Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Голландский адмирал де Рюйтер

Голландский адмирал де Рюйтер Слово "адмирал" происходит от арабского "амир-аль-бахр": "амир" -повелитель и "бахр" - море. На сухопутье военачальник мог прикрыться решением вышестоящих инстанций. На море такое не проходило - здесь адмирал брал на себя все. Слабовольным на шканцах флагманского корабля не место. Море стало жестоким полигоном для испытания мужского характера, школой для отбора лидеров - мореплавателей, чьи имена вписаны в историю крепкими килями их кораблей. Таким был и голландец Михиэл Адриансзон де Рюйтер...

СТАНОВЛЕНИЕ

Дед Михиэла де Рюйтера был крестьянином. Испанские солда-ты спалили его двор. В пожаре едва не сгорел малыш Адриан, будущий отец Михиэла. Лишь в последний момент мать выдернула ребенка из люльки. В 1561 году дед пошел воевать за свободу. Хотел было стать солдатом и Адриан, однако в 1609 году, когда Михиэлу только-только исполнилось два, с Испанией было заключено перемирие. Адриан де Рюйтер перебрался во Флиссинген, где нашел работу возчика пива и едва сводил концы с концами, так что сынишку пришлось определить в ученики к канатному мастеру судовладельческой компании братьев Лампсон. Но уже одиннадцати лет его выгнали за излишнюю резвость характера, так что отныне зарабатывать на хлеб ему пришлось юнгой на паруснике все тех же братьев Лампсон. Моряком Михиэл Адриансзон стал не то чтобы по очень уж страстному велению сердца. Однако у мальца оказалось ярко выраженное предрасположение к мореходному искусству. Нелегкую морскую науку он постигал, помогая то штурману, то артиллеристам, то плотнику, то парусному мастеру - и схватывал все на лету. В соединении с отличным владением всеми видами тогдашнего оружия (ибо морякам нередко приходилось отбиваться от атак каперов и пиратов) это принесло ему славу и доброе имя. Не кто иной, как братья Лампсон, оценили его высокие достижения, поставив молодого де Рюйтера капитаном на один из лучших своих парусников.

Де Рюйтер водил суда в Ост- и Вест-Индию. Некоторое время он каперствовал, сражаясь с испанцами, пока на него не обратили внимание военные: в 1641 году сына флиссингенского возчика сделали контрадмиралом и командиром эскадры. Тогда-то испанцы по-настоящему и почувствовали,с кем имеют дело в лице этого - всего лишь 34-летнего - адмирала. В 1642 году у Сент-Винсента он во главе авангарда вышел против куда более сильных испанцев и с горсткой кораблей добился победы. Однако в мирное время в военном флоте он пришелся не ко двору и снова перешел к братьям Лампсон - как капитан-одиночка.

КАПИТАН-ОДИНОЧКА

Опасаясь пиратов, торговые суда ходили тогда в составе больших караванов, сопровождаемых эскортом военных кораблей. Однако безопасность покупалась при этом ценой больших затрат времени, ибо скорость конвоя определяется скоростью самого тихоходного из его судов. Поэтому судно, делающее рейсы в Россию, Испанию, Португалию и в Средиземное море, способно было большей частью на единственный рейс в год. Парусник же одиночка, не зависимый от других участников перехода, за год мог совершить такое плавание дважды - и в результате принести куда большую выручку. Правда, при этом соответственно возрастал и риск.

Поэтому судовладелец доверял судно, а купец товары только людям особого склада. Понимая это, капитаны-одиночки должны были так мастерски водить свои парусники, чтобы им были нипочем ни штормы, ни преследователи. Ведь пушки на их кораблях числом были ничуть не более, а калибром не крупнее, чем на иных купеческих судах. А вот управлялись с ними судовые канониры быстрее и ловчее, чем даже на военных кораблях. Такого вот сорта и были шкипер де Рюйтер и его команда. Немало его выучеников и сами становились впоследствии капитанами-одиночками - к примеру, ходивший с ним штурманом славный гамбуржец Берент Карпфангер.

И СНОВА БОЙ

В октябре 1651 года английским парламентом были приняты Навигационные Акты, идущие вразрез с положениями о свободе моря и мореплавания и ставящие непреодолимые препоны морской торговле "извозчика Европы" - Нидерландов. Нидерландские Генеральные Штаты объявили Англии войну. Адмиралтейства всех пяти приморских провинций страны изготовили к боевым действиям свои эскадры.

Командование эскадрой Зеландии было поручено Михиэлу де Рюйтеру. Бывалые моряки во множестве шли к нему и просили позволения сражаться под его флагом. В первом же сражении - близ Плимута, в проливе Ла-Манш, - эскадра де Рюйтера в составе 30 кораблей и 6 брандеров, сопровождавшая около 60 купеческих судов, одержала крупную победу, вынудив превосходящие силы англичан (42 корабля под командованием адмирала Эскью) после трехчасовой перестрелки уйти под прикрытие береговых батарей. Британцы потеряли три линейных корабля и около полутора тысяч человек убитыми. Нидерландский же караван, не потеряв ни одного судна, пошел дальше, в Атлантику. Победу определило мастерское маневрирование де Рюйтера, расположившего свои корабли с подветренной стороны, оставив англичан на ветре. Под напором дующего прямо в борта ветра английские корабли заметно кренились на правый борт и не могли открыть орудийных портов нижней батарейной палубы, оказавшихся у самой воды, так что были способны вести огонь только из легких пушек верхней палубы. На кораблях же де Рюйтера пушки на обращенных к врагу бортах, наоборот, получали благодаря крену добавочное возвышение, что увеличивало дальность стрельбы. Столь же искусно применил де Рюйтер и брандеры - набитые всякой горючей рухлядью и взрывчаткой небольшие суда, предназначенные для поджигания вражеских кораблей. Запалив свой горюче-взрывной груз и направив брандеры на врага, команды отважных суденышек спасались (кому повезет) на шлюпках. В этом - Плимутском - сражении принимал участие и старший сын де Рюйтера - пятнадцатилетний Адриан.

Не обошлось и без ложки дегтя. Главнокомандующий нидерландским флотом адмирал Витте де Вит вознамерился было послать изрядно потрепанную эскадру де Рюйтера - не дав ей передышки - в новую битву против значительно пополненного тем временем английского флота. Однако военный совет, вняв доводам де Рюйтера, этот план отверг. Закулисные действия де Вита по дискредитации де Рюйтера успеха не имели. С поста главнокомандующего де Вит был смещен, а его место занял прославленный и весьма популярный в народе флотоводец Мартен Харпертсзон Тромп. Де Рюйтер со-гласился служить под его командованием до конца войны.

Пытаясь одержать победу, англичане задумали ряд диверсий на нидерландских верфях и складах, однако другу де Рюйтера гамбургскому капитану Беренту Карпфангеру удалось, узнав об этом, предупредить Михиела Адриансзона. План Кромвеля был сорван.

В феврале 1653 года близ острова Гернси авангард флота Тромпа - эскадра де Рюйтера - атаковал англичан, пытавшихся разгромить караван нидерландских купеческих судов. Три дня противники нещадно палили всеми бортами, сваливались на абордаж, теряли свои и захватывали вражеские корабли. Наконец, выполнив нелегкое задание по проводке торговых судов, военный флот взял курс на родину. Нидерландцам крепко досталось: флагманский корабль де Рюйтера "Ламм" ("Ягненок") был полностью лишен мачт, и домой его привели на буксире. Находив-шийся на его борту канонир Адриан де Рюйтер, сын адмирала, был тяжело ранен и по возвращении домой вскоре скончался.

А на родине кипели страсти. Ожесточенная борьба за власть между столпами крупной буржуазии, республиканцами и приверженцами принца Оранского не могла не отразиться и на судьбах флота, а с ним - и всей неразрывно связанной с морем страны. Лидер республиканцев Иохан де Витт благоволил де Рюйтеру. Однако многие офицеры-оранцы видели в нем лишь капитана купеческого судна, которому эскадра вверена только на время войны. Они оспаривали его контр-адмиральский ранг и упорно именовали де Рюйтера разве что командором. Однако убежденный приверженец дома Оранских главно-командующий флотом Тромп был благоразумен и тверд и в интересах службы любые нападки на де Рюйтера жестко пресекал. Меж тем англичане учинили нидерландскому побережью плотную блокаду. На лов рыбы в море никто больше не выходил. Хлеб дорожал с каждым днем. На страну надвигался голод. Эти события подействовали даже на самых прижимистых из заседающих в Генеральных Штатах толстосумов, понявших наконец, что спасти Республику Соединен-ных Провинций может лишь сильный, обновленный флот. Флоту были предоставлены просимые кредиты, и работа закипела. В конце лета 1653 года флот снова вышел в море и 8 августа у Схевенингена встретился с английским флотом, ведомым адмиралом Джорджем Монком. Битва завязалась столь близко от берега, что жители прибрежных поселений устремились к дюнам - наблюдать за ее ходом. Многие истово молились.

В церквах звонили колокола. А в море, на кораблях, в пылу отчаянных схваток чуткое ухо то здесь, то там улавливало сквозь пушечный гром колокольный звон. Моряки понимали: на берегу молятся за победу. Четверо суток длился бой, обе стороны несли тяжелые потери. На шканцах своего флагманского корабля "Бредероде" был убит Мартен Тромп. Заменивший его Витте де Вит управлять боем, как Тромп, не сумел и выпустил прижатых к мелководью англичан в открытое море.

Английский флот понес такие огромные потери, что Монк был вынужден снять блокаду и взял курс к дому. "Мы убеждены, что с тех пор, как существует этот мир, никогда еще не сражались на морях столь ожесточенно и самоотверженно", - оценивали этот бой английские капитаны.

За свои успешные действия де Рюйтер был произведен в ранг вице-адмирала и поставлен во гла-ве Адмиралтейства Голландии и Западной Фрисландии со штабом в Амстердаме.

В апреле 1654 года между Англией и Нидерландами был заключен мир. Амстердам праздновал окончание войны. Де Рюйтер участвовать в этом веселье не мог - слишком много отважных моряков осталось в море.

СОЗИДАТЕЛЬ ФЛОТА

В начале 1655 года де Рюйтер получил приказ идти с эскадрой в Средиземное море для совместных действий с контр-адмиралом Корнелисом Мартенсзоном Тромпом (сыном погибшего Мартена Тромпа) против пиратских гнезд Алжира, Туниса и Триполи.

До Дувра на борт адмиральского фрегата де Рюйтер взял с собой амстердамского бургомистра Николаса Витсена, задумавшего совершенствоваться в Англии в судостроительном искусстве. До сей поры нидерландские суда, пусть даже и великолепные, строились, так сказать, по наитию и по опыту пращуров. Любые два судна, даже сработанные одними и теми же мастерами, сходили со стапелей и похожи-ми, и в то же время в чем-то не похожими друг на друга - постройка по чертежам была еще в самом зачатке. О новых методах судостроения Витсен и хотел написать книгу.

- Разумеется, уже есть очень неплохая "Архитектура Навалис" Фуртенбаха, однако, будучи военным, он приводит лишь объяснения конструктивных элементов кораблей. О методах же конструирования у него практически ничего не сказано, - говорил Витсен. - Необходимо выбрать лучшие суда, выяснить, чем определяются их добрые свойства. Уразумев же все это, надо по их образу и подобию строить новые - лучше нынешних. Ведь, будь на любом, к примеру, фрегате любая деталь точно такой же формы и таких размеров, что и на других, всякий плотник по лежащему перед ним чертежу смог бы ее изготовить. А если целой артели заказать все, как есть, детали судна, а потом только собирать из них суда, как дети из кубиков?..

- И командующий знал бы, на что способен любой корабль в его боевом порядке! - воскликнул восхищенный де Рюйтер.

Стандартизация - такого понятия в лексиконе судостроителей тогда еще не было...

Крейсируя по Средиземному морю в поисках берберийских пиратов и громя их корабли, де Рюйтер вновь и вновь возвращался мыслями к идее Витсена. "Так и только так строить новые корабли!" - твердо решил адмирал.

Де Рюйтеру не давали засиживаться на берегу. В одном из походов он получил от курьера весть из Гааги: англичане, провоцируя Нидерланды на новую войну, нагло захватывают их африканские фактории на атлантическом побережье континента. Искусно обведя вокруг пальца английских лазутчиков, де Рюйтер как снег на голову свалился на хозяйничающих в чужих владениях британцев и решительно восстановил статус-кво. В этом походе с отцом шел и морской кадет Энгель де Рюйтер, младший сын адмирала. Встретив в океане голландские купеческие суда, адмирал узнал от них, что Нидерланды снова воюют с Англией, а поводом послужили на этот раз для англичан... его, де Рюйтера, боевые действия у африканских берегов. Домой, скорее домой! Увы, новости там ждали не из радостных. Из сражения с английским флотом при Левештофте из 97 ко-раблей, с которыми вышел адмирал Вассенаер, не вернулось более тридцати. Пал в бою и сам Вассенаер.

Побитый и покалеченный нидерландский флот собрался у Тексела. Чтобы лично разобраться в ситуации, туда же прибыл и Йохан де Витт. Больше ни одного морского сражения проиграть было нельзя, а флоту необходим новый главнокомандующий. Им и назначили только что вернувшегося из похода и возведенного в ранг адмирал-лейтенанта Голландии и Западной Фрисландии Михиэла де Рюйтера. Его флагманским кораблем стал новый 80-пушечный фрегат, по предложению адмирала получивший имя "Семь провинций". На кормовом срезе корабля был укреплен большой резной герб Республики в окружении меньших гербов всех семи провинций, слева и справа красовались большие золоченые львы.

С флотом из 84 кораблей де Рюйтер вышел в море и взял курс к устью Темзы - увы, поиск не принес результатов, и флот вернулся до-мой. Здесь они узнали, почему англичане не приняли боя: в Лондоне бушевала чума.

Де Рюйтер основательно занялся боевой подготовкой. Многим офицерам, надеявшимся на спокойную зиму, это было не по нутру, но еще менее понравилось им, когда адмирал принялся вводить новые формы обучения. До сих пор манипуляции с парусами и снастями, шлюпочные и артиллерийские учения, отработка навыков управления кораблем со штурвалом и без него проводились лишь на бортах отдельных кораблей, а не во взаимодействии с другими, в составе целой боевой группы, Теперь де Рюйтер разработал новую систему сигналов, с помощью которой стало возможным с флагмана управлять любыми необходимыми маневрами всех кораблей эскадры. Это была знаменитая "трехфлажка" - с ее помощью из 26 букв латинского алфавита можно получить огромное число различных комбинаций, более чем достаточное для передачи любых сигналов. Да еще, к тому же, непонятных противнику, если у того нет соответствующей кодовой книги. К слову сказать, "трехфлажка" и сейчас с успехом применяется на военных флотах. Отныне бой по схеме "корабль против корабля" отменялся (разве что сцепятся в ходе сражения), более того - и схема "эскадра против эскадры" основной теперь уже не считалась. Теперь весь флот должен был повиноваться единому главнокомандующему. Де Рюйтеру было совершенно ясно, что это потребует гораздо более высокого класса навигационного искусства. Поэтому он начал с обучения офицеров новой системе сигналов. А затем последовали учения в заливе Зейдер-Зе по отработке маневров, подчиняющихся флажным сигналам с флагмана, - сначала с тремя или четырьмя кораблями, а затем с более крупными группами и, наконец, со всем флотом.

ГРОМ ПОБЕДЫ

Первое боевое испытание новая тактика де Рюйтера прошла в сражении близ мыса Норт-Форленд. В ходе непрерывной четырехдневной баталии нидерландцы одержали внушительную победу - лишь опустившийся над морем плотный туман спас британцев от полного разгрома.

На родине флотоводец был встречен с триумфом. Однако его не оставляла тревога: еще далеко не все офицеры прониклись убеждением в правильности новой тактики. Да, они сражались как львы, но при этом упорно действовали вразрез с его приказами. Какими мерами повышать дисциплину, чтобы больше не опасаться самоуправства? И еще волновали думы о новом методе серийной постройки кораблей, о котором рассказал когда-то Витсен. Ломая упрямство владельцев верфей, пекущихся о сохранении своих особых судостроительных секретов, де Рюйтер упорно внедрял новые методы. Мало-помалу судостроители стали убеждаться в пользе разделения труда: одна за другой открывались новые мастерские по изготовлению стандартных деталей, а корабли стали походить друг на друга, как братья-близнецы.

В августе флот снова вышел в море. На сей раз Йохан де Витт поставил задачу войти в Темзу и причинить всяческий урон базе Чатем. Однако на нидерландцев ополчилось, казалось, само небо: шторм разметал корабли по всему морю, и собрать их снова в боевые порядки толком не удалось. Отбился куда-то со своей эскадрой Корнелис Мартенсзон Тромп. На сигналы де Рюйтера капитаны реагировали слабо. Англичане же, имея превосходство в силах и действуя весьма слаженно, упорно наседали. От полного разгрома нидерландцев спас только навигаторский опыт де Рюйтера. Во время прилива он провел свои легкие фрегаты над песками, лежащими близ фландрского берега. Тяжелые английские корабли преследовать их далее не могли.

Стране нужен был мир. Англию необходимо было вынудить к этому, но как? В планах де Витта вновь возник вопрос о Чатеме. В июне 1667 года нидерландский флот подошел к устью Темзы. 20 июня был взят форт Ширнесс, и, преодолевая сопротивление британцев, эскадры пошли вверх по Темзе. "Голландцы идут!" - паниковали окрестные жители, убегая в Лондон. Возле Апнора нидерландцы расстреляли, сожгли и взяли на абордаж несколько вражеских фрегатов, а с ними и флагман английского флота - линейный корабль "Принц Чарлз". Вскоре запылали арсеналы Чатема. Теперь побежали уже и лондонцы. Англия запросила мира. Несмотря на мирное будто бы время, англичане продолжали нападать на нидерландские купеческие конвои. В одной из таких стычек кораблям эскорта удалось потопить английский фрегат. Из всего его экипажа спасли только матроса-рулевого, Уильяма Дампира, из беседы с которым де Рюйтер узнал, что встречался с англичанином и раньше, когда вернул свободу экипажу захваченного в каперском плавании судна, на котором служил юнгой Дампир. Де Рюйтер отпустил его с миром, не представляя даже, кем станет впоследствии этот юноша.

Меж тем вследствие августовской неудачи отстраненный от службы, обиженный и преисполненный ревнивой зависти Корнелис Мартенсзон Тромп изощрялся в каверзах де Рюйтеру. Однако даже его покровитель принц Оранский, не вняв наветам, подтвердил пребывание де Рюйтера на посту главнокомандующего флотом и произвел его в ранг генерал-адмирал-лейтенанта. Выше чина на флоте не существовало. Тромп же оказался в полном подчинении у де Рюйтера.

28 мая 1672 года в заливе Соул и 11 августа 1673 года близ острова Тексел нидерландцы под командованием де Рюйтера одержали важные победы над объединенными англо-французскими силами. На сей раз выученные по системе де Рюйтера нидерландские эскадры действовали четко и уверенно. Противник потерял 9 кораблей и 2 000 человек, нидерландцы - ни одного корабля и около 1 000 человек. Флот де Рюйтера сорвал высадку десанта в Голландии. Победа при Текселе решила исход войны в пользу Соединенных провинций Нидерландов.

ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД

В конце лета 1676 года по просьбе испанцев, воевавших с французами, Нидерланды выслали в Средиземное море эскадру под командованием де Рюйтера. Снаряжена она была наскоро и весьма нерачительно. Детище де Рюйтера - "Семь провинций" - в этот поход не отправили, назначив флагманским кораблем доживающий свой век и не полностью оснащенный "Эендрахт". Адмиралу ежедневно приходилось выслушивать жалобы на гнилые тросы и паруса, на то, что текут пло-хо проконопаченные днища, на сырой плотничный лесоматериал.

Испанские эскадры вели себя странно: нидерландцам никак не удавалось соединиться с ними ни в одном из указанных в Барселоне портов. У Мессины де Рюйтер решил дать бой французам силами только своей эскадры - 29 французских кораблей против 15 нидерландских. Здесь де Рейтер впервые столкнулся с противником, применившим его же собственную тактику. Однако победа все-таки осталась за де Рюйтером.

Истекал срок "командировки", испанцы настаивали на его продлении, но из Гааги никаких указаний на сей счет не поступало. Адмирал чувствовал, что его возвращения на родине не слишком жаждут. Принцу Оранскому, конечно, куда милее лично преданный ему Корнелис Мартенсзон Тромп. Старик де Рюйтер сделал свое дело, и теперь от него старались избавиться.

Полный такими нерадостными мыслями, он 22 апреля 1676 года с тринадцатью нидерландскими и десятью наконец-то присоединившимися испанскими кораблями вступил в бой с 29 французскими тяжелыми фрегатами в Катанском заливе. Вопреки правилам, предписывающим главнокомандующему предводительствовать центром, на сей раз де Рюйтер вел авангард. "Эендрахт" был совсем рядом с французским флагманом и дал залп всем бортом так, что обшивка и рангоут противника разлетелись в щепки. Ответным залпом стоявшему на ахтердеке адмиралу картечью оторвало левую ногу. Падая, он сломал и другую.

Его унесли в каюту. Он все еще пытался управлять боем и отдавал приказы - до тех пор, пока ему не доложили о полной победе. Указа испанского короля о возведении его в герцогское достоинство генерал-адмирал-лейтенант Михиэл де Рюйтер уже не слышал.

Источник: Статья из журнала "Следопыт" N 12-13(83-84). август 2001г.

Историческая дата:  29.04.1676

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Coterminous, 21.12.2015 14:41:51
Посмотрел отличный нидерландский фильм "Адмирал"(2015),и захотелось больше узнать об этом голландце. Спасибо просветился.
Перейти к обсуждению на форуме >>


Добавить день в историю
Смотреть собственные дни в истории

Возврат к списку новостей


Главное за неделю