Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,00% (39)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    22,00% (22)
Одну российскую
    20,00% (20)
Ни одной
    19,00% (19)

Поиск на сайте

Первоапрельская "шутка"

03.09.10
Текст: Спасатель ВМФ, Александр Жбанов
Иллюстрация: wunderwaffe.narod.ru
Утром первого апреля 1984 года примерно в семь часов тридцать минут утра на реке Дунай в порту Измаил произошел сильный взрыв между бортом сухогрузного транспорта, стоявшего у причала судоремонтного завода и плавучего крана, выгружающего металлический прокат с этого судна. Трюм транспорта через большую пробоину был затоплен забортной водой. Судно осталось на плаву, а вот плавучий кран, тоже получивший значительную пробоину, принял в свои отсеки воду, опрокинулся на борт и затонул.

В те годы взрывы судов на Азово-Черноморском бассейне были большой редкостью. Командованию нужно было разобраться и выяснить причину происшествия, организовать ликвидацию последствий взрыва и разработать меры предупреждающие подобные происшествия. Такую задачу и поставил перед группой офицеров Штаба, Управлений и служб ЧФ Командующий флотом адмирал Н.И. Ховрин.

В составе этой группы, на вертолете, я вылетел в Измаил. Во время полета большинство офицеров, а среди них были и представители Комитета Государственной безопасности, на основе предварительных сведений пришли к твердому убеждению: "Произошла диверсия!"

Водолазы в условиях сильного течения и полного отсутствия видимости пробоину на транспорте быстро заделали. Этому в большой степени способствовали специалисты судоремонтного завода у причала, которого стоял транспорт, быстро изготовившие хороший пластырь.

Трюм транспорта осушили и капитан 1 ранга Юрий Илловайский – известный на флоте специалист минного дела - нашел в трюме металлическую деталь размером со спичечный коробок, по которой восстановил историю "диверсии".

В начале Великой Отечественной войны в июле 1941 года наша Дунайская флотили в соответствии с оперативными планами мероприятий начального периода военных действий поставила на Дунае минные заграждения против кораблей Румынского флота. Заграждения состояли, в основном, из мин типа "Рыбка" (вес взрывчатого вещества 12 кг). Случается, что в ходе минных постановок якорь мины по какой-то причине не отделяется от мины, она в комплекте с якорем ложится на грунт и замывается в него, так что и после войны тральщики её найти и обезвредить не могут. Таких мин, наших и немецких, в Черном море и прилегающих к нему водных бассейнах и сейчас немало, о чем свидетельствуют нанесенные на карты районы, опасные в минном отношении, и гибель в Черном море двух рыболовецких судов в середине девяностых годов. Так случилось и в этот раз.

По найденному осколку Илловайский установил номер мины, кем, когда и где она была установлена. За сорок с лишним лет то ли стопора перержавели, то ли течение воды и речной песок сделали свое дело, но… мина отделилась от якоря, оторвалась от перержавевшего минрепа, всплыла, и ее понесло по течению реки Дунай. Расследуя путь мины, мы установили, что она проплыла по Дунаю несколько километров и проплыла на расстоянии всего нескольких десятков метров от стоящего у причала Морского вокзала австрийского пассажирского теплохода. На теплоходе находились примерно двести иностранных туристов. Течением и занесло мину между бортами транспорта груженного стальным прокатом и ошвартованного у его борта плавучего крана.

Из экипажей обоих судов никто от взрыва не пострадал, помог случай. Тогда в Советском Союзе только начинали переводить сезонное время с зимнего на летний период. В этом году правительство решило осуществить перевод времени в ночь на первое апреля. Поэтому ночная смена грузчиков и обоих экипажей транспорта и плавучего крана ушла, а дневная еще не пришла, на судах оставалась немногочисленная вахта, которая от места взрыва находилась далеко, а об австрийском пассажирском теплоходе я уже упоминал. Можно себе представить, какая трагедия могла разыграться, натолкнись эта мина на австрийский пассажирский теплоход, я уж не говорю о международном скандале!

На этот раз все закончилось более-менее благополучно, не считая затонувшего плавучего крана. Его поднял довольно быстро экспедиционный отряд аварийно-спасательных и подводно-технических работ (ЭО АСПТР) Черноморского пароходства при поддержке АСС ЧФ и Измаильского порта.

Расследование мы закончили, но вертолет за нами уже не присылали и до Севастополя члены комиссии добирались, кто как мог. Но у меня как начальника поисково-спасательной службы флота в районе Измаила и Очакова были свои дела: нужно было проверить состояние хранения аварийно-спасательного имущества, водолазных катеров, судоподъемных понтонов, находящихся в резерве недалеко от Измаила. Этим я и занялся. Но из головы не выходила история с этим взрывом. Ведь мина более 40 лет пролежала на дне Дуная, подвергаясь разрушительному действию воды и ила. Нет, не зря с момента зарождения морского минного оружия Россия занимала ведущее положение в разработке, изготовлении минного оружия и тактике его применения!

В заключение несколько соображений, за которые, я надеюсь, на меня не обидятся уважаемые мной друзья-минеры. "В минном деле, как нигде, вся загвоздка в щеколде", говорили мы в курсантские годы. По-видимому, это справедливо и для данного случая: мина затонула, но не сработала эта самая щеколда, зато все остальные механизмы работали безупречно, и "порох оказался сухим", и ударно-механический с капсюльным запалом взрыватель сработал безупречно...

С момента освобождения Севастополя в мае 1944 года и до взрыва на линейном корабле "Новороссийск" 30 октября 1955 года прошло не сорок, а всего одиннадцать с небольшим лет, а немцы тоже умели делать хорошие мины. Несколько десятков из них наши водолазы обнаруживали в Севастопольских бухтах и до, и после гибели "Новороссийска". Об этом с законной гордостью вспоминает ветеран аварийно-спасательной службы флота гвардии капитан 2 ранга в отставке Игорь Тимофеевич Рябинкин в своих воспоминаниях "Горжусь службой спасателя". Он в те годы принимал непосредственное участие в поиске мин в Севастопольских бухтах и был свидетелем поиска и подъема нескольких десятков их них.

Мины были найдены нашими водолазами и в 1976 году в районе острова Змеиный при подготовке к подъему подводной лодки "Щ-208", подорвавшейся в годы войны на немецкой мине. Теми работами руководил инженер капитан 1 ранга А.Г. Рогожин. Тогда водолазы обнаружили немецкую мину ЛБМ, которая исправно детонировала при ее ликвидации, вес её взрывчатого вещества составлял 300 кг.

Вообще водолазы-черноморцы внесли большой вклад в борьбу с минной опасностью на Черном море, преимущественно в районах, где траление было затруднено (мелководье и стесненные акватории).

Эффективный способ водолазного поиска мин разработали и применили на практике в годы войны капитан 3 ранга М. Чеков и капитан-лейтенант П. Ветов, командиры Новороссийского 68-го аварийно-спасательного отряда. За подъем и разоружение первой электромагнитной мины водолаз 21-го АСО старшина 1 статьи Л.П. Викулов был награжден орденом Красного Знамени, а за обезвреживание мины с взрывателем на фотоэлементах он был награжден вторым орденом Красного Знамени. Такую же сложную и опасную работу выполнили в первые месяцы войны водолазы 68-го АСО Новороссийской ВМБ - А.Д. Вландис, М.А. Голынец, Д.Д. Антипов, Л.А. Болховитин и А.П. Величко. Они тоже были награждены орденами Красного Знамени за поиск и обезвреживание мин. Всего водолазами в акваториях Севастопольской, Новороссийской и Геленджикской бухт было обнаружено и поднято несколько десятков неконтактных мин с различными взрывателями - магнитными, оптическими и другими. С риском для жизни они искали и поднимали мины, устройство которых было недостаточно известно, и от которых можно было ожидать любых сюрпризов.

В семидесятые и восьмидесятые годы в борьбе с минной опасностью участвовали десятки отважных водолазов нашей службы. Офицеры Герман Петрович Лукин и Александр Иванович Дмитриев за очистку прибрежных вод Керченского пролива от взрывоопасных предметов были награждены Орденами Красной Звезды.

В публикациях 2003-2008 годов приводятся многочисленные факты обнаружения и уничтожения украинскими пограничниками нескольких речных мин немецкого и российского производства, так что и нынешним водолазам в новом тысячелетии не раз придется бороться с минной опасностью, и к этому нужно готовиться сейчас.


Главное за неделю