назначения "Ленинец", тактический номер К-137. Проект крейсера был разработан в "Рубине", начальником которого в те годы был П. П. Пустынцев, Главным конструктором ракетоносца был С, Н. Ковалев, впоследствии генеральный конструктор, академик, дважды Герой Социалистического Труда. С вводом в строй "Ленинца" началось создание морской составляющей отечественных стратегических ядерных сил сдерживания.

То, что СССР способен установить стратегический паритет ядерных сил с США окончательно стало ясно тридцать лот назад. 5 ноября 1967 г. ВМФ получил подводный корабль совершенно нового класса - первый отечественный ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН). Подобные лодки зарубежная пресса окрестила "убийцами городов" и "стирателями континентов". Прозвища подходящие - даже первые корабли этого класса несли на борту разрушительную силу, равную без малого ста Хиросимам.

С появлением советстких подводных крейсеров о стратегическом превосходстве Америки можно было забыть. США, поняв, что отныне на берега Гудзона, Миссисипи или Потомака в любой момент могут градом посыпаться "ракеты Октября", стали сговорчивее. Через пять лет после рождения головного ракетоносца - в 1 972 г. великие державы подписали соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений ОСВ-1, переговоры по которому до этого безнадежно буксовали.

Ответ "Джорджу Вашингтону"

Корабли, оказавшие столь заметное влияние на дипломатию и, в конечном счете, на устройство современного мира, строила практически вся страна, от Дальнего Востока до Украины. На закладной доске так и было написано: "Народы Советского Союза строят подводную лодку для защиты социалистической Родины". И все-таки, надо признать, что основной вклад сделали десятки тысяч ученых, инженеров, рабочих Ленинграда и Северодвинска. Изощренный человеческий ум на берегах Невы рождал передовую технику. Работали ЦКБ МТ "Рубин", НПО "Аврора", ЦНИИ им. академика А.Н. Крылова, ЦНИИТС, ЦНИИКМ "Промотей", ГСП И "Союзпроектверфь", ЦНИИ МО (кораблестроение ВМФ) и др. Искусные руки судостроителей трудившихся на крупнейшей верфи Европы - производственном объединении "Се-верное машиностроительное предприятие" (Северодвинск), воплощали чертежи и идеи в металле.

В документах новые ракетоносцы обозначались как подводные лодки пр. 667А, шифр "Навага". Американцы окрестили их на свой манер - "Янки", традиционно взяв обозначение из международного свода сигналов. Некоторыми высказывалось мнение, что ракетоносец по пр. 667А по количеству и расположению ракетных шахт копировал американский ракетоносец, появившийся восемью годами ранее. Но здесь следует напомнить, что такому же, как на "Джордже Вашингтоне", расположению шахт баллистических ракет последовали Англия, Франция и Китай, то есть оно сразу же стало классическим, как в свое время линейно-возвышенное расположение башен главного калибра на тяжелых надводных кораблях.

Действительно, в области морских стратегических ядерных вооружений США значительно опережали Советский Союз. К началу 60-х годов в СССР только начали постройку серии из восьми сравнительно небольших атомных подводных ракетоносцев первого поколения пр. 658 ("Хотел-l" по классификации НАТО). Корабли имели три шахты для одноступенчатых жидкотопливных ракет надводного старта Р-1 3 сдельностью стрельбы до 650 км. Впоследствии шесть из них были модернизированы (пр. 658М) и вооружены жидкотопливными одноступенчатыми ракетами Р-21 подводного старта с дальностью стрельбы 1 420 км. США уже в 1 960 г. располагали тремя лодками типа "Джордж Вашингтон" с 16 двухступенчатыми твердотопливны-ми баллистическими ракетами "Поларис А-1" с дальностью стрельбы до 2200 км и стремительно продолжали их строить.

История создания "Наваги" до сих пор фактически запрятана под разными грифами. Но накануне юбилея, который, пусть скромно, но отмечался в нескольких городах страны, люди, создававшие лодки, поделились с журналистами некоторыми, прежде малоизвестными подробностями о своей работе,

Конструкторы и политика

Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев верил в ракеты, особенно межконтинентальные, и ракетные подводные лодки, Следуя этой вере, он сокращал армию и флот, приказал отправить на переплавку недостроенные крейсера. Он рассуждал просто - и впоследствии зафиксировал эти мысли в мемуарах: "Теперь надводному флоту будет трудно выжить в случае войны. Крейсер в одиночку действовать не может. А подводная лодка может, она не нуждается в прикрытии. Если же взять огневую мощь крейсера и сравнить с подводной лодкой, имеющей ракеты, то послодняя выиграет. Она может подплыть на нужное расстояние, произвести выстрел даже по цели в глубине страны. Лодка, стоящая во много раз меньше, чем крейсер, и имеющая меньшую команду, обретаег большую огневую мощь и к тому же обладает возможностью скрытого хождения. К тому же подводный флог получил двигатели на ядерном горючем, после чего фактически неограниченное время мог находиться под додой. Вот почему мы приняли решение строить преимущественно подводный флот, поставив его создание на конвейер. Цель - создать мощный флот, которым мы могли бы угрожать противнику на всех океанах. Главный противник - США. Им требуется преодолеть большое расстояние, чтобы добраться до Европы, перевезти сюда десанты, питать оружием и припасами свои войска. Следовательно, им не уйти от воды. Вот тут подводный флот для нас особенно важен".

Ракеты для советских подлодок создавали два конструктора. Баллистические - В. П. Макеев (СКБ-385, сегодня - Государственный ракетный центр "КБ им, академика В, П. Макеева", г. Миасс Челябинской обл.), крылатые - В, Н. Челомей (ОКБ-52, сегодня - НПО Машиностроения, г. Реутов Московской области). Хрущев особо выделял последнего. Челомей был на десять лет старше Макеева, в нем сочетались выдающийся талант ученого и конструктора, сильный характер и опыт политика. У него, что также немаловажно, в течение десяти лет работал сын Хрущева - Сергей Никитович. Челомей имел большое влияние на первого человека в государстве и, пользуясь этим, энергично и небезуспешно продвигал свою идею вооружения подводных лодок крылатыми ракетами. В 1959 г. появились дизельные подлодки пр.644, вооруженные крылатыми ракетами П5 с дальностью 500 км, положившие начало новому подклассу лодок - ударных.

Карибский кризис (октябрь 1962 г.), вызванный размещением на Кубе советских ракет средней дальности с тактическими ядерными боезарядами поставил мир на грань ядерного конфликта. Это был пик "холодной войны".

В это время на уже сданных флоту ракетных лодках пр, 658 происходила авария за аварией. "Буквально бедствие было, - вспоминает С. Н. Ковалев, - текли парогенераторы, текли холодильники и практически боеготовность этих лодок была под вопросом". К походу оказалась готова лишь лодка капитана 2-го ранга В. Л. Березовского (впоследствии первый командир головного ракетоносца пр. 667А - К-137, контр-адмирал, Герой Советского Союза). Пошли мы в одну из бухт, загрузились тремя ядерными ракетами и с "заведенной" установкой стояли, ждали приказа, - вспоминает Вадим Леонидович, - готовность номер два: на швартовах, но ни один человек на причал не сходит. Приказа не было. Почему - не знаем".

По словам Березовского, поход все равно был обречен на неудачу:

"Подготовка к ракетному старту занимала очень много времени - всплытие, обсервация, успокоение компасов - где-то час двадцать - час тридцать. Это чудовищно долго, тем более для надводного положения. Лодка была бы точно обнаружена, даже перед всплытием".

...Головной корабль пр. 667А был заложен спустя два года после этих событий - 4 ноября 1 964 г. На лодке предусматривалось 1 6 шахт для баллистических ракет, разработанных в КБ В. П. Макеева. Правда, какого именно типа ракеты - жидкостные или твердотопливные - будут использованы, тогда еще никто не знал.

Выбор оружия

"Сейчас мало кто помнит, что изначально мы проектировали лодку под твердотопливную ракету, - говорит академик Ковалев, - хотя КБ Макеева специализировалось на ракетах с жидкостными двигателями, обеспечивая ими и сухопутные войско, и военно-морской флот. Наш довод был таков: жидкостная ракета представляет большую взрывоопасность, пожароопасность и токсическую опасность для подводной лодки. Все это - и взрыв, и пожар, и токсическое отравление мы к тому времени на практике прошли на ракетоносцах 1-го поколения".

Был и другой серьезный аргумент в пользу твердотопливных ракет. Жидкостные требовали так называемого "мокрого" старта, то есть перед пуском шахту с ракетой приходилось заполнять водой. Сама по себе эта операция была довольно сложной, требовалось проводить ее так, чтобы лодка оставалась на расчетной глубине. Поэтому приходилось перекачивать воду из ци-стерн лодки до тех пор, пока шахта не заполнялась и давление в ней не сравнивалось с забортным, пуск ракеты был невозможен.

"Мокрый" старт таил в себе два малоприятных последствия. Во-первых - увеличивал время подготовки к стрельбе. Вовторых, повышал шумность корабля. "Время предстартовой подготовки на лодках пр. 667А со-ставляло примерно четверть часа. А требовалось - три минуты, не болше", - говорит академик Ковалев.

В.П. Макеев был горячим сторонником жидкостных ракет. Это было его направление, здесь он имел большие наработки. Переход к таердотопливной тематике требовал начинать многое практически с нуля. Поэтому не удивительно, что от заманчивой идеи с твердотопливной ракетой в конце концов пришлось отказаться. Причем выяснилось это уже в ходе постройки лодки. Сконструированная для первого отечественного РПКСН твердотопливная ракета имела недостаточную дальность стрельбы - всего 1 500 км. А жидкостная, работы над которой велись параллельно, могла покрыть расстояние ок. 2500 км. Дальность стрельбы оказалась решающим фактором в выборе типа ракеты.

Подводный крейсер был готов почти на 30%, когда было принято решение заменить твердотопливную ракету на жидкостную. "По тем временам это было правильно, - признает С.Н. Ковалев, - мы, скорее всего, тогда даже не представляли себе все сложности и нюансы, которые могут быть связаны с твердым топливом. Опыта на этот счет, в общем-то, никакого не было".

Пришлось спешно перепроектировать ракетные шахты, делать многочисленные расчеты, вносить изменения в конструкцию корабля, в частности - оборудовать ракетный отсек системами водяного орошения и заполнения инергными газами на случай разлива высокотоксичного топлива - несимметричного диметилгидразина (гептила), вещества очень ядовитого и химически весьма агрессивного. Позже было подсчитано, что были заново сделаны две с лишним тысячи листов чертежей и документации. А срок сдачи головного корабля изменять не стали - он должен был стать подарком судостроительной промышленности к 50-й годовщине Октябрьской революции.

Гонка

Генеральная линия формулировалась в двух словах: "Догнать и перегнать". Этим определялось если не всё, то многое.

Ракетоносец (заказ 420) строился в бешеном темпе в северном доке цеха 50 "Севмашпредприятия" Специалистов, при необходимости, в считанные часы, в любое время суток вызывали с другого конца страны - и это считалось нормальным. Но сил приезжих инженеров, учитывая планы строительства мощнейшего подводного флота, не хватало и в 1965 г. в Северодвинске был создан Севмашвтуз (на базе филиала вечернего факультета Ленинградского кораблестроительного институга, открытого в 1959 г.). О задачах института в соответствующем постановлении говорилось коротко: "Готовить специалистов для строительства атомных подводных лодок". Его возглавил директор ПО "Севмашпредприятие" Евгений Павлович Егоров, Втуз, как и СМП, засекретили, в открытых справочниках он до недавнего времени не упоминался.

Помощник ответственного сдатчика Владимир Бунчуков (ответственный сдатчик В. Н. Фролов) вспоминает: "На этом заказе почти все оборудование было новое и почти все поставлялось с опозданием. А срок сдачи никто не отодвигал. Естественно приходилось крутиться. Круглосуточно. Бывало, по полчаса стоишь у люка, а из лодки не выбраться, вес народ идет. До восьмисот человек работало одновременно, Главный конструктор Сергей Никитич Ковалев часто появлялся, во все вникал. Без него и его специалистов нам было бы очень трудно".

"Тему насчет решения сдать корабль к 50-й годовщине революции особо прорабатывали по всем цехам, все время на парткомах стращали, что стройка идет под контролем ЦК, - рассказывает инженер Григорий Павлюк. - Наряды на срочную работу стали помочать красной чертой из угла в угол".

"Все-таки мы были поставлены в очень трудные условия, - говорит академик Ковалев, - даже по сравнению с самолетостроителями, к примеру. Самолет принимается в серию после того, как головная машина проходит длительные испытания. Буквально годами вносятся всякие корректуры в документацию. А у нас не те масштабы. Мы не можем головную лодку построить, а потом пять лет испытывать. Поэтому мы как только чертежи сделали, сразу же запускали серию, и у нас даже часто бывало, что серийная лодка обгоняет по срокам строительства головную".

Даты из записной книжки контр-адмирала В.Л. Березовского говорят сами за себя: 25 июля 1966 г. - лодка выведена из цеха в сухой бас-сейн; 11 сентября 1966 г. - лодка спущена на воду; 6 июля 1967 г. - окончание швартовных испытаний.

На вывод корабля в бассейн приехали министр судостроительной промышленности Б. Бутома, первый заместитель Главкома ВМФ ад-мирал флота В.А. Касатонов и др. Гости внимательно осматривали коробль - для многих это было первое знакомство с ракетоносцем. Экскурсоводом был главный конструктор С.Н. Ковалев.

Перечень нововведений, использованных в пр, 667А, впечатляющ. На этой лодке была внедрена боевая информационно-управляющая система, появились общие корабельные пульты управления и телевизионные системы обзора отсеков, рубочные (носовые) горизонтальные рули, позволившие совершать бездифферентные погружения, и спасательная всплывающая камера коллективного пользования.

По своим тактико-техническим элементам, особенно предельной глубине погружения, энергетической установке, новой корпусной стали, покрытиям лодка пр. 667А представляла собой качественный скачок в отечественном подводном кораблестроении.

За несколько месяцев до сдачи 420-го заказа, 30 мая 1967 г. "Севмашпредприятие" и стоящий у причала подводный крейсер посетили руководители государства - Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев, Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин, министр обороны А.А. Гречко, Главком ВМФ С.Г. Горшков, министр судостроительной промышленности Б.Е. Бутома и другие.

К их визиту готовились особо. Вот что рассказывает контр-адмирал Березовский: "Незадолго до приезда Брежнева у нас были Главком Военно-Морского Флота С.Г. Горшков и секретарь ЦК КПСС, курировавший военно-промышленный комплекс, Д.Ф. Устинов, Горшков прошел в центральный пост, огляделся и спросил: "А где же командирское место?" Я говорю: "Везде". Обвел вокруг себя рукой. Он говорит: "Нет, это не годится. Надо, чтобы командир имел определенное место". Тут же был С.Н. Ковалев. Горшков говорит: "Вот здесь вот установите авиационное кресло для командира". Ковалеву идея понравилась - и буквально через неделю появилось кресло - впервые на наших лодках".

29 июня 1967 г. вышел приказ о подъеме на ракетоносце военноморского флага. 9 июля флаг был поднят и лодка вышла на ходовые испытания. 6 сентября 1967 г. с лодки впервые был произведен пуск ракет пр.667БДР, шифра Кальмар" - Мод (ракеты РСМ-50/ мод-1 с гремя разделяющимися головными частями индивидуального наведения мощностью по 200 кт) с 1976 по 1982 г - пр. 667БДРМ, шифр "Дельфин" - 7 ед. (ракеты РСМ-54 с четырьмя разделяющимися головными частями индивидуального наведения мощностью по 100 кт с круговым вероятным отклонением, т. е. точностью попадания 0,5 - 0,9 км) с 1981 по 1992 г.

С момента закладки первого крейсера пр. 667А в 1964 г. и до сдачи флоту последнего корабля пр. 667БДРМ в нашей стране ежегодно вступало в строй почти три лодки этой серии. Это было действительно конвейерное производство на протяжении 28 лет.

А что же было у американских кораблестроителей-подводников после выхода на боевое патрулирование 15 ноября 1960 г. подлодки "Джордж Вашингтон"? Как они вели гонку под водой? Лодок типа "Джордж Вашингтон" в период 1959-1961 гг. было построено 5 ед. Затем, в 1961 - 1 963 гг. американ-цы ввели в боевой состав флота лодки типа "Этен Аллеи" - 5 сд. с ра-кетами "ПоларнсА-2" (затем их перевооружили ракетами "Поларис А-З"), наконец, ракетоносцы типа "Лафайет" - 1963-1967 гг. с ракетами "Полнрис А-3" в количестве 31 ед., перевооруженные с 1971 г. но ракеты "Посейдон С-3' .Сравнение боевых характеристик отечественных ракетоносцев пр. 667А и пр. 66 7 БД Р с американскими "Джордж Вашингтон" и типа "Лафайет", когда наша морская составляющая ядерных сил сдерживания достигла паритета в 1976 г. с американской, приведено в таблице.


За 27 лет службы в составе ВМФ РПКСН К-1 37 пр. 667А совершил множество походов. С вводом в строй он стал вести постоянное стратегическое дежурство. Все стрельбы, их было порядка 30, ракетоносец, получивший в 1970 г. наименование "Ленинец", провел отлично. Всего лишь три года не хватило этому кораблю, чтобы встретить 30-летие в составе ВМФ - для подводной лодки возраст весьма почтенный. Боевая служба этого ракетоносца (заказ 420) завершилась на ГМП "Звездочка" в Северодвинске. Но в памяти кораблестроителей ПО "Севмашпредприятие", а также проектировщиков и военных моряков 420-й останется кораблем, открывшим "золотой век" подводного кораблестроения в нашей стране, "золотой век" Севмаша.

История создания "Наваги" до сих пор фактически запрятана под разными грифами. Но накануне юбилея, который, пусть скромно, но отмечался в нескольких городах страны, люди, создававшие лодки, поделились с журналистами некоторыми, прежде малоизвестными подробностями о своей работе.

Корабль как "отец семейства"

С военно-политической точки зрения атомные подводные ракетоносцы пр. 667А свою задачу выполнили. Можно ли сказать то же самое в плане научно-техническом?


Вот как подытоживает свою работу над лодками этого проекта С. Н. Ковалев: "Подводные лодки 667А проекта с самого начала были всем хороши, за исключением шумностни. Не то чтобы мы не обращали внимания на эту проблему, а просто были в научном и техническом плане не подготовлены к тому, чтобы достигать низких уровней шумности. В научном плане мы плохо представляли природу подводной шумности, считали, что если сделать малошумным редуктор турбины; то все будет в порядке. А потом, уже на испытаниях, убедились, что это совсем не так". "В ходе строительства лодок 667А проекта мы снизили шумность примерно в десять раз, - продолжает конструктор. - В этом очень помогла правильно выбранная схема расположения турбинных установок, так называемое эшелонное расположение. То, что каждая турбина занимала отдельный отсек, позволило применить систему амортизации турбинных установок. Эти отсеки, поначалу свободные, на лодках последующих проектов превратились в очень тесные, потому что в них было размещено множество дополнительных конструкций, связанных со снижением шумности. А если бы мы сразу поставили две турбины в один отсек, возможности установить эти конструкции физически бы не было. Кроме того, эшелонное расположение оказалось перспективным с точки зрения живучести - то была очень маневренная и надежная схема энергетических установок. Авария в одном турбинном отсеке никак не влияла но другой турбинный отсек, а реактор мог работать и но один и на другой отсек".

Контр-адмирал Березовский не отрицает многочисленных достоинств корабля. Вместе с тем он подчеркивает: "Лодка осваивалась командой нелегко. Проблема в том, что наша техника, что находится на вооружении и подводных лодок, и надводных кораблей, чрезвычайно сложна. Чтобы ее познать, надо провести много времени в учебных подразделениях и потом на боевом корабле. Про лодку 667А то же можно сказать. Она была чересчур сложна для боевого использования".


И вес же в целом нельзя не признать, что подводные крейсера пр. 667А были крупным достижением отечественного судостроения. Об этом говорит уже тот факт, что они стали самыми массовыми из однотипных лодок, а в дальнейшем на базе данного проекта были созданы новые модификации ракетоносцев (всего построено 77 стратегических АПЛ пр. 667А и его модификаций).

"С точки зрения задач, стоявших перед нами, это имело большое значение, - говорит академик Копалев, - Речь идет вот о чем. Задач было три. Во-первых - совершенствование, повышение эффективности ракетного вооружения. На лодках 667Б проекта мы внедрили межконтинентальную баллистическую ракету, между прочим, раньше американцев, на 667БДР - ракеты с разделяющимися головными частями, на 667БДРМ - повысили дальность и точность стрельбы. Для завода все эти ракетоносцы были продолжением одной и той же серии, с определенными дополнениями и усовершенствованиями. Внедрение новых проектов не было связано с переоснащением завода, с необходимостью осваивать принципиально новые технологии. Вторая задача была - снижение шумности. И на технической базе "шестьсот шестьдесят седьмого проекта мы последовательно достигали снижения шумности и, в общем подводные лодки последней модификации - 667БДРМ - были уже на уровне мировых стандартов, И третья задача - наращивание количества боевых блоков, так как мы по этому показателю отставали от американцев и поэтому не могли себе позволить для каждого типа ракеты проектировать новую подводную лодку. Так вот нам удалось на базе технических решений 667А проекта внедрять и новые ракетные комплексы, и мероприятия по снижению шумности, и другие усовершенствования без снижения темпа серийного строительства кораблей".

Источник: www.cnw.mk.ua, автор: Владимир Хозиков, "Судостроение" ©


Главное за неделю