Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

Корсары Третьего Рейха

Лишь к 1944 году союзникам удалось уменьшить потери, наносимые их флоту немецкими подводниками

Подлодка U-47 возвращается в порт 14 октября 1939 года после успешно проведенной атаки на британский линкор «Ройял Оук». Фото: U.S. Naval Historical Center

Германские субмарины Второй мировой были настоящим кошмаром для английских и американских моряков. Они превратили Атлантику в настоящий ад, где среди обломков и пылающего топлива отчаянно взывали о спасении жертвы торпедных атак…

Цель — Британия

К осени 1939 года Германия обладала весьма скромным по размеру, хотя и технически совершенным военным флотом. Против 22 английских и французских линейных кораблей и крейсеров она смогла выставить лишь два полноценных линкора «Шарнхорст» («Scharnhorst») и «Гнейзенау» («Gneisenau») и три так называемых «карманных» — «Дойчланд» («Deutschland»), «Граф Шпее» («Graf Spee») и «Адмирал Шеер» («Admiral Scheer»). Последние несли всего шесть орудий калибра 280 мм — при том, что в то время новые линкоры вооружались 8–12 орудиями калибра 305–406 мм. Еще два германских линкора, будущие легенды Второй мировой «Бисмарк» («Bismarck») и «Тирпиц» («Tirpitz») — полное водоизмещение 50 300 тонн, скорость 30 узлов, восемь 380-миллиметровых орудий — достраивались и вступили в строй уже после разгрома союзной армии у Дюнкерка. Для прямого сражения на море с могучим британским флотом этого было, конечно, мало. Что и подтвердилось спустя два года во время знаменитой охоты на «Бисмарка», когда германский линкор с мощным вооружением и отлично подготовленной командой был попросту затравлен численно превосходящим противником. Поэтому Германия изначально делала ставку на морскую блокаду Британских островов и отвела своим линкорам роль рейдеров — охотников на транспортные караваны и отдельные военные корабли противника.

Англия прямо зависела от поставок продовольствия и сырья из Нового Света, особенно США, которые были ее основным «снабженцем» в обе мировые войны. Кроме того, блокада позволила бы отрезать Британию от подкреплений, которые мобилизовали в колониях, а также не допустить высадки британских десантов на континенте. Однако успехи надводных рейдеров Германии были кратковременными. Их врагом были не только превосходящие силы флота Соединенного Королевства, но и британская авиация, против которой могучие корабли были почти бессильны. Регулярные авиаудары по французским базам вынудили Германию в 1941–42 годах эвакуировать свои линкоры в северные порты, где они практически бесславно погибли во время налетов или простояли в ремонте до самого окончания войны.

Основным силой, на которую полагался Третий Рейх в битве на море, стали подводные лодки, менее уязвимые для авиации и способные подкрасться даже к очень сильному противнику. А главное, постройка подводной лодки обходилась в несколько раз дешевле, субмарина требовала меньше топлива, ее обслуживал небольшой экипаж — при том, что она могла быть не менее эффективней самого мощного рейдера.

«Волчьи стаи» адмирала Дёница

Во Вторую мировую Германия вступила, имея только 57 подводных лодок, из которых для действий в Атлантике были пригодны всего 26. Однако уже в сентябре 1939 года германский подводный флот (U-Bootwaffe) потопил 41 судно общим тоннажем 153 879 тонн. Среди них — британские лайнер «Атения» (ставший первой жертвой германских подлодок в этой войне) и авианосец «Корейджес». Еще один британский авианосец «Арк-Ройяль» уцелел лишь благодаря тому, что выпущенные в него лодкой U-39 торпеды с магнитными взрывателями детонировали раньше времени. А в ночь с 13 на 14 октября 1939 года лодка U-47 под командованием капитан-лейтенанта Гюнтера Прина (G?nther Prien) проникла на рейд британской военной базы Скапа-Флоу (Оркнейские острова) и пустила на дно линейный корабль «Ройял Оук».

Это заставило Британию срочно убрать из Атлантики свои авианосцы и ограничить передвижение линкоров и других крупных боевых кораблей, которых теперь тщательно охраняли эсминцы и другие корабли сопровождения. Успехи подействовали на Гитлера: он изменил свое изначально негативное мнение о подводных лодках, и по его приказу развернулось их массовое строительство. В течение следующих 5 лет в состав германского флота вошли 1108 субмарин.

Правда, учитывая потери и необходимость ремонта поврежденных в походе субмарин, Германия единовременно могла выдвинуть ограниченное количество готовых к походу подводных лодок — только к середине войны их количество превысило сотню.


Карл Дёниц начал карьеру подводника во время Первой мировой войны старшим помощником на лодке U-39

Главным лоббистом подводных лодок как вида вооружений в Третьем Рейхе был командующий подводным флотом (Befehlshaber der Unterseeboote) адмирал Карл Дёниц (Karl D?nitz, 1891–1981), служивший на подлодках уже в Первую мировую. Версальский мир запретил Германии иметь подводный флот, и Дёницу пришлось переквалифицироваться в командира торпедного катера, затем в эксперта по разработке нового вооружения, штурмана, командира флотилии миноносцев, капитана легкого крейсера…

В 1935 году, когда Германия решила воссоздать подводный флот, Дёниц был назначен одновременно командиром 1-й подводной флотилии и получил странное звание «фюрера подводных лодок». Это было очень удачное назначение: подводный флот по сути был его детищем, он создал его с нуля и превратил в мощнейший кулак Третьего Рейха. Дёниц лично встречал каждую лодку, возвращавшуюся на базу, присутствовал на выпусках школы подводников, создал для них специальные санатории. За все это он пользовался огромным уважением своих подчиненных, которые прозвали его «папой Карлом» (Vater Karl).

В 1935-38 годах «подводный фюрер» разработал новую тактику охоты на корабли противника. До этого момента подводные лодки всех стран мира действовали поодиночке. Дёниц, послужив командиром флотилии миноносцев, которая атакует противника группой, решил применить групповую тактику в подводной войне. Вначале он предлагает метод «завесы». Группа лодок шла, развернувшись в море в цепь. Обнаружившая противника лодка посылала донесение и атаковала его, а остальные лодки спешили ей на помощь.

Следующей идеей была тактика «круга», при которой лодки располагались вокруг определенного участка океана. Как только в него входил вражеский конвой или боевой корабль, лодка, заметившая вошедшего внутрь круга противника, начинала вести цель, поддерживая контакт с остальными, а те начинали со всех сторон сближаться к обреченным мишеням.

Но самым известным стал метод «волчьей стаи», непосредственно разработанный для атак на большие транспортные караваны. Название полностью соответствовало его сути — именно так охотятся на свою добычу волки. После обнаружения конвоя параллельно его курсу сосредоточивалась группа подводных лодок. Проведя первую атаку, она затем обгоняла конвой и разворачивалась на позиции для нового удара.

Лучшие из лучших

За время Второй мировой (вплоть до мая 1945-го) немецкими подводниками было потоплено 2603 боевых кораблей и транспортных судов союзников общим водоизмещением 13,5 миллионов тонн. В их числе 2 линкора, 6 авианосцев, 5 крейсеров, 52 эсминца и более 70 военных кораблей других классов. При этом погибло около 100 тысяч моряков военного и торгового флота.


Немецкая субмарина подверглась атаке со стороны авиации союзников. Фото: U.S. Army Center of Military History

Для противодействия союзники сосредоточили свыше 3 000 боевых и вспомогательных кораблей, около 1400 самолетов, и к моменту высадки в Нормандии нанесли подводному флоту Германии сокрушительный удар, от которого она уже не могла оправиться. Несмотря на то, германская промышленность наращивала выпуск подводных лодок, все меньше экипажей возвращались из похода с удачей. А кто-то не возвращался вовсе. Если в 1940 году были потеряны двадцать три, а в 1941 году — тридцать шесть субмарин, то в 1943 и 1944 потери выросли, соответственно, до двухсот пятидесяти и двухсот шестидесяти трех подлодок. Всего за время войны потери немецких подводников составили 789 субмарин и 32 000 моряков. Но это все равно было в три раза меньше, чем число потопленных ими судов противника, что доказывало высокую эффективность подводного флота.

Как и на любой войне, в этой также были свои асы. Гюнтер Прин стал первым знаменитым на всю Германию подводным корсаром. На его счету тридцать кораблей общим водоизмещением 164 953 тонны, включая вышеупомянутый линкор). За это он стал первым офицером Германии, получившим дубовые листья к Рыцарскому кресту. Министерство пропаганды Рейха оперативно создало его культ — и Прин начал получать целые мешки писем от восторженных поклонников. Возможно, он бы смог стать самым удачливым германским подводников, но 8 марта 1941 года его лодка погибла при атаке конвоя.

После этого список немецких глубоководных асов возглавлял Отто Кречмер (Otto Kretschmer), который потопил сорок четыре корабля общим водоизмещением 266 629 тонн. За ним следовали Вольфганг Лют (Wolfgang L?th) — 43 корабля общим водоизмещением 225 712 тонн, Эрих Топп (Erich Topp) — 34 судна общим водоизмещением 193 684 тонны и небезызвестный Генрих Леманн-Вилленброк (Heinrich Lehmann-Willenbrock) — 25 кораблей общим водоизмещением 183 253 тонны, который вместе со своей U-96 стал персонажем художественного фильма «U-Boot» («Подлодка»). Кстати, он не погиб во время авианалета. После войны Леманн-Вилленброк служил капитаном торгового флота и отличился при спасении гибнувшего бразильского сухогруза «Комманданте Лира» в 1959 году, а также стал командиром первого немецкого корабля с атомным реактором. Его же лодка, после злополучного потопления прямо на базе, была поднята, ходила в походы (но с другим экипажем) а после войны была превращена в технический музей.

Таким образом, германский подводный флот оказался наиболее удачливым, хотя и не имел столь внушительной поддержки надводный сил и морской авиации, как британский. На счету подводников ее величества только 70 боевых и 368 торговых германских судов общим тоннажем 826 300 тонн. Их союзники американцы потопили на тихоокеанском театре войны 1178 судов общим тоннажем 4,9 миллиона тонн. Не была благосклонна фортуна и к двумстам шестидесяти семи советским подводным лодкам, которые за время войны торпедировали только 157 боевых кораблей и транспортов противника общим водоизмещением 462 300 тонн.

«Летучие голландцы»


В 1983 году немецкий режиссер Вольфганг Петерсен снял фильм «Das U-Boot» по одноименному роману Лотара-Гюнтера Бухгейма. Значительная часть бюджета покрывала расходы на воссоздание исторически достоверных подробностей. Фото: Bavaria Film

Прославившаяся в фильме «U-Boot» подводная лодка U-96 относилась к прославленной VII серии, составлявшей основу U-Bootwaffe. Всего было построено семьсот восемь единиц разных модификаций. Свою родословную «семерка» вела от лодки UB-III времен Первой мировой, наследуя ее плюсы и минусы. С одной стороны, в подлодках этой серии максимально экономился полезный объем, что влекло страшную тесноту. С другой — их отличала предельная простота и надежность конструкции, не раз выручавшей моряков.

16 января 1935 года фирма «Дойче Верфт» получила заказ на строительство первых шести субмарин этой серии. В последствие ее основные параметры — 500 тонн водоизмещения, дальность плавания 6250 миль, глубина погружения 100 метров — несколько раз улучшались. Основой лодки был разделенный на шесть отсеков прочный корпус, сваренный из стальных листов, толщина которых на первой модели составляла 18-22 мм, а на модификации VII-C (самая массовая в истории субмарина, выпущено 674 единицы) достигала уже 28 мм в центральной части и до 22 мм в оконечностях. Таким образом, корпус VII-C рассчитывался на глубины до 125-150 метров, но мог погружаться и до 250, что было недосягаемо для субмарин союзников, нырявших лишь на 100-150 метров. Кроме того, такой прочный корпус выдерживал попадания 20 и 37 мм снарядов. Дальность плавания у этой модели выросла до 8250 миль.

Для погружения наполнялись водой пять балластных цистерн: носовая, кормовая и две боковые легкого (наружного) корпуса и одна, расположенная внутри прочного. Хорошо подготовленный экипаж мог «нырнуть» под воду всего за 25 секунд! При этом боковые цистерны могли брать и дополнительный запас топлива, и тогда дальность плавания возрастала до 9700 миль, а на последних модификациях — до 12 400. Но помимо этого, лодки могли дозаправляться топливом в походе от специальных субмарин-танкеров (серии IXD).

Сердце лодок — два шестицилиндровых дизеля — вместе выдавали 2800 л.с. и разгоняли судно в надводном положении до 17–18 узлов. Под водою субмарина шла на электромоторах фирмы «Сименс» (2х375 л.с.) с максимальной скоростью 7,6 узлов. Конечно, этого было недостаточно для того, чтобы уйти от эсминцев, однако вполне хватало для охоты на тихоходные и неповоротливые транспорты. Основным оружием «семерок» были пять 533-мм торпедных аппаратов (четыре носовых и один кормовой), которые «стреляли» с глубины до 22 метров. В качестве «снарядов» наиболее часто применялись торпеды G7a (парогазовая) и G7e (электрическая). Последняя значительно уступала в дальности хода (5 километров против 12,5), зато не оставляли после себя характерного следа на воде, максимальная скорость же у них была примерно одинаковая — до 30 узлов.

Для атак целей внутри конвоев немцы изобрели специальный прибор маневрирования FAT, с помощью которого торпеда выписывала «змейку» или атаковала с разворотом до 130 градусов. Такими же торпедами отбивались от наседавших на хвост эсминцев — выпущенная из кормового аппарата, она шла им навстречу «лоб в лоб», а затем резко разворачивалась и била в борт.


Помимо традиционных контактных, торпеды могли оснащаться и магнитными взрывателями — для их подрыва в момент прохождения под днищем корабля. А с конца 1943 года на вооружение поступает акустическая самонаводящаяся торпеда Т4, которую можно было выпускать, не целясь. Правда, при этом сама подлодка должна была остановить винты или быстро уйти на глубину, чтобы торпеда не вернулась.

Лодки вооружались и носовым 88-миллиметровым и кормовым 45-миллиметровым орудиями, в последствии весьма полезной 20-миллиметровой зениткой, защищавшей ее от самого страшного врага — патрульных самолетов Британских ВВС. Несколько «семерок» получили в свое распоряжение радары FuMO30, которые обнаруживали воздушные цели на расстоянии до 15 км и надводные цели — до 8 км.

Они потонули в пучине морской…


Кинофильм Вольфганга Петерсена «Das U-Boot» показывает, как был устроен быт подводников, плававших на подлодках VII серии. Фото: Bavaria Film

Романтический ореол героев с одной стороны — и мрачная репутация пьяниц и бесчеловечных убийц с другой. Такими представляли германских подводников на берегу. Однако напивались вдрызг они только один раз в два-три месяца, когда возвращались из похода. Именно тогда они были на глазах у «общественности», делающей поспешные выводы, после чего уходили отсыпаться в казармы или санатории, а затем в совершенно трезвом виде готовились к новому походу. Но эти редкие возлияния были не столько празднованием побед, сколько способом снять чудовищный стресс, которые подводники получали в каждом походе. И даже несмотря на то, что кандидаты в члены экипажей проходили в том числе и психологический отбор, на подлодках бывали случаи нервных срывов у отдельных моряков, которых приходилось успокаивать всей командой, а то и просто привязывать к койке.

Первое, с чем сталкивались подводники, только-только вышедшие в море, — страшная теснота. Особенно этим страдали экипажи субмарин VII серии, которые, будучи и без того тесными по конструкции, вдобавок набивались под завязку всем необходимым для дальних походов. Спальные места экипажа и все свободные уголки использовались для хранения ящиков с провизией, поэтому отдыхать и принимать пищу экипажу приходилось где придется. Чтобы взять дополнительные тонны топлива, его закачивали в цистерны, предназначенные для пресной воды (питьевой и гигиенической), таким образом, резко сокращая ее рацион.

По этой же причине немецкие подводники никогда не спасали своих жертв, отчаянно барахтающихся посреди океана. Ведь разместить их было просто некуда — разве что засунуть в освободившийся торпедный аппарат. Отсюда закрепившаяся за подводниками репутация бесчеловечных извергов.

Чувство милосердия притуплялось и постоянным страхом за свою собственную жизнь. Во время похода приходилось постоянно опасаться минных полей или вражеской авиации. Но самым страшными были вражеские эсминцы и противолодочные суда, а точнее, их глубинные бомбы, близкий разрыв которой мог разрушить корпус лодки. При этом можно было только надеяться на быструю смерть. Гораздо страшнее было получить тяжелые повреждения и безвозвратно падать в пучину, с ужасом слушая, как трещит сжимаемый корпус лодки, готовый проломиться внутрь потоками воды под давлением в несколько десятков атмосфер. Или хуже того — навсегда лечь на мели и медленно задыхаться, понимая при этом, что никакой помощи не будет…

Источник: "Вокруг Света", автор: Сергей Кутовой


Главное за неделю