Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Международное морское право

Понятие международного морского права
Классификация морских пространств
Внутренние морские воды
Территориальное море
Морские пространства за пределами территориального моря
Прилежащая зона
Континентальный шельф
Исключительная экономическая зона
Части открытого моря за пределами исключительной экономической зоны
Международный район морского дна
Закрытое или полузакрытое море
Права государств, не имеющих морского побережья
Международные проливы
Международные морские каналы
Воды государств-архипелагов (архипелажные воды)
Международные организации в области освоения Мирового океана

1. Понятие международного морского права

Издавна пространства морей и океанов служат человечеству в качестве поприща разнообразной деятельности (мореплавания, добычи живых и неживых ресурсов моря, научных исследований и др.). В процессе этой деятельности государства и международные организации вступают в отношения друг с другом, которые регулируются юридическими нормами, взаимосвязанными и составляющими в целом область международно-правового регулирования, называемую международным морским правом.

Ввиду своеобразия морской деятельности подавляющее большинство норм международного морского права не встречается в других областях международно-правового регулирования. Таковы свобода судоходства в открытом море, право мирного прохода морских судов через территориальные воды иностранных государств, право беспрепятственного транзитного прохода судов и пролета летательных аппаратов через проливы, используемые для международного судоходства, и др. Некоторые из норм международного морского права рассматриваются в качестве его принципов ввиду их большого значения для регулирования морской деятельности. Укажем, в частности, на принцип свободы судоходства для всех судов всех государств в открытом море. Этот принцип оказывает определенное воздействие на содержание правового режима территориальных вод, исключительных экономических зон, международных проливов и некоторых других морских пространств. Целесообразно отметить также установленное Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года принципиальное положение о том, что все морские районы и зоны за пределами территориальных вод резервируются конвенцией для использования в мирных целях.

Международное морское право является органической частью общего международного права: оно руководствуется предписаниями последнего о субъектах, источниках, принципах, праве международных договоров, ответственности и др., а также взаимосвязано и взаимодействует с другими его отраслями (международное воздушное право, космическое право и т. д.). Разумеется, субъекты международного права при осуществлении своей деятельности в Мировом океане, затрагивающей права и обязанности других субъектов международного права, должны действовать не только в соответствии с нормами и принципами международного морского права, но также с нормами и принципами международного права в целом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержания международного мира и безопасности, развития международного сотрудничества и взаимопонимания.

Международное морское право является одной из наиболее древних частей международного права, уходящей своими корнями в эпоху античного мира. Но его кодификация впервые была осуществлена лишь в 1958 году в Женеве I Конференцией ООН по морскому праву, которая одобрила четыре конвенции: о территориальном море и прилежащей зоне; об открытом море; о континентальном шельфе; о рыболовстве и охране живых ресурсов моря. Эти конвенции и в настоящее время имеют силу для участвующих в них государств. Положения этих конвенций в той степени, в которой они декларируют общепризнанные нормы международного права, в частности международные обычаи, должны уважаться и другими государствами. Но при этом надо иметь в виду, что вскоре после принятия Женевских конвенций по морскому праву 1958 года новые факторы исторического развития, в частности появление в начале 60-х годов большого числа независимых развивающихся государств, потребовавших создания нового морского права, отвечающего интересам этих государств, равно как возникновение в результате научно-технической революции новых возможностей освоения Мирового океана и его ресурсов, привели к глубоким изменениям международного морского права. Эти изменения и нашли отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года; которую подписали 157 государств, а также ЕЭС и от имени Намибии Совет ООН по Намибии. Эта конвенция набрала 60 ратификаций, необходимых для ее вступления в силу, и с 16 ноября 1994 г. станет обязательной для ее участников. Многие другие государства соблюдают ее на практике. Помимо указанных выше конвенций международное морское право включает значительное число других международных соглашений и международных обычаев.

2. Классификация морских пространств

Пространства морей и океанов на нашей планете с международно-правовой точки зрения подразделяются на: 1) пространства, находящиеся под суверенитетом различных государств и составляющие территорию каждого из них; 2) пространства, на которые не распространяется суверенитет ни одного из них.

Принадлежность части Мирового океана к одному из указанных видов морских пространств определяет, таким образом, правовое положение, или правовой статус, этой части моря. Правовой же статус какого-либо морского пространства оказывает большое воздействие на порядок установления и содержания правового режима, регулирующего деятельность в данном пространстве. При этом, естественно, учитываются и иные обстоятельства, в частности значение соответствующего морского пространства для коммуникаций и различных видов сотрудничества между государствами.

В состав территории страны, имеющей морское побережье, входят части моря, расположенные вдоль его берегов и именуемые внутренними морскими водами и территориальным морем (или территориальными водами — оба термина равнозначны). В состав территории государств, состоящих полностью из одного и более архипелагов, входят архипелажные воды, расположенные между островами внутри архипелага.

Внутренние морские воды, территориальное море и архипелажные воды — лишь небольшая часть Мирового океана. Огромные пространства морей и океанов за их пределами не входят в состав территории и не подчинены суверенитету ни одного из государств, то есть имеютиной правовой статус. Однако классификация морских пространств только на основании их правового статуса не носит исчерпывающего характера. Как показывает практика, два, а иногда и более, морских пространства, имеющих одинаковый правовой статус, тем не менее имеют различные правовые режимы, которые регулируют в каждом из них соответствующую деятельность. Правовой режим внутренних морских вод в некоторых важных аспектах отличается от правового режима территориального моря, а правовой режим архипелажных вод не совпадает с правовым режимом ни внутренних вод, ни территориального моря, хотя все эти три части морских вод считаются соответственно водами прибрежного государства, то есть имеют единообразный правовой статус. Еще более пеструю картину можно наблюдать в рамках морских пространств, не подпадающих под суверенитет ни одного из государств и находящихся за пределами территориальных вод. Они состоят из районов, отличающихся друг от друга специфическим правовым режимом (прилежащая зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф и т. д.).

Указанные обстоятельства учитываются при классификации морских пространств.

Отдельный вид морских пространств составляют проливы, используемые для международного судоходства. В их пределах находятся воды, имеющие не только различные правовые режимы, но и различный правовой статус. Поэтому сами эти проливы делятся на ряд категорий.

Своеобразна ситуация с некоторыми важнейшими морскими каналами. Они, будучи искусственными сооружениями прибрежного государства и его внутренними водами, ввиду большого значения для международного судоходства подчинены специфическому международно-правовому режиму.

Таким образом, правовая классификация морских пространств должна осуществляться с учетом правового статуса и особенностей правового режима конкретного морского пространства. Этот подход соответствует исторически сложившейся традиции и в своей основе опирается также на Конвенцию по морскому праву 1982 года.

3. Внутренние морские воды

Понятие внутренних морских вод. В состав территории каждого государства, имеющего морское побережье, входят внутренние морские воды. Международные соглашения и национальные законы различных государств относят к ним воды, находящиеся между берегом государства и прямыми исходными линиями, принятыми для отсчета ширины территориального моря.

Внутренними морскими водами прибрежного государства считаются также: 1) акватории портов, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов; 2) море, полностью окруженное сушей одного и того же государства, а также море, все побережье которого и оба берега естественного входа в него принадлежат одному и тому же государству (например, Белое море); 3) морские бухты, губы, лиманы и заливы, берега которых принадлежат одному и тому же государству и ширина входа в которые не превышает 24 морских миль.

В том случае, когда ширина входа в залив (бухту, губу, лиман) больше 24 морских миль, для отсчета внутренних морских вод внутри залива (бухты, губы, лимана) проводится от берега к берегу прямая исходная линия в 24 морские мили таким образом, чтобы этой линией было ограничено возможно большее водное пространство.

Указанные выше правила отсчета внутренних вод в заливах (бухтах, губах и лиманах) не применяются к «историческим заливам», которые, независимо от ширины входа в них, считаются внутренними водами прибрежного государства в силу исторической традиции К таким «историческим заливам» относится, в частности, на Дальнем Востоке залив Петра Великого до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный (ширина входа 102 морские мили). Статус залива Петра Великого как «исторического залива» был определен Россией в 1901 году в правилах морского рыбного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства, а также в соглашениях России и СССР с Японией по вопросам рыболовства 1907, 1928 и 1944 годов.

Канада считает своими историческими водами Гудзонов залив (ширина входа около 50 морских миль). Норвегия — Варангер-фьорд (ширина входа 30 морских миль), Тунис — Габесский залив (ширина входа около 50 морских миль).

В нашей доктрине было высказано мнение о том, что сибирские моря типа Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского могут быть отнесены к историческим морским пространствам, поскольку эти ледовые заливы освоены для мореплавания и поддерживаются в судоходном состоянии на протяжении длительного исторического периода усилиями российских моряков и имеют несравнимое значение для экономики, обороны и защиты природной среды российского побережья. Судоходство по Северному морскому пути, который пролегает по указанным выше сибирским морям и обустроен большими усилиями нашей страны и наших мореплавателей, регулируется как судоходство по национальному морскому пути на недискриминационной основе. Постановлением Совета Министров СССР от 1 июля 1990 г. Северный морской путь открыт для судов всех флагов при соблюдении некоторых правил, в частности касающихся обязательной ледокольно-лоцманской проводки судов ввиду сложной навигационной обстановки и в целях обеспечения безопасности мореплавания в некоторых арктических районах, расположенных в пределах трассы Севморпути.

Правовой режим внутренних морских вод устанавливается прибрежным государством по его усмотрению. В частности, судоходство и рыболовство во внутренних морских водах, а также научная и изыскательская деятельность регулируются исключительно законами и правилами прибрежного государства. В этих водах иностранцам обычно запрещено заниматься любыми промыслами и исследовательской деятельностью без специального разрешения. Как правило, любые иностранные суда могут заходить во внутренние воды другого государства с разрешения последнего. Исключением являются случаи вынужденного захода судов ввиду стихийного бедствия, а также воды открытых портов.

Правовой режим морских портов. Акватории морских портов являются частью внутренних морских вод. Поэтому прибрежное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также порядок их пребывания там. Оно вправе как суверен решать вопрос о том, открывать или нет те или иные свои порты для захода иностранных судов. Этот международный обычай был подтвержден Конвенцией о режиме морских портов, заключенной в Женеве в 1923 году. Ее участниками являются около 40 прибрежных государств.

Тем не менее в интересах развития международных отношений прибрежные государства открывают многие из своих торговых портов для свободного захода иностранных судов без их дискриминации.

Согласно Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года, для захода в морские порты иностранных ядерных судов требуется предоставление соответствующему прибрежному государству заблаговременной информации о том, что такой заход не будет угрожать ядерной безопасности. Для захода в морские порты иностранных военных кораблей необходимо приглашение прибрежного государства или получение предварительного разрешения, а в некоторых странах требуется уведомить прибрежное государство.

Все суда во время пребывания в иностранных портах обязаны соблюдать законы и правила, а также распоряжения властей прибрежного государства, в том числе по вопросам пограничного, таможенного, санитарного режимов, взыскания портовых сборов и т. д. Обычно государства заключают между собой договоры о торговле и мореплавании, которые определяют порядок захода и правовой режим пребывания в портах торговых судов договаривающихся государств. При обслуживании иностранных судов и оказании им услуг в портах применяется один из двух принципов: национального режима (предоставление режима, которым пользуются отечественные суда) либо наибольшего благоприятствования (предоставление условий не худших, чем те, которыми пользуются суда какого-либо наиболее благоприятствуемого третьего государства).

Разрешение уголовных дел, касающихся моряков и других лиц, находящихся на борту иностранных судов при пребывании их в портах, и гражданских дел, связанных с самими указанными судами, их экипажами и пассажирами, относится к компетенции судебных учреждений прибрежного государства. Обычно власти прибрежного государства воздерживаются от осуществления уголовной юрисдикции в отношении моряков иностранных торговых судов в тех случаях, когда это не вызывается интересами прибрежного государства, то есть когда правонарушения, совершенные на борту иностранного торгового судна, не носят тяжкого характера, не затрагивают интересов граждан прибрежного государства, не нарушают общественного спокойствия или общественного порядка в нем или его безопасности, не затрагивают интересов лиц, не принадлежащих к составу экипажа данного судна.

Согласно международному обычаю и практике государств, во внутренних водах на иностранных судах внутренний распорядок (в частности, отношения между капитаном и экипажем судна) регулируется законами и правилами страны, флаг которой несет судно.

В 1965 году была заключена Конвенция по облегчению международного судоходства, которая содержит рекомендованные стандарты и практику для упрощения и уменьшения формальностей и документов, касающихся захода судов в иностранные порты, пребывания в них и выхода из них.

Военные корабли, законно находящиеся в иностранном порту, пользуются иммунитетом от юрисдикции прибрежного государства. Но они обязаны соблюдать законы и правила прибрежного государства, а также соответствующие нормы международного права (запрещение угрозы силой или ее применения, невмешательство и др.).

Государственные морские невоенные суда, в том числе и торговые, на основе исторически сложившегося давнего обычая также пользовались иммунитетом от иностранной юрисдикции на море. Однако Женевские конвенции 1958 года о территориальном море и прилежащей зоне, а также об открытом море, равно как и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, в отличие от указанного обычая, признают иммунитет лишь за государственными судами, эксплуатируемыми в некоммерческих целях.

Законодательство ряда государств, в частности США, также включает существенные ограничения иммунитета иностранных государственных торговых судов. В то же время в ряде заключенных СССР двусторонних договоров по вопросам торгового судоходства (с Ганой, Анголой и некоторыми другими странами) имелись положения о признании иммунитета за всеми государственными судами.

4. Территориальное море

Понятие территориального моря. Морской пояс, расположенный вдоль берега, а также за пределами внутренних морских вод (у государства-архипелага — за архипелажными водами), называется территориальным морем, или территориальными водами. На этот морской пояс определенной ширины распространяется суверенитет прибрежного государства. Внешняя граница территориального моря является морской государственной границей прибрежного государства. Основанием для признания за прибрежным государством права на включение территориального моря в состав его государственной территории послужили очевидные интересы этого государства в отношении как защиты своих береговых владений от нападений со стороны моря, так и обеспечения существования и благополучия своего населения за счет эксплуатации морских ресурсов прилегающих районов.

Суверенитет прибрежного государства распространяется на поверхность и недра дна территориального моря, а также на воздушное пространство над ним. Положения о распространении суверенитета прибрежного государства над территориальным морем содержатся в ст. 1 и 2 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года и ст. 2 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Естественно, что в территориальном море действуют законы и правила, установленные прибрежным государством.

В территориальном море суверенитет прибрежного государства осуществляется, однако, с соблюдением права иностранных морских судов пользоваться мирным проходом через территориальное море других стран.

Признание права мирного прохода иностранных судов через территориальное море отличает последнее от внутренних морских вод.

Ширина территориального моря. Нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря является линия наибольшего отлива вдоль берега. В местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов, для проведения исходной линии может применяться метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки.

При проведении исходных линий не допускается сколько-нибудь заметных отклонений от общего направления берега. Кроме того, система прямых исходных линий не может применяться государством таким образом, чтобы территориальное море другого государства оказалось отрезанным от открытого моря или исключительной экономической зоны.

На протяжении XIX и до середины XX столетия сложился международный обычай, согласно которому линия внешней границы территориального моря может находиться в пределах от 3 до 12 морских миль от исходных линий для измерения территориального моря. Комиссия международного права отметила в 1956 году, что «международное право не допускает расширения территориального моря за пределы 12 миль». Однако I Конференции ООН по морскому праву из-за разногласий между государствами не удалось зафиксировать это положение в принятой ею Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне. Лишь Конвенция ООН по морскому праву 1982 года впервые в договорном порядке декларировала в качестве универсальной нормы международного права положение о том, что «каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль», отмеряемых от установленных ею исходных линий. В настоящее время свыше 110 государств установили ширину территориального моря в пределах до 12 морских миль. Однако около 20 государств имеют ширину, превышающую лимит, установленный международным правом. А более 10 из них (Бразилия, Коста-Рика, Панама, Перу, Сальвадор, Сомали и некоторые другие) односторонними законодательными актами, принятыми до Конвенции ООН по морскому праву, расширили свои территориальные воды до 200 морских миль. По-видимому, решению возникшей таким образом проблемы сможет содействовать вступление в силу Конвенции по морскому праву или ее фактическое осуществление подавляющей частью государств.

Разграничение территориального моря между противоположными или смежными государствами в соответствующих случаях осуществляется по соглашениям между ними, учитывающим особенности каждого случая. При отсутствии такого соглашения прибрежные государства не могут распространять свое территориальное море за срединную линию.

Мирный проход иностранных судов через территориальное море. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года предусматривают право мирного прохода через территориальное море для иностранных судов. Под проходом через территориальное море понимается плавание судов с целью: а) пересечь это море без захода во внутренние воды, а также не вставая на рейде или в портовом сооружении за пределами внутренних вод; б) пройти во внутренние воды или выйти из них либо встать на рейде или в портовом сооружении за пределами внутренних вод. Проход иностранного судна через территориальное море считается мирным, если только им не нарушаются мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства.

Конвенция ООН по морскому праву указывает, в частности, что проход не является мирным, если проходящее судно допускает угрозу силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства либо любым другим образом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, осуществляет маневры или учения с оружием любого вида, любой акт, имеющий целью затронуть оборону или безопасность прибрежного государства, равно как и любой другой акт, не имеющий прямого отношения к проходу (подъем и посадка летательных аппаратов, выгрузка и погрузка товаров, валют, лиц, загрязнение моря, рыбная ловля и т. д.).

Прибрежное государство вправе принимать в своем территориальном море необходимые меры для недопущения прохода, который не является мирным. Оно может также без дискриминации между иностранными судами временно приостановить в определенных районах своего территориального моря осуществление права мирного прохода иностранных судов, если такое приостановление существенно важно для охраны его безопасности, включая проведение учений с использованием оружия. Такое приостановление вступает в силу только после должного оповещения о нем (дипломатическим путем или через «Извещения мореплавателям», или иным образом). По Конвенции при осуществлении права мирного прохода через территориальное море иностранные суда обязаны соблюдать законы и правила, принимаемые прибрежным государством в соответствии с положениями Конвенции и другими нормами международного права. Эти правила могут касаться: безопасности судоходства и регулирования движения судов; сохранения ресурсов и предотвращения нарушения рыболовных правил прибрежного государства; защиты окружающей среды; морских научных исследований и гидрографических съемок; таможенного, санитарного, фискального и иммиграционного режимов.

Правила прибрежного государства не должны, однако, относиться к проектированию, конструкции, комплектованию экипажа или оборудованию иностранных судов, если они не вводят в действие общепринятые международные нормы и стандарты. Следовательно, прибрежное государство не может по своему усмотрению определять технические характеристики судов, проходящих через его территориальное море, или порядок комплектования их экипажей и на этом основании регламентировать право мирного прохода.

Но иностранные суда при проходе должны соблюдать все законы и правила, а также общепринятые международные правила, касающиеся предотвращения столкновения в море.

Прибрежное государство в случае необходимости и с учетом безопасности судоходства может потребовать от иностранных судов, осуществляющих право мирного прохода через его территориальное море, пользоваться морскими коридорами и схемами разделения движения, которое оно может установить или предписать (с учетом рекомендаций компетентных международных организаций). Требование строго следовать по таким морским коридорам может быть выдвинуто в отношении танкеров или судов с ядерными двигателями или судов, провозящих ядовитые или опасные вещества и материалы.

Иностранные суда не могут облагаться никакими сборами лишь за их проход через территориальное море.

Уголовная и гражданская юрисдикция в отношении торговых судов и государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях. Уголовная юрисдикция прибрежного государства не осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода, за исключением следующих случаев:
  • а) если последствия преступления распространяются на прибрежное государство;
  • б) если совершенное преступление нарушает спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море;
  • в) если капитан судна, дипломатический агент или консульский чиновник государства флага обратится к местным властям с просьбой об оказании помощи;
  • г) если такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами.
Изложенные выше положения не затрагивают права прибрежного государства принимать любые меры, разрешаемые его законами, для ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод.

Прибрежное государство не должно останавливать проходящее через территориальное море иностранное судно или изменять его курс с целью осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находящегося на его борту. Оно может применять в отношении такого судна взыскания или арест по любому гражданскому делу только по обязательствам или в силу ответственности, принятой или навлеченной на себя этим судном во время или для прохода его через воды прибрежного государства. Прибрежное государство может осуществлять гражданскую юрисдикцию в отношении иностранного судна, находящегося на стоянке в территориальном море или проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод.

Государственные суда, используемые для некоммерческих целей, пользуются иммунитетом от уголовной и гражданской юрисдикции прибрежного государства. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне, а также Конвенция ООН по морскому праву предусматривают право мирного прохода иностранных военных кораблей через территориальное море. Однако первая предоставила ее участникам право делать оговорки, в том числе в отношении мирного прохода военных кораблей, вторая же не допускает такого рода оговорок, но содержит четкую регламентацию мирного прохода, о чем говорилось выше.

Военные корабли в территориальном море, как и в других районах Мирового океана, пользуются иммунитетом от действия властей прибрежного государства. Но, если иностранный военный корабль не соблюдает законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, и игнорирует любое обращенное к нему требование об их соблюдении, прибрежное государство может потребовать от него немедленно покинуть территориальное море. Это конвенционное требование, разумеется, должно быть немедленно выполнено, а любые возникающие в связи с этим вопросы должны быть урегулированы дипломатическим путем. Такие вопросы возникли, в частности, в 1986 и 1988 годах в связи с заходом военных кораблей ВМС США в тогдашние советские территориальные воды в Черном море. В результате стороны в 1989 году договорились о «едином толковании норм международного права», регулирующих мирный проход.

В соответствии с указанным документом они, наряду с другими положениями, согласились считать, что в районах территориального моря, где не предписаны морские коридоры или схемы разделения движения, суда пользуются тем не менее правом мирного прохода. В одновременно состоявшемся обмене письмами США заявили о том, что они без ущерба для их общей позиции по вопросу о мирном проходе «не имеют намерения осуществлять мирный проход американских военных кораблей через территориальное море Советского Союза в Черном море».

5. Морские пространства за пределами территориального моря

Понятие открытого моря в историческом развитии. Пространства морей и океанов, которые находятся за пределами территориального моря и не входят, следовательно, в состав территории ни одного из государств, традиционно именовались открытым морем. И хотя отдельные части этих пространств (прилежащая зона, континентальный шельф, исключительная экономическая зона и т. д.) имеют различный правовой режим, все они имеют одинаковый правовой статус: они не подчинены суверенитету какого-либо государства. Исключение открытого моря из-под действия суверенитета государства или группы государств было составной частью единого исторического процесса, сопровождавшегося одновременно признанием за каждым из государств права свободно пользоваться открытым морем.

Этот процесс оказался длительным и сложным, а возник он в результате потребностей государств в осуществлении свободы морских сношений для обмена производимыми товарами и доступа к заморским источникам сырья.

Идеи о свободном пользовании морем и недопустимости распространения на моря и океаны власти отдельных государств высказывались достаточно широко еще в XVI—XVII столетиях. Наиболее глубокое по тем временам обоснование эта точка зрения получила в книге выдающегося голландского юриста Гуго Греция «Свободное море» (1609 г.). Но всеобщее признание принцип свободы открытого моря получил только в начале XIX века. Его повсеместному утверждению долго препятствовала Великобритания, претендовавшая, часто не без успеха, на роль «владычицы морей».

В течение нескольких столетий под свободой открытого моря понималась прежде всего свобода мореплавания и морского рыболовства. Но с течением времени содержание понятия свободы открытого моря уточнялось и изменялось, хотя само открытое море оставалось при этом не подвластным ни одному из государств. В связи с достижениями науки и техники и появлением новых видов деятельности государств в Мировом океане традиционные свободы открытого моря во второй половине XIX и в начале XX века значительно расширились и пополнились. Они стали включать свободу прокладки по дну морей подводных телеграфно-телефонных кабелей, а также трубопроводов, свободу полетов в воздушном пространстве над открытым морем.

Сложившиеся к середине XX столетия понятия, а также положения, составляющие правовой режим открытого моря, были декларированы в Конвенции об открытом море 1958 года. В ней было указано: «Слова „открытое море" означают все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства» (ст. 1). Далее говорилось, что «никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету» и «открытое море открыто для всех наций», то есть находится в свободном пользовании всех государств. Раскрывая содержание последнего положения, Конвенция определила, что свобода открытого моря включает, в частности: 1) свободу судоходства; 2) свободу рыболовства; 3) свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы и 4) свободу полетов над открытым морем (ст. 2). Свобода открытого моря включала также свободу морских научных исследований. Однако новые факторы исторического развития привели к принятию в 1982 году всеобъемлющей Конвенции ООН по морскому праву. Новая Конвенция внесла в правовой режим открытого моря ряд крупных изменений. Она предоставила прибрежным государствам право устанавливать за пределами территориального моря в прилегающем к нему районе открытого моря исключительную экономическую зону шириной до 200 морских миль, в которой признаются суверенные права прибрежного государства на разведку и разработку естественных ресурсов зоны. Свобода рыболовства и свобода научных исследований в исключительной экономической зоне были упразднены и заменены новыми положениями. За прибрежным государством была признана юрисдикция в отношении сохранения морской среды и создания искусственных островов и установок.

Конвенция ООН по морскому праву, кроме того, по-новому определила понятие континентального шельфа, ввела понятие «район морского дна за пределами континентального шельфа», а также установила порядок разведки и разработки естественных ресурсов в пределах этих пространств.

Правовой режим морских пространств за пределами территориального моря. Предоставив прибрежным государствам ряд весьма существенных прав на ресурсы, защиту морской среды и регулирование научных исследований в пределах исключительной экономической зоны, Конвенция ООН по морскому праву вместе с тем не изменила правового статуса морских пространств за пределами территориального моря, подтвердив, что никакое государство не вправе претендовать на подчинение этих пространств своему суверенитету. Она сохранила в них, кроме того, за всеми государствами право пользования свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и другими узаконенными в международном порядке правами и видами использования открытого моря (ст. 58, 78, 89, 92, 135 и др.).

В морских пространствах за внешней границей территориальных вод суда, как и раньше, подчиняются исключительной юрисдикции государства, под флагом которого они плавают. Никакой иностранный военный, пограничный или полицейский корабль или любое другое иностранное судно не вправе препятствовать судам других государств пользоваться на законных основаниях свободами открытого моря или применять к ним принудительные меры. Из данного принципа допускаются строго ограниченные изъятия, применяемые в конкретных, четко определенных международным правом случаях.

Эти исключения, принятые всеми государствами, имеют целью обеспечить соблюдение в этих частях Мирового океана норм международного права и безопасность мореплавания в общих интересах. Так, за пределами территориальных вод военный корабль или военный летательный аппарат любого государства, равно как и другое судно и летательный аппарат, уполномоченные для этой цели своим государством, могут захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, арестовать находящихся на них лиц для последующего преследования в судебном порядке виновных в совершении актов пиратства в открытом море — насилия, задержания или грабежа, осуществленных экипажем в личных целях.

Помимо указанных выше случаев досмотр или задержание иностранного судна здесь могут иметь место на основе конкретного соглашения между государствами. В качестве примера назовем действующую Международную конвенцию об охране подводных кабелей 1984 года, которая предоставляет военным и патрульным судам государств, участвующих в Конвенции, останавливать невоенные суда под флагом государств — участников Конвенции по подозрению в повреждении подводного кабеля, а также составлять протоколы о нарушении Конвенции. Такие протоколы передаются государству, под флагом которого плавает судно-нарушитель, для его привлечения к ответственности. Конвенция ООН по морскому праву предусматривает также обязанность государств сотрудничать в дресечении перевозки рабов на морских судах, незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемых судами в открытом море в нарушение международных конвенций, а также несанкционированного вещания из открытого моря в нарушение международных обязательств.

Однако если задержание или досмотр судна или летательного аппарата по подозрению в незаконных действиях окажутся необоснованными, то задержанному судну должны быть возмещены любые убытки или ущерб. Это положение применяется и в отношении права преследования.

Международное право традиционно признавало за прибрежным государством право преследовать или арестовывать в открытом море иностранное судно, нарушившее его законы и правила во время пребывания этого судна во внутренних водах, территориальном море или прилегающей зоне этого государства. Это право Конвенцией ООН по морскому праву распространено и на нарушения законов и правил прибрежного государства, касающихся континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Преследование должно вестись по «горячим следам», то есть оно может начаться в момент, когда судно-нарушитель соответственно находится во внутренних водах, территориальном море, прилежащей зоне, в водах, покрывающих континентальный шельф, или в исключительной экономической зоне прибрежного государства, и должно осуществляться непрерывно. При этом преследование «по горячим следам» прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своей страны или третьего государства. Продолжение преследования в чужом территориальном море было бы несовместимо с суверенитетом государства, которому принадлежит это море.

Военные корабли, а также суда, принадлежащие государству (или эксплуатируемые им) и состоящие на государственной службе, пользуются за внешней границей территориального моря полным иммунитетом от принудительных действий и юрисдикции какого-либо иностранного государства.

Использование морских пространств в мирных целях и обеспечение безопасности мореплавания. Конвенция ООН по морскому праву установила, что морские воды за пределами территориального моря и международный район морского дна резервируются для использования в мирных целях. Это по меньшей мере означает, что в указанных морских районах государствами не должны допускаться какие-либо агрессивные, враждебные или провокационные действия друг против друга. Обеспечению мирной деятельности и мирных отношений на морях и океанах содействует и ряд других международных соглашений, которые частично или целиком направлены на решение этой проблемы. К ним относятся, в частности, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 года, Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года, Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного воздействия на природную среду 1977 года, а также Договор о создании безъядерной зоны в южной части Тихого океана 1985 года (Договор Раротонга).

Здесь действуют заключенные еще Советским Союзом двусторонние соглашения с США, Великобританией, ФРГ, Италией, Францией, Канадой и Грецией о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод. Эти соглашения предписывают военным кораблям участников соглашений во всех случаях находиться на достаточном удалении друг от друга, чтобы избегать риска столкновений, они обязывают военные корабли и воздушные суда не предпринимать имитаций атак или имитаций применения оружия, не проводить маневров в районах интенсивного судоходства, а также не допускать некоторых других действий, могущих повести к возникновению инцидентов на море и в воздушном пространстве над ним. Запрещенные соглашениями действия не должны применяться также и в отношении невоенных морских и воздушных судов.

Помимо военной стороны безопасность мореплавания включает и иные аспекты, касающиеся охраны человеческой жизни на море, предупреждения столкновений судов, спасания, конструкции и оборудования судов, комплектования экипажей, пользования сигналами и связью. В частности, морские государства неоднократно заключали с учетом развития и изменения условий мореплавания соглашения об охране человеческой жизни на море. Последний вариант Конвенции об охране человеческой жизни на море был одобрен на конференции, созванной Межправительственной морской организацией (с 1982 г.— Международная морская организация) в Лондоне в 1974 году. В Конвенции и Протоколе к ней 1978 года установлены обязательные положения, касающиеся конструкции судов, противопожарной безопасности, спасательных средств, достаточных для обеспечения всех пассажиров и членов судовой команды в случае аварии или возникшей опасности, состава экипажа, правил плавания ядерных судов и др. В Конвенцию 1974 года и Протокол 1978 года в последующем были внесены поправки, учитывающие технические достижения в этой области.

Действующие в настоящее время Международные правила предупреждения столкновения судов были приняты в 1972 году. В них определен порядок пользования сигналами (флажными, звуковыми или световыми), применения радиолокаторов, расхождения и скорости судов при их сближении и др. Вопросы спасания на море регулируются Конвенцией по поиску и спасанию на море 1979 года и Конвенцией о спасании 1989 года.

Общие положения, относящиеся к обязанностям государства в отношении обеспечения безопасности плавания судов, плавающих под его флагом, оказания помощи и ответственности в случае столкновения, содержатся в Конвенции об открытом море 1958 года и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Начиная с середины 80-х годов текущего столетия участились случаи совершения преступных актов, направленных против безопасности морского судоходства, которые квалифицируются как терроризм на море (захват судна силой или путем угрозы силой, убийства или взятие заложников на захваченных судах, разрушение оборудования на судах или их уничтожение). Такие акты совершаются во внутренних водах, в территориальном море и за его пределами. Эти обстоятельства побудили международное сообщество заключить в 1988 году Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против стационарных платформ на континентальном шельфе. Указанные соглашения предусматривают меры борьбы с терроризмом на море, возлагая на их участников осуществление этих мер.

Охрана морской среды. Принципиально важные положения, формулирующие обязанности государств по защите и сохранению морской среды, содержатся в Конвенции ООН по морскому праву. Они касаются предотвращения и сокращения загрязнения морской среды из источников, находящихся на суше, в результате деятельности на морском дне, загрязнения с морских судов, а также путем захоронения токсичных, вредных и ядовитых веществ или загрязнения из атмосферы или через нее.

Государствами были заключены специальные конвенции по борьбе с загрязнением моря нефтью. Это, в частности, Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 года, Конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения моря нефтью 1969 года, Международная конвенция о вмешательстве в открытом море в случаях аварий, приводящих к загрязнению моря нефтью 1969 года, которая в 1973 году была дополнена Протоколом о вмешательстве в открытом море в случаях загрязнения веществами иными, чем нефть.

В 1973 году вместо упомянутой выше Конвенции 1954 года с учетом интенсивности судоходства и появления новых источников загрязнений была заключена новая Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью и другими жидкими веществами. Она ввела «особые районы», в которых полностью запрещен сброс нефти и ее отходов (Балтийское море с проливной зоной, Черное и Средиземное моря и некоторые другие). В 1982 году новая конвенция вступила в силу.

В 1972 году была заключена Конвенция по предотвращению загрязнения моря с судов (имеется в виду сброс отходов и материалов, содержащих ртуть, радиоактивные вещества, отравляющие газы и подобные опасные вещества). Конвенция приравнивает к сбросу преднамеренное затопление судов, самолетов, платформ и других сооружений.

Предотвращению загрязнения морской среды радиоактивными отходами содействуют также Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах и Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения.

6. Прилежащая зона

Начиная с середины XIX века некоторые страны, у которых ширина территориального моря составляла 3—4—6 морских миль, стали устанавливать дополнительную морскую зону за пределами своего территориального моря для осуществления в ней контроля с целью обеспечения выполнения иностранными судами иммиграционных, таможенных, фискальных и санитарных правил. Такие зоны, прилегающие к морской территории прибрежного государства, получили название прилежащих зон.

Суверенитет прибрежного государства на эти зоны не распространяется, и они сохранили статус открытого моря. Поскольку такие зоны создавались для конкретных и четко поименованных целей, а также не выходили за пределы 12 морских миль, то их установление не вызывало возражений. Право прибрежного государства устанавливать прилежащую зону в таком виде и в пределах до 12 морских миль получило закрепление в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года (ст. 24).

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года тоже признает право прибрежного государства на прилежащую зону, в которой оно может осуществлять контроль, необходимый для: а) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря; б) наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря (п. 1 ст. 33).

Однако Конвенция ООН по морскому праву, в отличие от Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, указывает, что прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 морских миль, отсчитываемых от исходных линий для измерения ширины территориального моря. Это означает, что прилежащую зону могут устанавливать также и те государства, у которых ширина территориального моря достигает 12 морских миль.

7. Континентальный шельф

Под континентальным шельфом с геологической точки зрения понимается подводное продолжение материка (континента) в сторону моря до его резкого обрыва или перехода в материковый склон.

С международно-правовой точки зрения под континентальным шельфом понимается морское дно, включая его недра, простирающееся от внешней границы территориального моря прибрежного государства до установленных международным правом пределов.

Вопрос о континентальном шельфе в международно-правовом плане возник, когда выяснилось, что в недрах шельфа находятся залежи минерального сырья, ставшие доступными для добычи.

На I Конференции ООН по морскому праву в 1958 году была принята специальная Конвенция о континентальном шельфе, признавшая суверенные права прибрежного государства над континентальным шельфом в целях разведки и разработки его естественных богатств, в том числе минеральных и других неживых ресурсов поверхности и недр морского дна, живых организмов «сидячих видов» (жемчуг, губки, кораллы и др.), прикрепленных к морскому дну или передвигающихся по нему или под ним в надлежащий период своего развития. К последним видам были отнесены также крабы и другие ракообразные.

Конвенция предусмотрела право прибрежного государства при осуществлении разведки и разработки естественных богатств континентального шельфа возводить необходимые сооружения и установки, а также создавать вокруг них 500-метровые зоны безопасности. Эти сооружения, установки и зоны безопасности не должны устанавливаться, если это может создать препятствия для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства.

В Конвенции сказано, что под континентальным шельфом понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов вне зоны территориального моря до глубины 200 м или за этим пределом до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов. Такое определение континентального шельфа могло дать прибрежному государству основание распространять по мере роста его технических возможностей по добыче ресурсов шельфа свои суверенные права на неопределенно широкие морские районы. В этом состоял существенный недостаток данного определения.

На III Конференции по морскому праву были приняты цифровые пределы для установления внешней границы континентального шельфа. Конвенция ООН по морскому праву определила континентальный шельф прибрежного государства как «морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние» (п. 1 ст. 76).

В тех случаях, когда подводная окраина материка шельфа прибрежного государства простирается более чем на 200 морских миль, прибрежное государство может относить внешнюю границу своего шельфа за пределы 200 морских миль с учетом местонахождения и реальной протяженности шельфа, но при всех обстоятельствах внешняя граница континентального шельфа должна находиться не далее 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины 2500 м (п. 5 ст. 76). В соответствии с Конвенцией создается Комиссия по границам континентального шельфа. Границы, установленные прибрежным государством на основе рекомендаций указанной Комиссии, являются окончательными и для всех обязательны.

Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над ними. Следовательно, осуществление этих прав не должно вести к ущемлению свободы судоходства и свободы полетов над континентальным шельфом. Кроме того, все государства вправе прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе. При этом определение трассы для их прокладки осуществляется с согласия прибрежного государства.

Научные исследования на континентальном шельфе в пределах 200 морских миль могут производиться с согласия прибрежного государства. Однако оно не может по своему усмотрению отказать другим странам в согласии на проведение морских исследований на континентальном шельфе за пределами 200 морских миль, за исключением тех районов, в которых им ведутся или будут проводиться операции по детальной разведке природных ресурсов.

Как правило, прибрежные государства регламентируют разведку и разработку природных ресурсов и научную деятельность на прилежащих шельфах своими национальными законами и правилами.

8. Исключительная экономическая зона

Вопрос о создании за пределами территориального моря в прилегающем непосредственно к нему районе исключительной экономической зоны возник на рубеже 60—70-х годов нашего столетия. Инициатива постановки его исходила от развивающихся стран, которые считали, что в сложившихся условиях огромного технического и экономического превосходства развитых государств принцип свободы рыболовства и добычи минеральных ресурсов в открытом море не отвечает интересам стран «третьего мира» и выгоден только морским державам, имеющим необходимые экономические и технические возможности, а также крупный и современный рыболовный флот. По их мнению, сохранение свободы рыболовства и других промыслов было бы несовместимо с идеей создания нового, справедливого и равноправного экономического порядка в международных отношениях.

После определенного периода возражений и колебаний, длившегося около трех лет, крупные морские державы приняли в 1974 году концепцию исключительной экономической зоны при условии решения вопросов морского права, рассматривавшихся III Конференцией ООН по морскому праву, на взаимоприемлемой основе. Такие взаимоприемлемые решения в результате многолетних усилий были найдены Конференцией и включены ею в Конвенцию ООН по морскому праву.

В соответствии с Конвенцией экономическая зона представляет собой район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, шириной до 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. В этом районе установлен специфический правовой режим. Конвенция предоставила прибрежному государству в исключительной экономической зоне суверенные права в целях разведки и разработки естественных ресурсов, как живых, так и неживых, а также права в отношении других видов деятельности в целях экономической разведки и разработки указанной зоны, таких как производство энергии путем использования воды, течений и ветра.

Конвенция предусматривает право других государств при определенных условиях участвовать в промысле живых ресурсов исключительной экономической зоны. Однако это право может быть осуществлено только по соглашению с прибрежным государством.

За прибрежным государством признана также юрисдикция в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований и сохранения морской среды. Морские научные исследования, создание искусственных островов, установок и сооружений для экономических целей могут осуществляться в исключительной экономической зоне другими странами с согласия прибрежного государства.

В то же время другие государства, как морские, так и не имеющие выхода к морю, пользуются в исключительной экономической зоне свободами судоходства, полетов над ней, прокладки кабелей и трубопроводов и другими узаконенными видами использования моря, относящимися к этим свободам. Указанные свободы осуществляются в зоне как в открытом море. На зону распространяются также другие правила и нормы, регулирующие правопорядок в открытом море (исключительная юрисдикция государства флага над своим судном, допустимые изъятия из нее, право преследования, положения о безопасности мореплавания и т. д.). Никакое государство не вправе претендовать на подчинение экономической зоны своему суверенитету. Это важное положение применяется без ущерба для соблюдения других положений правового режима исключительной экономической зоны.

В связи с этим следует обратить внимание на то обстоятельство, что Конвенция предписывает, чтобы прибрежное государство и другие государства при осуществлении своих прав и обязанностей в зоне должным образом учитывали права и обязанности друг друга и действовали соответственно положениям Конвенции.

Еще в разгар работы III Конференции ООН по морскому праву значительное число государств, опережая ход событий и пытаясь направить их по нужному руслу, приняли законы об установлении вдоль своих берегов рыболовных или экономических зон шириной до 200 морских миль. В конце 1976 года, почти за шесть лет до окончания Конференции, США, Великобритания, Франция, Норвегия, Канада, Австралия и ряд других стран, включая развивающиеся, приняли такого рода законы.

В этих условиях районы морей и океанов, открытые для свободного рыболовства, в том числе у советских берегов, могли бы стать зонами опустошительного промысла. Такое очевидное и нежелательное развитие событий заставило законодательные органы СССР принять в 1976 году Указ «О временных мерах по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в морских районах, прилегающих к побережью СССР». Эти меры были приведены в соответствие с новой конвенцией Указом «Об экономической зоне СССР» в 1984 году.

В настоящее время свыше 80 государств имеют исключительные экономические или рыболовные зоны шириной до 200 морских миль. Правда, законы некоторых из этих государств пока не полностью соответствуют положениям Конвенции ООН по морскому праву. Но эта ситуация будет изменяться по мере дальнейшего укрепления режима, предусмотренного Конвенцией.

Конвенционные положения об исключительной экономической зоне являются компромиссными. Они иногда подвергаются неоднозначному толкованию. Так, некоторые зарубежные авторы, в частности из развивающихся государств, высказывают точку зрения о том, что исключительная экономическая зона ввиду присущего ей специфического правового режима, включающего значительные права прибрежного государства, не является ни территориальным морем, ни открытым морем. Справедливо отмечая специфичность правового режима исключительной экономической зоны, который включает важные функциональные или целевые права прибрежного государства и значительные элементы правового режима открытого моря, авторы этой точки зрения не дают ясного ответа на вопрос о пространственном статусе исключительной экономической зоны и не принимают во внимание положений ст. 58 и 89, указывающих на применимость к исключительной экономической зоне важных свобод и правового статуса открытого моря.

9. Части открытого моря за пределами исключительной экономической зоны

На части моря, расположенные за пределами исключительной экономической зоны в сторону моря от берега, Конвенция ООН по морскому праву распространяет действие правового режима, который традиционно применялся к открытому морю. В этих морских пространствах все государства на основе равенства пользуются с учетом других положений Конвенции такими свободами открытого моря, как свобода судоходства, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, рыболовства, научных исследований.

В отношении свободы научных исследований и прокладки кабелей и трубопроводов предусмотрены небольшие исключения, относящиеся только к районам континентального шельфа прибрежных государств, выходящим за пределы 200 морских миль. Эти исключения предусматривают, что определение трасс для прокладки подводных кабелей и трубопроводов на континентальном шельфе прибрежного государства, равно как и проведение научных исследований в тех районах шельфа, где ведутся или будут проводиться прибрежным государством операции по разработке или детальной разведке природных ресурсов, могут иметь место с согласия прибрежного государства.

За пределами исключительной экономической зоны и за внешней границей континентального шельфа в тех случаях, когда его ширина более 200 морских миль, Конвенцией вводится новая свобода — возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые международным правом (п. 1 d ст. 87). Слова «допускаемые международным правом» означают, в частности, запрещение возводить искусственные острова и установки для размещения на них ядерного оружия и другого оружия массового уничтожения, поскольку такие действия несовместимы с Договором о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения от 11 февраля 1971 г.

Конвенция содержит и некоторые другие новеллы, дополняющие традиционно существующий в открытом море правопорядок. Так, она запрещает вещание в нарушение международных правил радио или телевизионных программ с судна или установки, предназначенных для приема населением. Лица и суда, занимающиеся несанкционированным вещанием, могут быть арестованы и привлечены к ответственности в суде: государства флага судна; государства регистрации установки; государства, гражданином которого является обвиняемое лицо; любого государства, где могут приниматься передачи. Указанный запрет включает также исключительную экономическую зону.

Существенное внимание Конвенция уделила вопросам сохранения живых ресурсов в водах открытого моря, в которых сохранен принцип свободы рыболовства, осуществляемой здесь с учетом договорных обязательств государств, а также предусмотренных Конвенцией прав, обязанностей и интересов прибрежных государств. В соответствии с Конвенцией все государства должны принимать в отношении своих граждан такие меры, какие окажутся необходимыми для сохранения ресурсов открытого моря. Государства должны также в этих же целях сотрудничать друг с другом непосредственно или в рамках субрегиональных или региональных организаций по рыболовству.

Еще в ходе работы III Конференции ООН по морскому праву стали возникать такого рода организации, уставы которых учитывали новую правовую ситуацию в области рыболовства. Так, с 1979 года действует Организация по рыболовству в Северо-Западной Атлантике, а в 1980 году была создана аналогичная организация для Северо-Восточной Атлантики. Продолжает действовать с 1969 года, но с учетом введения экономических зон, Международная комиссия по рыболовству в Юго-Восточной Атлантике.

Районы деятельности этих организаций охватывают как исключительные экономические зоны, так и воды открытого моря за их пределами. Но принимаемые ими рекомендации по регулированию рыболовства и сохранению рыбных ресурсов в исключительных экономических зонах могут осуществляться только с согласия соответствующих прибрежных государств.

Государствами приняты также меры по урегулированию промысла отдельных ценных видов рыб. Конвенция 1982 года содержит, в частности, специальные правила о промысле и сохранении лососевых (анадромных) видов. Промысел лососевых разрешается только в исключительных экономических зонах, а за их внешней границей — лишь в исключительных случаях и по достижении соглашения с государством происхождения лососевых рыб, то есть с государством, в реках которого нерестятся эти рыбы. В дальневосточных реках России нерестятся, как известно, многие виды лососевых. С учетом принципа взаимности Россия разрешает на основе ежегодных договоренностей, зафиксированных в протоколах, японским рыбакам вести промысел лососевых, нерестящихся в российских реках, в северо-западной части Тихого океана, но в границах определенных участков моря и при соблюдении установленных квот.

10. Международный район морского дна

В результате научно-технического прогресса оказались досягаемыми для эксплуатации не только природные ресурсы континентального шельфа, но и глубоководные залежи минералов, находящихся на морском дне и в его недрах за пределами континентального шельфа. Реальная перспектива их добычи породила проблему правового регулирования эксплуатации природных ресурсов района Мирового океана, который получил название международного района морского дна, за пределами действия национальной юрисдикции или, говоря точнее, за пределами континентального шельфа.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года провозгласила международный район морского дна и его ресурсы «общим наследием человечества». Естественно, что правовой режим этого района и эксплуатации его ресурсов в соответствии с указанным положением может определяться только всеми государствами совместно. В Конвенции указано, что финансовые и экономические выгоды, получаемые от деятельности в международном районе, должны распределяться на основе принципа справедливости, с особым учетом интересов и нужд развивающихся государств и народов, которые еще не достигли полной независимости или иного статуса самоуправления. Такое распределение доходов, получаемых от деятельности в международном районе, не потребует прямого или обязательного участия в этой деятельности неготовых к ней развивающихся государств.

Деятельность в районе осуществляется, как сказано в ст. 140 Конвенции, на благо всего человечества.

Определяя правовое положение международного района, Конвенция устанавливает, что «ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части района или его ресурсов и ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может присваивать какую бы то ни было их часть» (ст. 137).

Все права на ресурсы района принадлежат всему человечеству, от имени которого будет действовать Международный орган по морскому дну. Деятельность в международном районе организуется, осуществляется и контролируется этим Органом (ст. 153).

Добыча ресурсов в районе будет осуществляться самим Международным органом через свое предприятие, а также «в ассоциации с Международным органом» государствами — участниками Конвенции, либо государственными предприятиями, либо физическими или юридическими лицами, имеющими гражданство государств-участников или находящимися под эффективным контролем этих государств, если последние поручились за указанных лиц.

Такая система разработки ресурсов района, в которой наряду с предприятием Международного органа могут участвовать государства-участники и иные субъекты внутреннего права этих государств, получила название параллельной.

Политика в отношении деятельности в районе должна проводиться Международным органом таким образом, чтобы содействовать расширению участия в освоении ресурсов со стороны всех государств, независимо от их социально-экономических систем или географического положения, и предотвращать монополизацию деятельности на морском дне.

Общее поведение государств и их деятельность в международном районе морского дна наряду с положениями Конвенции регулируются принципами Устава ООН и другими нормами международного права в интересах поддержания мира и безопасности, содействия международному сотрудничеству и взаимопониманию (ст. 138). Район открыт для использования исключительно в мирных целях (ст. 141).

Согласно Конвенции, главными органами Международного органа по морскому дну являются Ассамблея, состоящая из членов Органа, Совет, включающий 36 членов Органа, избираемых Ассамблеей, а также Секретариат.

Совет обладает полномочиями устанавливать и проводить конкретную политику по любому вопросу или проблеме деятельности Международного органа. Половина его членов избирается в соответствии с принципами справедливого географического представительства, другая половина — по иным основаниям: от развивающихся стран, имеющих особые интересы; от стран-импортеров; от стран, добывающих аналогичные ресурсы на суше, и т. д.

Положения Конвенции о международном районе морского дна были выработаны при активном участии США и других западных стран. Тем не менее США, Великобритания и ФРГ не подписали ее, а в августе 1984 года эти страны совместно с пятью другими западными государствами заключили сепаратные соглашения, которые имеют целью обеспечить разработку ими вне конвенции минеральных ресурсов в перспективных районах глубоководной части Мирового океана. Тем не менее подготовительная Комиссия, состоящая из представителей государств, подписавших Конвенцию, осуществляет работу по практическому созданию Международного органа по морскому дну и его функционированию в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву.

11. Закрытое или полузакрытое море

Под закрытым морем понимается море, которое омывает берега нескольких государств и по своему географическому положению не может быть использовано для транзитного прохода через него в другое море. Доступ из открытого моря в закрытое море осуществляется по узким морским путям, ведущим только к берегам государств, расположенных вокруг закрытого моря.

Концепция закрытого моря была сформулирована и получила отражение в договорной практике в конце XVIII и в течение первой половины XIX века. Согласно этой концепции, принцип свободы открытого моря не применялся в полном объеме к закрытому морю: в закрытое море был ограничен доступ военно-морских кораблей неприбрежных к нему государств.

Поскольку эта идея отвечает интересам безопасности прибрежных стран и сохранению мира в таких морях, она получила в свое время признание в доктрине международного права и сохраняет свое значение и в наши дни.

К закрытым морям, в частности, относят Черное и Балтийское моря. Эти моря иногда называют полузакрытыми и региональными. Правовой режим указанных морей нельзя отделить от правового режима Черноморских и Балтийских проливов.

На протяжении XVIII и XIX столетий прибрежные государства в договорном порядке неоднократно заключали соглашения с целью закрыть Черное и Балтийское моря для военных кораблей неприбрежных стран. Однако в последующие периоды главным образом из-за противодействия стран, не имеющих здесь своих владений, для Черного и Балтийскою морей не были установлены правовые режимы, соответствующие значению и положению этих морских акваторий.

Во второй половине XX века концепция закрытого моря получила дальнейшее развитие и стала предусматривать положения о специальной правовой защите морской среды и региональном правовом регулировании рыболовства в закрытых или полузакрытых морях.

Конвенция ООН по морскому праву расширила понятие закрытых или полузакрытых морей, которые в русском тексте Конвенции именуются «замкнутыми или полузамкнутыми морями» (ст. 122). Конвенция, не определяя содержания правового режима этих морей, устанавливает приоритетные права прибрежных государств на управление живыми ресурсами, защиту и сохранение морской среды и координацию научных исследований в закрытых и полузакрытых морях (ст. 123).

12. Права государств, не имеющих морского побережья

Внутриконтинентальные или, как их часто называют, государства, не имеющие морского побережья, имеют право на доступ к морю, в том числе право на то, чтобы морские суда плавали под их флагом.

Это существовавшее и ранее право получило закрепление в Конвенции ООН по морскому праву, которая предусматривает порядок решения вопроса о доступе внутриконтинентального государства к морю через территорию тех стран, которые расположены между морем и данным внутриконтинентальным государством.

Практически этот вопрос решается таким образом, что заинтересованное государство, не имеющее выхода к морю, договаривается с соответствующей страной, расположенной на берегу моря, о предоставлении ему возможности пользоваться тем или иным морским портом прибрежной страны. Например, на основании подобной договоренности морские суда, плавающие под флагом Чехии, пользуются польским портом Щецин. Такого рода соглашениями одновременно решается вопрос и о транзитном сообщении между заинтересованным неприбрежным государством и морским портом, который этому государству предоставляется.

Государства, не имеющие выхода к морю, имеют право в соответствии с Конвенцией по морскому праву участвовать на справедливой основе в эксплуатации той части живых ресурсов экономических зон, которая по тем или иным причинам не может быть использована прибрежным государством. Это право осуществляется в экономических зонах прибрежных государств того же региона или субрегиона по соглашению с данным прибрежным государством. При определенных условиях и по соглашению с прибрежным государством развивающееся государство, не имеющее выхода к морю, может получить доступ не только к неиспользуемой части, но также ко всем живым ресурсам зоны.

Конвенция предоставляет государствам, не имеющим выхода к морю, право на доступ к «общему наследию человечества» и на получение выгод от эксплуатации ресурсов международного района морского дна в рамках, предусмотренных Конвенцией.

13. Международные проливы

Проливы — это естественные морские проходы, соединяющие между собой части одного и того же моря или отдельные моря и океаны. Они обычно являются необходимыми путями, иногда даже единственными, для морских и воздушных связей государств, что свидетельствует об их большом значении в международных отношениях.

При установлении правового режима морских проливов государствами учитываются, как правило, два связанных между собой фактора: географическое положение того или иного пролива и его значение для международного судоходства.

Проливы, являющиеся проходами, ведущими во внутренние воды государства (например, Керченский или Ирбенский), или проливы, которые не используются для международного судоходства и в силу исторической традиции составляют внутренние морские пути (например, Лаптева или Лонг-Айленд), не относятся к международным. Их правовой режим определяется законами и правилами прибрежного государства.

Международными считаются все проливы, используемые для международного судоходства и соединяющие между собой: 1) части открытого моря (или экономических зон); 2) части открытого моря (экономической зоны) с территориальным морем другого или нескольких других государств.

Конкретные проливы могут иметь свои особенности. Тем не менее считается, что, например, Ла-Манш, Па-де-Кале, Гибралтарский, Сингапурский, Малаккский, Баб-эль-Мандебский, Ормузский и другие проливы являются мировыми морскими путями, открытыми для свободного или беспрепятственного мореплавания и воздушной навигации всех стран. Такой режим действует в этих проливах на протяжении длительного исторического периода в силу международных обычаев или международных соглашений.

Разумное сочетание интересов стран, пользующихся проливами, и прибрежных к ним стран нашло отражение в положениях Конвенции ООН по морскому праву. В ее части III, озаглавленной «Проливы, используемые для международного судоходства», оговорено, что она не применяется к проливу, используемому для международного судоходства, если через этот пролив проходит столь же удобный с точки зрения навигационных и гидрографических условий путь в открытом море или в исключительной экономической зоне. Использование такого пути осуществляется на основе принципа свободы судоходства и полетов. Что же касается проливов, используемых для международного судоходства между одним районом открытого моря (или исключительной экономической зоны) и другим районом открытого моря (или исключительной экономической зоны) и перекрываемых территориальным морем прибрежного или прибрежных государств, то в них «все суда и летательные аппараты пользуются правом транзитного прохода, которому не должно чиниться препятствий». Транзитный проход в данном случае «представляет собой осуществление свободы судоходства и пролета исключительно с целью непрерывного быстрого транзита через пролив».

В Конвенции содержатся также положения, учитывающие специфические интересы государств, граничащих с проливами, в области безопасности, рыболовства, борьбы с загрязнением, соблюдением таможенных, фискальных, иммиграционных и санитарных законов и правил. Суда и летательные аппараты при осуществлении права транзитного прохода воздерживаются от любой деятельности в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, а также от любой деятельности, кроме той, которая свойственна обычному порядку непрерывного и быстрого транзита.

Согласно Конвенции, режим транзитного прохода не применяется к проливам, используемым для международного судоходства между частью открытого моря (исключительной экономической зоны) и территориальным морем другого государства (например, пролив Тирана), а также к проливам, образуемым островом государства, граничащего с проливом и его континентальной частью, если в сторону моря от острова имеется столь же удобный с точки зрения навигационных и гидрографических условий путь в открытом море или исключительной экономической зоне (например, Мессинский пролив). В таких проливах применяется режим мирного прохода. При этом, однако, не должно быть никакого приостановления прохода через них в отличие от территориального моря, где допускается временное приостановление.

Конвенция не затрагивает правового режима проливов, проход в которых регулируется в целом или частично действующими международными конвенциями, находящимися в силе, которые специально относятся к таким проливам. Такого рода конвенции, как правило, заключались в прошлом применительно к проливам, ведущим в закрытые или полузакрытые моря, в частности в отношении Черноморских проливов (Босфор — Мраморное море — Дарданеллы) и Балтийских проливов (Большой и Малый Бельты, Зунд).

Черноморские проливы открыты для торгового судоходства всех стран, что было провозглашено в XIX столетии в ряде договоров Турции и России, а затем подтверждено в многосторонней конвенции, заключенной в 1936 году в Монтрё. Эта действующая в настоящее время Конвенция о Черноморских проливах предусматривает ограничения для прохода в мирное время военных кораблей нечерноморских держав. Они могут проводить через зону проливов легкие надводные корабли и вспомогательные суда. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в транзите через проливы, не должен превышать 15 тыс. т, а их общее число не должно превышать девяти. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в Черном море, не должен превышать 30 тыс. г. Этот тоннаж может быть увеличен до 45 тыс. т в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран. Военные корабли нечерноморских стран проходят через проливы с уведомлением за 15 суток и могут находиться в Черном море не более 21 суток.

Черноморские державы могут проводить через проливы не только легкие военные суда, но также свои линейные корабли, если они следуют в одиночку при эскорте не более двух миноносцев, а также свои подводные лодки в надводном состоянии; уведомление о таких проходах делается за 8 суток.

В случае участия Турции в войне или нахождения ее под угрозой непосредственной военной опасности ей предоставлено право по своему усмотрению разрешать или запрещать проход через проливы любых военных кораблей.

Режим Балтийских проливов в настоящее время регулируется как договорными положениями, так и нормами обычного международного права, а также национальными законами: Дании — в отношении Малого и Большого Бельтов и датской части Зунда и Швеции — в отношении шведской части Зунда.

В прошлом по инициативе России были заключены Конвенции о вооруженном нейтралитете 1780 и 1800 годов при участии тогдашних Прибалтийских государств. По этим соглашениям Балтийское море должно было оставаться на вечные времена «закрытым морем», однако в мирное время свобода торгового судоходства в нем предоставлялась всем странам. Балтийские государства сохраняли за собой право принимать необходимые меры для того, чтобы ни на море, ни на берегах его не имели места военные действия или насилие. В равной мере закрытыми для военных кораблей небалтийских стран оставались и Балтийские проливы.

Особый правовой режим Балтийских проливов получил в XIX веке признание и в доктрине. О приверженности ему было заявлено советским представителем на Римской конференции по ограничению морских вооружений 1924 года. Однако Англия, Франция и другие страны Запада воспротивились этой идее. Она была отвергнута. Важнейшим актом, действующим в настоящее время и регулирующим режим Балтийских проливов, является Копенгагенский трактат об отмене зундских пошлин при проходе через проливы 1857 года. По этому соглашению Дания в связи с выплатой ей участниками соглашения 100 млн. французских франков отказалась от взимания каких бы то ни было сборов с судов или их грузов при проходе через проливы и от права их задержки под предлогом неуплаты сборов. Поскольку с военных кораблей эти сборы не взимались и ранее, а для свободы торгового судоходства было таким образом отменено единственное существовавшее ограничение, то трактатом был установлен принцип, провозгласивший, что «никакое судно не может отныне, под каким бы то ни было предлогом, при проходе через Зунд или Бельты быть подвергаемо задержанию или какой-либо остановке».

Пролет военных воздушных судов над датской частью Балтийских проливов требует получения предварительного разрешения согласно декрету «О допуске иностранных военных судов и военных воздушных судов в пределы датской территории в мирное время» от 27 декабря 1976 г.

Пролет иностранных военных воздушных судов над шведскими территориальными водами в Зунде разрешается без выполнения формальностей согласно § 2 Постановления о правилах доступа иностранных государственных судов и государственных воздушных судов на территорию Швеции от 17 июня 1982 г.

14. Международные морские каналы

Международные морские каналы — искусственно созданные морские пути. Они строились обычно для сокращения протяженности морских дорог и уменьшения рисков и опасностей мореплавания. В частности, с введением в эксплуатацию Суэцкого канала расстояние между портами Европы и Азии сократилось более чем вдвое. Существующие морские каналы построены на территориях определенных государств под их суверенитетом.

Однако для некоторых морских каналов в силу их большого значения для международного мореплавания или по историческим основаниям были установлены международные правовые режимы. Такие режимы были установлены для Суэцкого, Панамского и Кильского каналов.

Суэцкий канал был сооружен на территории Египта акционерным обществом, созданным французом Ф. Лессепсом. Для постройки канала египетский хедив предоставил этому обществу концессию сроком на 99 лет с момента открытия канала. Канал был открыт в 1869 году и стал собственностью Акционерного англо-французского общества Суэцкого канала. На состоявшейся в 1888 году конференции в Константинополе была заключена Конвенция о Суэцком канале, которую подписали Великобритания, Франция, Россия, Австро-Венгрия, Германия, Испания, Италия, Голландия и Турция, представлявшая одновременно Египет. К Конвенции впоследствии присоединились Греция, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Китай и Япония. В соответствии со ст. 1 Конвенции Суэцкий канал должен всегда оставаться свободным и открытым как в мирное, так и в военное время для всех торговых и военных судов без различия флага. Право свободного прохода через канал имеют во время войны также и военные корабли воюющих держав. В канале, в его выходных портах и в водах, прилегающих к этим портам на протяжении 3 миль, запрещаются всякие действия, могущие создать затруднения для свободного судоходства. Блокада канала признается недопустимой. На дипломатических представителей держав в Египте, подписавших Конвенцию, «возлагается обязанность наблюдать за ее исполнением» (ст. 8).

26 июля 1956 г. декретом президента Египта Акционерное общество Суэцкого канала было национализировано. Совет Безопасности ООН в резолюции от 13 октября 1956 г. подтвердил суверенитет Египта над каналом и его право эксплуатировать канал «на основе прохода судов всех флагов».

После национализации канала правительство Египта подтвердило, что постановления Международной конвенции 1888 года о Суэцком канале будут им уважаться и соблюдаться. В Декларации от 25 апреля 1957 г. правительство Египта, подтвердив свое обязательство «обеспечить свободное и непрерывное судоходство для всех стран» по Суэцкому каналу, торжественно заявило о своей решимости «соблюдать условия и дух Константинопольской конвенции 1888 года». В результате израильского вооруженного нападения на арабские страны в 1967 году судоходство по Суэцкому каналу на протяжении ряда лет было парализовано. В настоящее время канал открыт для международного судоходства. Для управления эксплуатацией Суэцкого канала египетское правительство создало Администрацию Суэцкого канала. Им были также одобрены специальные правила плавания по Суэцкому каналу.

Панамский канал, расположенный на узком перешейке между Северной и Южной Америкой, был объектом многолетнего американо-английского соперничества. Еще до сооружения канала, в 1850 году, между США и Великобританией был подписан договор, по которому обе стороны обязались не подчинять канал в случае его сооружения своему исключительному влиянию и контролю.

Однако в 1901 году США удалось добиться от Великобритании отмены договора 1850 года и признания за США прав на сооружение канала, управление, эксплуатацию и обеспечение безопасности. В новом соглашении предусматривалось также, что канал должен быть открытым на основе равенства для торговых и военных судов всех флагов по примеру Суэцкого канала.

По соглашению, заключенному в 1903 году с Республикой Панама, образовавшейся на части территории Колумбии, США получили право на сооружение и эксплуатацию канала. Они приобрели права, «как если бы они были сувереном территории», в пределах 10-мильной сухопутной зоны по берегам канала и оккупировали ее «на вечные времена». США декларировали постоянный нейтралитет канала с обязательством держать его открытым для судов всех флагов в соответствии с англо-американским соглашением 1901 года, предусматривавшим по существу применение к каналу положений Конвенции о режиме судоходства на Суэцком канале 1888 года.

Открытие канала состоялось в августе 1914 года, но для международного судоходства он был открыт лишь в 1920 году. С тех пор и до 1979 года Панамский канал оставался под господством США.

В результате широкого и многолетнего движения панамского народа за возвращение канала Панаме США вынуждены были пойти навстречу требованию об отмене соглашения 1903 года.

В 1977 году были подписаны и с 1 октября 1979 г. вступили в силу два новых договора, заключенных между Панамой и США: Договор о Панамском канале и Договор о нейтралитете и функционировании Панамского канала.

В соответствии с Договором о Панамском канале все прежние соглашения между США и Панамой о канале утратили свою силу. Над Панамским каналом восстановлен суверенитет Панамы. «Зона канала», созданная соглашением 1903 года, упраздняется, и из нее выводятся войска США. Однако до 31 декабря 1999 г. за США сохраняются функции по управлению каналом и по его эксплуатации и обслуживанию (ст. 3). Лишь по истечении этого срока Панама «возьмет на себя полную ответственность за управление, эксплуатацию и обслуживание Панамского канала». 31 декабря 1999 г. прекратится действие Договора о Панамском канале. На срок действия договора США сохраняют «право» на размещение в зоне канала своих вооруженных сил (ст. 4).

Договор о нейтралитете и функционировании Панамского канала провозгласил этот морской путь «постоянно нейтральным международным водным путем», открытым для судоходства всех стран (ст. 1 и 2). В договоре сказано, что Панамский канал будет «открыт для мирного транзита судов всех государств на условиях полного равенства и недискриминации». За проход и обслуживание при проходе взимается плата. Договор включает положение о том, что «гарантом» нейтралитета Панамского канала являются США.

Килъский канал, соединяющий Балтийское море с Северным, был построен Германией и открыт для судоходства в 1896 году. До первой мировой войны Германия относила Кильский канал к своим внутренним водам с распространением на него соответствующего режима. По Версальскому мирному договору был установлен международно-правовой режим канала. Согласно ст. 380 Версальского договора, Кильский канал объявлялся постоянно свободным и открытым с соблюдением полного равенства для военных и торговых судов всех государств, находящихся в мире с Германией.

После окончания второй мировой войны правовой режим Кильского канала не был урегулирован какими-либо договорами или соглашениями между заинтересованными государствами.

В настоящее время режим Кильского канала регулируется в одностороннем порядке правительством ФРГ, издавшим Правила плавания в Кильском канале, которые предусматривают свободу торгового мореплавания для всех стран.

15. Воды государств-архипелагов (архипелажные воды)

В результате краха колониализма появилось большое число стран, которые состоят полностью из одного или даже более архипелагов. В связи с этим возник вопрос о правовом статусе вод, находящихся внутри государства-архипелага или между его островными владениями. На III Конференции ООН по морскому праву государства-архипелаги внесли предложения о распространении на архипелажные воды суверенитета соответствующего государства-архипелага. Но эти предложения не всегда учитывали интересы международного судоходства через проливы, находящиеся в пределах архипелажных вод.

В Конвенции по морскому праву вопрос об архипелажных водах получил следующее решение. Архипелажные воды состоят из вод, расположенных между островами, входящими в состав государства-архипелага, которые отграничиваются от других частей моря вокруг государства-архипелага прямыми исходными линиями, соединяющими наиболее выдающиеся в море точки наиболее отдаленных островов и обсыхающих рифов архипелага. Длина таких линий не должна превышать 100 морских миль, и лишь 3% их общего числа могут иметь максимальную длину 125 морских миль. При их проведении не допускается сколько-нибудь заметного отклонения от берега. От этих линий в сторону моря отсчитываются территориальные воды государства-архипелага.

Соотношение между площадью воды и площадью суши внутри этих линий должно составлять от 1:1 до 9:1. Следовательно, не каждое государство, состоящее из островов, может иметь архипелажные воды. Их не имеют, например, Великобритания и Япония.

На архипелажные воды, а также на их дно и недра, равно как и на их ресурсы, распространяется суверенитет государства-архипелага (ст. 49).

Суда всех государств пользуются правом мирного прохода через архипелажные воды, как он установлен применительно к территориальному морю.

Однако иной правовой режим устанавливается для находящихся в пределах архипелажных вод морских путей, обычно используемых для международного судоходства. В этом случае осуществляется право архипелажного прохода. Архипелажный проход представляет собой осуществление права нормального судоходства и пролета единственно с целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из одной части открытого моря или экономической зоны в другую часть открытого моря или экономической зоны. Для осуществления архипелажного прохода и пролета государство-архипелаг может устанавливать морские и воздушные коридоры шириной 50 морских миль. Эти коридоры пересекают его архипелажные воды и включают все обычные пути прохода, используемые для международного судоходства и пролета над ними, и на таких путях они включают все обычные судоходные фарватеры.

Если государство-архипелаг не устанавливает морских или воздушных коридоров, право архипелажного прохода может осуществляться по путям, обычно используемым для международного судоходства.

К архипелажному проходу mutatis mutandis (с учетом необходимых различий) применяются постановления, относящиеся к транзитному проходу через проливы, используемые для международного судоходства, и определяющие обязанности судов, осуществляющих проход, а также обязанности государств, граничащих с проливами, включая обязанность не препятствовать транзитному проходу и не допускать никакого приостановления транзитного прохода.

Конвенция по морскому праву не предоставляет право устанавливать архипелажные воды между островами архипелагов, разобщенных с основной частью какого-либо государства.

16. Международные организации в области освоения Мирового океана

Расширение и интенсификация деятельности государств по использованию морей и океанов привели к возникновению и значительному росту в последние годы международных организаций, призванных способствовать развитию сотрудничества государств в различных областях освоения Мирового океана.

Выше уже говорилось о международных организациях по эксплуатации живых ресурсов моря и их сохранению. Конвенция ООН по морскому праву предусмотрела создание Международного органа по морскому дну, который наделен большими полномочиями в области добычи ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа.

Уже в течение нескольких лет работает подготовительная комиссия по практическому осуществлению положений Конвенции, относящихся к созданию и функционированию Международного органа по морскому дну.

Крупный вклад в развитие международного морского права и сотрудничества государств в области использования Мирового океана вносит Международная морская организация (ИМО), созданная в 1958 году (до 1982 г.— Международная морская консультативная организация — ИМКО).

Основные цели ИМО состоят в том, чтобы способствовать сотрудничеству между правительствами и проведению мероприятий, относящихся к техническим вопросам международного торгового судоходства, а также в том, чтобы содействовать устранению дискриминационных мер и излишних ограничений, затрагивающих международное торговое судоходство. Организация занимается, в частности, и разработкой проектов конвенций по таким вопросам, как охрана человеческой жизни на море, предотвращение загрязнения моря с судов, безопасность рыболовных судов, и многим другим.

Разработкой правовых норм, относящихся к морским вопросам, занимается также Международный морской комитет, учрежденный в 1897 году в Бельгии и имеющий своей целью унификацию морского права путем заключения международных договоров и соглашений, а также посредством установления единообразия в законодательстве различных стран.

Большое значение для развития международного сотрудничества в изучении океанов и морей имеют Межправительственная океанографическая комиссия, существующая при ЮНЕСКО, и Международный совет по исследованию моря.

В 1976 году учреждена Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ). Ее цель — круглосуточно и быстро осуществлять связь морских судов через искусственные спутники Земли с судовладельцами и административными органами соответствующих государств — участников конвенции, учредившей ИНМАРСАТ, а также друг с другом.

Россия является членом всех указанных выше международных организаций.

Источник: Международное право, уч., под ред. Ю.М. Колосова и В.И. Кузнецова, М., Международные отношения, 2005.


Главное за неделю