Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,78% (37)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,51% (20)
Ни одной
    19,35% (18)
Одну российскую
    19,35% (18)

Поиск на сайте

Адмирал В.Ф. Трибуц

Автор: к.в.н., доцент, заведующий кафедрой Петросян В.Н.

Владимир Филиппович Трибуц родился в июле 1900г. В 1917г. окончил военно-лекарскую школу в Петрограде и в декабре стал работать в Николаевском госпитале. В 1918г. он направлен на Каспийскую флотилию, где и получил первый боевой опыт. Удовлетворив просьбу о назначении на корабль, 25 марта 1920 года Трибуца определили лекарским помощником на эсминец "Деятельный".


За несколько лет службы на Каспии Трибуц участвовал в мор­ских походах, в боях на суше и на море. Моряки канонерской лодки вы­двигали его депутатом Бакинского Совета. По всем статьям военмор подходил для дальнейшей службы на флоте, да и самому ему она оказалась по нраву. В августе 1922 года грамотного юношу с группой матросов направили в распоряжение Управления Военно-мор­ских учебных заведений. 3 октября 1922 года Трибуц стал слушателем под­готовительного курса Военно-морского училища, позднее названного именем М. В. Фрунзе.

На сред­нем специальном курсе изучали мореходные науки и оружие флота, на старшем, кроме изучения теории морского дела, приобретали навыки управления артиллерийскими и торпедными стрельбами, летом уходили в практическое плавание.

Начиналось возрождение флота после разрухи Гражданской войны. В 1923 году Трибуца послали на крейсер "Аврора", который начали приво­дить в порядок. Уже в 1924 году восстановленный комсомольцами крейсер с учебным судном "Комсомолец" ходил в плавание за границу по марш­руту Кронштадт - Берген - Мурманск - Архангельск - Тронхейм — Крон­штадт; среди других курсантов на борту крейсера был и В. Ф. Трибуц. Сле­дующим летом курсант проходил практику на линкоре "Парижская Ком­муна", а 6 октября 1926 года в числе 10 лучших закончил училище и был назначен помощником вахтенного начальника этого линейного корабля и командиром башни главного калибра. В 1927 году Трибуц уже вахтенный начальник. В 1928 году за добросовестную службу его удостоили По­четной грамоты РВС Морских сил Балтийского моря.

С конца 1928 года Трибуц — старший вахтенный начальник, 2-й по­мощник командира линкора. Осенью 1929 года его зачислили слушателем Военно-морской академии. До начала учебы ему довелось пройти еще одно нелегкое испытание. С Балтики на Черное море переводили "Парижскую Коммуну" и крейсер "Профинтерн". По просьбе командира линкора на время похода Трибуца вернули на ко­рабль. Он отличился в штормовом плавании и в награду получил именной маузер с надписью:

"Стойкому защитнику пролетарской рево­люции В. Ф. Трибуцу от РВС СССР". Позднее адмирал передал награду в Военно-морской музей.

За время учебы Трибуц стажировался на различных кораблях и в час­тях, побывал в заграничном плавании на теплоходе "Кооперация". Акаде­мию он закончил в апреле 1932 года по первому разряду, был назначен старшим помощником линкора "Марат", ставшего отличным кораблем. Участвовал в учениях и под флагом командующего Балтийским флотом Л. М. Галлера ходил в Польшу (1934).

В декабре 1934 года Трибуца назначили командиром эсминца "Яков Свердлов", бывшего "Новика", прославленного действиями в Первую мировую войну. Владимир Филиппович позднее вспоминал: "Назначение свое я встретил с радостью и гордостью. Командовать кораблем — это большая, ответ­ственная и почетная задача. С большой энергией принялся я за изучение организации корабельной службы, оружия корабля, методов его приме­нения, более детально стал изучать наставления по использованию ко­раблей такого класса. Мне нужно было освоить управление кораблем, выходы из гавани, постановку к стенке, совместное плавание в составе дивизиона, в охранении линейных кораблей". Вскоре Трибуц сделал эс­минец лучшим кораблем этого класса на Балтике. Заслуги командира были оценены орденом Красной Звезды.

Более командовать кораблями не доводилось, так как в даль­нейшем его опыт и способности использовали на штабной работе. В конце 1936 года капитана 2-го ранга по предложению И. С. Исакова, нового на­чальника штаба КБФ, назначили начальником отдела боевой подготовки Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). В январе 1938 года Трибуца вызвал Сталин, в длительной беседе вы­яснил его знания и мысли. В феврале 1938 года последовало назначение начальником штаба КБФ. На флоте изучали новый БУМС-37. Командиры ко­раблей, подводных лодок, авиаторы учились тактике совместных действий, отрабатывали действия разно­родных сил.

В апреле 1939 года флагмана 2-го ранга назначили командующим КБФ, в начале 1940 года присвоили звание флагмана 1-го ранга. Трибуц стал одним из самых молодых командующих флотами. Ему пришлось осваивать новые корабли и подводные лодки. Несмотря на молодость, полученный разносторонний опыт помог справиться с весьма сложными задачами.

После подписания советско-германского Договора, уже в ходе начавшейся Второй мировой войны, Трибуц участвовал в переговорах о предоставлении военно-морских баз в Прибалтике. Вско­ре флот смог дислоцироваться в Таллине, Палдиски, Риге, Лиепае. В июле 1940 года главная база флота была перемещена из Кронштадта в Таллин. Туда же переехал и командующий.

Огромные усилия потребовались для подготовки новых портов для базирования боевых кораблей, создания береговой обороны, аэродромов, связи и прочей инфраструктуры флота.

Первый военный экзамен Трибуц сдал в конфликте с Финляндией. Зимняя кампания 1939—1940 годов заставила принимать неординарные решения. Подводные лодки и надводные корабли действовали, несмотря на ледовые условия, что пригодилось позднее, в годы более серьезных испытаний. Флот овладел островами в Финском заливе. В марте 1940 года в наркомате обороны Владимир Филиппович выступил с док­ладом, обобщив полученный опыт. За успешные действия КБФ он получил орден Ленина и звание вице-адмирала.

Летом 1941 года все явственней становилась неизбежность войны с фашистской Германией. Трибуца беспокоило, что основные силы флота (отряд легких сил, отряд торпедных катеров, бригада подводных лодок и другие корабли) базируются вблизи границы, в Либаве (Лиепае). Тесно стоящие в гавани корабли представляли хорошую цель для авиации. В мае 1941 года командующий получил разрешение наркома ВМФ перевести часть сил в Рижский залив. Позднее Н.Г. Кузнецов писал: "Июнь с первых же дней был необычайно тревожным, буквально не проходило суток, чтобы В. Ф. Трибуц не сообщал мне с Балтики о каких-либо зловещих новостях. Чаще всего они касались передвижения около наших границ немецких кораблей, сосредоточения их в финских портах и нарушения нашего воздушного пространства". Командующий знал, что германские торговые суда спешно покида­ют советские порты, что в море замечено движение подводных лодок. Тревогу вызывало и неожиданное прекращение достройки купленного у Германии крейсера "Лютцов". Несмотря на указания из столицы не под­даваться на провокации, вице-адмирал принимал меры предосторожно­сти. 16 июня были выставлены дополнительные корабельные дозоры. Спешно достраивали береговые укрепления и батареи. Одна­ко сухопутное командование не предполагало прорыва неприятеля в глу­бину территории СССР, и к началу войны план прикрытия военно-мор­ских баз с суши не был утвержден. Единого командования обороной Моонзундских островов и других прибрежных пунктов не было.

События развивались стремительно. Только в ночь на 22 июня он получил приказ оставить в Рижском заливе крейсер и дивизион эсминцев, остальные эсминцы и крейсер вывести в Таллин, а линкоры держать в Кронштадте, но это сделать уже не успели.

19 июня Военный совет КБФ решил привести флот в повышенную боевую готовность. Трибуц позвонил Н. Г. Кузнецову и предложил заранее начать минные постановки в Финском заливе. Тот одобрил принятые меры, но предложил с минными постановками подождать. В Москве еще надея­лись на мирный исход событий. 21 июня командующий знал, что после заграждения минными полями входов в свои порты Мемель, Пиллау, Кольберг гитлеровцы начали ставить мины в советских территориальных водах. КБФ мины пришлось ставить уже после начала боевых действий. Несколько кораблей и судов погибли на заграждениях, поставленных противником в мирные дни.

В 17.00 21 июня командующий направил командирам частей, соеди­нений и кораблей телеграмму с указанием держать дежурные корабли и части, находящиеся в боевом ядре, готовыми в любой момент использовать оружие.

Военный совет КБФ под свою ответственность разрешил самолетам и зенитной артиллерии открывать огонь без предупреждения по самоле­там-нарушителям.

В субботний вечер 21 июня Трибуц бодрствовал. В 23.15 позвонил Н. Г. Кузнецов, сообщил о возможном нападении и приказал перевести флот на готовность № 1. Вскоре отработанный в мирное время приказ был выполнен. Погасли маяки и створные огни, штаб готовился к пере­езду на остров Суурупи, западнее Таллина, где подготовили береговой командный пункт флота. Оставалось только ждать. После 3.20 командую­щий получил первые сообщения о нападениях на советские суда, прика­зал идущим в море транспортам зайти в порты. О нападении гитле­ровцев вице-адмирал немедленно сообщил в Москву. В 5.17 Трибуц подписал теле­грамму всем соединениям, частям и кораблям: "Германия начала нападение на наши базы и порты. Силой оружия отражать противника".

В первые часы потерь на кораблях не было. Началось развертывание флота по планам мобилизации. Теперь уже из Москвы звонили и торопи­ли с минными постановками, которые под прикрытием береговых бата­рей должны были перекрыть Финский залив. К вечеру 22 июня суда с минами вышли в море. Из Рижского залива для прикрытие вышел крейсер "Максим Горький", эсминцы "Гневный", "Гордый" и "Стерегущий". Однако на подходах к указанному району эсминец и крейсер подорвались на минах. "Гневный" пришлось затопить, а для спасения крейсера, у которого оторвало нос, Трибуц послал отряд кораблей и авиацию. К 30 июня были выставлены 3500 мин и минных защитников, вместе с батареями на Осмуссаре и Ханко составившие непроходимый для про­тивника рубеж.

Неприятель вел наступление по суше, и 24 июня была окружена Либава (Лиепая). Трибуц приказал оборонять базу до последней возможности, но вскоре стало ясно, что дальнейшая оборона невозможна. 26 июня поступил приказ оставить базу, в которой были сосредоточены огромные запасы для флота. Командующий выехал в Ригу, над которой нависла опасность. Собрав совещание в Усть-Двинске, он приказал немедленно вывезти все, что можно, на боевых кораблях и вспо­могательных судах, а остальное уничтожить. В ночь на 28 июня крейсер "Киров", 6 эсминцев, более 20 транспортов с грузами ушли на восток, за ними последовали подводные лодки с плавбазой "Смольный". Эвакуация оказалась своевременной: 1 июля гитлеровцы взяли Ригу.

В мирное время балтийцы под руководством своего командующего готовились бороться с флотом противника, но неприятель­ский флот активности не проявлял. Морякам пришлось столкнуться с активными постановками мин, в том числе с неконтактными взрывателями, к чему тральные силы технически были не готовы. Не хватало тральщиков. Основной силой стала авиация, которая помогала остановить гитлеровское наступление на суше.

Отступление сухопутных войск потребовало от флота участия в обороне своих баз с суши. 29 июня нар­ком ВМФ Н. Г. Кузнецов приказал отстаивать Моонзундские острова. В подчинении флота оказалась и база Ханко. Все это пришлось оборонять в условиях, когда самому флоту угрожала опасность.

6 июля начальник штаба флота Ю. А. Пантелеев доложил Трибуцу, что между наступающими к Пярну немецкими войсками и Таллином со­ветских частей нет.

Командующий приказал вывести из строя порт Пяр­ну; это удалось сделать, затопив несколько судов. Связи с 8-й армией не было. В июле — августе командующий лично возглавил оборону Таллина. Пока высланные вперед части сдерживали противника, с 17 июля под городом создавали три линии обороны. Несмотря на недостаток войск, Трибуц рассчитывал удержать базу.

10—11 июля вице-адмирал побывал на Ханко, убедился в том, что защитники стойко держатся против неприятельских атак и обстрела. Он поставил задачу оттянуть как можно больше сил противника и обещал помощь. Вскоре на Ханко прибыли торпедные катера, 100-мм орудия и многое другое.

Вечером 12 июля на подходах к Ирбенскому проливу был обнаружен неприятельский конвой, и Трибуц решил разгромить его, используя раз­личные боевые средства. Сначала конвой обстреляла батарея с полуостро­ва Сырве, утром 13 июля удар нанесли торпедные катера, а за ними — бомбардировщики. Конвой полностью разгромить не удалось: эсминцы его так и не нашли. Однако при всех видимых недостатках неприятелю удалось нанести крупные потери и поднять дух моряков.

Ввиду продвижения противника потребовалось создать новую минно-артиллерийскую позицию с батареями на островах Гогланд, Лавенсаари, Большой Тютерс. Для постановки мин Трибуц приказал создать соединение под названием "Восточная позиция" из минных, сетевых заградителей, эсминцев, сторожевых кораблей, тральщиков и морских охотников. К концу июля несколько тысяч мин перегородили Финский залив.

В ночь на 8 августа 1941 года советские бомбардировщики с аэродро­ма Кагул на острове Сааремаа совершили первый налет на Берлин. Они продолжали налеты до 5 сентября, сбросив более 300 бомб. Все необходи­мое им доставляли корабли. В организации этих действий активное участие принимало командование флота.

К концу июля германское командование было вынуждено повернуть часть сил с Ленинграда на Эстонию, чтобы выполнить указания Гитлера: истребить советские войска и не дать им эвакуироваться из Таллина. Вви­ду усилившегося нажима противника 7 августа Трибуц доложил о сло­жившемся положении. 15 августа было принято решение подчинить 10-й корпус командующему флотом. На него возложили оборону главной базы. Используя артиллерию кораблей и отряды морской пехоты, удавалось удерживать Таллин, из которого вывозили материальные ценности. Так как фронт продвинулся далеко от Таллина, 26 августа Ставка разрешила эвакуи­ровать город. Расчеты и подготовку операции проводили под обстрелом неприятеля. Трибуц сохранял транспортные средства рассредоточенными в бухтах и, когда поступил приказ эвакуировать главную базу, эти суда и боевые корабли приняли всех, кого предстояло вывезти.

Был у вице-адмирала и другой замысел: перевезти войска с Ханко и Моонзундских островов в Таллин и объединенными силами начать на­ступление в сторону Нарвы. 20 августа он предложил этот план, но с ним не согласились: штаб Северо-Западного направления считал постановку вопроса преждевременной, но вскоре вопрос и вовсе отпал. Однако и тогда, и после войны Трибуц считал, что в сложившейся ситуации мож­но было надеяться на успех.

В Таллине собралось около 200 кораблей и судов, которым предстоя­ло пройти 321 километр по заливу, берега которого были у противника. Следовало ожидать как атак катеров, так и налетов авиации, и минных постановок на фарватере. В то же время на помощь своей авиации, пере­летевшей под Ленинград, в районе от Таллина до Гогланда рассчитывать не приходилось.

За несколько дней до начала операции на Гогланде была сформирована группа кораблей прикрытия для контроля за фарватерами и несения до­зорной службы. Немногочисленные тральные силы провели контрольные траления на отдельных участках фарватера. Военный совет принял пред­ложение начальника штаба флота Ю. А. Пантелеева вести суда и корабли по наиболее удаленному от берегов среднему фарватеру. С начала войны по нему прошли 223 конвоя с малыми потерями. Для перевозки войск были сформированы 4 конвоя во главе с опыт­ными офицерами. Боевые корабли составили главные силы, отряд при­крытия и арьергард. Трибуц поднял флаг на крейсере "Киров". На лидере "Минск", флагмане отряда прикрытия, был флаг контр-адмирала Пан­телеева. Арьергардом командовал командир минной обороны флота контр-­адмирал Ралль.

В ночь на 28 августа 23-тысячный гарнизон был погружен на суда. Знаменитый Таллинский прорыв дорого обошелся. Сказался недо­статок и тральщиков, и авиации. Тем не менее большинство судов и ко­раблей спаслись и внесли значительную вклад в оборону Ленинграда.

Зимой 1941—1942 годов флот помогал войскам, оборонявшим се­верную столицу, и готовился к следующей кампании. Весной, по замыслу Трибуца, подводные лодки, несмотря на противодействие неприятеля, прорывались на Балтику и топили суда, нарушая перевозки гитлеровцев, пока противник не перекрыл устье Финского залива минами и сетями, усилив их маневренными силами - катерами и самолетами.

Флот продолжал жить, не­смотря на блокаду. Моряки вели контрбатарейную борьбу, помогали вой­скам отбивать наступление противника, зимой и летом обеспечивали пе­ревозки по Ладоге. Когда же развернулось наступление на запад, флот также принял в нем участие. Трибуц лично руководил освобождением Моонзундских островов и Выборгской операцией. 23 сентября 1944 года он вернулся в Таллин. Вскоре подводные лодки и катера флота вышли на неприятельские коммуникации, во взаимодействии с авиацией нарушая эвакуацию разгромленных группировок противника.

Война завершилась. Получивший в 1943 году звание адмирала В. Ф. Три­буц продолжал командовать КБФ. После создания на театре двух флотов он до весны 1947 года командовал 8-м флотом. Приходилось руководить очисткой Балтики от мин, восстановлением баз, ремонтом кораблей и массой дел, необходимых в мирное время, чтобы флот в годы войны оказался боеспособен.

28 мая 1947 года адмирала назначили заместителем главнокомандую­щего войсками Дальнего Востока по морским силам, но уже через год отозвали в Москву. С весны 1949 года он — начальник Гидрографического управления ВМФ СССР, затем несколько лет заведовал кафедрой в Ака­демии Генерального штаба, с 1957 года до отставки в 1961 году служил в Главной инспекции Министерства обороны.

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский дал ему следующую аттестацию: "Адмирал Трибуц В. Ф. — культурный, всесторонне развитый, бое­вой адмирал. Обладает глубокими знаниями военно-морского дела, бога­тым командно-практическим и боевым опытом, а также высокой подго­товкой в области оперативного искусства и тактики высших соединений военно-морских сил. Хорошо знает службу и работу штабов соединений флота. Имеет ученую степень кандидата военно-морских наук.


Не останавливаясь на достигнутом, продолжает систематически ра­ботать над собой, расширяя свой кругозор в области военных и полити­ческих знаний. Военно-морское дело любит и работает с душой, проявляя при этом богатую инициативу. Тщательно готовится сам и подготавливает свой аппарат для проведения работ, связанных с инспектированием, ко­торое проводится на высоком уровне. Умеет хорошо организовать и обес­печить выполнение поставленных задач. При проведении мероприятий настойчив, принципиален, объективен и справедлив. В таком же духе воспитывает и своих подчиненных.

Трудолюбив и работоспособен. Дисциплинирован и умело поддержи­вает дисциплину у подчиненных. Свои взаимоотношения с ними строит на деловой основе. Пользуется большим авторитетом у подчиненных и офицеров флота. Принимает деятельное участие в партийно-политиче­ской работе".

Эта характеристика 24 мая 1960 года была утверждена аттестацион­ной комиссией Министерства обороны под председательством Маршала Советского Союза А. А. Гречко.

За службу Отечеству флотоводца наградили 2 орденами Ленина, ор­деном Октябрьской Революции, 4 орденами Красного Знамени, 2 орде­нами Ушакова I степени, орденом Нахимова I степени, орденом Крас­ной Звезды и многими медалями.

С февраля 1961 года Трибуц находился в отставке. Адмирал много занимался историей советского флота, в первую очередь Балтийского, подготовил свыше 200 публикаций, в том числе книги "Подводники Бал­тики атакуют" (1963), "Балтийцы наступают" (1968), "Балтийцы вступа­ют в бой" (1972), "Балтийцы сражаются" (1975). По совокупности науч­ных трудов его удостоили звания доктора исторических наук.


Главное за неделю