Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    36,09% (48)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,31% (31)
Одну российскую
    21,80% (29)
Ни одной
    18,80% (25)

Поиск на сайте

Адмирал И.С. Юмашев

Автор: капитан 1 ранга Дмитриев И.Г.

Родился Иван Юмашев 27 сентября (9 октября) 1895 года в Тифлисе (Тбилиси). Сын железнодорожника, он за неуплату был отчислен из пя­того класса реального училища и с 15 лет начал трудиться (сапожником, затем рабочим завода цементных изделий, рассыльным в управлении За­кавказских железных дорог). После смерти отца Иван переехал с матерью на ее родину, в село Капустин Яр Астраханской губернии, где батрачил у кулаков, работал писарем в волостном правлении. Летом 1912 года он прочитал в газете объявление: "Кронштадтская школа юнг производит набор...". В сентябре 1912 года Юмашев поступил в школу юнг, начав вос­хождение к высотам морского мастерства. Он служил на кораблях кочегаром, машинистом, электриком, после обучения в учебно-артиллерийском отряде плавал на крейсере «Богатырь» старшиной первой башни. К февральской революции Юмашев – старшина 12-дюймовой башни одной из береговых батарей Балтийского флота, председатель революционного батарейного комитета. Но в сентябре Юмашев тяжело заболел и уехал в отпуск к матери. Жители Капустина Яра избрали его председателем сель­совета и комитета бедноты. В августе 1918 года моряк вступил в члены ВКП (б), позднее возглавлял отряд, боровшийся с бандитизмом. В февра­ле 1919 года он поступил в Нижне-Астраханский отряд Волжско-Каспийской флотилии, был комендором, старшим комендором и команди­ром батареи, принимал участие в боях на Волге и Каспии.


В августе 1920 года по путевке партии военмора откомандировали на Балтийский флот командиром батареи линкора "Петропавловск". В 1921 году участники Кронштадтского мятежа арестовали его как больше­вика и члена судового комитета. Однако когда начался штурм Кронштад­та, арестованные разоружили стражу и помогли наступавшим. После по­давления мятежа Юмашев возвратился на линкор и с марта был назначен помощником командира. Пока подбирали командира линкора, Юмашев командовал кораблем, затем до 1924 года плавал на линкоре, переимено­ванном в "Марат". Знаний, разумеется, не хватало. В январе 1924 года Юмашев поступил в штурманские классы курсов усовершенствования командного состава и через год окончил их. Слушателем он участвовал в переходе Архангельск— Владивосток на посыльном судне "Боровский". Это было его первое знакомство с Тихим океаном.

После окончания специальных курсов усовершенствования комсос­тава флота в 1925 году Юмашев служил помощником и старшим помощ­ником командира эсминца, крейсера, линкора, в 1927 году принял эс­минец "Дзержинский" Черноморского флота, затем командовал крейсе­ром "Профинтерн", дивизионом эсминцев, бригадой крейсеров. В 1932 году окончил тактические курсы командиров кораблей при Военно-морской академии. Знания и командирские качества Юмашева отметил в 1934 году командующий Черноморским флотом, аттестовав его как "од­ного из лучших командиров по управлению кораблем".

В 1937 году Юмашев — начальник штаба Черноморского флота. С ян­варя 1938 по июль 1939 года он командовал этим флотом, а весной 1939 года его назначили командующим Тихоокеанским флотом. Кандидатуру Юма­шева предложил Н. Г. Кузнецов, когда его с поста командующего ТОФ перевели в Москву заместителем наркома ВМФ. Кузнецов мотивировал это тем, что хорошо знал Юмашева. А. А. Жданову он говорил: "На Тихом океане командующему предоставлена большая самостоятельность. Там нужен человек с опытом. У Юмашева такой опыт есть, а все остальные командующие — еще новички".

Уже в апреле флагмана 2-го ранга Юмашева представили активу Ти­хоокеанского флота. В предвоенные годы энергичный командующий до­бивался повышения боеготовности флота. В первую очередь он изучил огромный, слабо освоенный театр, затем занялся его совершенствовани­ем. И ранее тихоокеанцы были застрельщиками нового опыта, теперь же в строй входили новые корабли, требовались новые ремонтные заводы, порты, аэродромы, батареи и многое другое, без чего флот — не флот. Член Военного Совета С. Захаров, назначенный на Тихоокеанский флот вместе с Юмашевым, позднее отмечал, что командующий "всегда спо­койный, неторопливый", был любим за простоту и сердечность, нахо­дил возможность выходить в море, беседовал с моряками и был внимате­лен к их нуждам. После начала Великой Отечественной войны Тихоокеанский флот формально не воевал, но фактически постоянно оставался в боевой го­товности. Япония могла в любой момент напасть. Об этом свидетельство­вали повторявшиеся провокации.

На 2000 миль побережья к началу войны флот располагал 2 лидера­ми, 12 эсминцами, 6 сторожевыми кораблями, 30 тральщиками, 46 кате­рами-тральщиками, 92 сторожевыми катерами, 91 подводной лодкой, при­мерно 150 торпедными катерами и 500 самолетами против японского флота, имевшего линейные корабли, авианосцы и многочисленную авиацию.

Так как флот Советского Союза на Тихом океане многократно уступал по численности японскому, оставалось рассчитывать лишь на оборону побе­режья. Морякам следовало совместно с сухопутными войсками осуществ­лять противодесантную оборону, действовать на неприятельских комму­никациях авиацией и подводными лодками, защищать морские пути со­общения.

Наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову после начала Великой Отечествен­ной войны потребовалось немало усилий, чтобы доказать необходимость создания на Тихом океане минных заграждений. 12 июля 1941 года нача­лись первые постановки мин в заливе Петра Великого, около Владиво­стока, а затем и возле других дальневосточных военно-морских баз. Ко­рабли и суда оповестили об опасных для плавания районах. Чтобы на минные поля не зашли иностранные суда, в районе Владивостока орга­низовали специальные корабельные дозоры. Были выделены суда для уничтожения сорванных с якорей мин. Минные заграждения в сочета­нии с артиллерией составили прикрытие важных пунктов от десантов. Владивосток укрепляли и с суши. Тысячи жителей участвовали в по­стройке оборонительных сооружений, в городах соблюдали светомаски­ровку, готовясь к возможному нападению, рассредоточивали корабли, самолеты, склады. Юмашев говорил: "Чтобы обеспечить устойчивую оборону, нужно возможно максимально зарываться в землю". Между командующими флота и Дальневосточного фронта были установлены отношения дружбы и взаимодействия.

Учитывая значение военно-морских баз, тихоокеанцы уже 6 сентяб­ря 1941 года приняли эффективные меры по их защите, пользуясь пер­вым опытом обороны Таллина и Одессы. Учения флота проходили в усло­виях, приближенных к боевым, за кромкой минных заграждений. В шта­бах изучали опыт действующих флотов и применяли его при боевой и политической подготовке.

После начала войны Японии против США и их союзников опасность со стороны японского флота и Квантунской армии стала меньше. В этих условиях тихоокеанцы помогали действующим флотам и фронтам. Тихо­океанский флот служил резервом гигантскому фронту, протянувшемуся на западе. Еще в октябре 1941 года командующие фронтом и флотом были вызваны в Москву, где на вопрос И. В. Сталина, какую поддержку могут оказать фронту, обещали помощь всемерную. На фронт шли морские бри­гады. Свыше 140 тысяч моряков-тихоокеанцев воевало на советско-гер­манском фронте. На Северный флот были отправлены лидер, 2 эсминца и 6 подводных лодок, на Черное море— 10 малых лодок с экипажами и 6 катеров-охотников; на те же флоты перебрасывали торпедные катера и самолеты. При этом Юмашев знал, что нападение Японии не исключено и рассчитывать придется только на свои силы.

Переход "Л-15", "Л-16", "С-51", "С-54", "С-55", "С-56" из Петро­павловска- Камчатского через Датч-Харбор, Сан-Франциско, Панаму, Галифакс (Канада) и Рейкьявик в Полярный с 25 сентября 1942 по июнь1943 года явился наиболее длительным плаванием советских подводных лодок, каждая из которых прошла более 17 000 миль и пробыла в море 2200 часов.

За исключением торпедированной в пути "Л-16", моряки тихо­океанских подводных лодок достигли цели, продемонстрировали умение и мужество в трудных условиях Заполярья, а Г. И. Щедрин и И. Ф. Кучеренко получили звания Героя Советского Союза. В 1942 году лидер "Баку" и эс­минцы "Разумный" и "Разъяренный" по Северному морскому пути пере­шли на Баренцево море и усилили Северный флот.

Через Владивосток шло значительное количество грузов из США для нужд фронта. Прибывали и новые корабли, в том числе десантные, кото­рые осваивали тихоокеанцы и затем использовали для защиты судов от мин и временами — для охранения конвоев. Осваивали и новые боевые корабли, поступавшие от промышленности. Командование держало флот в постоянной боевой готовности, хотя военных действий до августа 1945 года не было. Вице-адмирала беспокоила оборона побережья, и он просил помо­щи средствами, однако их не было, пока шла война на западе. Однако нарком ВМФ старался, чтобы опыт действующих флотов становился до­стоянием тихоокеанцев.

В 1943 году И. С. Юмашева произвели в адмиралы. Это явилось свиде­тельством понимания его роли в подготовке Тихоокеанского флота к над­вигающейся войне. Тихоокеанский флот стал гигантским учебным отрядом, на котором готовили кадры для воюющих флотов. В частности, офицеров обучало Тихоокеанское Высшее военно-морское училище; мирная обстановка позволяла на учебных кораблях предоставлять морскую практику буду­щим командирам флота.

Опытные, знающие моряки потребовались на Тихом океане летом 1945 года, когда разрабатывался план войны против Японии.

Основанием для вступления в войну явились многочисленные провокации японцев и их союзников на границах СССР и в море. В 1941 — 1944 годах японцы за­держали 178 советских судов, свыше десятка были потоплены японскими или неопознанными судами. Япония являлась союзником Германии и Италии — противников антигитлеровской коалиции. Квантунская армия, в 1941 году по численности приближавшаяся к миллиону человек, в соот­ветствии с существующими планами готовилась вторгнуться в пределы СССР. Начиная войну с Японией Советский Союз выполнял обязатель­ства, которые брал на себя перед союзниками в соответствии с догово­ренностями на Крымской конференции в Ялте (февраль 1945 года) и Потсдамской конференции (июль 1945 года).

С 1945 года во время боевой подготовки флот стал больше переходить от решения оборонительных к решению наступательных задач. В частно­сти, готовилась к десантам усиленная численно морская пехота. Моряков морально настраивали на необходимость разгрома Японии для заверше­ния войны.

В соответствии с замыслом военных действий три фронта (1-й, 2-й Дальневосточные и Забайкальский) должны были нанести удар по силам Квантунской армии, расчленить и разгромить ее при поддержке Амур­ской флотилии. Тихоокеанскому флоту была поставлена задача, взаимо­действуя с войсками, овладеть портами Северной Кореи, чтобы воспре­пятствовать японскому флоту доставлять в эти порты подкрепления. Свою роль должны были сыграть морская авиация и подводные лодки. Север­ной Тихоокеанской флотилии следовало оборонять побережье Татарско­го пролива и Охотского моря, а Петропавловскому военному гарнизо­ну — берега Камчатки. При благоприятном развитии действий предпола­галось овладеть Южным Сахалином и Курильскими островами.

На Дальний Восток, кроме подкреплений, отправился нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов, которого Сталин послал для координации действий флота и армии. Адмирал Юмашев напряженно работал над планом операций. Руко­водство высадками десантов он взял на себя. Их следовало осуществлять ранее, чем к портам подходили сухопутные войска. Для этого использова­ли быстроходные катера при поддержке авиации.

5 августа 1945 года была установлена разграничительная линия между советской и американской зонами боевых действий. В ночь на 8 августа Военный совет Тихоокеанского флота получил директиву Ставки: пе­рейти на оперативную готовность №1, приступить к постановке оборо­нительных минных заграждений; прекратить одиночное плавание транспортных судов, направив их в пункты сосредоточения; организо­вать движение конвоев; развернуть подводные лодки. 8 августа Совет­ское правительство объявило войну Японии, а боевые действия нача­лись в ночь на 9 августа.

В составе Тихоокеанского флота были 2 крейсера, лидер эсминцев, 12 эсминцев и миноносцев, 78 подводных лодок, 204 торпедных катера, десантные суда, тральщики и другие корабли, более 1500 самолетов. Япон­цы располагали 500 кораблями и судами. У них недоставало горючего. Тем не менее неприятель мог еще наносить опасные удары.

Тихоокеанский флот перевели на оперативную готовность №1 к рас­свету 8 августа. Торговые суда укрылись в указанных пунктах, была введе­на система конвоев. С 9 по 12 августа скрытно были выставлены минные заграждения на подступах к Владивостоку, бухтам Владимир и Ольга, Петропавловску, в Татарском проливе и Сахалинском заливе всего 1788 мин и 170 минных защитников. По мобилизационным планам были развернуты 12 подводных лодок, перебазировалась авиация.

После начала успешного наступления советских войск против Кван­тунской армии Юмашев по согласованию с Маршалом Советского Со­юза А. М. Василевским организовал захват северокорейских портов Юки, Расин и Сейсин, чтобы помешать японцам перебрасывать подкрепления и эвакуировать свои войска под давлением частей 1-го Дальневосточного фронта, наступавших вдоль берегов Северной Кореи.

Первыми массированные атаки на порты Юки, Расин и Сейсин 9 и 10 августа производили пикирующие бомбардировщики и штурмовики, а также торпедные катера, истребившие в портах десятки судов. 11 августа сложилась обстановка, удобная для высадки в двух первых портах. В ночь на 12 августа разведывательный отряд флота был высажен в Юки и обна­ружил, что японский гарнизон оставил город. Вскоре десантный отряд высадился в Расине, также оставленном противником. Оба десанта осу­ществлялись с быстроходных катеров, которые поддерживали артиллери­ей сторожевые корабли, тральщики и катера. В Юки было решено переве­сти 13 торпедных катеров, организовать оборону и траление. 14 августа в Расине пришлось выбивать японцев с островов у входа в залив.

Трудности для советских моряков составили донные неконтактные мины, поставленные перед Гензаном, Сейсином и Расином авиацией США с 12 июля до 11 августа. Несмотря на то, что фарватеры пробомбили глубинными бомбами торпедные катера, на них подрывались суда, и при­шлось отказаться от Расина как маневренной базы.

Так как обстановка в ходе решительного наступления изменялась быстро, приходилось принимать импровизированные решения. Успешное продвижение войск через Юки и Расин создало предпосылки десантов в Сейсин, Одецин и Гензан.

Когда стало известно о взятии Юки и отходе японских войск к севе­ру, Юмашев решил ускорить подготовку высадки в Сейсин, начатую 11 ав­густа, в надежде, что противник ослабит и его оборону. Первоначально следовало высадить прямо в порт разведотряд флота, чтобы выяснить си­стему обороны Сейсина и удерживать порт до прибытия главных сил — отдельного батальона и отдельной 13-й бригады морской пехоты. Они должны были занять город и удерживать его до подхода войск 25-й армии. Отряд кораблей составили минный заградитель "Аргунь", 6 фрегатов, 7 тральщиков, 6 сторожевых, 18 торпедных катеров, 12 десант­ных судов, 7 транспортов при поддержке 261 самолета. Сейсин, важный порт в Корее и сильную военно-морскую базу, японцы стремились со­хранить до последней возможности, что привело к серьезным боям.

Несмотря на туман, 12 августа 4 торпедных катера с радиолокатора­ми установили, что кораблей в Сейсине не было. Утром 13 августа под обстрелом неприятельских батарей торпедные катера без потерь высадили разведывательный отряд и роту автоматчиков. Так как японцы изобразили слабость сил, желая отвести десантников от берега и уничтожить, днем с кораблей в порт был высажен 355-й отдельный батальон морской пехоты с пулеметной ротой. Этим передовым отрядам при поддержке артиллерии кораблей и пришлось принять бой с многочисленным гарнизоном, достигавшим 4000 человек.

Тем временем на 3 группах судов к Сейсину подошли главные силы — 13-я отдельная бригада морской пехоты. Ее войска прибыли в ночь на 15 августа и за час высадились на причалы порта. При поддержке корабельной артиллерии, а после улучшения погоды — и авиации, десантники все же 15 августа не смогли прорвать позиции против­ника. Лишь после прибытия полевой артиллерии они перешли в наступ­ление, а к вечеру 16 мая в город вошли части фронта, продолжившие преследование отходивших японцев.

Юмашев наблюдал за событиями. Когда стало известно о появлении в море юго-восточнее Сейсина японского соединения из линкора и 4 эс­минцев, командующий не прерывал десантную операцию, однако при­нял необходимые меры. Подводные лодки получили предупреждение, авиации следовало усилить разведку. В готовность привели торпедные ка­тера, торпедоносную и бомбардировочную авиацию, выслали в море до­полнительно подводные лодки. Адмирал провел бессонную ночь. К счас­тью, темнота и туман не позволили японской эскадре найти суда с десан­том, удар неприятельской авиации не увенчался успехом. Морская пехота взяла Сейсин, Назначенный командующим Южным морским районом генерал-лей­тенант С. И. Кабанов организовал оборону захваченных портов, чтобы в них могли базироваться советские корабли. Генералу, основавшему свой штаб в Сейсине, довелось организовать высадку десантов в Одецине и Гензане. 19 августа десантники взяли без боя Одецин, оставленный не­приятельскими войсками. Так как в соответствии с приказом о безогово­рочной капитуляции японские войска начали 19 августа сдаваться, было решено высадить в сильно укрепленную военно-морскую базу Гензан с гарнизоном до 6000 человек небольшой десант из подразделений 13-й от­дельной бригады морской пехоты с усилением. Высадку проводили на боевых кораблях без специальной подготовки. Десант вышел из Сейсина и днем 21 августа высадился в порту. Японское командование в Гензане не торопилось сдаваться перед малочисленными советскими моряками. Сдача гарнизона началась только утром 22 августа, К вечеру, после высад­ки воздушного десанта на аэродром, капитуляция завершилась. Были взя­ты значительные трофеи.

На заключительном этапе Манчжурской наступательной операции были отправлены воздушные десанты в Дальний и Порт-Артур, в кото­рых участвовали и моряки. 22 августа над Порт-Артуром был поднят со­ветский Военно-морской флаг.

В середине августа Северная Тихоокеанская флотилия начинала бое­вые действия за освобождение Южного Сахалина и Курильских островов. 10 августа адмирал поставил Северной Тихоокеанской флотилии задачу овладеть портами Южного Сахалина Высаженные десанты способствова­ли освобождению острова.

По плану после подготовки 56-му стрелковому корпусу с 16 по 18 ав­густа следовало перейти в наступление и преодолеть первую линию оборо­ны японцев на Сахалине, тогда как Северной Тихоокеанской флотилии нужно было высадить десант в Эсутору (Углегорск). В ходе прорыва второй линии обороны с 19—25 августа предстоял десант в порт Маока (Холмск). За 15 суток наступающим необходимо было пройти 450 километров.

С 11 по 16 августа наступление на суше началось и завершилось пле­нением японского гарнизона Котонского укрепленного района. Этому спо­собствовали действия моряков. Из-за туманов и низкой облачности штаб флотилии не смог разве­дать оборону противника в Эсутору, и было решено высадить десант в небольшой порт Торо (Шахтерск). Он состоял из 365-го отдельного батальона морской пехоты и батальона 113-й стрелковой бригады, све­денные в разведывательный отряд, второй и третий эшелоны, которые следовало доставить на 4 десантных отрядах и отряде поддержки. План предусматривал последовательную высадку в зависимости от сведений об обстановке. Передовые подразделения высаживались с боевых ко­раблей при поддержке их артиллерии прямо на причалы порта. Общее руководство десантом проводил командующий флотилией вице-адми­рал В. А. Андреев, хорошо знавший Тихоокеанский театр и владевший опытом десантов на Черном море. На Сахалине советские войска 25 августа заняли центральный город Тойохара, а морской десант овладел военно-морской базой Огомари (Корсаков).

В ночь на 15 августа Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Маршал Советского Союза А. М Василевский приказал командующему Тихоокеанским флотом и командующему 2-м Дальневос­точным фронтом овладеть Шумшу, Парамуширом и другими Курильски­ми островами. Подготовленная всего за сутки операция явилась примером совместных действий армии, авиации и флота.

Военный совет Тихоокеанского флота, оставив за собой общее руко­водство, поручил проведение операции командующему войсками Кам­чатского оборонительного района генерал-майору А Р. Гречко и команди­ру Петропавловской военно-морской базы капитану 1 -го ранга Д. Н. По­номареву.

Следовало внезапной высадкой в северо-восточной части Шумшу нанести удар в направлении японской базы Катаока, овладеть островом и с него, как с плацдарма, позднее взять острова Парамушир и Онекотан.

Курильская десантная операция завершилась взятием островов Боль­шой и Малой Курильской гряды 1 сентября. А 2 сентября на линейном корабле "Миссури" был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии.

Существенный вклад в проведение всех этих операций внес И. С. Юма­шев. За заслуги он 14 сентября 1945 года был удостоен звания Героя Совет­ского Союза. В послевоенные годы потребовалось немало усилий, чтобы вытралить мины, продолжать пополнение флота и оборудование театра, а также обучение моряков. Деятельность адмирала оценили высоко. 17 января 1947 года постановлением Совета Министров СССР Юмашева назначили Главнокомандующим Военно-Морскими Силами, а 26 февраля 1950 года указом Президиума Верховного Совета СССР — военно-морским мини­стром. Пост этот он занимал до 20 июля 1951 года.

С 10августа 1951 года до отставки, которая последовала 4января 1957 года, И. С Юмашев — начальник Военно-морской академии. Скон­чался он после непродолжительной болезни 2 сентября 1972 года.

За службу И. С. Юмашев был удостоен звания Героя Советского Со­юза, 6 орденов Ленина, 3 орденов Красного Знамени, ордена Красной Звезды и многих медалей. Похоронен Иван Степанович на Коммунистической площадке Серафимовского кладбища в Ленинграде. Но в памяти народной его имя свя­зано с Краснознаменным Тихоокеанским флотом.


Главное за неделю