Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    36,59% (45)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,58% (29)
Одну российскую
    21,14% (26)
Ни одной
    18,70% (23)

Поиск на сайте

Всегда с флотом

“Морскому сборнику” - 160 лет!
“Морской сборник” – одно из старейших в стране периодических изданий – отмечает свой 160-летний юбилей. Журнал всегда шел общим курсом с российским Военно-Морским Флотом, стараясь быть добрым другом и советчиком своих читателей – корабельных офицеров, морских пехотинцев и авиаторов, гражданской молодежи и ветеранов, он всегда пользовался дружеской поддержкой тех, кто беззаветно любит море, военные корабли, морскую службу, флот. Этим, видимо, и объясняется то, что “Морской сборник”, не меняя название, издавался регулярно, без перерывов, с 1848 года.

Основатель журнала

Своим "рождением" журнал "Морской сборник" обязан адмиралу Фёдору Петровичу Литке (1797-1882) - выдающемуся русскому мореплавателю и географу, члену-корреспонденту (1829-1855), впоследствии почетному члену (с 1855) и президенту (с 1864) Петербургской академии наук.

Желание посвятить себя морской службе породили у него события 1812 года. О нем и о таких как он С.О.Макаров впоследствии скажет: "Имена незабываемых исследователей Крузенштерна, Лисянского, Сарычева, Головина, Коцебу, Беллинсгаузена, Врангеля и Литке перейдут в грядущие поколения... Да послужат труды этих исследователей драгоценным заветом дедов внукам своим, и да найдут в них грядущие поколения наших моряков пример служения науке".

Еще гардемарином он отличился при бомбардировке Данцига. В 1817-1819 гг. участвовал в кругосветном плавании на военном шлюпе "Камчатка" под командованием капитана В.М.Головина, где познакомился и подружился с Ф.П.Врангелем - будущим исследователем Северного Ледовитого океана. Дружили они всю свою жизнь. И не только дружили, но и сотрудничали.

В 1826-1829 гг. Литке руководит кругосветной экспедицией на шлюпе "Сенявин", будучи его командиром. Во время экспедиции им описывается западное побережье Берингова моря - Камчатки от Авачинской губы к северу, в том числе неизвестные до того Карагинские острова, остров Святого Матвея и Чукотский полуостров, описаны также острова Прибылова, Бонин и Королинский архипелаг, в котором открыты 12 новых островов. Экспедиция собрала обширный материал по океанографии, этнографии, зоологии и ботанике. Результаты экспедиции Литке опубликовал в ряде научных трудов, принесших ему мировую известность и выдвинувших его в одного из заслуженнейших географов своего времени.

В 1845 г. Литке был главным организатором русского географического общества. Избранный его вице-председателем, он руководил обществом до 1873 г. А в 1848 г. им основан журнал "Морской сборник" и составлена первая его программа. С 1832 г. он являлся воспитателем великого князя Константина Николаевича, будущего генерал-адмирала, шефа русского флота. В 1850-1857 гг. был командиром Ревельского, а затем Кронштадтского портов.

Будучи президентом Академии наук, Литке уделял особенно много внимания Пулковской астрономической обсерватории, Главной физической лаборатории и Павловской магнитно-метеорологической обсерватории. Он был почетным членом многих русских и иностранных научных учреждений. С 1855 г. Ф.П.Литке - адмирал, граф, член Государственного совета.

Географическим обществом в 1873 г. учреждена золотая медаль имени Литке. В его честь названы мыс, полуостров, залив и губа на Новой Земле; острова в архипелаге Земли Франца Иосифа, Байдарацкой губе, архипелаге Норденшельда; мысы на острове Врангеля, острове Умнак, юго-западном побережье Охотского моря и в Беринговом проливе, пролив между Камчаткой и островом Карагинский, мель к северу от острова Моржовец, течение из Карского моря в Баренцево, был также ледорез "Литке". Федор Петрович Литке, безусловно, был одним из образованнейших людей своего времени.

Роль и место “Морского сборника” в российском Военно-Морском Флоте в середине XIX века

С первых вышедших номеров “Морской сборник” сразу же стал востребован во флотских кругах, что говорит о том, что потребность в подобном журнале давно назрела.

За 1848 г. вышло 10 номеров “Морского сборника”, объемом по 2-3 печатных листа и тиражом 400 экземпляров каждый. Принят читателями он был хорошо, с майского номера тираж поднялся до 1000, а позже до 1200-1400 экземпляров. С 1850 г. объем увеличен до 5-6 печатных листов. По современным масштабам печатной продукции эти цифры, возможно, не впечатляют. Но вот как выглядели тиражи самых распространенных в то время журналов различных министерств и ведомств за 1853 г. (в скобках указан год основания печатного органа).

“Военно-медицинский журнал” (1823) - свыше 3000 экз.
“Журнал Министерства внутренних дел” (1829) - 1500 экз.
“Журнал Министерства путей сообщения” (1826) - 1225 экз.
“Журнал Министерства народного просвещения” (1834) - 1200 экз.
“Морской сборник” (1848) - 900 экз.
“Военный журнал” (1811) - 800 экз.
“Горный журнал” (1825) - 500 экз.
“Инженерные записки” (1826) - 225 экз.

Следует заметить, что кроме “Военно-медицинского журнала” ни один из этих печатных органов до наших дней не дожил.

“Морской сборник” был интересен разнообразной тематикой, однако из-за цензурных ограничений немалую ее часть составляли не оригинальные материалы, а переводные статьи с английского, французского и голландского языков. Русскими авторами статей были, главным образом, члены Морского ученого комитета (МУК) и только небольшая часть – офицеры флота. Значение журнала в первые годы его существования заключалось в том, что он положил начало периодическому изданию, освещавшему вопросы, интересующие военных моряков.

Военно-теоретическая мысль с неослабным вниманием следила за развитием отечественного флота. Передовых морских офицеров волновала его судьба. Им было о чем рассказать на страницах своего журнала - начало XIX века ознаменовалось кругосветными плаваниями, продолжавшимися многие годы и принесшими несомненную пользу науке и самому флоту.

По замыслу МУКа и его председателя Ф.Литке “Морской сборник” должен был найти на флоте массового читателя, вводить его в курс всех новейших событий, касающихся морского дела, и, став настольной книгой каждого морского офицера, расширять и обогащать его кругозор. К 1853 г. журнал был уже хорошо известен широкому кругу читателей. Но особенно большой популярностью он еще не пользовался из-за того, что помещаемый в нем материал не полностью отвечал интересам морских офицеров. Однако вскоре все резко переменилось: произошло событие, всколыхнувшее всю страну – началась Крымская (Восточная) война 1853-1856 гг. Основные события развертывались на юге, в зоне действия Черноморского флота, который в своем составе имел 181 корабль с 2227 орудиями. Но из них пароходо-фрегатов было всего 7, вооруженных 49 орудиями. Балтийский флот на 217 кораблях имел 3373 орудия, из них на 9 пароходо-фрегатах – 103 и на 12 малых пароходах 50.

К сожалению, многие винтовые корабли, заложенные на Петербургских и Николаевских верфях, тщетно ждали машин из-за границы, потому что русские заводы их не производили. Как пишет М.Бородкин, “Мы запоздали с усовершенствованиями, которыми уже пользовались иностранцы, а потому наш флот в действительности был гораздо слабее того, каким казался по своей численности и грозной наружной силе. Мы были парализованы неимением паровых двигателей, а потому в открытом море нам невозможно было принять сражение”.

Формальным поводом к началу войны 1853-1856 гг. послужил спор о так называемых святых местах, находившихся на территории Турции. А действительная причина крылась в экономических и политических противоречиях между Англией, Францией и Турцией с одной стороны, и Россией – с другой, ведших непримиримую борьбу за господство и сферы влияния на Балканах и странах Ближнего Востока. Под нажимом Англии и Франции 15 октября 1853 г. Турция объявила войну России, а через пять дней русский царь издал манифест о начале войны с Турцией. Так началась война 1853-1856 гг., которая вошла в историю под названием Крымской, хотя она велась не только на Крымском полуострове, а и в районе Дуная, и на кавказско-турецкой границе, на Балтике и на Белом море, достигнув даже берегов далекой Камчатки. Однако выдающееся место в этой войне занимает героическая эпопея обороны Севастополя, под стены которого были стянуты основные силы неприятельской армии, а на Черном море – флота.

Черноморский флот, где протекала деятельность передовых русских адмиралов и офицеров накануне Крымской войны, стал лучшей частью Вооруженных сил Российской империи по своей организации и уровню боевого мастерства экипажей кораблей, но он был парусным и оказался бессилен против подавляющего преимущества иностранных паровых кораблей. Техническому превосходству западноевропейских армий и флотов русские моряки и солдаты могли противопоставить только свою стойкость и готовность к самопожертвованию. Это позволило России оказать достойное сопротивление объединенным силам Англии, Франции, Турции и Сардинского королевства.

И все же, несмотря на беспримерное мужество солдат и матросов, война была проиграна. Это было предрешено неумолимым приговором истории в силу феодально-крепостнической отсталости монархии. Ее раньше всех на собственном горьком опыте ощутили моряки. Им своими руками пришлось затопить в Севастопольской бухте парусные корабли - герои недавнего сражения, потому что они оказались непригодными для боя с паровым флотом англо-французов. Нечего было противопоставить вражеским эскадрам и балтийцам, несмотря на то, что бездарное морское командование противника оказалось неспособным использовать абсолютное превосходство своих сил в Финском заливе.

К исходу 1855 г. обе воюющие стороны были сильно истощены. В лагере союзников усиливались противоречия между партнерами – Англией и Францией. Французское правительство уже осенью 1855 г. начало прощупывать почву для мирных переговоров с Россией. В январе 1856 г. открылся Парижский конгресс для выработки условий мира, а в марте мирный договор был подписан.

По договору обе воюющие стороны обязывались очистить территории, занятые их войсками во время войны. Россия отказывалась от единоличного протектората над Дунайскими княжествами, которые переходили под “ручательство” всех договаривающихся государств. Изменялась граница на Дунае с отказом России от южной части Бессарабии. Наиболее важным условием Парижского трактата являлись пункты о “нейтрализации” Черного моря, что означало для России запрещение иметь здесь военный флот.

Крымская война явилась одним из крупнейших исторических событий XIX века и имела исключительно большое значение не только в области политики, но и в области военного искусства. В ходе ее наглядно выявились преимущества нарезного оружия перед гладкоствольным и парового флота перед парусным. Парусные корабли после этой войны отошли в прошлое. Синопская битва была последним сражением парусных эскадр.

Крымская война выявила настоятельную необходимость военных реформ, в том числе и в Военно-Морском Флоте. Надо отметить, что накануне войны и в ходе ее под давлением общественного мнения властям пришлось несколько ослабить цензурные ограничения, чем как нельзя лучше воспользовался “Морской сборник”. На его страницах всесторонне освещаются организация, состав сил флотов противника и управление ими, придается гласности деятельность различных учреждений Морского министерства. С 1853 г. в журнале вводится официальный отдел, в котором печатаются все приказы и постановления по морской части, сведения об учениях и дальних походах кораблей и эскадр, о кораблестроительных и гидрографических работах, о научных трудах и исследованиях, о производстве и назначениях офицеров, награждении их орденами и много других интересных сведений, в том числе и о готовящихся реформах. Вся эта информация имела цель “распространить между чинами морского ведомства правильные понятия о деятельности морского управления и руководить ими в отправлении служебных обязанностей”. Журнал по мнению современников: “… сделался главным органом, верно представляющим морское дело в России, и, касаясь общих, существенно важных, государственных вопросов, привлек к сотрудничеству замечательных, не принадлежавших флоту, ученых и литераторов. Широкая гласность, заменившая в морском министерстве канцелярскую тайну, вызывала в “Морском сборнике” свободное обсуждение и горячую полемику по содержанию всех проектов, разрабатываемых в Морском министерстве”. Давая характеристику отделу “Официальные статьи и известия”, Н.Г.Чернышевский писал: “Это один из тех отделов, которые отличаются особенно превосходным характером и наиболее содействовали возбуждению сочувствия к “Морскому сборнику” во всех его читателях”.

Официальный отдел, безусловно, сделал журнал более интересным, но и помимо него “Морской сборник” стал помещать волнующие читателей сведения. Например, в №5 за 1853 г. помещен проект нового Морского устава с его обзором, №12 посвящен Синопскому сражению, печатаются обзоры военных событий на различных театрах. К работе в журнале были привлечены И.А.Гончаров, А.Н.Островский, А.Ф.Писемский, М.И.Михайлов, В.В.Григорович, В.Н.Даль, позже К.М.Станюкович, Н.Н.Филиппов, Л.А.Мей, Н.И.Пирогов, Э.Х.Ленц, Б.С.Якоби, К.В.Ушинский, Ф.Г.Толль, А.С.Афанасьев-Чужбинский, С.В.Максимов, А.А.Потехин, Г.П.Данилевский, а также видные мореплаватели и администраторы А.В.Головнин, П.А.Валуев, Е.В.Путятин, Г.И.Бутаков, Р.К.Скаловский, К.Н.Посьет, Н.А.Шестаков, С.С.Лесовский и др.

Не удивительно, что с такими авторскими силами “Морской сборник” быстро преодолевает узковедомственную направленность, откликается на актуальные проблемы жизни. Он подает голос за отмену телесных наказаний военнослужащих, за перестройку системы образования, воспитания и судопроизводства, критикует крепостнические порядки в армии и на флоте.

С 1855 г. “Морской сборник” становится в одну шеренгу с самыми передовыми изданиями своего времени и в течение нескольких лет привлекает к себе пристальное внимание широкой российской общественности.

Велика была заслуга журнала в объективном освещении хода Крымской войны. Он выполнил свои обещания, данные подписчикам: “Родственники наших моряков-героев, участвующих в военных действиях, найдут в “Морском сборнике” описание подвигов и верные известия о тех, которые славною смертью запечатлели свою службу Отечеству, а также известия о состоянии здоровья раненых”. В отличие от большинства печатных органов того времени делалось это обстоятельно и правдиво. “На фоне всеобщей придавленности и жуткого молчания особенное значение приобретает та роль, которую сыграл “Морской сборник”… Редкий голос правды раздался на страницах именно этого “казенного журнала”, отмечалось в номере, посвященном 75-летию “Морского сборника”, который, по сути, стал единственным источником, откуда современники могли черпать наиболее полную информацию о военных действиях в Крыму и на других театрах военных действий. Остальным изданиям до середины 1855 г. запрещалось даже перепечатывать редкие официальные известия, публиковавшиеся в военном официозе – газете “Русский инвалид”. Естественно, что журнал расхватывался читателями молниеносно, а напечатанные в нем сообщения с фронта и флотов переписывались от руки и потом долго еще распространялись по стране.

Обнародование в журнале списков раненых вне зависимости от чинов и званий, публикация биографий героев и их подвигов на войне – все это для той поры было новинкой.

Такие материалы высоко ценил Н.Г.Чернышевский, называя их “летописью Севастопольской обороны”, ярко обрисовывающей “жизнь русского воина, умирающего за Отечество, жизнь русского простолюдина вообще”. Он выразил удовлетворение помещением в журнале описаний “о подвигах и судьбе защитников Севастополя, между которыми блестящим образом отличались наши черноморские моряки”. Замечены им были и очерки о рядовых героях, о чем он отозвался так: “Мужественные защитники родных укреплений, принадлежащие к морскому ведомству, ваши имена не остались безвестными, они внесены в летопись той осады, которая благодаря вашей беспредельной храбрости вынудила у самих врагов признание о доблестях русского воина”. Вместе с тем, “Морской сборник” не забывал и о других темах, интересных морским офицерам. Так, 8 августа 1855 г. Морской ученый комитет (МУК) сообщает, что он, “находя полезным, чтобы занятия по распространению сведений по морской части, по обсуждению разных вопросов, рассмотрению проектов, опытов и прочего были известны служащим во флоте, полагает помещать в “Морском сборнике” отчеты о своих заседаниях, в той мере, сколько это может быть допущено без объявления предметов, не подлежащих гласности”.

Публикация самых разнообразных сведений, поднявших интерес читателей к журналу, потребовала значительного расширения его объема. Вместо 5-6 печатных листов, установленных для каждого номера, в 1854 г. их было фактически 14, а в 1856 г. даже 60. Если раньше годовой комплект “Морского сборника” состоял из двух томов по 6 книг, то в 1854 г. он составил уже 3 тома по 4 книжки в каждой, в 1855 – шесть томов из 16 книг, а в 1856 – семь томов по две книги. С 1857 г. объем томов стабилизировался и составлял 32 печатных листа.

Расширением объема журнал не ограничился. Помещаемые в нем портреты, схемы, планы, рисунки, литографии, разнообразные шрифты выделяются в лучшую сторону в сравнении с другими российскими печатными изданиями. Улучшилось качество статей и повысился уровень литературного редактирования. Наряду с другими причинами не последнюю роль сыграло и то, что авторский гонорар был увеличен вдвое против первоначально установленного. Кроме того, материально поощрялись работники редакции. Оригинальные статьи теперь оплачивались по 50, переводные по 25 рублей за печатный лист. Редактор получал 100, его помощники по 50 рублей в месяц, кроме основного денежного содержания. По тому времени это были немалые деньги.

Увеличению объема и улучшению качества “Морского сборника” способствовала расширившаяся материальная база журнала. Если раньше на его издание выделялось всего 2 тыс. руб. в год, то теперь Морское министерство ассигновало 30 тыс. руб. в год. От продажи тиража поступало 46 тыс., а всего на издание затрачивалось 60 тыс. руб. в год. Остававшиеся в распоряжении редакции 16 тыс. руб. давали возможность из года в год улучшать и совершенствовать журнал. Подписка на него для офицеров флота стала обязательной, что, с одной стороны, способствовало росту тиража, а с другой - распространению среди командного состава полезных морякам знаний. Но большие тиражи обеспечивались не только за счет обязательной подписки. Они росли по мере возрастания популярности журнала среди читателей. В 1857 г., например, тираж “Морского сборника” достиг небывалой для того времени цифры 6000 экземпляров, превысив тираж “Современника” – лучшего и самого читаемого журнала своей эпохи. “Морской сборник” выписывают в 70 городах России и даже в других странах. Так, шведский принц Оскар очень интересовался “Морским сборником” и просил Морское министерство уведомить его через шведского посланника в Петербурге генерала Нордина – могут ли ему высылать журнал с оглавлением, переведенным на французский язык. В обмен он предлагал высылать шведскую газету.

В 1855 г. “Морской сборник” поместил интересный материал – ведомость за 11 лет о числе умерших чинов Морского ведомства по Балтийскому и Черноморскому флотам.
Годы              Балтийский флот                       Черноморский флот 
1844                   1563                                   787
1845                   1928                                   798
1846                   2348                                   775
1847                   2247                                   723
1848                   3612                                   1266
1849                   2726                                   834
1850                   2156                                   795
1851                   1970                                   963
1852                   2703                                   986
1853                   2390                                   691
1854                   3202                                   1720
Всего                  23643                                  8618
К сожалению, в документе нет анализа, почему на Балтике смертность была выше, чем на Черном море.

Таким образом, за годы Крымской войны “Морской сборник” стал интереснее, острее, занял прогрессивную позицию, его публикации приобрели общественно-политическое звучание, чем он, прежде всего, обязан сильному авторскому коллективу из передовых ученых, литераторов, морских офицеров.

Известные писатели и историки о роли флотского журнала в русском обществе в середине XIX

Основанный в 1848 году "Морской сборник" сразу же привлёк к себе внимание русского общества. Н.Г.Чернышевский охарактеризовал журнал, как "одно из замечательнейших явлений нашей литературы - быть может, самое замечательное во многих отношениях". Через сто лет советский историк В.А.Китаев подтвердил, что журналу принадлежало "видное место в общественном движении середины 50-х годов".

Действительно, "Морской сборник" в те годы выступает инициатором широких преобразований в различных областях русской жизни. На его страницах впервые начали разрабатываться многие вопросы экономики и политики, науки и культуры, вопросы, которые горячо волновали многие слои общества в предреформенный период. Журнал занимается, вопросами реформы суда, педагогикой. Но центральное место в нем занимают проблемы коренного преобразования военно-морского флота. Роль журнала в дореформенный период была по достоинству оценена как современниками, так и советскими исследователями. Например, Э.Д.Днепров в своих обстоятельных работах "Морской сборник" в русском общественно-педагогическом движении 60-х годов" и "Расцвет русской педагогической мысли в 60-х годах XIX века" рассматривает материалы журнала в связи с публикацией на его страницах педагогических статей, в том числе статьи хирурга Н.И.Пирогова "Вопросы жизни". В 1966 г. Э.Д.Днепровым защищена кандидатская диссертация на тему "Морской сборник"в общественном движении периода первой революционной ситуации в России". В ней он раскрыл роль и значение журнала в общественной жизни страны середины XIX века. В своей работе он пишет: "Тема о "Морском сборнике" в русской общественной жизни не является "узкой" и "специальной". Она входит неотъемлемой частью в широкий поток общественного движения эпохи, принадлежит ему. Без анализа той идейной работы, которую совершил журнал, была бы не полна история общественной мысли этого времени". Э.Д.Днепров отмечает, что материалы журнала интересны не только для историков, но и для этнографов, литературоведов, исследователей русского права и других. Но более всего "Морской сборник" должен привлекать военных историков, потому что он "представляет собой любопытнейшую летопись развития русского военно-морского искусства".

Непосредственно в "Морском сборнике" исследования о журнале публиковали В.Е.Егорьев, С.Лукашевич, Ю.Шокальский, И.Егоров, Е.Шведе, С.Л.Пештич, С.М.Магницкий. До революции большую работу о "Морском сборнике" написал С.Огородников.

Ссылаются на "Морской сборник" и отмечают его прогрессивную позицию в середине прошлого столетия многие другие авторы, писавшие свои труды как в советское время, так и в дореволюционный период. Особый интерес представляет оценка журнала современниками, передовыми людьми своего времени, видными писателями, общественными деятелями. Высокую оценку деятельности журнала давали Н.А.Некрасов, Т.Г.Шевченко, А.Ф.Кони, Н.П.Огарев, И.С.Тургенев, Н.Е.Салтыков-Щедрин. Хорошие отзывы о нем встречаются в дневниках и воспоминаниях Н.Шелгунова, Л.Никитенко, В.Аксаковой, П.Валуева. У А.Скобачевского записано: "Морской сборник" был настольной книгой читателей 60-х годов", а В.Остроградский отметил, что после выхода в свет "журнал разбирался нарасхват".

"Морской сборник", по свидетельству исследователей, многое перенял у прогрессивного "Современника". Советский автор А.Мельчин по этому поводу подчеркивает: "Нужно отметить, что замечательные достоинства "Морского сборника" стали возможны благодаря влиянию революционно-демократического журнала "Современник", ставившего в эти годы животрепещущие общественно-политические вопросы...".

Кстати, оба журнала связывала взаимная симпатия. Например, в №2 "Современника" за 1858 г. был помещен рассказ "Чудо "Морского сборника". Герой рассказа армейский офицер, тупица и мордобойца. Все попытки друга этого офицера сделать из него более гуманного человека разбиваются о тупость крепостника. Тогда приятель попросил его прочесть несколько номеров "Морского сборника", в которых помещены статьи о воспитании воинов и содержатся взгляды на взаимоотношения военнослужащих. После прочтения журнала свершилось чудо. Офицер вдруг отменяет свое приказание о поголовной порке нижних чинов своей роты и начал по-человечески разговаривать с младшими в чине. Рассказ, хотя и сатирический, но морской журнал рекомендовался в "Современнике" с самой выгодной стороны. Курс "Морского сборника" и программу, принятую журналом, А.И.Герцен называл превосходной. когда на журнал начались нападки, "Колокол" взял его под свою защиту, опубликовав статью "Донос на "Морской сборник".

Небольшую работу "Морскому сборнику" посвятил Н.А.Добролюбов. В статье "О значении авторитета в воспитании (мысли по поводу "Вопросов жизни" г. Пирогова) он писал: "Умственное движение обратилось недавно и к вопросам о воспитании... Первым обратил внимание на это важное дело "Морской сборник", поместивший в начале прошлого года (1856 г., №1) статью о воспитании г. Бема, за которою последовали и другие статьи, которыми высказывались о воспитании мнения более менее новые и справедливые". Автор имел в виду выступления в журнале Давыдова, Даля, Соколова, Римского-Корсакова, Шестакова, Ушинского. Но "ни одна из них, - замечает писатель, - не имела такого полного успеха как "Вопросы жизни" господина Пирогова. Она поразила всех, и благородным направлением мыслей автора и пламенной живой диалектикой и художественным представлением затронутого вопроса..." Других вопросов, помимо воспитания, Н.А.Добролюбов не рассматривает и хвалит "Морской сборник" за инициативу в его постановке, за широкое и разностороннее обсуждение проблем воспитания и педагогики.

Более полную характеристику журналу дал Н.Г.Чернышевский в июне 1856 года. Он замечает: "Кстати, "Морской сборник", о котором часто случается слышать разговоры в обществе, и разговоры всегда в одном и том же духе полной признательности к замечательным достоинствам этого издания, без сомнения, занимающего первое место между нашими специальными журналами, - в последнее время приобрел еще более живости и разнообразия. Мы не будем перечислять всех заслуживших одобрение публики статей его, а хотим только заметить одну из тех особенностей, которые наиболее способствуют оживлению журнала. Нередко в нем помещается целый ряд статей об одном и том же предмете, писанных различными авторами, смотрящими на вопрос с разных точек зрения... Таким образом, мнение одного разъясняется и дополняется мнением другого, и одна только несомненная истина остается результатом беседы, иногда очень живой и занимательной".

Н.Г.Чернышевский, как и Н.А.Добролюбов, в основном уделяет внимание вопросам педагогики, освещаемым на страницах "Морского сборника". Есть у него также статья с разбором годового комплекта журнала за 1856 год. В ней дается оценка официальной части, материалам, опубликованным в учено-литературном отделе. По его мнению: "Быстрое совершенствование замечалось в "Морском сборнике" уже довольно давно; но особенно почетное место в нашей литературе занял он с нынешнего года, когда официальный отдел его расширялся вследствие известий о подвигах и судьбе защитников Севастополя, между которыми столь блестящим образом отличались наши черноморские моряки, а неофициальная часть приобрела некоторые новые отделы и существовавший прежде учено-литературный отдел обогатился многими прекрасными статьями".

Н.Г.Чернышевский отмечает, что введение официальной части позволило журналу донести до читателя многочисленное сведения о Крымской войне: "...упомянем о списках раненых нижних чинов Черноморского флота, постоянно помещаемых в "Морском сборнике" доселе мы знаем только общие цифры, здесь в первый раз было введено прекрасное правило сохранять для памяти имена не только офицеров, но и простых воинов, пострадавших за Отечество, и передавать для сведения родственникам известия о их положении... То в одной, то в другой книжке "Морского сборника" появляются биографии славных героев войны".

Писатель делает подробный разбор всех отделов журнала, оценивая их положительно. Отмечает, что в период Крымской войны в нем печатались многочисленные материалы с фронтов, особенно документы по обороне Севастополя. Говорит и о том, что в каждом номере помещаются статьи научного содержания. Выделяет значение учено-литературного отдела, рассчитанного на массового читателя. В нем "очень много и очень разнообразных сочинений". Обращает внимание на хорошо составленную Арцымовичем биографию Д.Н.Сенявина. Чернышевский указывает, что кроме биографий, в "Морском сборнике" помещено много материалов, относящихся к истории нашего флота и отмечает, что "из этих статей особенно интересна история адмиралтейств-коллегии".

Рассказы о путешествиях Чернышевский относит к числу лучших статей журнала. Официальные статьи этого содержания почти все относятся к экспедиции на фрегате "Паллада", снаряженной русским правительством с целью убедить японцев открыть свои порты для торговли. Они действительно представляют большой исторический и познавательный интерес. "Из множества разнообразных статей, помещенных в "Смеси" (раздел журнала того времени - авт.) укажем постоянно свежие и очень дельные известия о флотах важнейших морских держав, особенно Англии и Франции, о всех новейших улучшениях в кораблестроении, также выписки из статей иностранных газет о различных военных действиях союзных флотов в настоящую войну".

В двух номерах журнала за 1898 г. (а затем отдельной брошюрой) выпустил свой труд к 50-летию журнала "Морской сборник" С.Ф.Огородников. Он даёт подробные сведения по истории основания журнала, сообщает, как он издавался, кто участвовал в работе, называются редакторы и их помощники, количество авторов, подписчиков, тиражи и много других интересных фактов. Он, в частности пишет: "Морской сборник" первым выступил навстречу злобы дня и стал помещать на своих страницах такие новые взгляды и мысли по поводу задуманных в Морском ведомстве реформ, такие подробности о ходе военных действий, с помещением списков раненых и убитых, какие, кроме "Морского сборника", нельзя было найти в прочих наших изданиях".

После Крымской войны

С окончанием Крымской войны журнал обратился к читателям: “Сообщенные “Морским сборником” известия о подвигах наших моряков в Синопе, Севастополе, на Восточных берегах Сибири и на водах Тихого океана встречены живейшим участием всей России. Теперь наступило время подвигов мирных; на пользу науки, морской торговли и промышленности, “Морской сборник” по-прежнему будет сообщать о них”.

Журнал много писал о создаваемом в России паровом флоте, публиковал материалы о плавании на винтовых судах, особенностях обслуживания паровых двигателей. Но журнал не ограничивался помещением только специальных материалов. Большой интерес был вызван путевыми очерками И.А.Гончарова, которые затем были изданы книгой “Фрегат Паллада”, публиковались другие материалы подобного рода. С 1855 по 1862 гг. по просьбе редакции большая группа писателей побывала в дальних плаваниях или путешествовала в районах страны, где население издавна занимается мореплаванием, судостроением, рыболовством, с тем чтобы рассказать об увиденном читателям. Д.В.Григорович был одним из тех, кто откликнувшись на призыв “Морского сборника”, отправился в плавание по Средиземному морю и по своим впечатлениям написал книгу “Корабль “Ретвизан” (год в Европе и на европейских морях)”. Начал он ее так: “Ретвизан” уже потому должен заслуживать наше внимание, что на нем все русское, национальное, начиная с леса и кончая машиной, которая построена на одном из лучших петербургских заводов”.

С возобновлением русскими кораблями заграничных плаваний в журнале появились путевые очерки и морские рассказы литераторов Льховского, Вышеславского, Корнилова. В 1857 г. В.Н.Даль помещает свои рассказы “Два лейтенанта” (№2) и “Отставной” (№5). А в 1861 г. (№10) напечатаны “Путевые заметки русского матроса” – дневниковые записи матроса 9-го флотского экипажа Ивана Лыкова, которые он вел в плавании на Средиземном море. Заметки оказались очень любопытными, хотя делались малограмотным человеком.

После войны Морское министерство командировало за границу для подробного ознакомления с организацией строительства паровых кораблей, постановкой боевой подготовки в иностранных флотах, ознакомления с функциями различных учреждений флота высокообразованных, хорошо знающих свое дело морских офицеров: Шестакова, Горковенко, Белавница, Тресковского и других. Каждый из них по возвращении опубликовал в “Морском сборнике” свои впечатления и мысли по поводу увиденного за границей.

Ряд писателей выступил с описанием своих поездок по различным районам страны. С.В.Максимов рассказал о побережье Ладожского и Онежского озер, М.Л.Михайлов – об Оренбургском крае, А.С.Афанасьев-Чужбинский о Буге, Днепре и Днестре, А.Ф.Писемский – об Астрахани и берегах Каспия, Н.Н.Филиппов и А.М.Михайлов – об Азовском море, А.Н.Островский и А.А.Потехин – о верховье и средней части Волги, Г.П.Данилевский – о приморских губерниях Украины. Получился очень интересный обзор.

Теперь “Морской сборник” имеет семь отделов: постановления и распоряжения правительства, официальные статьи и известия, гидрографический отдел, учено-литературный, заграничная морская хроника, корреспонденция из портов, библиографический отдел. Среди них и распределяются статьи, тематика которых не перестает расширяться. Журнал продолжал радовать читателей разнообразной полезной информацией и статьями о новой корабельной технике, по истории русского и иностранных флотов, сведениями по географии, гидрографии и другим отраслям знания.

В архивах сохранился интересный документ – ответ редакции на письмо читателей с вопросами, о чем можно писать в учено-литературный отдел. В ответе, датированном 2 января 1856 г., говорилось: “В этом отделе могут быть помещены рассказы, имеющие целью осмеять и заклеймить существующие у нас пороки: лживость, взяточничество, употребление казенного имущества в свою пользу, отписку и стремление запутать дело вместо настоящей деловой деятельности, происки, клевету и тому подобное; но для того чтобы статьи по этим предметам нашли место в “Сборнике”, необходимо им иметь в виду собственно морское ведомство с его военными и гражданскими членами, а отнюдь не другое”. Таким образом, редакция давала “добро” на критику существующих недостатков в Военно-Морском Флоте и предлагала смело обличать косность и нерадивость в “собственном морском ведомстве”.

Надо сказать, что в адрес редакции идет такое большое количество рукописей, что “Морской сборник” не в состоянии все напечатать. Поэтому часть материалов по представлению редакции и по решению МУК выпускалась отдельными книгами, как бы библиотекой журнала. Кроме того, по инициативе петербургского общества морских врачей с 1861 г. начали выходить “Медицинские прибавления” к “Морскому сборнику”, выделившиеся позже в самостоятельный журнал “Морской врач”, хотя этот раздел сохраняется в журнале и поныне.

Говоря о популярности журнала в первые послевоенные годы, нельзя не отметить, что при его распространении как на флоте, так и среди гражданского населения не преследовались коммерческие цели. “Цель наша не в том, чтобы извлекать денежные выгоды, но чтобы знакомить Россию с флотом, возбуждать к нему уважение и привязанность”. Доказательством того, что это не было просто словами, служит то, что редакцией бесплатно распространялось от 170 до 700 годовых комплектов журнала различным лицам во все губернии и уезды России. В министерстве считали, что “… в руках высшего морского начальства “Морской сборник” составляет сильное оружие для довершения образования флотского офицера, которого нельзя считать конченным, когда он оставил скамью морского корпуса”.

Широкая тематика журнала и в самом деле способствовала самообразованию офицеров. “Морской сборник” знакомил их с последними техническими достижениями в области кораблестроения, вооружения, морской практики, судовождения. Правда, явно недоставало серьезных статей по военно-морскому искусству. Печатались главным образом переводные материалы невысокого качества. Дело в том, что парусная практика успела устареть, а паровую имели немногие. Это не могло не беспокоить передовых офицеров флота. Их настроение в журнале выразил лейтенант Семечкин (ученик Г.И.Бутакова). Он настаивал на пересмотре устаревших положений тактики, которые нельзя было механически переносить с парусных на паровые корабли. Лейтенант заявил, что на флоте подчас “в большей степени не хватает знаний, чем кораблей”. Но это продолжалось недолго, специалисты вскоре нашлись.

В активе журнала некоторое время спустя появляются публикации основателя “пароходной тактики” Г.И.Бутакова. Это о его пароходо-фрегатах позже писалось, что они “… не только научили нас своими подвигами при обороне Севастополя, как и чем должны и могут суда парового флота оказывать содействие военно-сухопутным силам при совместных их действиях… они еще и доказали нам, что этот высоконравственный дух единения сухопутных и морских сил государства может совершать чудеса”.

С окончанием Крымской войны в “Морском сборнике”произошли изменения, связанные не только с содержанием и тематикой публикуемых материалов. Дело в том, что журнал снова подпадал под цензурный пресс и ему запрещают публиковать то, что раньше разрешалось. Позиция, занятая “Морским сборником”, перестала устраивать правительственные круги, о чем руководству журнала не раз заявлялось.

В марте 1858 г. цензором журнала назначается П. Новосельский”, который постарался, чтобы журнал постепенно превратился в официальный орган, печатающий статьи лишь теоретического и исторического характера”. В том же году состоялось распоряжение по петербургскому цензурному комитету, чтобы все статьи “Морского сборника” впредь передавались общей гражданской цензуре, кроме официальных статей и тех, которые печатаются с утверждения Великого князя Константина Николаевича или Морского министерства. И только с апреля 1862 г. было принято решение журнал, как и другие издания правительственных учреждений, рассмотрению общей цензуры не подвергать, а возложить ее на редактора. В силу всех этих причин “Морской сборник” постепенно стал терять завоеванные позиции, его популярность стала падать даже среди моряков, тираж его сократился с 6 тыс. до 600 экземпляров. Дело дошло до того, что морское ведомство с 1860 г. вынуждено было применить обязательную для всех офицеров подписку на “Морской сборник”.

Журнал переживал трудное время. С одной стороны он не оправдывал надежды читателей, уходил от острых социальных проблем, вопросов воспитания, не высказывал своего отношения к проводимым реформам, перестал обличать и критиковать недостатки. С другой – министерство долго не могло простить “Морскому сборнику” его былой прогрессивной позиции. С 1867 г. журналу стали выделять вместо 30 тыс. рублей в год всего 16 тыс. руб., и даже 12 тыс.

В связи с этим сократилось число сотрудников редакции, объем каждого номера уменьшился с 32 до 15-16 печатных листов. Министерство предлагало выпускать в год всего 4 номера вместо 12, и только благодаря твердой позиции, занятой редакцией, удалось сохранить ежемесячный выход “Морского сборника”.

В 1873 г. под предлогом нерентабельности журнала и того, что он у читателей “утратил живой интерес и требует коренных преобразований”, министерство предложило передать его издание частному лицу. Такое решение вопроса было бы равнозначно ликвидации журнала. Но флотская общественность (особенно инженерно-технический состав) вступилась за “Морской сборник”, и он до 1891 г. оставался в подчинении Морского научно-технического комитета, после чего передан под наблюдение Главного Морского штаба.

От паруса к паровой машине

Значительные изменения в тематике “Морского сборника” в начале 1860-х годов были вызваны не только цензурными ограничениями, но и научно-техническим прессом – заменой парусного флота паровым, совершенствованием вооружения и военной техники в целом. Офицерскому составу предстояло овладеть новым комплексом знаний, которых они не могли получить в морском корпусе. Журнал должен был в этом помочь своим читателям, что он и сделал.

Во второй половине XIX века в заслуги “Морскому сборнику” следует поставить разработку проблем военно-морского искусства парового флота с привлечением самых квалифицированных авторов (Г.И.Бутакова, вице-адмирала И.Ф.Лихачева, офицеров Семечкина, Березина, позже вице-адмирала С.О.Макарова), подробное освещение вопросов военно-морской техники и кораблестроения (статьи адмирала Попова, С.О.Макарова, офицеров и инженеров Джевецкого, Алымова, Андреева, Белавница, Окунева, позже В.Афанасьева, И.Бубнова, Э.Гуляева, А.Крылова) и оружия (А.Бринч, Л.Кербер, А.Реммерт, И.Чекцов), разбор отдельных эпизодов русской военно-морской истории (А.Соколов, В.Мелихов, Н.Закоревский, Мельницкий, Петриченко, В.Головачев, П.Белавенец, С.Огородников). Историки особенно активизировались в период русско-турецкой войны 1877-1877 гг. и после нее.

Замечательные труды в области гидрографии и океанографии печатали в “Морском сборнике” Ю.Шокальский, И.Шриндлер, Дриженко, по гидрологии В.Врангель, по метеорологии – М.Рыкачев. Начиная с 1877 г. большое внимание уделяется вопросам подводного плавания и использования для нужд флота воздушных аппаратов, о чем публиковалось во многих номерах журнала.

“Морской сборник”, хотя и переживал трудный период, испытывая большие материальные затруднения, сумел все же привлечь в качестве авторов и консультантов крупнейших ученых и специалистов по различным отраслям знаний. Многие их труды и исследования, напечатанные в журнале, были переведены затем на иностранные языки и опубликованы в военно-морских журналах и книгах Англии, Франции, Германии, Голландии, Австрии и Дании. Помещением на своих страницах выдающихся работ русских авторов “Морской сборник” знакомил с ними офицеров флота, закреплял приоритет отечественной военно-морской научной и технической мысли.

Приняв программу специального научно-технического журнала, “Морской сборник” по иному, чем раньше, распределил свой объем между отделами. Например, за 1867-1872 гг. 60% объема использовались на освещение вопросов кораблестроения, строительства и заводского дела, теоретической механики, морской практики и тактики боя, минного дела; остальные 40% печатной площади представлялись морской истории и мемуарам моряков, морской артиллерии, международному праву, вопросам воспитания и рассмотрению положения дел в торговом флоте. Близкое к этому распределение места в журнале удерживалось около трех десятилетий. Наряду с чисто техническими вопросами, которые хорошо и полно освещались “Морским сборником”, на его страницах реже, но все же появляются проблемные материалы по военно-морскому искусству и строительству флота. Такими были серия статей вице-адмирала И.Ф.Лихачева (“Военные суда будущего”, “О тяжелой артиллерии”, “Разбор книги Эллиота “Тактические этюды”, “О дальнейшем развитии германского флота”), блестящая работа С.О.Макарова, статьи В.А.Стеценко, А.Б.Асланова. Однако их было меньше, чем требовалось флотской общественности.

Недостаточное внимание журнала к разработке морской стратеги и тактики отражало позицию морского ведомства, отрицательно относившегося ко всякого рода новшествам. Такое положение не только волновало передовых офицеров флота, но порою вызывало острые конфликты. Например, один из активнейших авторов “Морского сборника” вице-адмирал И.Ф.Лихачев, серьезно задумывавшийся о задачах и составе флота, из-за спора с морским министром Шестаковым о том, какие флоту нужны корабли, вынужден был в 1888 г. выйти в отставку. Но и в отставке он не перестал резко нападать на “реформы”, введенные министром. В журнале “Русское судоходство” им вполне обоснованно критиковались порядки, вызвавшие застой военной мысли на флоте.

“Морской сборник” статью И.Ф.Лихачева из-за цензурных условий смог опубликовать только через четверть века после “Русского судоходства”.

Недостаток оригинальных отечественных материалов редакция журнала вынуждена была компенсировать переводными статьями, которые были далеки от русской действительности и вызывали критику читающей публики. Газета “Санкт-Петербургские ведомости” писала по этому поводу, что русский флот живет самостоятельной жизнью уже более двух веков и мог бы сам в себе найти и материал и предмет для морской литературы, для решения своих задач.

Положение с тематикой журнала стало меняться лишь после русско-японской войны 1904-1905 гг., которая выявила недостатки в техническом оснащении, снабжении и вооружении войск и кораблей, подготовке личного состава и управления силами в бою, ограниченность военного мышления высшего командования, не готовившего себя, армию и флот к войне с сильным противником, вопиющее казнокрадство. За все это русские солдаты расплачивались жизнью на полях и сопках Манчжурии, а моряки - кровавыми катастрофами в Корейском проливе и Желтом море.

Гибель эскадры Рожественского и трагедия Порт-Артура тяжело переживались в народе и на флоте. Моряки искали ответ на вопрос, чем объяснить поражение, почему так произошло? Пытался на него ответить и “Морской сборник”, разбирая военные аспекты вопроса. Конечно, полного и правильного ответа при этом подходе получить было невозможно, но даже такой поиск сделал журнал содержательнее и интереснее. Сравнивая то, что в нем писалось до войны с первыми годами послецусимского периода, один из современников писал:

“… Какая-то мертвящая тень легла на жизнь флота и отразилась и на морской литературе… Захирел также и “Морской сборник”. Сейчас, после войны, он наполнен оригинальными статьями, горячими, талантливыми”.

Многие морские офицеры, в том числе участники войны, пытались извлечь уроки из тяжелого поражения, сделатьь для себя правльные выводы, внести необходимые изменения в методику боевой подготовки, найти способы воспитания личного состава, разобраться как быстрее воссоздать в стране флот и каким должен быть его состав.

Начиная с 1906 г. в журнале одна за другой стали появляться острые интересные статьи по вопросам строительства и комплектования флота, обучения и воспитания военных моряков, подготовки командных кадров. Публикуется много материалов с разработками новых положений тактики и оперативного искусства, предложений по улучшению боевой подготовки и многим другим вопросам. Даже короткий перечень заголовков наиболее крупных статей, опубликованных в 1906-1908 гг., дает наглядное представление, какие вопросы превалировали в журнале в те годы: Шульц “Морская сила и способность побеждать”, “Кое-что о воспитании в бою”; лейтенант Кукель “Какой флот нужен теперь России”, “Дело подводного плавания”, “Какой России нужен подводный флот”; Добровольский “О рациональности военно-морской идеи в государстве”; Пилкин “Морской корпус”; Вердеревский “Об основах реформ специального образования”; Энгельман “Офицер-воспитатель”; В.Черкасов “О боевом обучении офицеров”; Герасимов “О преобразовании офицерского класса”; Холодовский “О подготовлении офицерского состава”; Ремерт “Практика или теория?”; Черкасов “Об эскадренном бое”, “Боевой фронт и маневрирование”; Римский-Корсаков “Зачем России нужен флот” и т.п.

В “Морском сборнике” шел активный обмен мнениями, острая борьба идей. Журнал взял акцент на вопросы военно-морского искусства. Технические темы хотя и остались, но уступили пальму первенства оперативно-тактическим, а также подготовке и воспитанию кадров.

Самым острым и наиболее актуальным был вопрос – какой России нужен флот? По нему разгорелась горячая полемика. Выявились две крайние точки зрения. Одну из них, совпадавшую с официальными взглядами Главного морского штаба, выражала группа офицеров, возглавляемая капитаном 2 ранга Энгельманом. Они рассматривали флот с позиции теории “владения морем” Мэхена и Коломба и полагали, что основу его должны составлять линейные корабли и крейсера с тяжелым артиллерийским вооружением. Другая (лейтенант Ризнич) отстаивала право на первенство минных (торпедных), преимущественно подводных кораблей. Эти офицеры главным образом, флотская молодежь полагали, что с появлением подводных лодок, способных прорывать морскую блокаду и наносить эффективные удары по кораблям любого класа, мэхено-коломбовская концепция себя изжила, и век дорогих линкоровских эскадр закончился. Флот должен состоять из более дешевых в постройке, но не менее сильных подводных и надводных миноносок.

Поскольку полемика крайне обострилась, в нее втянулась большая группа людей, и победа в споре, вопреки позиции, занятой Главным штабом, явно склонялась к сторонникам “миноносок”. Морское министерство приняло меры к прекращению дискуссии. Ризнич и другие наиболее активные “возмутители спокойствия” были уволены с флота. Вместо живых статей в журнале вновь возобладали переводные материалы. Журнал возвратился к “доцусимским традициям”, разбирая “безобидные” технические проблемы. Редакция, конечно, понимала, что не англичане, французы и немцы, а русские были участниками недавних сражений на море, и за анализом и выводами надо обращаться не к иностранцам, а к собственному боевому опыту. Но на “верхах” было принято другое решение. Оригинальные статьи русских авторов по военно-морскому искусству и истории стали заменяться иностранными, что не добавляло журналу авторитета в морских кругах.

Первая мировая война

После создания в 1906 г. Морского Генерального штаба (МГШ), который до 1911 г. существовал параллельно с Главным морским штабом, “Морской сборник” перешел в ведение первого. Морской Генеральный штаб энергично занялся перестройкой направления журнала, чтобы использовать его возможности для серьезной подготовки офицерского состава. Уже 24 декабря была утверждена новая (временная) его программа, объявленная читателям в №1 журнала за 1912 г. В ней доводилось до их сведения, что “Морской сборник” имеет целью: знакомить своих читателей с новейшими течениями военно-морской мысли как русской, так и иностранной, с текущими событиями жизни отечественного и иностранных флотов, что официальный отдел будет заключать в себе приказы по морскому ведомству, а неофициальные – общедоступные статьи по морским вопросам, отвечающие целям журнала.

Составляя новую программу и рассматривая будущую тематику журнала, в МГШ сочли, что весь материал по различным областям специальных знаний, нужных флоту, под одну обложку втиснуть невозможно. Полностью удовлетворить запросы всех флотских читателей все равно не удастся. Слишком много и разные вопросы интересуют инженера-механика и, скажем, артиллериста, минера, связиста или корабельного врача, и одному журналу, как бы велик по объему он не был, с этим не справиться. Поэтому значительную часть специальных вопросов по военно-морской технике и оружию решено было передать отраслевым “Запискам” – “Записки по гидрографии”, “Записки по механической части флота”, “Записки по минному делу”, “Морской врач” и другим, чтобы “Морской сборник” был больше насыщен оперативно-тактической тематикой. Те же технические материалы, которые из-за важности содержания принимались редакцией, печатались отдельными приложениями к журналу. Принятые меры не замедлили сказаться. Первый же год работы в соответствии с новой программой изменили лицо журнала к лучшему. Если в 1911 г. половина его объема была заполнена переводными статьями, а вторая нередко посвящалась второстепенным вопросам, то в 1912 г. переводам отводилось только 11% объема. О смене направления журнала говорили даже заголовки помещенных в нем статей: “Принцип крайнего напряжения сил в морской войне”, “Искусство руководства в морской войне”, “Морской Генеральный штаб”, “Об организации службы на корабле”, “Служба Генерального штаба” (та самая статья И.Ф.Лихачева, которая в 1888 г. была им помещена в журнале “Русское судоходство”).

Вводятся новые отделы: “Иностранное обозрение”, летопись “Морского сборника”, в которой помещается хроника событий, происходящих на флоте, с подробным освещением всего связанного с исследовательской и научной деятельностью кораблей и морских специалистов.

Хотя читателям и объявлялось, что крупных статей журнал печатать не будет, но в 1912-1913 гг. прошла большая их серия под общим заголовком “Беглый очерк морских операций русско-японской войны”, а в апрельском номере за 1913 г. помещено подробное исследование о цусимском бое на 111 страницах с приложением рельефных хорошо выполненных схем.

“Морской сборник” вновь ожил, стал интересным, начал публиковать статьи по тактике боя и оперативному искусству, по воспитанию и боевой подготовке корабельных специалистов, обучению офицеров, увеличилось число исторических исследований, сумевших привлечь к себе внимание читателей. Изменение содержания журнала, приближение его к нуждам флота было замечено. Газета “Кронштадтский вестник” писала в 1913 г.: “Итак, прежде всего несомненно, что наш морской журнал идет по пути прогресса. Это чувствуется по тому все возрастающему интересу, который проявляется офицерами к журналу, это видно по прекрасным статьям, которые затрагивают все более и более крупные вопросы, и по значительному впечатлению, которые эти статьи производят на читателя… Если “Морской сборник” не остановится или не свернет с правильного курса, этот журнал станет для каждого флотского офицера книгой, которую нельзя не прочесть, если не хочешь оказаться в стороне от движения вперед – к знанию и совершенствованию…”.

МГШ уделяет журналу большое внимание, чем в значительной степени и объясняются его успехи. Улучшается не только содержание, но преображается и внешний вид “Морского сборника”, увеличивается его объем. Улучшается качество бумаги, обложки, рисунков, фотографий, чертежей, схем.

Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война наложила свой отпечаток как на содержание “Морского сборника”, так и на глубину разработки тем. Много места стали занимать статьи по военно-морской истории, международному морскому праву, новому оружию и технике. Хорошо ведется вновь созданный отдел “Морская хроника”. По соображениям сохранения военной тайны о действиях своего флота журнал публикует только официальные газетные сообщения, которые не всегда достоверны и объективны. Отдел “Военно-морская наука”, расцветавший перед войной, в войну представлен менее разнообразными материалами. Но есть и заметные статьи, как, например, Симонова “Современная оборона морской границы и десантные операции”, Довканта “Тактические очерки” и серия очерков Кладо.

Редакция предприняла издание библиотеки “Морского сборника”. В нее включаются двухтомный труд С.О.Макарова “Рассуждения по вопросам морской тактики”, пользующийся большим спросом у офицеров, и “История войны на море в ее важнейших проявлениях с точки зрения морской тактики” Штенцеля, что мало заинтересовало русского читателя.

Давая оценку военному периоду деятельности журнала, его главный редактор В.Е.Егоров писал в 1923 г.: “Изредка появляются описания отдельных эпизодов войны, сделанные ее участниками, печатаются несколько компилятивных переведенных описаний операций мировой войны на заграничных театрах. Печатаются довольно интересные статьи в “Иностранном обозрении”.

Содержанию подобных статей, конечно, было далеко от объективных процессов, которые происходили в стране. А в ней между тем назревала революция.

Под красным флагом

С победой в 1917 г. Октябрьской революции в истории “Морского сборника”, как и всей страны, наступил новый период.

Уже 29 ноября 1917 г. “Морской сборник” приказом Верховной Морской коллегии был передан в ведение Морского Генерального штаба, а руководить им назначены революционные военные моряки. Один из них, бывший радиотелеграфист и унтер-офицер с эскадренного миноносца “Всадник” С.П.Лукашевич, вскоре стал главным редактором.

“Морскому сборнику” пришлось приноравливаться к своим новым читателям. Когда на командные должности в части и на корабли пришли вчерашние рядовые матросы, перед новой редакцией журнала встала непростая задача – помочь им приобрести необходимые военно-теоретические знания. С этой целью доступным языком помещались статьи по военно-морскому искусству, печатались официальные распоряжения новых властей, хроника гражданской войны, материалы по революционному движению на флоте. Получалось, что “научная военно-морская мысль Рабоче-крестьянского флота реяла под красным флагом”.

Грозное и трудное время переживала тогда страна. Плохо обстояло дело с продовольствием, не лучше с бумагой, типографской краской, недоставало квалифицированных журналистов и печатников. И все же необходимое было изыскано. Специальное постановление о “Морском сборнике” способствовало привлечению к журналу хороших авторов, улучшению условий работы редакционного состава, помогло выпускать сравнительно большой для своего времени по объему журнал. Помощник по морским делам главнокомандующего всеми Вооруженными силами Республики Э.Панцержанский имел основание заявить: “Современный “Морской сборник” смелыми шагами, отбрасывая рутину, прокладывает новые пути научно-исследовательской работы для строительства Рабоче-Крестьянского Красного Флота…”.

В марте 1923 г. в Петрограде состоялось торжественное собрание, посвященное 75-летию со дня основания "Морского сборника".

Академия наук Союза ССР прислала журналу приветствие за подписью своего президента академика А.Карпинского, в котором давалась оценка “Морскому сборнику” за весь период его существования. “Основанный в конце 40-х годов, в эпоху безвременья, “Морской сборник” не ограничился скромной ролью специального ведомственного издания, не только морское дело и техника в широком понимании, не только наука вообще нашли отражение на его страницах. Уже с первого десятилетия своей жизни он стал одним из видных проводников начинавшей мощно звучать литературы и общественной мысли, которая приближалась к эпохе реформ. “Морской сборник” скоро открыл себе дорогу в самые отдаленные глухие уголки России, став одним из наиболее популярных журналов. Это было понятно. Имена классиков русской литературы навсегда остались связанными с “Морским сборником”, где часто впервые появлялись их произведения: достаточно назвать Гончарова, Писемского, Григоровича, чтобы напомнить значение “Морского сборника” в истории русской литературы. И в более поздние периоды - Станюкович, несмотря на все разнообразие его сюжетов, остался питомцем журнала, где помещены его новые произведения.

Не одна изящная литература помянет добрым словом 75-летнюю работу “Морского сборника”, не меньше сделано им для русской обществености. С его страниц впервые раздался голос Пирогова, говорившего о “вопросах жизни” и “школе жизни”. Когда другие органы вынуждены были молчать, “Морской сборник” безбоязненно и смело подошел с беспощадным осуждением к язвам современной ему русской действительности – крепостному праву и телесным наказаниям. Его заслуги Россия оценит: имя “Морского сборника” заняло уже почетное место и в специальной области науки, и в истории общественного движения в самом широком смысле…”.

Академия наук отдавала должное прежним заслугам журнала. Но жить только старой славой было нельзя, необходимо было искать новые темы, новые подходы к подаче материала, новые жанры. И это в общем и целом удалось. О направленности и содержании журнала 1920-х годов неплохо отзывалась флотская печать. Журнал “Красный балтиец” писал, “Не только военмор, но и всякий интересующийся историей войны 1914-1918 гг., прочтя книжку “Морского сборника” №8-9за 1920 г. будет введен в курс многих событий и узнает некоторые закулисные стороны разных штабов и дипломатий”. С ним солидаризируется сухопутный собрат “Армия и Революция”: “Имеющиеся в редакции 11 номеров “Морского сборника” заключают в себе много в высшей степени интересного материала, ознакомление с которым желательно не только для специалистов-моряков, но и для армейского командного состава”. Такую же оценку “Морскому сборнику” дал несколько позже журнал “Военная мысль и Революция”: “Журнал откликнулся на все злободневные вопросы, интересующие моряков, не упустив действия нашего Красного флота на море и реках, указав ту помощь и то значение, которое имел нарождающийся из “небытия” Красный флот для действия Красной Армии”.

В 1922 г. “Морской сборник” вместе с другими советскими средствами массовой информации разработал план публикаций, отвечающий решениям Х съезда РКП (б) и IX Всероссийского съезда Советов. При этом основной упор делался на тематику по восстановлению Военно-Морского Флота. Журнал обязывался публиковать проверенные на опыте войн теоретические положения военно-морской науки, сведения по своему и иностранным флотам, состояние военно-морской техники, освещать вопросы о том, какой флот нужен стране и каково его значение, а также по организации и комплектованию личного состава.

Принятие этой программы совпало с началом нового периода в истории молодого советского флота, его реорганизацией и восстановлением. В “Морском сборнике” шло широкое обсуждение вопросов модернизации восстанавливаемых кораблей, постройки новых, содержания уставов, часть из которых перерабатывалась, другая – создавалась вновь. Журнал работает в тесном контакте с Военно-морской академией, вместе с которой решает одну задачу. Кстати, к 75-летию “Морского сборника” в приветствии академии излагались ее взгляды на роль журнала в восстановлении морской мощи советского государства: “Сейчас, в ответственный период жизни флота, “Морской сборник” должен использовать весь опыт мировой и гражданских войн… От нашей научной мысли требуется особенно напряженная работа – чтобы предвидеть и учесть все обстоятельства, которые должны быть предусмотрены в строительстве Красного флота”.

Сегодня надо сказать и о том, что это был период, когда выходило два “Морских сборника”: один в СССР, другой, эмигрантский, в Бизерте. Зарубежный “Морской сборник” внешне имитировал прежнюю обложку нашего журнала дореволюционного времени, его содержание: небольшие статьи мемуарного характера, часто переводы и хроника жизни бывшей русской эскадры. После Бизерты эмигрантский “Морской сборник” стал выходить в таком же формате в Париже, а в 1939 г. в Праге. Оттуда он был переведен в США, но уже поменял название на “Морские записки”. Отечественным “Морским сборником” на эту тему был опубликован в последнее время ряд статей.

Советскому флоту - крепнуть!

Х съезд ВКП (б) положил начало плановому восстановлению и укреплению Военно-Морского Флота, приняв специальное решение по этому вопросу. В октябре 1922 г. на своем V съезде Ленинский комсомол принял шефство над флотом и в течение года послал на корабли и в части более 10 тыс. комсомольцев, многие из которых стали впоследствии видными командирами. Все это находит постоянный отклик в журнале. “Морской сборник” все больше и больше уделяет внимания теоретическим и практическим вопросам воссоздания флота, в частности, морской авиации. На протяжении многих лет на его страницах из номера в номер выступают ученые, а также морские летчики – участники гражданской войны: Свободин, Соколов, М.Сергеев, Н.Лебедев, Б.Полляк, М.Попов и другие. В №7 за 1926 г. статью “Полеты у берегов Новой Земли” поместил будущий знаменитый полярник Чухновский.

В середине 20-х годов на страницах “Морского сборника” разгорелась полемика, какой флот предпочтительнее строить: корабельный или воздушный? Но ее участники вскоре пришли к выводу о неправомерности противопоставления одного другому, так как и корабли, и самолеты должны быть в составе современного Военно-Морского Флота. Велись обсуждения и многих других вопросов. Читатели и авторы спорили по отдельным положениям проекта боевого устава флота и проблемам военно-морского искусства. Во второй половине 1920-х годов со страниц журнала не сходила тема “малой войны” или точнее “войны малым флотом”. Активный участник дискуссии, будущий командующий Северным флотом К.Душенов суть этих понятий определил так: “Малая война для Красного флота будет состоять в искусстве ведения борьбы с превосходящим противником”. А.Якимычев назвал ее оборонительным видом войны на море слабой стороны с сильнейшей, ведущейся с целью парализования мощи противника непрерывными мелкими операциями. При этом он оговаривался, что успех мог быть достигнут лишь “с личным составом, отличающимся широкой инициативой, с гибкими методами использования средств”.

В ходе обсуждения проблемы высказывались различные точки зрения на характер и ход будущей войны, возможные задачи флота и целесообразный его состав. Большинство участников полемики, учитывая возможного противника, его силы и военные доктрины, а также реальные возможности своей страны, склонялись к необходимости строить “малый”, “москитный” – другими словами, оборонительный флот прибрежного действия. Он должен быть мобильным, способным отражать удары противника с моря, тесно взаимодействуя при этом с силами сухопутных фронтов, решающих главную задачу. Подчеркивалась необходимость воспитания моряков в активном наступательном духе, способными побеждать противника меньшими силами, бороться с ним не числом, а умением.

Одновременно проводились поиски эффективных форм нанесения ударов по противнику в море и организации взаимодействия между различными родами сил. Всестороннее освещение в журнале получили “комбинированный” и “сосредоточенный” удары, много лет практически применявшиеся на учениях и маневрах флота. Они мыслились как осуществление высшей формы взаимодействия разнородных сил. “Основная цель этого вида взаимодействия заключалась в том, чтобы рассредоточить активные оборонительные средства противника, тем самым обезопасив себя при этом, полностью используя имеющиеся средства для нанесения максимального ущерба противнику”.

Предполагалось, что по одному избранному объекту одновременно в назначенном месте наносится удар различными силами и средствами. Сосредоточение сил и одновременность их применения увеличивали мощь удара и делали его неотразимым. Это и называлось “комбинированным”, а позже “сосредоточенным” ударом. Журнал дал ему такое определение: “Комбинированным ударом мы называем действия различных боевых средств, выполняемое одновременно с различных направлений с целью уничтожения кораблей противника”.

Следует оговориться, что в статьях, посвященных военно-морской теории, не раз подчеркивалось, что взаимодействие нельзя сводить просто к нанесению ударов разнородными силами в один момент в одной точке: она может заключаться и в ударах в разное время и даже в разных местах. Но важно, чтобы эти разнесенные по времени и месту удары были бы оперативно связаны и подчинены решению одной задачи. Красной нитью во всех материалах, посвященных военно-морскому искусству, проводилась мысль о необходимости придать этому искусству наступательный дух, активность и инициативу, настойчиво искать и решительно атаковать противника в любых условиях.

Журнал освещает вопросы подготовки кадров молодых командиров, а также старшин и рядового состава флота. Со статьями на эти темы часто выступают Ю.Ралль и другие опытные военачальники. Поднимаются также различные проблемы, связанные с новой техникой и оружием, развитием родов военно-морских сил и управления ими, подготовки штабов, воспитания личного состава в духе высокой воинской дисциплины, воинского товарищества и дружбы с воинами других родов оружия. Авторами многих материалов являются члены профессорско-преподавательского состава военно-морской академии и училищ. Традиционными стали выступления на страницах журнала руководящего состава флотов: В.Орлова, Э.Панцержанского, М.Викторова, И.Кожаного, К.Душенова по различным вопросам, в том числе и военно-теоретическим, что повышало уровень “Морского сборника” и интерес к нему со стороны командного состава. Интерес этот поддерживается также первыми дальними походами советских военных кораблей, подъемом со дна Финского залива потопленной в годы гражданской войны эсминцем “Азард” подводной лодки английских интервентов L-55, о чем писалось в журнале.

Военно-морской Флот Советского Союза рос и креп, а вместе с ним закалялись и его командные кадры.

Вместе с флотом рос и мужал флотский журнал. С января 1927 г. его перевели на самоокупаемость (хозрасчет), и материальная база “Морского сборника” теперь целиком зависела от тиража, то есть от числа подписчиков. При сравнительно небольшой численности командного состава флота и полной добровольности подписки обеспечить рентабельность журнала было трудно. Но проведенная накануне организационная работа позволила это сделать.

Ответственным редактором, после некоторого перерыва, вновь назначается С.Лукашевич, в редакцию и редакционную коллегию приходят люди с большим служебным стажем и разносторонним жизненным опытом: Р.Муклевич, Г.Окунев, В.Егорьев, Н.Новиков. Они обратились к читателям с просьбой поддержать журнал подпиской, обещали привлечь к участию в нем лучшие научные силы флота, актив командного состава и широко раскрыть страницы “для обмена мыслью по вопросам, связанным с укреплением и развитием военно-морской мощи СССР и боевого совершенствования Красного флота”.

Была уточнена программа работы “Морского сборника” на ближайшие годы. Главным должно было стать: “Освещение и разработка военно-морских политических вопросов и вопросов воссоздания Морских сил СССР; исследование важнейших вопросов морской стратегии, тактики и организации в их современном состоянии; разработка морской обороны СССР и совместных действий флота и армии; обсуждение вопросов военно-морского воспитания, обучения и подготовки личного состава флота; исследование боевого и организационного опыта империалистической и гражданской войн на море; разработка новейшей военно-морской техники, систематическая информация о состоянии морских сил иностранных государств; обзор новейшей русской и иностранной военно-морской и военной литературы”. Журнал строго придерживается объявленной программы, публикуя материалы по всем обещанным темам. Кроме операции по уничтожению сил противника в море, которая считается для флота основной, журнал много внимания уделяет десантной операции, проводимой флотом во взаимодействии с сухопутными и Военно-воздушными силами, минозаградительным и тральным действиям. Значительное место отводится разбору боевой деятельности речных флотилий в период гражданской войны, а также рассмотрению возможностей флота в оказании помощи (содействия) приморскому флангу сухопутного фронта. Упор делался на организацию взаимодействия сил не только внутри самого флота, но и с сухопутными войсками и авиацией, участвующими в совместных операциях.

Поскольку флот должен был решать в основном оборонительные задачи в тесном взаимодействии с сухопутными силами, то и характер большинства разбираемых журналом вопросов носил “прибрежный” характер. Статьи посвящались тактике легких сил, торпедных катеров, береговой артиллерии, организации боя с прорывающимся к нашим берегам противником на минно-артиллерийской позиции. Гораздо реже разбирается тактика крейсеров и линкоров в бою с противником в открытом море. Острой критике подверглись буржуазные военно-морские теории и, прежде всего, мэхено-коломбовская теория владения морем.

Должное внимание уделяется описанию морских театров для изучения их командным составом, а также тактической и огневой подготовке, артиллерийским и торпедным стрельбам, минным постановкам с кораблей различных классов. Расширяется подводная тематика. Делаются выводы по действиям русских и иностранных подводных лодок в период Первой мировой войны, разбирается тактика их действий и противодействие им со стороны сил противолодочной обороны, описывается целый ряд боевых эпизодов, связанных с проникновением на вражеские рейды и порты, форсированием узкостей, минных и сетевых заграждений, маневрированием с уклонением от бомбежек кораблей и самолетов. Читатели подробно информируются об изменении состава и деятельности иностранных флотов, строительстве новых кораблей, базировании и направленности боевой подготовки, международных общих и региональных договорах между морскими державами.

Тревожные тридцатые

В 1932 г. “Морской сборник” из “научного журнала ВМС РККА” превратился в “военно-морской и военно-политический журнал”. Если внимательно вдуматься в содержание помещаемых в нем статей, то приходишь к заключению, что советское военно-морское искусство того времени исходило из необходимости гармоничного использования всех родов сил, в том числе и Военно-Морского Флота, считая, что успех операции или войны в целом может быть достигнут лишь при тесном их взаимодействии. Содержание журнала свидетельствовало, что главными задачами считались уничтожение сил флота противника в море (об этом писалось в “Морском сборнике” и в 20-х годах), обеспечение своих морских сообщений, нарушение вражеских коммуникаций, оборона своего побережья и содействие сухопутным войскам на приморском направлении, недопущение удара по ним морских сил противника.

Авторы статей по военно-морскому искусству исходили из того, что главные цели войны будут достигаться действиями сухопутных фронтов, а задача флота сводится к оказанию содействия их войскам. При этом советское военно-морское искусство определяло роль и значение сил и классов кораблей в зависимости от задачи, оперативной обстановки и военно-географических условий ТВД. Так, для нарушения морских сообщений противника основным, а в удаленных районах даже единственным родом сил считались подводные лодки различных типов. Вопросам подводного плавания, строительства лодок, освоения их техники и оружия, подготовки подводников, проблемам комплектования и базирования, использования подводных сил в операциях на страницах журнала отводится все больше места. Теперь об этом пишется не только в историческом плане. Со статьями, оперативными и тактическими расчетами выступает профессорско-преподавательский состав Военно-морской академии (Александров, Белли, Исаков), училищ, подводных классов, подводники-практики – командиры кораблей и соединений (К.Кузнецов, Зельтинг, Г.Холостяков и другие).

Задавшись целью улучшить качество журнала, поднять его идейно-теоретический уровень, редакция тщательно подбирает авторов и много с ними работает. В ноябре 1932 г. состоялась первая конференция авторов журнала, на которой присутствовало более 100 человек. Доклад главного редактора Г.С.Окунева, занимавшего в то же время должность начальника и военного комиссара Военно-морской академии, широко обсуждался на конференции. В результате обсуждения была принята резолюция, которая после утверждения ее начальником ВМС РККА стала программой “Морского сборника”. Журнал обязывался: продолжать разработку вопросов ведения войны и военно-морского дела, освещать вопросы боевого управления и боевой штабной службы на ВМС, оперативного искусства, тактики и организации, решительно улучшать содержание отделов боевой и политической подготовки, особое внимание уделить совершенствованию подготовки кадров начсостава во ВМУЗах и Военно-морской академии, продолжать углубленное изучение проблем подводного плавания и морской авиации”. В состав редакционной коллегии, кроме Г.Окунева, вошли П.Орс, С.Лукашевич, Г.Киреев, П.Стасевич, М.Крупский, А.Якимович, В.Валь, А.Александров. Они смогли создать большой и квалифицированный авторский актив. С началом реализации первого пятилетнего плана народного хозяйства развернулось восстановление корабельного состава Военно-морских сил, строительство новых боевых кораблей, сначала малых, а в годы второй и третьей пятилеток – строительство большого Военно-Морского Флота, включающего в свой состав корабли всех классов. Одновременно шло серийное производство подводных лодок, торпедных катеров и морских самолетов. “В 1932 г. была начата постройка лидеров типа “Ленинград”, в 1935-1936 гг. – эсминцев типа “Гневный” и “Сторожевой”, в 1936-1937 – легких крейсеров типа “Киров” и “Чапаев”, больших подводных лодок типа К и Л, средних лодок типа Щ и С и малых подводных лодок типа М-XII. Наряду со строительством новых кораблей сооружались батареи береговой артиллерии, пополнялась новыми самолетами морская авиация”.

Флот рос высокими темпами, надо было быстрее осваивать новую технику, учиться применять мощные боевые корабли и другие силы в бою и операции. Вот почему такое большое место в журнале занимает разработка вопросов оперативного искусства тактики родов сил флота, управления ими, боевого и оперативного обеспечения этих сил. Из новых проблем рассматривается использование маневренных соединений в различных условиях обстановки и воздушных десантов в морской десантной операции, продолжается изучение и всех остальных морских операций с учетом возросших возможностей флота. Повысилось внимание к подготовке флагманов и штабов как органов управления силами. То же можно сказать о всех видах боевой учебы, организации социалистического соревнования. Журнал распространяет опыт передовиков боевой и политической подготовки по флотам. Когда линейный корабль “Марат” занял ведущее место на Балтике по артиллерийским стрельбам, командиру корабля и командиру БЧ-2 была предоставлена возможность выступить в “Морском сборнике” с рассказом о том, как удалось этого достичь. Обсуждается методика подготовки корабельного командного состава, в частности, несколько статей посвящаются разработке и проведению двусторонней и односторонней игры. С 1933 г. вводится отдел хроники, служащий для обмена опытом обучения между флотами и военно-морскими училищами. Помещаются материалы о новой технике, ее освоении и эксплуатации, рационализаторской и изобретательской работе личного состава флота.

Большую пользу воспитанию у военных моряков патриотизма и гордости за свою службу принесли публикации материалов о награждении группы флагманов и личного состава флота за достижения в боевой и политической подготовке, военно-морского училища имени М.В.Фрунзе за подготовку командных кадров и трех экипажей тихоокеанских подводных лодок за дальние походы со значительным перекрытием норм спецификационной автономности. Кроме Указов Президиума Верховного Совета Союза ССР, официальных сообщений и списков награжденных с их фотографиями, журнал поместил очерки писателей Л.Соболева, С.Колбасьева, В.Горба и Б.Лавренева об орденоносцах, которые хорошо запомнились читателям. Такой же яркий очерк написал Вс.Вишневский о Военно-морской академии имени К.Е.Ворошилова, когда ей исполнилось 15 лет. Видное место на страницах “Морского сборника” отводится военно-морской истории. Публикуются материалы, освещающие патриотические подвиги русских моряков в прежних войнах или их участие в великих географических открытиях, в освоении Северного морского пути, разработке научных и технических проблем.

В 1938 г. создается Наркомат Военно-Морского Флота, растут темпы строительства флота, в 1939 г. было построено 112 кораблей, в 1940 г. - 168. Всего Военно-Морской Флот к 1941 г. получил около 500 новых кораблей”.

Бурное развитие флота, освоение новой техники, необходимость готовить людей к войне и воспитывать их сказались на содержании журнала. Он, наряду с обычной тематикой, рассматривает пути скорейшего создания “большого флота”, шире ставятся вопросы политического воспитания кадров, чему посвящается ряд передовых статей и обстоятельных материалов (А.Пухов, А.Чепуркин), уделяется большое внимание шефству комсомола, остающегося основным поставщиком личного состава флота.

Тематика столь обширна, что с января 1939 г. журнал начинает выходить дважды в месяц, имея годовой объем 130 печатных листов. Правда, большинство номеров были фактически двойными, т.е. выходили не дважды, а раз в месяц. В следующем году он вновь перешел на ежемесячное издание.

В “Морском сборнике” рассматриваются проблемы строительства океанского флота. Со статьями выступают нарком ВМФ Н.Кузнецов, заместитель наркома тяжелой промышленности А.Редькин, директор судостроительного завода И.Носенко, академик А.Крылов и другие авторитетные авторы. Рассказывается об океанских походах советских кораблей, о покорении Северного полюса отважной четверкой Папанина, о перелете героинь-летчиц П.Осипенко, В.Гризодубовой и М.Расковой из Москвы на Дальний Восток, о боях с японскими провокаторами у озера Хасан. Все больше внимания уделяется патриотическому воспитанию моряков, для чего по-прежнему широко используются эпизоды героической истории русского и советского флота, причем излагаются взгляды на боевую деятельность подводных лодок и авиации. Само собой разумеется, что все пропитано марксистско-ленинской идеологией, в каждом номере немало места отводится пропаганде решений съездов партии. Этому не надо удивляться: постулаты коммунистической идеологии являлись основой любого советского печатного издания: в противном случае оно просто переставало существовать. Удивительно другое: отдав кесарю – кесарево, коллектив редакции журнала находил возможность регулярно публиковать статьи по сугубо морской тематике. При этом ведущей темой оставалась подготовка к войне, уже полыхающей на Западе, в Испании.

С октябрьских номеров 1939 г. (№19-20) вводятся разделы “Морской обзор” и “Хроника событий на море”, сохранившиеся до конца 1945 г. Это позволяло следить за событиями начавшейся Второй мировой войны.

В период “странной войны” Германии с Англией и Францией разбираются вопросы подготовки флотов противников к боевой деятельности, использование ими родов морских сил и отдельных видов оружия, описываются бои и операции. Освещается боевой опыт КБФ, приобретенный в войне с белофиннами, показывается массовый героизм наших моряков.

Новым в работе журнала является выпуск тематических номеров, посвященных тем или иным проблемам боевой деятельности или темам боевой подготовки. Например, ночные действия сил флота в море или сохранение живучести кораблей, их механизмов и оружия в бою.

На основе собственного боевого опыта и изучения всего того, что поступило из иностранных источников, извлекаются уроки, уточняются взгляды, комментируются действующие документы. В результате осмысливания этого опыта в 1940-1941 гг. (всего в четырех номерах) печатается серия статей вице-адмирала С.Ставицкого по общей тактике. В.Новицкий, С.Головачев, Б.Гаврилов и ряд других авторов выступили по частным вопросам ведения операций или боевых действий на море.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Как известно, Балтийский и Черноморский флоты встретили вероломное нападение врага организованно, не были застигнуты врасплох.

Отметим, что в предвоенные годы страна многое сделала для усиления мощи советского ВМФ. За годы предвоенных пятилеток на судостроительных верфях было заложено 533 боевых корабля (не считая катеров), из которых к началу войны вступило в строй 314. Всего же в составе флота насчитывалось около 450 надводных кораблей, 218 подводных лодок, 2529 самолетов и 260 батарей береговой артиллерии. По численности корабельного состава и суммарному водоизмещению советский Военно-Морской Флот занимал примерно 6-7 место в мире. И вот настало время проверить на практике и боевую мощь нашей новой техники и оружия и положения советского военно-морского искусства, разработанного в предвоенные годы. И то, и другое выдержало трудный экзамен. С первых же часов войны флот начал решительные действия против морского противника и вел их непрерывно вплоть до капитуляции врага: нарушал его морские сообщения, наносил удары по военно-морским базам и важным береговым объектам, осуществляя активные минные постановки и т.д., а также высадки морских десантов”. При этом Военно-Морскому Флоту пришлось решать одновременно две группы задач: вести борьбу с сильным противником на море и обеспечивать оперативную устойчивость приморских флангов фронтов, одновременно содействуя сухопутным войскам в обороне и наступлении. В таком сложном и трудном положении не находился ни один из флотов наших западных союзников. Тем не менее советский флот успешно справился с этими задачами”.

В годы войны “Морской сборник” преследовал цель полно и ярко обобщать боевой опыт флотов и флотилий, знакомить читателей с оружием, техникой и тактикой противника, показывать разбойничью сущность фашизма и авантюризм его военно-морской доктрины. “Морской сборник” освещал также действия флотов антигитлеровской коалиции, способствовал повышению идейно-политического уровня офицеров флота, развитию у них оперативно-тактического мышления, а в целом помогал ВМФ решать задачи, поставленные перед ним командованием.

Редакционный коллектив сумел быстро перестроиться с мирного на военный лад, хорошо усвоил принцип – учить людей тому, что нужно на войне.

Уже в первом номере, вышедшем после начала войны (№6-7, 1941), кроме передовой статьи “Военно-Морской Флот СССР выполнит свой долг перед Родиной”, Указа Президиума Верховного Совета о восстановлении института военных комиссаров и других официальных документов, публикуются материалы о минном и тральном оружии, применяющимся на войне противником и союзниками, действиях англичан против германских подводных лодок, потерях фашистского флота.

При этом сообщались подробности о гибели крупных боевых кораблей фашистской коалиции и наших союзников, о морских боях в Атлантике и Средиземном море, о действиях фашистских надводных рейдеров в океане и ходе борьбы союзников с гитлеровскими подводными лодками. Писалось также о японо-американской войне и действиях их флотов на Тихом океане, анализировались крупные морские и совместные с сухопутными силами операции в Африке, Сицилии, Италии, Нормандии. В журнале вводится отдел “Календарь Отечественной войны”, к нему прилагалась вклейка “Силуэты кораблей и самолетов Германии”. Таких вклеек за войну было несколько. Они дополнили статьи, знакомящие читателя с военно-морскими флотами и военно-воздушными силами Германии и ее сателлитов, их вооружением и базированием.

Но главное, над чем работал коллектив журнала, – сбор и обобщение боевого опыта, накопленного на наших действующих флотах и флотилиях и распространение этого опыта на весь Военно-Морской Флот. Помещались обобщенные обзоры, рассматривающие боевую деятельность родов сил ВМФ, а также отдельных операций по нарушению коммуникаций противника, защите своих морских путей сообщения, взаимодействие сил флота с войсками Ленинградского, Южного, Северо-Кавказского, 3-го Украинского фронтов, а Тихоокеанского флота и Амурской флотилии - с войсками 2-го и 1-го Дальневосточных фронтов, принимавших активное участие в операциях по овладению портами Северной Кореи, Порт-Артуром и Дайреном, южным Сахалином, Курильскими островами и Харбином”.

Авторами выступали ученые, профессорско-преподавательский состав военно-морских учебных заведений, офицеры штабов, участники боев и операций – адмиралы, командиры соединений и кораблей, флагманские специалисты. Это позволяло освещать вопросы полно и разносторонне. При разборе операций большое внимание уделялось управлению силами, чему посвящалось немало специальных статей.

Отражался опыт использования оружия кораблей, береговых частей и авиации флота в различных видах боевой деятельности. Подробнее – артиллерии, авиационных бомб, менее подробно – торпед, морских мин, глубинных бомб.

Из всех родов военно-морских сил больше всего показывалась авиация – ее применение по морским и береговым целям. Это свидетельствует о том, что в годы войны журнал правильно оценивал ее роль как самого мобильного и наиболее универсального средства почти во всех видах боевой деятельности флота. Достаточно подробно разбирались вопросы тактической и оперативной маскировки на всех этапах операции. Меньше писалось о противоминной, противовоздушной и противолодочной обороне и защите. Всего одна статья была посвящена разведке. Это не значило, конечно, что журналом недооценивались все виды оперативного и боевого обеспечения, просто надо было считаться с секретностью темы в военное время.

В “Морском сборнике” тех лет много материалов публиковалось об опыте судоремонта, иногда проводившегося под огнем противника, о борьбе за живучесть кораблей и механизмов при боевых повреждениях, об особенностях работы корабельных боевых частей и служб в походах, об эксплуатации боевой техники в плавании. Рассматривалась боевая деятельность речных и озерных флотилий. Авторами многих материалов, как правило, являлись участники описываемых событий – строевые офицеры, политработники, инженеры.

Обобщающий материал по всем крупным событиям войны на море был дан в серии статей Адмирала Флота Советского Союза И.С.Исакова “Военно-Морской Флот Советского Союза в Великой Отечественной войне” (публикация начата в 1944 г., с №1). В ряде номеров журнала были опубликованы написанные в основном им обстоятельные редакционные обзоры, приуроченные к годовщинам войны. Много серьезных статей по обобщению опыта войны подготовили начальники ведущих кафедр Военно-морской академии – С.Ставицкий, В.Белли, А.Томашевич.

Опыт войны в “Морском сборнике” рассматривался не только с позиций военно-морского искусства. Он давал пищу для раздумий по многим направлениям. Достаточно вспомнить, что флот был верным помощником Советской Армии. В ходе оборонительных и наступательных операций наших войск на приморских направлениях флоты высадили 114 морских десантов общей численностью более 250 тыс. человек, переправили через водные преграды 3 миллиона человек и большое количество техники. Приморские и приречные фланги надежно прикрывались от ударов с моря и рек. Показательна в этом отношении оценка деятельности Волжской военной флотилии в период Сталинградской битвы, данная Маршалом Советского Союза В.И.Чуйковым: О роли моряков этой флотилии, об их подвигах скажу кратко - если бы их не было, возможно, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и без продовольствия и не выполнила бы своей задачи.

Флот вынужден был выделить более 400 тыс. моряков на сухопутные фронты. Проводил активные действия на морских сообщениях противника, уничтожив около 1300 транспортов общей вместимостью свыше 3 млн. тонн. Обеспечивал бесперебойное прохождение грузов по своим внутренним водным путям (свыше 100 млн. тонн) и внешним морским коммуникациям (17 млн. тонн). Советские моряки уничтожили более 1200 боевых кораблей и вспомогательных судов врага. Морские летчики за годы войны совершили 384 тысячи вылетов, сбили 5 тыс. самолетов противника.

513 морякам и морским летчикам было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, семи из них – дважды. За время войны моряки получили 40 352.855 орденов и медалей. Флот до конца выполнил свой долг перед Родиной”.

Осмыслить и применить боевой опыт

Большинство проблем, рассмотренных “Морским сборником” в годы войны и в первые послевоенные годы, боевой опыт, собранный журналом, нашли свое отражение в новых наставлениях, уставах, инструкциях и других руководящих документах. Большая кропотливая работа редакции, коллектива авторов принесла неоценимую пользу флоту, способствовала развитию отечественной военно-морской науки и искусства. Вместе с тем журнал не избежал и крупных промахов. В нем помещалось сравнительно мало материалов по основным вопросам стратегии и морского оперативного искусства, по воспитанию моряков в процессе подготовки и ведения операции, при обобщении опыта войны не уделялось необходимого внимания значению морального фактора, почти не разбирались вопросы воинского воспитания”. В соответствии с практикой тех лет, от руководства журнала потребовали повышения партийности при решении флотских проблем, вытекающих из опыта Великой Отечественной войны, смелее критиковать и отвергать отжившие формы ведения войны и операций на море, прежде всего взгляды и теории, бытующие на Западе, пропагандировать утвердившееся новое в советском оперативном искусстве, тактике и организации флота, вникнуть в вопросы воспитания всех категорий личного состава на идеях марксизма-ленинизма.

Необходимость переосмысления опыта войны в новых условиях потребовала свободного обмена мнениями на страницах журнала, поэтому с 1947 по 1960 гг. он выходил с ограничительным грифом и распространялся по подписке только среди адмиралов, генералов и офицеров ВМФ.

Накануне 100-летия журнала его перевели в Москву. Здесь к работе был привлечен большой коллектив авторов – адмиралов и офицеров с флотов, из академий и центральных управлений, ученых из научно-исследовательских институтов. Материала поступало так много, что его хватало не только для журнала, но и приложения к нему - всего вышла 141 книга.

Новые условия, созданные журналу, способствовали тому, что он помог в развитии военно-морской науки и искусства, выработке единства взглядов у офицерского состава на характер и формы ведения будущей войны на море. Это было чрезвычайно важно в связи с быстрым прогрессом науки и техники, в частности, военной техники. Революция в военном деле создала новое оружие, а оно требовало глубокого проникновения в вопросы теории, создания новой тактики, чем и занимался “Морской сборник”.

Журнал способствовал тому, чтобы офицерские кадры флота имели возможность расширять кругозор, повышать идейно-политический и специальный уровень, знакомиться с новинками боевой техники и оружия, взглядами на их использование. “Морской сборник” рассказывал читателям также об иностранных флотах, направленности боевой подготовки, господствующих там доктринах.

Когда советский ВМФ стал превращаться в атомный, ракетоносный, океанский, когда основу его мощи стали составлять подводные ракетоносцы и ракетоносная авиация, изменились тактико-технические свойства и боевые возможности надводных кораблей и на флоте появились носители не только обычного и атомного, но и термоядерного оружия, а на кораблях и самолетах нашли широкое применение радиоэлектронная техника, телемеханика, автоматика, дистанционное управление механизмами и оружием, все это потребовало от личного состава флота глубоких специальных знаний, большой культуры и дисциплины, высоких морально-боевых качеств. “Морской сборник” должен был помочь офицерам овладеть комплексом нужных знаний, навыками воспитательной работы в новых условиях, умением поддерживать постоянную боевую готовность своих частей и заведываний.

При решении этих сложных задач журналу оказывали помощь Главный штаб и Политуправление ВМФ. Помощь выражалась в рецензировании материалов, указаниями и советами при составлении тематических годовых и ежемесячных планов, в содействии при проведении подписки. Направлял работу “Морского сборника” и Военный совет Военно-Морского Флота, который в 1964 г., заслушав и обсудив на своем заседании отчет главного редактора, поставил перед журналом новые задачи, заключающиеся в основном в следующем: мобилизовывать офицеров флота на выполнение приказов и директив Министра обороны, Главного политического управления Советской Армии и ВМФ, формировать у офицеров высокие морально-политические качества, необходимые для успешного ведения современной войны – идейной убежденности, политической бдительности, деловитости, знания военного дела, смелости и решительности, ответственности за порученное дело, умение правильно воспитывать и руководить подчиненными; особое внимание уделять воспитанию и обучению молодых офицеров; пропагандировать и передавать опыт командиров и политработников по повышению боевой готовности кораблей и частей, воспитанию и обучению личного состава, укреплению воинской дисциплины, порядка и организованности, опыту подготовки офицерских кадров во ВМУЗах; обсуждать теоретические и практические вопросы военно-морской науки, освещать военно-политические проблемы, связанные с жизнью и развитием флота, воспитанием личного состава; показывать использование всех родов сил флота в современной войне, освоение новых видов оружия и боевой техники, характер вооруженной борьбы на море в различных условиях; состояние и развитие ВМС капиталистических стран, разоблачая реакционную сущность буржуазных морских теорий”.

Если отбросить естественную в те годы коммунистическую фразеологию, в целом это решение имело положительный характер. Работа редакции оживилась, “зеленую улицу” получили материалы, интересные читателям, несущим службу в частях и на кораблях. Несколько меняется авторский состав, расширяясь за счет офицеров, служащих непосредственно на флотах. Если раньше в журнале выступали преимущественно работники центральных управлений, ВМУЗов и академий, то в 1969-1970 гг. 60% авторов были с флотов, 20% - из ВМУЗов и академий, 15% - из центральных управлений и научно-исследовательских институтов.

Подбором актуальной тематики и соответствующих авторов удалось повысить интерес флотских читателей к журналу, что выразилось в росте числа подписчиков на “Морской сборник”, особенно заметный в 1970 г.

Серьезный экзамен держал редакционный коллектив перед читателями в период подготовки и проведения страной празднования 25-летия победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Этому событию было посвящено свыше 50 статей, заметок и других материалов с рассказами о боевой деятельности флотов и флотилий в годы войны, росте военного мастерства моряков, развитии оперативного искусства и тактики, массовом героизме личного состава, его любви к Родине. Писали об этом адмиралы и офицеры, ученые, ветераны войны, командующие флотами. С обобщающей статьей о роли флота в годы Великой Отечественной войны выступил Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Горшков.

Однако коллектив редакции старался не упускать из виду и современных проблем: наряду с историческими материалами публиковались, причем в преобладающем количестве, статьи по современной проблематике. В целях обмена опытом и взаимной информацией о достижениях передовых офицеров, о патриотических починах личного состава в журнале был введен отдел “На кораблях, в частях и соединениях флота”. Патриотическому воспитанию читателей способствовала публикация материалов под рубриками: “Корабли революции”, “Страницы истории”, “Моряки – Герои Советского Союза”.

Расширению актуальной проблематики журнала мешал его ограниченный объем – 6 печатных листов в месяц. Он уже не удовлетворял возросшие потребности подписчиков. Флот намного вырос, увеличилось и количество вопросов, которые следовало освещать. По просьбе редакции Секретариат ЦК КПСС с 1969 г. разрешил увеличить годовой объем “Морского сборника” с 72 до 86 печатных листов.

В 1970 г. “Морской сборник” так делил свой объем между отделами по тематике:
  • вопросы марксистско-ленинской теории, история, политическое и воинское воспитание – 23%;
  • военно-морское искусство и вопросы военно-морской теории – 15%;
  • тактика и боевая подготовка – 23%;
  • оружие и техника (отечественная и зарубежная) – 21%;
  • критика, библиография, литературные страницы – 13%;
  • информация с флотов – 5%.

Распределение, судя по отзывам читателей, оказалось удачным, хотя в редакцию поступали просьбы расширить “Страницы истории”, “Литературные страницы” и другие отделы.

Из недостатков тех лет, надо назвать такие, что нередко публиковались статьи, представлявшие лишь узкоспециальный интерес, к тому же снабженные неоправданно большим математическим аппаратом, мало освещались дальние походы кораблей, упускались вопросы, волнующие молодых офицеров, а также – офицеров, призванных служить по окончании гражданских институтов. Редакция старалась преодолевать эти недочеты, чему во многом помогала связь с читательскими массами, прежде всего на флотах, в военно-морских учебных заведениях, научно-исследовательских институтах и управлениях ВМФ. Традиционными стали читательские конференции в соединениях, частях, библиотеках и учреждениях, встречи работников редакции с подписчиками в училищах и на кораблях, переписка с ними, а также сбор мнений о вышедших номерах и пожеланий журналу через корреспондентские посты на флотах. В 1971 г., например, было проведено пятнадцать читательских конференций, не считая встреч с небольшими группами, бесед, выступлений на собраниях и активах, а в 1972 г. - восемнадцать, в том числе три непосредственно на кораблях в Атлантическом океане и Средиземном море. На конференциях в общей сложности присутствовало несколько тысяч читателей, около двухсот на них выступили с предложениями или критикой.

Тесное общение с подписчиками и читателями дало редакции возможность узнать их мнение о журнале, его сильных и слабых сторонах, яснее увидеть недостатки и промахи в работе, найти интересные темы, новых авторов, правильнее планировать содержание “Морского сборника” на будущее. Итоги конференций, после их завершения, анализировались, обсуждались на заседаниях редакционной коллегии, корректировалась тематика, содержание публикуемых материалов и художественное оформление.

Говоря о сегодняшней редакционной практике, надо отметить, что годовые планы до их утверждения широко обсуждаются на редакционной коллегии, с офицерами центральных управлений, проекты планов рассылаются на отзыв в политуправления и штабы флотов, выносятся на обсуждения читательских конференций. Только после такой широкой апробации составляется и утверждается окончательный вариант плана.

Редакционная коллегия вместе с редакцией на основе годового плана составляют с учетом текущих событий каждый очередной номер. Каждая статья рецензируется минимум тремя членами редколлегии. Наиболее важный материал перед сдачей в печать проходит еще внутриредакционное рецензирование, когда его оценивают редакторы соседних отделов.

После выхода номера в свет редакция еще раз возвращается к его рассмотрению и обсуждению с учетом отзывов, полученных от читателей. Проводится критический разбор с целью выявления положительных сторон и недостатков в содержании материалов, их подачи, техническом и художественном оформлении. На этих разборах зачитываются письма читателей, работники редакции докладывают об их мнениях, высказанных по телефону или в разговорах. Все это помогает журналу ощущать требования подписчиков и читателей, идти в ногу с жизнью.

Послевоенный период в истории журнала

После войны редакция журнала переехала из Ленинграда в Москву. С 1940-х до 1960-х годов она размещалась в здании тыла ВМФ, где в настоящее время находится медицинская служба частей центрального подчинения. Редакция занимала всего нескольких небольших комнат, поэтому работать приходилось в очень стеснённых условиях.

В конце 1960-х годов решением Главнокомандующего ВМФ С.Г.Горшкова "Морской сборник" был переведен на улицу Чаплыгина. Вместе с международной правовой службой редакция занимала первый и второй этажи здания. В декабре 1999 г. в связи с реформированием центральных органов ВМФ "Морской сборник" был переведен в здание тыла ВМФ на улицу Спартаковскую, 2, где после капитального ремонта помещений занял левое крыло пятого этажа.

Период 1990-х годов был одним из самых драматичных в жизни журнала. С 1996 по 1998 год предпринимались попытки переподчинить, сократить и даже ликвидировать "Морской сборник". По данному вопросу в редакции неоднократно работали специальные комиссии. Впрочем, такие комиссии работали не только в нашем журнале, но и в редакциях других военных изданий. Результатом их работы, в конечном итоге, явилась ликвидация всех военных журналов видов Вооруженных Сил, кроме журнала Военно-Морского Флота.

Проекты рассматривались самые разнообразные и даже противоречивые. Но все они в случае реализации могли оказаться гибельными для журнала. По одному из них предполагалось вывести "Морской сборник" из подчинения Главкомата ВМФ и подчинить Главному управлению воспитательной работы МО РФ. Но это неизбежно повлекло бы за собой полное изменение устоявшейся в течение полутора веков концепции издания, его тематической направленности, рубрикации, привело бы к утрате традиций и потере устоявшейся читательской аудитории. По сути, эта "реформа" могла поставить под угрозу само существование журнала. Другой "проект" предусматривал сокращение "Морского сборника" до крохотного военно-морского отдела (2-3 человека) при некой "общей редакции", куда должны были слиться все журналы МО. Наконец, самый радикальный вариант предусматривал полное уничтожение "Морского сборника", как "не нужного в настоящих условиях демократизации армии и флота и их реформирования". Предполагалось, что журнал будет финансироваться и издаваться некими частными лицами. Последнее известие сразу же подхлестнуло многих авантюристов со всей России, которые, не дожидаясь окончательного решения вопроса, вступили между собой в яростную борьбу за право обладания брэндом "Морского сборника". Попытки завладеть маркой "Морского сборника" продолжались практически на всем протяжении 1990-х годов. "Альтернативные" "Морские сборники" издавались в Москве, Петербурге, Одессе и даже... в Якутске. Их образцы представлялись командованию ВМФ. Но низкое качество данной продукции, некомпетентность издателей в военно-морских вопросах, помноженные на финансовую нечистоплотность, сами собой поставили точку в данном вопросе.

Сколько раз судьба журнала буквально висела на волоске! К счастью, благодаря твёрдой позиции главного редактора контр-адмирала Г.Д.Агафонова, его заместителя капитана 1 ранга Е.В.Водопьянова, командования ВМФ и помощи флотской общественности старейший журнал в России удалось сохранить.

Но без потерь всё же не обошлось, и реорганизация редакции все же произошла. Она коснулась организационно штатной структуры. Были сокращены отделы оперативного искусства и военно-морской теории, тактики и боевой подготовки, морской авиации. Сокращены все офицерские должности старших научных и старших литературных сотрудников журнала, офицерская должность редактора отдела иностранных флотов. Работать стало гораздо сложнее, но журнал неизменно выходил с прежними, привычными читателю рубриками и продолжал пользоваться высоким спросом. В 1996 году был образован отдел литературы, искусства, критики и библиографии; учрежден институт постоянных корреспондентов журнала на всех флотах, а в 1999 году - и на ЛенВМБ.

Морской сборник" в лицах

Среди главных редакторов "Морского сборника" послевоенного периода были легендарный подводник Великой Отечественной войны Герой Советского Союза вице-адмирал Григорий Иванович Щедрин, командиры соединений и объединений атомных подводных лодок контр-адмиралы Александр Сергеевич Пушкин и Геннадий Данилович Агафонов. Рекорд долголетия в должности главного редактора принадлежит контр-адмиралу Агафонову, который руководил журналом 11 лет.

За последнее тридцатилетие в журнале работали и продолжают работать многие интересные и замечательные люди. Среди них: бывший начальник разведуправления ВМФ вице-адмирал Ю.В.Иванов, известный подводник Великой Отечественной войны, бывший командир эскадры подводных лодок, а впоследствии - начальник управления кадров ВМФ вице-адмирал Ю.Бодаревский, ветеран Великой Отечественной войны и РЭБ капитан 1 ранга П.Мошкин, командиры атомных подводных крейсеров стратегического назначения братья-близнецы контр-адмирал О.Г.Чефонов и капитан 1 ранга И.Г.Чефонов.

Более 25 лет в редакции трудятся опытнейшие специалисты: Ю.А,Пахомов, В.П.Алдакушкин, И.Г.Чефонов, Е.В.Кошкина. Благодаря им журнал силён своими традициями, которые ветераны передают новым сотрудникам.

Журнал всегда стремился распространить на флотах опыт передовых кораблей и соединений. Поэтому важнейшие отделы редакции, а именно: оперативного искусства и военно-морской теории, тактики и боевой подготовки (оба отдела сокращены в 1990-е гг.) возглавляли офицеры, имеющие большие опыт и стаж самостоятельного плавания в морях и океанах - капитаны 1 ранга О.Кувалдин, В.Синегубов и др.

Отдел иностранных флотов возглавляли: один из лучших переводчиков-синхронистов России капитан 1 ранга А.Иванов, владевший двенадцатью иностранными языками, полковник А.Акулов, владевший шестью иностранными языками. Ныне его возглавляет один из видных ветеранов военно-морской разведки капитан 1 ранга в отставке А.Г.Смоловский. Большой вклад в деятельность отдела иностранных флотов внесли ветераны флота капитаны 1 ранга Б.Родионов, Е.Никитин. Отделом техники и вооружения успешно руководили капитаны 1 ранга А.Аристов, Б.Тюрин.

Традиционно в "Морском сборнике" много внимания уделяется вопросам истории Военно-Морского Флота. В этом большая заслуга "исторической группы" журнала. Отдел истории в разное время возглавляли известный историк ВМФ капитан 1 ранга В.Г.Реданский и мэтр отечественной журналистики В.В.Аникин. Отделом воспитательной работы руководили известные флотские воспитатели капитаны 1 ранга А.Н.Данилин и П.И.Ветлицкий. Отдел морской авиации (сокращен в 1998 г.) много лет успешно возглавлял известный летчик, командир полка стратегических ракетоносцев полковник В.Морозов.

В состав редакции входили и известные отечественные писатели-маринисты, такие как капитан 1 ранга Борис Шереметьев, впоследствии секретарь Союза писателей России. В течение многих лет с журналом плодотворно сотрудничали и сотрудничают лучшие отечественные художники-маринисты: заслуженный художник Г.Сотсков, А.Карелов, А.Лубянов, Б.Тюлькин, В.Солонин, А.Тербушев, отец и сын Самсоновы и другие.

Многие годы хранителями ценнейшей библиотеки редакции журнала были служащие О.Ласаева и Т.Фальк. Большой вклад в формирование литературного облика журнала внесли литературные редакторы Г.Бурковская, А.Зимовнова и др.

Среди всех российских изданий именно в "Морском сборнике" были наиболее полно отражены подготовка и проведение мероприятий в честь 300-летия ВМФ России, 100-летия подводных сил и т.д. Не обходил журнал и другие юбилейные даты, памятные для всей флотской общественности. При этом журнал всегда стремился отразить малоизвестные и совершенно неизвестные факты.

За последние годы вышло в свет несколько тематических номеров журнала, посвященных истории, нынешним проблемам и передовому опыту отдельных управлений ВМФ. Такие номера выходили к знаменательным юбилеям этих флотских учреждений. Сотрудники журнала оказывали помощь различным управлениям и общественным организациям в выпуске юбилейных и памятных изданий: "Будут кадры - будет флот" (для управления кадров ВМФ), "Военно-морское сотрудничество" (для управления военно-технического сотрудничества), книга памяти погибшему в авиакатастрофе командованию КТОФ "Прерванный полет" и другие.

В практику работы редакции вошли творческие встречи с читателями на флотах и на кораблях. Такие встречи были проведены в Севастополе, Кронштадте, Североморске, Видяево, Астрахани. Эта традиционная связь с флотами продолжается и укрепляется.

"Морской сборник" явился хорошей школой для руководителей многих известных в России и за рубежом изданий. Так бывший первый заместитель главного редактора капитан 1 ранга Е.Водопьянов впоследствии возглавил журнал "Провиант", капитан 1 ранга И.Анфертьев "Военно-исторический журнал", капитан 1 ранга К.Собора журнал геральдической ассоциации России "Марс", Ю.Макаров журнал "Военный парад".

Ратные дела и награды

Сотрудники "Морского сборника" - постоянные участники дальних походов кораблей российского ВМФ, учений, выполнения боевых и учебных задач в море. Так, главный редактор журнала контр-адмирал Г.Агафонов совершил поход в Перл-Харбор на одном из кораблей ТОФ. Главный редактор журнала капитан 1 ранга В.Остапенко совершил несколько походов в Средиземное море, а также в Корею и Японию. Капитан 1 ранга В.Шигин и фотокорреспондент Ю.Пахомов приняли участие в боевой службе ТАВКР "Адмирал Кузнецов" у берегов Исландии и Гренландии. Капитан 1 ранга К.Собора неоднократно участвовал в проведении "Кильской недели" и учениях «БАЛТОПС». Постоянный корреспондент по Северному флоту капитан 2 ранга С.Ковалев совершил несколько походов в Англию и Францию, корреспондент по Черноморскому флоту подполковник С.Петрович - ряд походов в Средиземное море и так далее.



Участвовали сотрудники "Морского сборника" и в антитеррористической операции на Северном Кавказе в составе соединений морской пехоты. Дважды отправлялись в командировки в Чеченскую республику капитан 1 ранга А.Лоскутов и фотокорреспондент Ю.Пахомов. Во время второй командировки в Чечню трагически погиб капитан 1 ранга Александр Лоскутов. Трагедия произошла в декабре 1999 года. Воинский и офицерский подвиг А.Лоскутова - героическая страница в истории журнала. За мужество, проявленное при выполнении служебного задания, капитан 1 ранга Александр Лоскутов был награжден Орденом Мужества (посмертно). Сотрудники журнала отмечались высокими правительственными наградами: орденом Почета: капитаны 1 ранга А.Веледеев, И.Анфертьев, В.Шигин; почетным званием "Заслуженный работник культуры РФ": капитаны 1 ранга А.Молчанов, В.Шигин, служащие В.Аникин и Ю.Пахомов; боевыми медалями: капитаны 1 ранга В. Остапенко, С.Комаров, капитаны 2 ранга С.Ковалев, Е.Акимов; медалью Ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени - капитан 1 ранга В.Остапенко, служащий Ю.Пахомов; медалями "За трудовую доблесть": служащие редакции В.Аникин, И.Чефонов, В.Алдакушкин, Ю.Пахомов, Е.Кошкина. Журнал дважды (в 2006 и 2007 годах) вошел в "Золотой фонд "Пресса России".

Лицо журнала

И внешний облик журнала, и его содержание всегда были отражением эпохи, в которую он выходил. Если в 1960-1980-х гг. это было издание с однообразным внешним оформлением, к тому же испытывавшее большую зависимость от официальной идеологии, то впоследствии журнал стал богаче по содержанию и красочнее по оформлению. Стали выходить в свет многие исторические материалы, которые по идеологическим соображениям не могли появиться в прежние годы. С конца 1990-х годов журнал печатается с красочной глянцевой обложкой, появляются цветные вклейки, придавшие "Морскому сборнику" его современный вид.

Вместе с тем, исходя из того, что журнал всегда должен быть узнаваем, руководство журнала стремится сохранить исторически-традиционное оформление "Морского сборника", его основные рубрики и разделы. К примеру, в это время было возрождено некогда популярные "Медицинские прибавления", т.е. раздел, посвященный медслужбе ВМФ, лечению и профилактике различных, свойственных морякам заболеваний.

Руководство и редакционный совет "Морского сборника" стремятся к тому, чтобы журнал читался "от корки до корки", публикуя последние новости с флотов, проблемные статьи о нынешнем состоянии и развитии ВМФ, научные сообщения, исторические материалы о малоизвестных событиях нашей военно-морской истории, литературные новинки отечественной маринистики.

Проблемы и перспективы

Редакция "Морского сборника" постоянно поддерживает тесные е деловые связи с флотами, центральными управлениями, авторами с мест. привлекает в качестве авторов наиболее квалифицированных специалистов: адмиралов, офицеров, писателей-маринистов, деятелей науки и культуры, видных журналистов. Но в этом вопросе есть и немало недостатков Отдельные статьи грешат поверхностным освещением темы, а некоторые имеют интерес лишь для узкого круга специалистов. Тревожным сигналом является и то, что несколько снизилось число авторов непосредственно с кораблей, авиационных и береговых частей флота.

"Морской сборник" призван воспитывать у офицеров любовь к морю, флотской службе, к профессии военного моряка, стремление к дальним плаваниям и стойкому преодолению трудностей, показывать дальние плавания российских кораблей, участие военных моряков в научных исследованиях и географических открытиях, воспитывать веру в надежность отечественной техники и оружия. К сожалению, не все аспекты этой проблемы отражаются полно и своевременно. Причина здесь та же - недостаток авторов, желающих поделиться с читателями своим опытом на страницах журнала.

Далеко не всё ещё сделано в вопросах наиболее полного отражения в журнале проблем обучения и воспитания офицеров флота, опыта психологической работы на кораблях и в частях. Редакция и редакционный совет журнала понимают это. Но у "Морского сборника" есть старые добрые традиции, прочные связи с читателями и авторами. Он постоянно ищет и продолжает поиски путей дальнейшего повышения качества журнала, чтобы сделать его интереснее, разнообразнее по содержанию, чтобы "Морской сборник", как и прежде, всегда шёл в ногу с флотом, был полезным читателям и всемерно способствовал укреплению морского могущества Отечества.


Главное за неделю