Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Становление советского флота: Введение

по материалам авторов -
В.Н. КРАСНОВ - кандидат военно-морских наук, капитан 1 ранга,
Е.А. ШИТИКОВ - кандидат технических наук, лауреат Государственной премии, вице-адмирал

Гражданская война и иностранная интервенция принесли России неисчислимые бедствия. В тяжелом положении оказался отечественный флот, потеряв 416 кораблей, из них 174 боевых и 242 вспомогательных. Материальная часть оставшихся судов была изношена практически до предела. “В общем ходе революции и гражданской войны на долю морского флота выпали особенно тяжелые удары... В сумме это означало, что флота у нас нет”, - писал М.В. Фрунзе, в то время заместитель Председателя Реввоенсовета. Необходимо было безотлагательно принимать меры к возрождению флота, чтобы обеспечить защиту столь протяженных морских границ молодой Советской республики. На это и был направлен ряд решений партии и правительства сразу же после окончания гражданской войны.

В первую очередь началась работа по восстановлению портов и судостроительных предприятий, что позволило уже в 1922 г. приступить к ремонту кораблей и судов. В короткий срок судоремонтники и моряки отремонтировали и ввели в строй многие боевые корабли. К 1924 г. в составе Балтийского флота находились два линейных корабля, крейсер (“Аврора”), восемь эсминцев, девять подводных лодок и другие корабли. Черноморский флот имел крейсер, два эсминца, две подводные лодки и двенадцать других судов. Восстанавливались Каспийская и Амурская флотилии. С каждым годом стало возрастать общее водоизмещение флота: в 1923 г. - 82 тыс. т., в 1924 г. - 90, 1925 г.-116 и в 1926 г. -139 тыс. т.

Оживление экономики и индустриализация страны создавали условия для более планомерного возрождения и становления флота. Были приняты шестилетняя (1926-1932 гг.) и пятилетняя (1929-1933 гг.) кораблестроительные программы, а в июле 1933 г. вышло постановление Совета Труда и Обороны “О программе военно-морского строительства на 1933-1938 гг.” Выполнением этих трех программ закладывалась основа нового Военно-Морского Флота.

Роль и место флота в системе Вооруженных Сил СССР были определены в мае 1928 г. на заседании Реввоенсовета. Задача флота состояла в содействии операциям сухопутных войск на приморских направлениях, обороне берега, баз и центров на побережье совместно с армией, а также в действиях на морских коммуникациях. Военно-морское строительство ориентировалось на создание легких надводных и подводных сил, укрепление береговой и минно-позиционной обороны, морской авиации берегового базирования, что вполне отвечало экономическим возможностям страны.

В первом бюджетном году (1926-1927) на восстановление флота было выделено 64 млн. руб. В последующие годы финансирование военного кораблестроения и ремонта судов непрерывно возрастало.

В результате восстановительных работ был введен в строй Черноморского флота крейсер “Коминтерн” (бывш. “Память Меркурия”), достроены крейсера “Адмирал Лазарев” (новое название “Червона Украина”), “Адмирал Нахимов” (“Красный Кавказ”) и “Светлана” (“Профинтерн”, затем “Красный Крым”), заложенные еще в 1913 г. Все корабли пополнили Черноморский флот. “Красный Кавказ” существенно отличался от двух других крейсеров, прежде всего артиллерией. На нем вместо пятнадцати 130-мм пушек были установлены четыре новых 180-мм дальнобойных орудия, созданные в советский период.

Три линейных корабля “Марат” (бывш. “Петропавловск”), “Октябрьская революция” (бывш. “Гангут”) и “Парижская коммуна” (бывш. “Севастополь”) прошли основательную модернизацию. Их энергетические установки полностью переведены на нефтяное отопление. Усилены зенитная артиллерия и броневая защита. Улучшена противоминная система. Установлены новые приборы управления стрельбой. Обновлены штурманская техника, средства связи и наблюдения.

После капитального ремонта и модернизации в 1916-1928 гг. в состав Балтийского флота вошло 10, в состав Черноморского - 3 эсминца типа “Новик”.

Строительство новых надводных кораблей началось с торпедных катеров. Проект первого опытного катера “Первенец” разработала конструкторская группа ЦАГИ под руководством А.Н. Туполева. Катер был сдан флоту в опытную эксплуатацию в июле 1927 г. В ходе дальнейших испытаний была выявлена недостаточная мореходность катера, отмечена слабость торпедного вооружения (одна торпеда 450-мм калибра).

На серийных туполевских катерах типа Ш-4 было установлено два торпедных аппарата желобного типа, улучшены мореходные качества. 56 таких катеров в пяти сериях флот получил к 1932 г.

Основным типом торпедного катера в советском флоте стал Г-5 (ГАНТ-5) в дюралевом корпусе, водоизмещением около 18 т, вооруженный двумя торпедами 533-мм калибра и способный развивать скорость до 52 уз. К началу Великой Отечественной войны флот имел 269 торпедных катеров, преимущественно типа Г-5.

Сторожевой корабль типа “Ураган” проекта 2 создан коллективом конструкторов во главе с В.А. Никитиным. Головной корабль вошел в строй в сентябре 1931 г. Его водоизмещение 600 т, скорость хода 25 уз. Вооружение состояло из двух 102-мм и двух 45-мм пушек, одного трехтрубного 450-мм торпедного аппарата. В качестве главных двигателей корабля применена вполне современная двухвальная котлотурбинная установка, размещенная эшелонированно.

Большим недостатком корабля было отсутствие гидроакустических средств поиска подводных лодок. До начала войны было построено и сдано флоту 18 сторожевых кораблей различных проектов.

В 1932-1935 гг. конструкторской группой В.А. Никитина спроектирован и новый эсминец типа “Гневный” проекта 7, пришедший на смену “новикам”. При проектировании этого корабля частично заимствован итальянский опыт, что стало возможным благодаря деловым контактам советских конструкторов с фирмой “Ансальдо”. Эсминец “Мистрале”, спроектированный этой фирмой, стал ближайшим прототипом “семерки”.

Головной эсминец “Гневный” был заложен в Ленинграде 27 ноября 1935 г., а флоту сдан в конце октября 1938 г. Эсминцы этого типа пошли в серийное производство.

К сожалению, эсминец, как и сторожевой корабль, не имел активных гидролокационных средств обнаружения погруженных подводных лодок. Слабым было и зенитное вооружение.

Высокая оценка мореходных качеств “семерок” и прочности их корпусов, данная Госкомиссией в ходе приемо-сдаточных испытаний “Гневного” и серийных кораблей, не вполне подтвердилась опытом дальнейшей эксплуатации. На Северном флоте в штормовую погоду имел место случай перелома полубака у эсминца “Громкий” а эсминец “Сокрушительный” затонул в результат те отрыва кормы на штормовой волне и затопления помещений. Старые русские “новики” более уверенно плавали в условиях плохой погоды.

Еще во время постройки “Гневного” в британском флоте в 1937 г. произошло событие, повлиявшее на ход строительства “семерок”. Столкнувшись с миной у берегов Испании, подорвался и потерял ход английский эсминец “Хантер”. Его энергетическая установка размещалась по линейному принципу, как и на “Гневном”. Критика проекта 7 получила резонанс, дошла до высшего руководства страны, родила волну репрессий в отношении видных и талантливых кораблестроителей флота. Репрессиям подверглись в первую очередь проектировщики корабля. В спешном порядке под руководством главного конструктора О.Ф. Якоба был разработан улучшенный проект корабля - 7У.

В новом проекте было принято эшелонированное размещение энергетической установки, в каждом из двух эшелонов находилось два котла и турбина. За счет четвертого котла (на “семерке” было три) повышена паропроизводительность и увеличена мощность каждого турбозубчатого агрегата до 27 тыс. л.с.. Другим стал силуэт корабля: появилась вторая дымовая труба, а в состав артвооружения добавлена 45-мм пушка.

Спуск на воду главного корабля “Сторожевой” проекта 70 состоялся в октябре 1938 г., а вступление в строй - в 1940 г.

Разработка лидера эскадренных миноносцев, кораблей типа “Ленинград” проекта 1, началась раньше, чем эсминца “Гневный”. Это объяснялось тем, что имевшиеся в составе флота эсминцы “новики” нуждались в обеспечении их большим кораблем при входе в групповые торпедные атаки. Главным конструктором “Ленинграда” был В.А. Никитин. Заложенный в Ленинграде 5 ноября 1932 г., этот корабль был сдан флоту 5 декабря 1936 г. При водоизмещении 2693 т лидер имел в составе вооружения пять 130-мм, два 76-мм и пять 45-мм орудий, два четырехтрубных торпедных аппарата. Лидер обладал рекордной для своего времени скоростью - 43 уз., которую обеспечивала работа трехвальной паротурбинной установки с тремя главными турбозубчатыми агрегатами общей суммарной мощностью около 67 000 л.с.

Лидеры проекта 38 несколько отличались от “Ленинграда”. Всего было построено 6 кораблей обеих проектов: по два - в Ленинграде, Николаеве и Комсомольске-на-Амуре. Спроектированный и построенный в Италии по заказу СССР лидер “Ташкент” оснащался отечественным вооружением. Его главная артиллерия состояла из шести 130-мм орудий.

Слабыми местами отечественных лидеров оказались общая и местная прочность корабля в условиях большого волнения моря, а также большая заливаемость, явившаяся следствием выбранных в угоду максимальной скорости обводов корпуса.

Масштабы строительства противоминных кораблей и качество трального вооружения в советском флоте далеко не соответствовали масштабам и совершенству минного оружия, примененного в первые же дни Великой Отечественной войны. Постройка тральщиков даже не предусматривалась шестилетней и пятилетней кораблестроительными программами, хотя проектирование их началось еще в 1930 г. Эскизный проект выполнялся секцией НТК под руководством Ю.А. Шиманского.

Главным конструктором тральщика типа “Трал” проекта 3 был Г.М. Веркасо. При проектировании учитывался опыт эксплуатации дореволюционного тральщика типа “Клюз”. Заложенный осенью 1933 г. в Севастополе головной корабль “Трал” вошел в состав Черноморского флота летом 1936 г. Его водоизмещение составляло 476 т, полная скорость под дизелями не превышала 18 уз. Главным вооружением корабля были тралы Шульца, змейковый и параван-трал. В ходе строительства тральщиков в проект 3 вносились изменения, улучшающие тактико-технические характеристики корабля. Так появились новые проекты -53,58,53У.

К середине 1941 г. было построено всего 40 тральщиков, что явно не удовлетворяло потребностям флота для надежной защиты от минной опасности. К тому же построенные тральщики оказались не приспособленными для траления мин с неконтактными взрывателями. Потребовалась разработка принципиально новых неконтактных тралов.

Основу речных флотилий, прежде всего Днепровской и Амурской, составляли монитор. Для первой из них на судостроительном заводе Киеве в 1934 г. построен первый монитор “Ударный” водоизмещением 252 т. Его артиллерия состояла из двух 130-мм и двух 45-мм орудий. 1936 г. в состав флотилии вошли шесть нов мониторов типа “Железняков”. На них были установлены по два 102-мм орудия во вращающейся башне, а также по три 45-мм пушки.

Амурская флотилия пополнялась более мощными мониторами “Хасан”, “Перекоп”, “Сиваш” проекта 1190, построенными на заводе “Красное Сормово” (достраивались в Хабаровске). Они вступали в строй уже в годы Великой Отечественной войны и после нее. На флотах имелись и канонерские лодки.

При выполнении первых кораблестроительных программ наибольшее развитие получили подводные лодки.

Начало подводному кораблестроению СССР положила закладка в 1927 г. шести больших торпедных подводных лодок типа “Декабрист” 1 серии. Их проектировала конструкторская группа под руководством Б.М. Малинина. Они вступили в строй в 1930-1931 гг. Лодки были двухкорпусные, клепаной конструкции. Прочный корпус разделялся на семь водонепроницаемых отсеков. Шесть торпедных аппаратов было в носу, два - в корме.

Преемниками русского “Краба” конструкции М.П. Налетова стали подводные минные лодки-заградители типа “Ленинец” II серии, разработанные также группой Б.М. Малинина. При водоизмещении 1025/1321 т (надводная/подводная) полуторакорпусные шестиотсечные лодки могли принимать от 14 до 28 мин, которые размещались в двух трубах внутри прочного корпуса. Торпедное вооружение состояло из 12 торпед (шесть в носовых аппаратах и шесть в запасных). Артиллерийское вооружение было аналогично “Декабристу”. Недостатком подводных лодок типа “Ленинец” (“Л”) - слишком длительное время погружения (до 3 мин) и всплытия.

После подводных минных лодок-заградителей II серии строились семиотсечные лодки этого предназначения XI и ХШ серий с улучшенными характеристиками и вооружением.

Наиболее многочисленными в подводных силах были средние подводные лодки типа “Щука” (“Щ”) и малые лодки типа “Малютка” (“М”). До начала Великой Отечественной войны в состав ВМФ их было соответственно 77 и 78.

Головная “Щука” (“Щ-301”) Ш серии была передана флоту в октябре 1933 г. В ее проектировании, кроме главного конструктора Б.М. Малинина, принимали участие К.И. Руберовский и С.А. Базилевский. Подводная лодка была полуторакорпусной, клепаной конструкции, с булями. Прочный корпус имел шесть отсеков. Водоизмещение лодки 572/692 т. Надводная скорость не превышала 12,5 уз., подводная -6 уз. В носу имелись четыре, в корме - два торпедных аппарата. Общий запас торпед - 10. Артвооружение состояло из двух 45-мм пушек. Предельная глубина погружения 90 м. Госкомиссия, проводившая приемосдаточные испытания подводной лодки, выявила ряд недостатков: неудачная конструкция торпедно-погрузочного устройства, большая шумность механизмов, плохая обитаемость. В то же время подчеркивались высокие мореходные качества “Щуки”, простота и прочность ее конструкции, надежность механизмов.

В дальнейшем, до 1938 г., строились подводные лодки типа “Щ” V серии в трех вариантах и Х серии. Была переработана конструкция торпедопогрузочного устройства. За счет установки новых дизелей повышена надводная скорость, несколько снижена шумность механизмов, а на лодках Х серии предусмотрено продувание главного балласта непосредственно воздухом высокого давления. Время аварийного продувания сократилось в 3 раза.

Проект малой подводной лодки типа “М” VI серии был разработан по инициативе и под руководством конструктора А.Н. Асафова. Ее водоизмещение 157/197 т, полная надводная скорость 13 уз., под водой 7 уз. Лодка была однокорпусной, четырехотсечной, одновальной. На вооружении она имела два торпедных аппарата в носу, без запасных торпед. Артиллерия состояла из одной 45-мм пушки, размещенной впереди рубки.

Головная “Малютка”, заложенная в Николаеве в конце августа 1932 г., вступила в состав Тихоокеанского флота в апреле 1934 г. Вся VI серия состояла из 30 лодок. На специальных железнодорожных платформах малые лодки в готовом виде перевозились из Николаева к месту постоянного базирования.

Особое место в подводном кораблестроении занимает спроектированная А.Н. Асафовым в 1930-1931 гг. эскадренная подводная лодка типа “Правда” IV серии. Предполагалось, что, имея сильную артиллерию, состоящую из двух 100-мм и одной 45-мм орудий, лодка может участвовать в эскадренных морских боях и во взаимодействии с надводными кораблями атаковать вражеские корабли. Водоизмещение двухкорпусной “Правды” 931/1685 т, полная надводная скорость 20 уз., подводная - около 10 уз. Подводная лодка имела 6 торпедных аппаратов, четыре - в носу, два - в корме, дальность плавания в надводном положении 5535 миль. Впервые в кораблестроении на этой лодке были применены наружные шпангоуты прочного корпуса.

Однако корабль плохо управлялся в подводном положении. Большой запас плавучести (77% от нормального водоизмещения) значительно увеличивал время погружения. Имела место ненадежная работа ряда систем и устройств лодки. Командование Военно-Морским Флотом приняло решение ограничиться строительством только трех лодок IV серии: “Правды”, “Звезды”, “Искры” (П-1, П-2, П-З). Все они вступили в строй в 1936 г.

К средним лодкам относились и подводные лодки типа “С” IX и IХ-бис серий. Прототипом этих лодок была немецкая субмарина Е-1, с которой ознакомились советские конструкторы в период первого военно-технического сближения СССР и Германии в 30-е годы. Конструкторы советского варианта лодки - В.Н. Перегудов и В.Ф. Критский. Прочный корпус лодки был клепаным, легкий - сварным. При водоизмещении 840/1000 т семиотсечная лодка имела четыре торпедных аппарата в носу, два в корме. В составе артвооружения - 100-мм и 45-мм пушки.

Головная лодка С-1 и вторая С-2 IX серии приняты в состав флота в сентябре 1936 г. Госкомиссия отмечала высокие боевые, мореходные и маневренные качества лодки. Срочное погружение занимало всего 45-60 с. Полная надводная скорость около 20 уз., а экономическая - 9 уз. Лодка могла пройти в надводном положении 8800 м. Автономность 30 суток.

Серийные подводные лодки типа “С” IХ-бис серии существенно модернизированы, оснащены новыми средствами связи и навигации, двумя перископами, шумопеленгаторной станцией. На лодках стали устанавливать новые восьмицилиндровые четырехтактные дизели марки Д-2 с наддувом.

В течение 1933-1937 гг. Военно-Морской Флот получил от промышленности 25 надводных кораблей, 137 подводных лодок и 137 торпедных катеров. Число самолетов морской авиации с 1934 по 1938 год возросло с 255 до 1433, орудий береговой обороны - с 364 до 896. К сожалению, в составе морской авиации преобладали гидросамолеты (в 1937 г. их было 40%). В то же время бурное развитие авиации и угроза нападения с воздуха требовали увеличения количества истребителей на флоте и усиления зенитного вооружения кораблей и береговой обороны.

Несмотря на значительные экономические трудности первых лет советской власти, страна не забывала уделять посильного внимания организации морских научных экспедиций в интересах народного хозяйства и обороноспособности.


Главное за неделю