Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Сражение в Наваринской бухте

В историю нашего Военно-морского флота вписано немало славных страниц. В их числе - победа в Наваринском сражении, 180-летие которого отмечается в эти дни.

В июне 1827 года между Россией, Англией и Францией был подписан совместный договор, согласно которому стороны обязывались оказывать помощь грекам в их борьбе против турецкого гнета. Незадолго до этого эскадра Балтийского флота, состоящая из девяти линейных кораблей, семи фрегатов, корвета и четырех вспомогательных судов, вышла из Кронштадта и направилась в Англию. 8 августа четыре линейных корабля, четыре фрегата, корвет и два брига под командованием контр-адмирала Л.П. Гейдена продолжили плавание в Средиземное море. Остальные корабли вернулись на Балтику.

Логин Петрович Гейден родился 25 августа 1772 года. В 1795 году он поступил на службу капитан-лейтенантом Черноморского флота. До этого плавал в голландском флоте. В 1808 году, командуя тремя отрядами гребной флотилии, проявил храбрость в сражениях со шведским гребным флотом. В 1813 году за обстрел французских батарей был награжден золотым оружием и произведен в капитан-командоры. В 1833 году получил чин полного адмирала. Закончил службу главным командиром Ревельского порта. К концу службы его мундир украшали почти все высшие ордена России.

В Наваринском сражении участвовал и сын Гейдена - Логин Логинович. Во время сражения он был на фрегате «Константин», проявил личную храбрость и был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. В 1861 году, как и отец, получил чин полного адмирала. Как и отец, закончил службу главным командиром Ревельского порта и военным губернатором города. Умер Логин Логинович в 1901 году. Он был последним из моряков, обладавших орденом Святого Апостола Андрея Первозванного...

К началу октября 1827 года по старому стилю объединенная англо-франко-русская эскадра под командованием английского вице-адмирала сэра Эдуарда Кодрингтона блокировала турецко-египетский флот Ибрагим-паши в Наваринской бухте. Контр-адмиралы граф Логин Петрович Гейден и Шевалье де Риньи подчинялись англичанину - Кодрингтону. Долгие годы Кодрингтон служил под командованием знаменитого адмирала Горацио Нельсона. В Трафальгарском сражении он командовал 64-пушечным кораблем «Орион».

Русская эскадра состояла из 74-пушечных линейных кораблей «Азов», «Иезекииль» и «Александр Невский», 84-пушечного корабля «Гангут», фрегатов «Константин», «Проворный», «Кастор» и «Елена». Всего на русских кораблях и фрегатах было 466 орудий.

В состав английской эскадры входили линейные корабли «Азия», «Генуя» и «Альбион», фрегаты «Глазго», «Комбриэн», «Дартмут» и несколько мелких судов. Англичане в общей сложности имели 472 пушки.

Французская эскадра состояла из 74-пушечных линейных кораблей «Сципион», «Тридент» и «Бреславль», фрегатов «Сирена», «Армида» и двух мелких судов. Всего на французской эскадре было 362 пушки.

Турецко-египетский флот стоял в Наваринской бухте на фертоинге (двух якорях) строем в виде сжатого полумесяца, «рога» которого простирались от Наваринской крепости до батареи острова Сфактерия. Линейные корабли (3 единицы) и фрегаты (23 единицы) составляли первую линию, корветы и бриги (57 единиц) находились во второй и третьей линиях. Пятьдесят транспортов и купеческих судов стояли на якорях под юго-восточным берегом Морей. Вход в бухту шириной около полумили простреливался батареями с Наваринской крепости и острова Сфактерия (165 орудий). Оба фланга прикрывались брандерами (судами, нагруженными горючим и взрывчатыми веществами). Впереди кораблей были установлены бочки с горючей смесью. На возвышенности, с которой просматривалась вся Наваринская бухта, находилась ставка Ибрагим-паши.

В целом позиция турецко-египетского флота была сильной. Однако наблюдалась скученность кораблей и судов, линейных кораблей было мало. Если считать число стволов, то турецко-египетский флот имел на тысячу с лишним пушек больше, но по мощи артиллерии превосходство оставалось за союзной эскадрой, причем значительное. Десять линейных кораблей союзников, вооруженных 36-фунтовыми орудиями, были намного сильнее турецких фрегатов, вооруженных 24-фунтовыми пушками, и особенно корветов. Стоявшие в третьей линии и тем более у берега суда не могли стрелять из-за больших расстояний и опасения поразить свои же корабли.

8 (20) октября в одиннадцать часов утра подул легкий зюйд-зюйд-вест и союзники немедленно начали строиться в две колонны. В правую входили английская и французская эскадры под командованием вице-адмирала Кодрингтона. Выстраивались они в следующем порядке: «Азия» (под флагом вице-адмирала Кодрингтона, на корабле находилось 86 пушек); «Генуя» (74 пушки); «Альбион» (74 пушки); «Сирена» (под флагом контр-адмирала де Риньи, 60 пушек); «Сципион» (74 пушки); «Тридент» (74 пушки); «Бреславль» (74 пушки).

Российская (подветренная) эскадра выстраивалась в следующем порядке: «Азов» (под флагом контр-адмирала графа Гейдена, 74 пушки); «Гангут» (84 пушки); «Иезекииль» (74 пушки); «Александр Невский» (74 пушки); «Елена» (36 пушек); «Проворный» (44 пушки); «Кастор» (36 пушек); «Константин» (44 пушки). Отряд капитана Томаса Фелловса шел в таком порядке: «Дартмут» (флаг капитана Фелловса, 50 пушек); «Роза» (18 пушек); «Филомель» (18 пушек); «Москито» (14 пушек); «Бриск» (14 пушек); «Алсиона» (14 пушек); «Дафна» (14 пушек); «Гинд» (10 пушек); «Армида» (44 пушки); «Глазго» (50 пушек); «Комбриэн» (48 пушек); «Толбот» (32 пушки). Всего в составе союзного флота было десять линейных кораблей, девять фрегатов, один шлюп и семь мелких судов, имевших 1308 пушек и 11 010 человек команды.

Турки же, кроме прочной позиции, крепости и батарей, имели три турецких корабля (86-, 84- и 76-пушечных, всего 246 пушек и 2700 человек команды); пять двухпалубных 64-пушечных египетских фрегатов (320 пушек); пятнадцать турецких 50- и 48-пушечных фрегатов (736 пушек); три тунисских 36-пушечных фрегата и 20-пушечный бриг (128 пушек); сорок два 24-пушечных корвета (1008 пушек); четырнадцать 20- и 18-пушечных бригов (252 пушки). Всего в составе турецкого флота было 83 военных судна, более 2690 пушек и 28 675 человек команды. Кроме того, турецко-египетский флот имел десять брандеров и 50 транспортных судов. В то время, когда союзные корабли начали строиться в колонны, ближе всех к Наваринской бухте находился французский адмирал со своим фрегатом. Его эскадра была под ветром в районе островов Сфактерия и Продано. Вслед за ними шли англичане, за которыми на самом близком расстоянии шел корабль русского адмирала, а за ним в боевом строю и в надлежащем порядке - вся его эскадра. Около полудня Кодрингтон приказал французским кораблям выполнить поворот оверштаг последовательно и войти в кильватер английской эскадре. При этом русская эскадра должна была их пропустить, для чего Кодрингтон послал на шлюпке своего флаг-офицера к Гейдену с приказанием лечь в дрейф, чтобы пропустить французов вперед. После перестроения, передав сигнал «Приготовиться к бою!», Кодрингтон в час пополудни начал входить с правой колонной в Наваринскую бухту.

Граф Гейден, к крайнему своему прискорбию, должен был исполнить волю вице-адмирала, а потому приказал на корабле «Азов» положить грот-марсель на стеньгу, счел за нужное еще уменьшить в колонне расстояние, дал сигнал задним прибавить парусов. Маневр Кодрингтона потом толковали по-разному: некоторые утверждали, что он сделал это умышленно, чтобы поставить под удар русскую эскадру. Объяснение же намного проще: английский адмирал подумал, что входить через узкий пролив одновременно двумя колоннами рискованно. Всякое могло случиться - и посадка на мель, и начало сражения в момент входа кораблей в Наваринскую бухту. Более простым и менее рискованным был маневр - последовательно войти в бухту одной кильватерной колонной. На этом варианте и остановился Кодрингтон, тем более что никто не знал, когда же начнется сражение. Была надежда избежать кровопролития вообще. Волей случая оно началось, когда в Наваринскую гавань начали втягиваться русские корабли.

Как только корабли английской эскадры стали опускать якоря, турки открыли по ним беглый ружейный огонь и убили английского офицера-парламентера, направлявшегося на переговоры с турецким адмиралом. В это же время с египетского корвета был произведен первый пушечный выстрел по французскому флагманскому кораблю «Сирена», а крепостные батареи открыли перекрестный огонь по флагманскому кораблю русской эскадры «Азов», проходившему во главе отряда через узкий пролив в Наваринскую гавань.

Контр-адмирал граф Гейден находился на юте. В трудные и опасные моменты Логин Петрович всегда сохранял спокойствие и хладнокровие. Искусно маневрируя, он провел за собой в бухту всю свою эскадру. Корабли и фрегаты заняли назначенные им по диспозиции места. Вице-адмирал Кодрингтон направил к египетскому адмиралу Могарем-бею парламентера с предложением прекратить обстрел союзных судов, но и этот парламентер был убит. Тогда корабли английской эскадры открыли ответный огонь.

Началось знаменитое сражение, превратившее на четыре часа в кромешный ад Наваринскую бухту. Все потонуло в густом дыму, гремели пушки, вода в бухте вздыбилась от падавших в нее ядер. Грохот, крики, треск падающих мачт и раздираемых ядрами бортов заглушили все вокруг... Ни турецкий, ни египетский адмиралы не сомневались в своей победе. Турецкие береговые батареи плотно прикрыли своим огнем единственный выход в море из Наваринской бухты, союзный флот попал в западню. Казалось, что он будет полностью уничтожен. Двойное превосходство в силе сулило турецко-египетскому флоту легкую победу.

Наступил звездный час для русского флота и его командира контр-адмирала графа Логина Петровича Гейдена. Шквал огня обрушился на корабли русской и английской эскадр. Флагманскому кораблю «Азов» пришлось сражаться сразу против пяти кораблей противника. Из опасного положения его вывел французский корабль «Бреславль». Оправившись, «Азов» начал громить из всех орудий флагманский корабль египетской эскадры адмирала Могарем-бея. Вскоре этот корабль загорелся и от взрыва пороховых погребов разлетелся вдребезги, поджигая другие корабли своей эскадры.

Во время боя граф Гейден ни на минуту не терял спокойствия. Он руководил сражением, отдавая краткие, точные и мудрые распоряжения. Логин Петрович был веселым и жизнерадостным человеком. В самые тяжелые мгновения шутил, поднимая боевой дух своих офицеров. Достойно вел себя и командир корабля «Азов» капитан 1 ранга Михаил Петрович Лазарев. Славно дрались офицеры и матросы. Среди них был и будущий герой Синопа и обороны Севастополя молодой лейтенант Павел Степанович Нахимов.

Павел Степанович Нахимов так описывал начало сражения: «В 3 часа мы положили якорь в назначенном месте и повернули шпрингом вдоль борта неприятельскаго линейнаго корабля и двухдечнаго фрегата под турецким адмиральским флагом и еще одного фрегата. Открыли огонь с правого борта... «Гангут» в дыму немного оттянул линию, потом заштилил и целым часом опоздал придти на свое место. В это время мы выдерживали огонь шести судов и именно всех тех, которые должны были занять наши корабли... Казалось, весь ад развернулся пред нами! Не было места, куда бы не сыпались книпели, ядра и картечь. И ежели бы турки не били нас очень много по рангоуту, а били все в корпус, то я смело уверен, что у нас не осталось бы и половины команды. Надо было драться истинно с особенным мужеством, чтоб выдержать весь этот огонь и разбить противников...»

Самоотверженно дрались с врагом русские моряки, оставаясь при этом великодушными людьми. Они бросали концы утопающим туркам и втаскивали их на палубу своих кораблей. «By God!» - радостно повторял Логин Петрович свою любимую поговорку. Офицеру, стоявшему на протяжении всего боя около него с рупором в руках для передачи его приказаний, граф Гейден с восторгом говорил: «Молодцы наши матросы, они столько же добры, сколько и храбры!» Храбро дрались все корабли русской, французской и английской эскадр. «Азов» потопил два турецких и один тунисский фрегат, один корвет, а 80-пушечный корабль посадил на мель. Этот корабль турецкая команда затем была вынуждена сжечь. Самый мощный корабль русской эскадры «Гангут» под командой капитана 2 ранга Александра Павловича Авинова потопил два турецких судна и один египетский фрегат. Турецко-египетский флот отчаянно сопротивлялся. Но все самые мощные флагманские корабли его были уничтожены союзным флотом.

Всего более пятидесяти кораблей противника было уничтожено во время битвы. Остальные в беспорядке забились в угол Наваринской бухты у самого берега и были сожжены самими турками, не желавшими сдаваться в плен.

Больше всего в Наваринском сражении пострадали флагман английской эскадры корабль «Азия», который потерял почти все свои паруса и получил множество пробоин, и два русских корабля: «Гангут» и «Азов». На «Азове» были перебиты все мачты, получено около 180 пробоин. В живой силе наибольшие потери понесли англичане. Были убиты два парламентера, один офицер и ранены трое, в том числе и сын вице-адмирала Кодрингтона. Из русских офицеров были убиты двое и 18 ранены. Среди французских офицеров только командир корабля «Бреславль» получил легкое ранение. Всего союзники потеряли убитыми 175 и ранеными 487 человек. Весть о Наваринском сражении привела турок в ужас, а греков - в восторг. На суеверных греков сильно подействовало случайное совпадение: день Наваринского сражения совпал с днем битвы их предков у острова Саламине, происходившей в 480 году до Рождества Христова.

В 1851 году в греческой палате депутатов для изъявления вечной признательности нации адмиралам лорду Кодрингтону, графу де Риньи и графу Гейдену постановили: имена их с изображением над ними лавровых венков начертать на мраморных досках, помещенных в зале собрания.

Адмирал граф Логин Петрович Гейден прослужил в Российском флоте 54 года 10 месяцев и 25 дней. В преклонном возрасте он тяжело болел. Осенью 1849 года, когда боли стали невыносимы, Логин Петрович принял из рук пастора причастие. При этом сказал простые слова: «Я умираю христианином, в дружбе и согласии со всеми людьми...»

Через год, 5 октября 1850 года, граф Логин Петрович скончался в окружении семьи, немного не дожив до своей золотой свадьбы. 8 октября, в годовщину Наваринского сражения, усопшего героя в печальном торжестве со всеми его знаками отличия внесли в Домский собор для последнего прощального обряда... На снимке: Адмирал Л.П. Гейден.

Источник: "Красная звезда", автор: Андрей ГАВРИЛЕНКО


Главное за неделю